Русская линия
Сегодня.Ru Александр Белов03.02.2006 

Столкновение с Востоком неизбежно
Эксклюзивное интервью с координатором Центра общественных связей Движения против нелегальной иммиграции Александром Беловым

— Есть мнение о том, что движение ДПНИ — организация, в которой присутствует ксенофобия. Некоторые Вас прямо называют фашистами. Какие взгляды на самом деле исповедуют в ДПНИ?

— Фашизм сегодня превратился в расхожий ярлык шельмования. Путина часто в фашизме обвиняют, что он строит тоталитарное государство. Так называемые либералы — сторонники Березовского, Гусинского, Ходорковского заявляют, что Путин создал фашистско-кэгэбэшний режим. С другой стороны, движение «Наши» обвиняется Хакамадой как фашисты. Есть истинное определение этого слова, которое переводится, как единство. «Фашио» с латинского переводится, как связка, единство, пучок. У нас партия под таким названием составляет большинство в Думе. Так что лучше не вешать ярлыков. Есть такие шутники, что расшифровывают ДПНИ, как «Добропорядочные парни не любят иностранцев». На самом деле, это — движение людей, которые хотят быть хозяевами в своем доме, хотят, чтобы Россия оставалась такой, какой была, чтобы не менялась ее этническая и культурная составляющая. Мы — за сохранение традиций для себя и народов России. Еще про нас говорят, как о злых ксенофобах или интернационалистах, что ненавидят всех одинаково. Это не так. В России есть коренные народы, которые имеют право устанавливать здесь свои законы и порядки. А кто к ним приезжает, должен приспосабливаться, а не наоборот. Но сейчас нас заставляют приспосабливаться к обычаям приезжих, и это неправильно. Речь идет о том, кто в доме хозяин, о разделении коренных народов и гостей. Если гости хотят с нами жить, то могут соблюдать свои традиции и устои до тех пор, пока они не противоречат нашим обычаям. Если противоречат — должны себя ограничивать и приводить собственное представление о жизни к нашему внутреннему уставу. Тогда будет мир и порядок. Там, где в мире этого не происходит, бывают конфликты и резня.

— Помимо соблюдения «внутреннего устава», наверное, важно соблюдение законов?

— У нас отсутствует приоритет национального законодательства, и Россия вынуждена подчиняться неким международным нормам, к принятию которых не имеет никакого отношения. В США есть приоритет национального права. У нас же главенствуют международные нормы. Мы обязаны выполнять то, что Горбачев подписал в 1985 году. А приоритет внутреннего законодательства желательно учитывать. Для этого нужны изменения в Конституции. Я не говорю, что это нужно сделать завтра, но к этому надо стремиться. Лозунг нашего движения — «За закон и порядок». Достаточно соблюдать современное законодательство и уже будет гораздо легче. Если иностранцы будут хотя бы уважать и соблюдать наши законы, то проблема нелегальной иммиграции сразу исчезнет. Тогда бы мы жили в другой стране. Вырос бы бюджет на существенные суммы. По разным оценкам, одна азербайджанская диаспора вывозит из России в год от $ 2 до 15 млрд. Один из помощников президента Грузии заявил, что грузины зарабатывают в России $ 2 млрд. Эти деньги, как минимум, уходят от налогообложения. Половина из них могла бы оказаться в российском бюджете и пойти в социальную сферу. Скорее всего, и в армии никому бы ноги не отрезали, и все было бы гораздо культурнее.

— ДПНИ относит себя к числу оппозиционных организаций?

— Слово оппозиция подразумевает противопоставление режиму. Но власть — это инструмент для управления государством. Если нам кажется, что инструмент не так работает, об этом надо говорить. Если народ избрал президента, то демократический выбор народа надо уважать и работать с той властью, которая есть. К сожалению, по уровню государственного управления Россия — на одном из последних мест в мире, и на одном из первых — по уровню коррупции. Граждане не верят, что можно что-то изменить, не видят механизма работы с этой властью. Русские, как и большинство народов России, привыкли к тому, что государство до недавнего времени выступало в роли «доброго папы», следило, чтобы «детям» было, что кушать. А сейчас государство — уже не «добрый папа», а «эффективный менеджер», который следит только за положительным балансом. Рост ВВП идет? Отлично. Умерло 4 миллиона человек? Отлично, меньше бюджетных денег вылетает. Такие приоритеты. И люди еще не освоили этого. Отсюда и многие суицидальные случаи в России. Люди не чувствуют заботы, считают, что брошены на произвол судьбы.

— Как можно охарактеризовать отношение государства, властных структур к ДПНИ?

— Чиновники при личных контактах говорят, мол, вы правильно делаете, все это уже надоело. Но потом действует такой коллективно-бессознательный неведомый страх. «Как же мы можем назвать вещи своими именами? Меня же уволят с работы?» и т. д. Кто же заставляет принимать дурацкие законы? Вроде бы президент нормальный, в правительстве, казалось бы, только добра желают. Некоторых я лично знаю: прекрасные дядьки. Но, видимо, есть обязательства перед международным сообществом и люди, которые здесь слишком активно проводят эти идеи. Одного из этих товарищей я бы выделил. Мне кажется, что Герман Греф воспитан в другой среде и считает, что если мы вступим в ВТО, китайские рабочие приедут в Россию, то сразу местным жителям станет очень хорошо. Подумаешь, 50 млн. рабочих мест. Одним из условий вступления России в ВТО является открытый рынок рабочих рук, в том числе из Китая. Это условие ставит полноправный член ВТО — Китай. Нас туда пихают, просто за уши тянут. Если Россия согласится на вступление, у нее будут очень большие проблемы. Да, в первую очередь, это выгодно тем, кто производит сталь и экспортирует нефть. А загнутся сельское хозяйство, производители легкой промышленности. Через четыре года загнется автопром. Резко упадут цены на рынке труда. Реально китайцы готовы работать за $ 10−15.

…Во власти есть люди, которые слишком усердно реагируют на наши акции. Сейчас повторно будет рассматриваться жалоба Козака на нашу деятельность, что она, якобы, разжигает рознь между народами. Это дурь. Зачем он это сделал? Наверняка, накатал кто-то из помощников. Якобы, мы где-то оскорбляем чеченцев. Странно, что если где-то поймали чеченского бандита, и кто-то об этом написал, то это бросает тень на всех чеченцев. На самом деле, сам факт такого поведения их соплеменника бросает на них тень, а не то, что это кто-то опубликовал. Я не разу не слышал, чтобы русские в Москве или в какой-то республике массово выгнали целое село чеченцев или изнасиловали всех женщин и убили их. Даже взять Буданова — на суде выяснилось, что он никого не насиловал. Но мы постоянно слышим другое. Вот один из последних случаев: на Новый год чеченская семья в московском супермаркете отказалась подчиниться требованиям охраны, чтобы не выходить через черный вход, а через обычный. С криками «русские свиньи» охранникам нанесли пять ножевых ранений! Где осуждение этого факта со стороны чеченского сообщества? Его нет. В тоже время, если солдат подстрелит курицу в каком-то ауле, пойдут протесты на весь мир. Здесь необходимо расставлять приоритеты.

— Почему в представлениях многих людей ДПНИ объявило приезжих виновниками чуть ли ни всех бед? Если власть фактически поощряет приток иностранцев на территорию страны, может, более уместно задать вопросы ей?

— Чем виноват человек, который кому-то отрезал голову? Он просто хотел порадоваться? Чем виноват человек, который изнасиловал женщину, удовлетворяя свои сексуальные потребности? Так можно договориться до абсурда. Реально эти люди нарушают закон и этим виноваты. Они не уважают наши законы и правительство, и этим они виноваты. Зачем мы должны думать об их тяжелой ситуации, если в России 10 миллионов безработных? Надо своих граждан обеспечить работой. К государству мы тоже имеем претензии, потому что оно неэффективно исполняет свои функции. Но мы хотим взаимодействовать, и обнажаем проблему. Миграционная служба не знает, сколько денег нужно на обустройство пунктов по регистрации иностранцев. Потому что никто не знает, сколько их на территории России! То ли 4, то ли 15 миллионов! Буквально на днях об этом заявил один из заместителей Ромодановского. Если молчать, гарантирую, что в течение года будут приняты законы о ввозе иностранцев в Россию по миллиону в год и предоставлении им гражданства. Если люди в правительстве думают, что делают это во благо экономики России, то глубоко заблуждаются. В США, где уровень экономического развития несколько выше, чем у нас, подсчитали, что один иммигрант, неважно — легальный или нелегальный, наносит ущерб казне на $ 1 тысячу. Вместе с иммигрантом приезжают его бабушка, дедушка, жена, больной брат, десять детей и т. д. И всех их будут кормить налогоплательщики. То же самое происходит и в России. Как только кто-то получит гражданство, моментально его семья окажется здесь и будет бесплатно пользоваться всей инфраструктурой, которая и без того перегружена. Если это законно, значит, нужно менять такое законодательство.

— ДПНИ выходит с законодательными инициативами, скажем, в парламент?

— Мы работаем с фракциями, в первую очередь, ЛДПР, «Родина», «Народная воля» и рядом региональных депутатов. Активно поддерживаем некоторые законопроекты, и предоставляем информацию. Наша задача состоит в анализе международного опыта. Сейчас в Думе очень тяжело проводить вменяемые законы, потому что большинство людей там вообще ничего не делает, пока не позвонят с указивкой из Кремля. А там ситуация неоднозначная: разные группировки. Одно время более национально ориентированная группировка написала закон «О гражданстве». Через 2 или 3 года более либеральная группировка продвинула свой вариант. До этого гражданам СНГ было сложно получать российское гражданство. Теперь они наравне с русскими из СНГ могут получить его без всякой головной боли. Но они все равно не будут делать это законно. Часть людей, которые сюда приехали, не собираются иметь дело с законом. Их устраивает такое положение. Очень маленькое количество иммигрантов изъявит желание официально получить российское гражданство. И вообще, они привыкли разговаривать так: «Сколько стоит гражданство? Две тысячи? Пожалуйста». Но если им скажут, что гражданство стоит 30 рублей госпошлины и справки, они не будут их собирать, хотя никаких проблем в их сборе нет.

— В ДПНИ заявляли об отсутствии политических амбиций. Вы не исключаете, что ситуация изменится и движение будет позиционировать себя, как политическая сила?

— Пока нам невыгодно позиционировать себя в качестве партии. У нас много друзей, мы активно сотрудничаем с партиями, готовы сотрудничать и с «Единой Россией». Если мы будем претендовать на место в парламенте, то наши друзья превратятся в конкурентов. Зачем это делать? Скорее всего, будем договариваться и кому-то помогать больше, чем другим. Это зависит не от нас, а от ответной реакции стороны, с которой мы сотрудничаем. Скажу, что многие политические партии имеют желание сотрудничать и использовать нас для решения своих политических задач.

— Какое отношение ДПНИ имеет к такой противоречивой и неоднозначной структуре, как партия Лимонова?

— Мы не выступаем за закрытие или запрет деятельности этой партии, считаем, что слишком жестко расправляются с этой организацией. Я не вижу, что она представляет какую-то опасность даже для существующего режима. Выходки этих людей — мелкое хулиганство, в лучшем случае. Они, действительно, не занимаются терроризмом. Но ситуация двоякая: у них есть люди, которые настроены национально, и есть большевики. Одни против любой власти, другие — за русскую национально ориентированную власть. И сейчас в некоторых регионах наметился раскол. Мы ведем конструктивный диалог, в том числе с этой партийной организацией. Пока взаимопонимания на уровне руководства нет. Но, видя этот диалог, рядовые члены НБП постепенно покидают эту структуру и переходят к нам. Там много романтично настроенных студентов, которые готовы бескорыстно служить своему Отечеству.

— ДПНИ получила известность в связи с «делом Иванниковой». Женщина подверглась насилию и убила домогавшегося ее таксиста из Армении. ДПНИ выплатило ей денежную премию. А если бы Иванникова подверглась атаке русского насильника, она также бы получила такой бонус?

— Мы говорим, что девчонки, которых будут пытаться изнасиловать, имеют шанс получить премию. Хотим сделать эту премию регулярной. Сейчас мы взяли под контроль еще одно дело. В Восточном округе столицы, в районе Измайлово 15-летнюю девочку затащили в машину, привезли домой и насиловали. Она убежала, написала заявление в милицию. К сожалению, расследование идет очень вяло. Девочке идут телефонные звонки с угрозами. Это дело мы обязательно доведем до логического конца. У этой девочки не было ножа или пистолета, и она не застрелила насильников. Теперь всю жизнь будет мучиться. У нее будет травма.

Я лично предлагал Александре Иванниковой возглавить фонд «Женщины против насилия». Она готова принимать участие, но у нее сейчас маленький ребенок. Нужна женщина, которая в свободное время или постоянно посвятила этому делу.

— Членом ДПНИ может стать человек нерусской национальности?

— Да. Недавно нашу организацию в Республике Коми возглавил этнический коми, настоящий, знающий родной язык. Эта организация возьмет на себя целый спектр финно-угорских народов России, которые никогда не создавали и не создают никаких проблем нашему государству. Сложилась банальная ситуация — коми вымирают быстрее, чем русские. Их спаивают паленой водкой. И опять же факты — люди из Закавказья продают местным дешевый некачественный напиток под название «Троя». Это стало массовым явлением.

— На митингах, и не только в Москве можно увидеть, как правило, молодых людей с характерной стрижкой, вскидывающих правую руку на манер нацистов, орущих что-то про Гитлера…

— Есть в России небольшое количество людей, которые слишком неадекватно выражают свое желание или нежелание бороться с нелегальными иммигрантами, и вообще не любят иностранцев. Я, как человек толерантный и глубоко демократических убеждений, скажу, что любые взгляды имеют право на существование. Даже если человек излагает мысли, которые являются человеконенавистническими. Ну и что? Возьмем любую религию и увидим там массу примеров человеконенавистничества, необходимости расправиться с неверными и т. д. Это же не значит, что мы должны запретить все религии. Если нет преступления, нет пострадавших, то человек может делать все, что угодно. Если он конкретно затрагивает вас и говорит, что сломает ваш горбатый нос, то здесь уже преступление.

— Но есть убийства иностранных студентов в Воронеже, есть…

— Большинство из этих убийств не имеет к национализму никакого отношения. Многие правозащитные организации, подогревающие тему, субсидируются западными структурами. Там не отменяли задачу по представлению России в образе врага и дикой страны. Самый показательный случай с ростовской синагогой, куда пришел еврей. Ему сказали, что он пьян. Он потребовал раввина, разбил бутылку и грозился всех порезать. Как квалифицировать этот случай? Хулиганство или акт национальной розни? Как оно было преподнесено в прессе? Злой скинхед, вдохновившись примером другого злого скинхеда, напал и пытался убить, угрожая бутылкой. Большинство случаев аналогичны. Да, есть молодые люди, которые бьют иностранцев. Но есть во всех странах. Еще один вопиющий пример — убийство таджикской девочки в Петербурге. Преступление раскрыто. Убийство совершили не скинхеды и националисты. Отец этой девочки недавно приехал из Таджикистана и снял квартиру в одном из дорогих для проживания домов. Но там проживал другой таджик, который занимался поставкой героина в Россию. Последний обратился к «крыше» в правоохранительных органах, возмутился, что на его территории кто-то распространяет наркотики. Мол, за что он платит деньги? Некоторые товарищи из милицейского начальства попросили своих малолетних родственников поговорить. Те переборщили, убив девочку. То есть, разборка конкурентов, представленная как преступление на национальной почве. Все это было известно с самого начала. Кстати, после этого, в Питер поступила разнарядка выявить лиц, которых можно причислить к скинхедам. Насчитали аж 5 тысяч человек! Убийство Кочеравы — аналогичное дело с Иванниковой. Объясню, почему. Была предыстория: группа лиц, в том числе Кочерава, находясь в нетрезвом состоянии, сильно избила молодых людей, которых приняли за скинхедов. Одного парня госпитализировали. Друзья избитого встретили Кочераву и ответили. Ссора происходила в этом контексте. Человек был убит. Но Кочерава — не любитель в белых перчатках. В отношении его возбуждалось уголовное дело, когда его группа летом напала на молодежь в парке, отмечавшую какой-то праздник пивом. Поводом для нападения послужили короткие прически некоторых ребят. После убийства Кочеравы к избитым летом парням приходили с обыском, изымали компьютеры, требовали дать показания. То есть люди, из которых нам пытаются создать героев и безвинно убитых, на самом деле — конченные подонки. Да, иногда в процессе выяснения отношений превышается самооборона. Но дело не в фашизме, а в молодежных разборках.

— Расскажите о международных контактах Движения против нелегальной иммиграции…

— Создано Движение против нелегальной иммиграции на Украине. Есть желание создать его в Израиле. На Украине оно добилось определенных результатов, активно участвует в деятельности народных дружин. Это позволяет украинский Закон о народных дружинах, который дает широкие полномочия вплоть до почти оперативно-розыскной деятельности и применения спецсредств. Мы поддерживаем контакты с национальными организациями практически по всему миру. Отделения ДПНИ созданы в Северной Америке и Австралии. Люди, которые нас поддерживают, не всегда русские. Удивительно, но в открытый фонд пожертвований ДПНИ переводят деньги те, кто не имеет к Росси и русскому народу никакого отношения. Они знают и понимают нас, считают, что мы действуем справедливо, потому что их страна находится в таком же положении. Люди жертвуют небольшие деньги — $ 100, 200, 1000. Эти средства направляются в основном на пропагандистскую деятельность и помощь лицам, пострадавшим от нелегальных иммигрантов, на выплату премий и т. д.

— Не так давно, заместитель главы администрации президента России г-н Сурков обозначил врагов властных структур — олигархов и фашистов. Если с первыми все более-менее ясно, то со вторыми проблемы. Они не сформированы. Не боитесь попасть в разряд врагов? Вдруг из ДПНИ вылепят нечто демоническое?

— Это один из самых сложных моментов. Нам предлагается к 2007−2008г.г. подойти с багажом неудавшихся социальных реформ. Общество должно быть готовым к выбору: плохие власти или злые фашисты. Кого могут записать в фашисты? Скорее всего, «Родину» и входящие в эту орбиту организации. Может, ДПНИ. Можем ли мы не участвовать в таком раскладе? Нет, ведь нас насильно туда посадят. Билеты уже выданы. То есть, не участвовать в общественной жизни страны мы не можем. Если товарищ Дудаев (Сурков) будет продолжать рулить внутренней политикой в стране, то именно этот расклад будет реализовываться. И, скорее всего, нам придется играть роль некоего жупела. Другой вопрос, пойдем ли мы на сделку с совестью или остаемся на стороне правды. Мы выбираем правду.

— К преследованиям готовитесь?

— Нет, сильно прессовать нас не могут. Иначе, с кем же они в 2008 г. бороться будут?

— Но тех, кого готовят для противостояния, нужно питать материально. Или я не прав?

— Пока не подпитывают. К сожалению. Я всегда выступал, что мы вменяемые. С нами надо организовывать работу, подпитывать.

— В ноябре прошлого года ДПНИ стало одним из организаторов и участников патриотического марша в Москве. В СМИ сообщалось, что средства выделила администрация президента…

— Была сложная ситуация. Сейчас есть один вектор антиамериканизма, который реализует администрация президента. В России люди выступают против оранжевой революции. «Наши» и «Евразийский союз» должны были играть роль и выступать за единство народов, противопоставляя себя атлантистам. С этой целью 4-го ноября, в национальный праздник люди должны были выйти с лозунгами «Да здравствует русское оружие!». «Нашим» и «Евразийскому союзу» дали карт-бланш, а мы присоединились. С их слов, действительно, велись консультации с администрацией президента. Были переговоры, которые увенчались успехом, и заявка все-таки была выдана, предоставлен маршрут. Все условия соблюдались — не было лозунга «Россия для русских», а только «Россия против оккупантов». Не было лозунга «Чеченцы, война закончилась, пора ехать домой». Нами были получены деньги не из администрации президента. Это были частные пожертвования. На организацию марша — аренду звукоусиливающего оборудования, печать флагов и транспарантов, приобретение громкоговорящих устройств, повязок потребовалось около $ 5 тыс. Флагов и повязок не хватило. Так что в следующий раз будем тратить на это больше денег.

— По какому сценарию могут развиваться события в общественно-политической жизни России к следующим президентским выборам?

— Я не Павел Глоба. Как человек, имеющий отношения к выборным кампаниям, знаю, что многие странные дядьки за большие деньги заказывают прогнозы развития ситуации. Существует несколько методов оценки. Но одно случайное, абсолютно независящее от человеческого фактора происшествие может в корне изменить расклад. Условно говоря, Сурков подскользнулся, катаясь на лыжах, и на его место встал Сечин. И пойдет другой сценарий. Или следующей зимой не выдержат электросети. Правда, на этот случай у них припасен Чубайс. Я думаю, что поэтому его не снимают. Когда все случится, а должно произойти вот-вот, потому что ресурс на исходе, Чубайса вызовет президент, сообщит об увольнении, и тем самым заработает себе очки. На соляном бунте народ требовал у царя Глинских, так могут и потребовать Чубайса. Если в Москве зимой выключат свет, будет большой геморрой. И отношение к существующему режиму перевернется в течение дня. Но могут расплатиться Чубайсом, если все быстро произойдет. А если затянется, то последствия будут более серьезными. Потом международный фактор — как поведут себя за океаном, что скажут. Оставаться ли нынешнему режиму или его следует сменить? Смена делается не потому, что режим нелоялен, а ради замены в системе руководящих работников и привода к власти различных групп. Система не может устояться и хуже работает, когда идет постоянная смена. Скажу, что те лица, которые больше всего выступают против оранжевой революции, и являются основными претендентами на ее осуществление. Товарищи из спецслужб подтверждают возможность такого договора. Такие режимы, как Саддама Хусейна, Лукашенко, Путина, нельзя снять просто так. В Узбекистане попытались, ничего не получилось. Можно подкупить ближайшее окружение, как это было в Ираке, пообещать блага при условии, что оно ничего не будет делать. И надо посмотреть, у кого готовы счета, у кого где дети учатся, кто приобрел недвижимость, а кто уже вывез семью. По этим косвенным признакам можно сделать вывод, кто будет в первых рядах борцов с существующим режимом. Это не связано ни с какой идеологией, а основано исключительно на деньгах. То есть, эпицентр оранжевой революции находится если не в Кремле, то на Старой Площади абсолютно точно.

— В прошлом году во Франции случилось ЧП — мусульманский, а точнее, арабский бунт. У нас, в России возможны конфликты подобного рода?

— На самом деле, этот конфликт затронул и Россию. Сторонниками исламизма тогда было сожжено шесть машин в Санкт-Петербурге и семь в Подмосковье. На это мало кто обратил внимание. Такие явления возможны в Москве и на Северном Кавказе — в Краснодаре и Ставрополье. То, что они приобретут такой же угрожающий характер, как в Париже, вряд ли. Во Франции мина была заложена очень давно. Нам нужно подождать еще лет 10−15, прежде, чем такое может случиться. Если наше законодательство по-прежнему будет копировать французское, когда любой житель бывшей французской колонии фактически может считать себя гражданином Франции и получать пособие, взрыв неизбежен. Как-то раз я оказался в одном купе с полковником алжирской армии Арами, окончившим институт им. Андропова и знакомым с нашим президентом. Он, бербер по национальности, занимающий неплохой пост в одной из западных кампаний, сказал: «Что вы делаете? Почему белые сошли с ума? Конечно, мы приедем. Конечно, мы не будем учить французский. Конечно, мы будем жить по шариату и хотели плевать на ваши законы». Это говорит человек, который реально живет по европейским законам. Если создается среда, анклав, у них начинают действовать свои законы. Во Франции выросло уже пятое поколение, которое так и не интегрировалось во французское общество, и живет замкнутой группой! Женщины в хиджабах, мужчины могут иметь несколько жен, люди не говорят по-французски.

— В России есть поколения иностранных граждан, которые выросли здесь, так и не ассимилировавшись в обществе?

— Одним из представителей подобного рода был Сергей Багдасарян, который 12 лет назад вместе с отцом приехал в Россию, вырос здесь, но от своих варварских обычаев не отказался. Предпосылки есть с азербайджанской диаспорой в Москве, армянской в Краснодаре. Жестко обстоит дело с турками-месхетинцами, среди которых постоянно вылавливают турецких агентов. Преступления в этой среде стараются замалчивать, чтобы не разжигать национальную рознь. А там дикие факты. Дети турок-месхетинцев возрастом 13−14 лет изнасиловали русских детей возрастом 3−7 лет. Аналогичная ситуация складывается в Крыму, где активно вооружаются местные крымские татары и вытесняют русскоязычное население. Если здесь будут создаваться национальные анклавы, мы можем получить то, что было во Франции, через 10 лет. Возьмем средние учебные заведения и даже детские сады таких районов, как Бутово, Люберцы, Новокосино и других. Половина детей — славяне. Остальные, как правило, выходцы из Закавказья, из них 70% - азербайджанцы. Уже есть конфликты в школах. В Москве созданы места компактного проживания и работы иммигрантов. Зайдите на любую плодоовощную базу, и увидите все собственными глазами. Еще 9 лет назад некоторые из 40 московских плодоовощных баз возглавляли славяне. У меня был знакомый директор Преображенского рынка Анатолий Иванович, замечательный человек. Убит. При странном криминальном переделе собственности владельцами рынка оказались азербайджанцы. Удивительно, что они сами прекрасно понимают, что создали здесь монополию. И при этом делают хорошую мину при плохой игре, и продолжают улыбаться. Так никто себя не ведет.

— А каковы претензии? Живут же по российским законам, платят налоги…

— Это миф. Не живут по нашим законам, не платят налоги. Уверен, что из декларируемой самой азербайджанской диаспоры цифры в полтора миллиона человек, якобы, проживающих в Москве и области, на учете в налоговой инспекции состояло не более 1000 человек. Расследуя все моменты с перекупкой и коррупцией в кругах московской администрации, видно, как эти люди раздвигают себе дорогу, не стесняясь и используя самые разные средства. Причем, почти все задействованы в преступном бизнесе. В той среде нет людей, которые были бы в стороне от деятельности диаспоры. Она действует по принципу мафии: либо ты с нами, либо ты не участвуешь ни в каких процессах.

— Можно ли Движение против нелегальной иммиграции назвать правозащитной организацией?

— Я назвал бы его человекозащитной организацией. Зачастую право является лишь констатацией записанных в Конституции слов, а жизнь гораздо разнообразнее. Русским и другим коренным народам России нужна не столько правозащитная деятельность, сколько непосредственная забота о конкретной личности. И если защита этих людей где-то расходится с правом, это не значит, что она не должна существовать. Очень часто по закону получается так, что нас здесь не должно быть. А мы есть, и будем. Справедливость является составляющей русского менталитета. Такие понятия, как справедливость, правда сложно найти в других языках. Наша задача — установить правду. Не случайно, древние законы назывались «Русской правдой». Важно, чтобы дух справедливости торжествовал. Это сразу чувствуется всеми. А когда просто выполняется решение суда, то действует пословица «закон, что дышло, куда повернешь, туда и вышло».

Сейчас идет реформа ЖКХ в Москве, людям предложено выбирать управляющие кампании. К нам поступают жалобы, что представители этнических диаспор захватывают управы. Ситуация развивается в духе «липовых» тендеров, где победителями окажутся те, кто пообещает больше денег. А вот расплачиваться будут местные жители.

…Даже те азербайджанцы, которые давно уже живут в Москве, сами недовольны тем, что их сограждан все больше приезжает сюда, и в результате они окажутся не в Москве, в которой хотели жить, а Баку или Нахичевани с теми же порядками, родовыми принципами и коррупцией. К нам идет Восток, и на стыке этих культур обязательно будет конфликт.

— Есть еще один момент — в подавляющем большинстве московских РЭУ и ДЭЗов подсобными рабочими являются как раз иммигранты. Складывается впечатление, что создана еще одна сеть…

— Есть договоренность правительства Москвы с правительством Таджикистана о том, что сюда едут подсобные рабочие. Решение невыгодное. Ни к чему хорошему оно не приведет, потому что таджикская диаспора является основной в распространении героина. Если в районе появятся таджики, значит, появится героин. Не потому что таджики плохие, а потому что 98% героина ввозят таджики. Это факты. Это подтверждают запросы в правоохранительные органы. При всем моем уважении, что Таджикистан — наш союзник, афганцы производят героин, а везут сюда таджики. В мире нет такой страны, где бы по дипломатической почте пересылался героин, кроме Таджикистана. Нет такой страны, кроме Таджикистана, где бы от фирмы, принадлежащей племяннику президента, в Россию шли грузовики с порциями героина от 200 до 700 кг каждая. А в самом Таджикистане за распространение наркотиков полагается смертная казнь!

В действительности безвизовый режим приводит к тому, что таджиков отправляют в Москву всем аулом. Привозят их в поле, ставят палатку, кормят пакетом молока и буханкой хлеба в сутки, заставляя собирать укроп по 16 часов. Затем работодатель исчезает, а таджики остаются без денег. Чем заниматься им? Грабить? В милицию идти они боятся. Во всем виновата система, которая позволяет им без виз, знания языка ехать в Россию «ни к кому». Ведь никто не несет за них ответственности. А платят за депортацию нелегальных иммигрантов простые жители России. На Ставрополье депортация одного нелегала из Закавказья обходится в 9 тысяч рублей.

— Резня в московской синагоге явилась самым резонансным преступлением последних лет в России. По освещению СМИ оно уступает только теракту в Беслане…

— Случай страшный. Человек не состоял в националистических организациях. Причин его похода, на мой взгляд, две. Его сестра была тяжело больна по онкологии. Врач, который ее лечил, еврей. Денег на лечение не хватало. И все это закончилось обидой и ненавистью. Человек играет в компьютерную игру, где главный герой выходит на улицу и всех мочит без разбора. Он повторяет такие действия, ассоциируя проблемы своей семьи с конкретной синагогой. После этого раздувается шумиха о русском фашизме. Мне кажется, это раздувается той самой группой, которая хочет разыграть карту на следующих выборах, придумав злых фашистов, которые ненавидят евреев. Ведь последние обладают финансовым ресурсом и невероятными коммуникационными возможностями. Если удастся их привлечь на свою сторону, выигрыш будет обеспечен. Я считаю, что для евреев это станет губительным процессом. Они возьмут огонь на себя. Не нужно этого делать. Сейчас в Европе рост антисемитизма связан не с появлением новых неонацистских групп, а с захлестнувшей Европу исламской иммиграцией. В Бельгии местная еврейская община договорилась с местными националистами, решив давать им средства на обеспечение безопасности. Этот расклад, если его удастся осуществить в России, принесет пользу всем, если еврейская община начнет активно субсидировать вменяемых националистов и предоставлять информационные возможности для воздействия на общество. Иначе снова простой еврей будет за все в ответе, а общину снова втравят в конфликт, сделав евреев виновниками всех бед.

— Спасибо за интервью.

Ярослав Таманцев

http://www.segodnia.ru/?part=article_print&id=1825


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru