Русская линия
Русский дом Владимир Жилкин13.02.2006 

Безупречный офицер
13 февраля — 200-летие со дня рождения вице-адмирала Владимира Алексеевича Корнилова

13 сентября 1854 года из Севастополя на морском горизонте видели огромную массу судов. Адмиралы Черноморского флота В.А. Корнилов и П.С. Нахимов с вышки наблюдали в подзорные трубы, как под застилающим небо черным пароходным дымом трепещут на ветру многие сотни вымпелов и флагов. К высадке на русский берег готовились английские, французские, итальянские и турецкие дивизии (в составе последних было множество поляков). Начиналась покрывшая славой русское имя Крымская война, центральная и решающая битва широкомасштабной войны, известной в мире как Восточная. Эта война, начавшаяся в 1853 г. как Русско-турецкая, обнаружила непримиримые геостратегические противоречия между Россией и странами Западной Европы, и все-таки в возможность их прямого военного нападения на Россию до последнего момента у нас не верили. Командиры Черноморского флота, наблюдая за движением неприятельской армады, понимали, что эпицентром великой войны суждено стать Севастополю, что именно в этом городе решится историческая судьба России и что именно им суждено вынести ее на своих плечах. Нахимов погиб в конце осады, Корнилов — в самом ее начале…

Высадка союзников в Крыму грозила обернуться для России немедленной катастрофой. Союзники обладали ощутимым превосходством над русской полевой армией в численности войск, артиллерии, в качестве стрелкового оружия. При этом силы, защищавшие Севастополь, были незначительны, Северная сторона города почти не имела укреплений. Если бы союзники не промедлили с нападением на город с севера, никакой героизм защитников не мог бы его спасти, но атаковать Севастополь немедленно они не решились. А тем временем защитники Севастополя готовились к обороне. Днем и ночью под неприятельским огнем возводились укрепления. Чтобы преградить подступы к городу с моря, на фарватере затопили несколько кораблей. Снятые на берег матросы были сведены в сухопутные батальоны. Вскоре они обрели всероссийскую славу как «нахимовские львы».

Начальник штаба Черноморского флота вице-адмирал Владимир Алексеевич Корнилов возглавил оборону Северной стороны. Руководство обороной Южной стороны принял вице-адмирал Павел Степанович Нахимов, недавно уничтоживший в Синопской бухте турецкий флот. Всенародно прославленный герой, он без колебаний уступил общую верховную власть по обороне города Корнилову. В деле защиты Севастополя главенство Корнилова было для всех бесспорно.

Адмирал Корнилов в отличие от Нахимова не обладал харизмой — он просто был лучшим офицером Черноморского флота, безупречно правильным службистом. Немногословный, всегда «застегнутый на все пуговицы», неизменно корректный в общении со всеми, не исключая и нижних чинов, он, высокообразованный и отважный моряк, безупречно проходил поприще военной службы, все выше поднимаясь по ее ступеням. В самом начале своего пути Корнилов обратил на себя внимание М.П. Лазарева, в то время капитана 1-го ранга, знаменитого мореплавателя, открывателя Антарктиды. Впоследствии Лазарев, уже адмирал, как строитель Черноморского флота обрел в Корнилове талантливого и деятельного помощника. В нем великий адмирал видел своего наследника.

Флотская служба Корнилова была во всем блестящей — и в морском строительстве, и в боевых операциях. Он был отмечен высокими наградами, причислен к императорской свите (генерал-адъютант), в 1850 г. был назначен начальником штаба Черноморского флота. В этой должности и встретил нападение западных союзников на Севастополь. После их высадки в ожидании нападения на город он обратился к войскам: «Товарищи, на нас лежит честь защиты Севастополя, защиты родного нам флота! Будем драться до последнего. Отступать нам некуда, сзади нас море».

Боевым крещением для защитников Севастополя стала многочасовая бомбардировка их позиций и всего города, начавшаяся рано утром 17 октября 1854 г. Ожидаемый штурм не состоялся, сильный и меткий ответный огонь русских батарей заставил союзников остаться в окопах. В этот день Севастополь потерял Корнилова. Адмирал верхом объезжал позиции. Он говорил, что его должны видеть везде, и потому появлялся в самых опасных местах. На Малаховом кургане Корнилов был смертельно ранен и вскоре скончался. Перед кончиной он успел сказать: «Благослови, Господи, Россию, Государя, спаси Севастополь и флот».

Смерть героя прекрасна как закономерное завершение его жизненного пути. В своем представлении В.А. Корнилова на высокую должность начальника штаба Черноморского флота адмирал М.П. Лазарев писал, что ему можно «без опасения в критических обстоятельствах доверить и честь флага, и честь нации».

http://www.russdom.ru/2006/20 0602i/20 060 212.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru