Русская линия
Радонеж Дмитрий Рогозин03.02.2006 

Высший пилотаж — политика на долгий век

РДЖ: Дмитрий Олегович, в 2003 году патриотическое движение в лице блока «Родина» взяло многообещающий старт. Однако теперь есть ощущение, что Ваш корабль сбавил скорость. Почему так происходит?

ДР: Все очень просто: ощущения формируются в социальной среде, значительной частью которой является информационное пространство. Есть информация — есть ощущение. Нет информации — нет ощущения. Но при этом все равно остается ожидание того, что в политическом поле интересы патриотически ориентированных людей должны быть представлены. И партия «Родина» последовательно пробивается через информационную блокаду и верно наращивает силы.

РДЖ: Телевидение о вас действительно помалкивает. Насколько это затрудняет ваш рост и распространение вашего влияния?

ДР: Понимаете, нынешние хозяева жизни ожирели и обленились настолько, что даже трезво взглянуть окрест не хотят. А вернее будет, просто не могут. Ведь телевидение имеет решающее влияние не само по себе, не потому что есть передатчик, который передает некие сигналы в головы граждан. Качество влияния телевидения определяется, в первую очередь, качеством продукта и его соответствием тому, чего ждут от него люди. А сегодня что мы видим? Эти бесконечные пошлые «смехачи», отечественные бандитские сериалы, которые хуже любого третьесортного бразильского «мыла», и новости, в которых собственно новостей минимум, а остальное — дешевый агитпроп и победные реляции «партии власти». А в окно взглянешь — как в гражданскую войну. В таких условиях любой нормальный ум станет воспринимать информацию из «ящика» с точностью до «наоборот». А кроме телевидения есть еще такой канал информации как «сарафанное радио», эффективность которого может конкурировать с телевидением.

Сейчас численность нашей партии составляет уже 140 тысяч. Замечу, что мы — не партия власти, куда многие вступают из карьеристских соображений. Мы — оппозиция, причем жестко прессуемая оппозиция. Но никакой прессинг, и никакая информационная блокада не остановит голоса разума. Замечу также, что те, кто к нам присоединяется, не просто разделяют наши убеждения, но и приносят конкретные идеи, умножают наш интеллектуальный, творческий потенциал. У нас в партии герои Советского Союза, полные кавалеры орденов Славы, заслуженные врачи и учителя, олимпийские чемпионы, выдающиеся ученые.

РДЖ: Некоторые политологи утверждают, что вас создали только для того, чтобы «разбить» сторонников коммунистов, отнять у них голоса…

ДР: Возможно, Кремль, пытался разыграть свой сценарий, в котором КПРФ планировалось ослабить, а «Родину» — вообще оставить за стенами Госдумы. У коммунистов — «ядерный» электорат, который не дробится. Из тех, кто раньше поддерживал КПРФ, в 2003 году за нас проголосовали всего 10% наших избирателей. Остальные — бывшие сторонники «партии власти» и люди, разочаровавшиеся в псевдоинтеллектуальной риторике «Яблока» и СПС. Чтобы оттягивать голоса у коммунистов, следует создавать политические организации, как минимум исповедующие марксизм, и любить Ленина и Сталина. Мы же не грешим ни тем, ни другим.

РДЖ: Однако среди ваших товарищей есть люди, которые довольно позитивно относятся и к Ленину, и к Сталину…

ДР: Историю не переделать. Я вообще не люблю этих слов — переделать, перестроить. Они имеют характер некой революционности, которая преобразовывает мир с недопустимо большими издержками. Но привести нашу сегодняшнюю жизнь в соответствие с мироощущением, мировоззрением и ожиданиями большинства нашего народа, я уверен, можно. Так вот, большинство нашего народа сознают себя гражданами более древнего государства, чем СССР, государства Владимира Красное Солнце, Александра Невского, Ивана Калиты. Но государство — это же не просто любовь к «отеческим гробам». Это еще и комплекс юридических актов, касающихся очертаний территории, международных обязательств и т. д. И в этом смысле — советское внешнеполитическое наследие для нас абсолютно очевидная реальность, в том числе и итоги Второй Мировой войны, которые не подлежат никакому пересмотру независимо от исторической оценки Сталина.

РДЖ: Не очень бережно наша постсоветская власть к этому наследию отнеслась…

ДР: Согласен. Поэтому, если Вы внимательно смотрели на эмблему партии «Родина», то должны были заметить, что контуры России на ней изображены в границах СССР.

РДЖ: То есть, Вы не признаете распада СССР?

ДР: Мы верим в то, что распад СССР — не является окончательной политической данностью.

РДЖ: Россия и дальше будет атомизироваться?

ДР: Россия дальше атомизироваться не будет. Но мы должны, во-первых, форсировать объединительный процесс с Белоруссией. Во-вторых, официально объявить, что двери нашего союзного государства открыты для Украины и Казахстана.

РДЖ: Вы думаете, что тамошние элиты, хлебнувшие «незалежности», кинутся в ненавидимую ими имперскую Россию?

ДР: Я бы не стал повторять предрассудок о том, что Россию ненавидят. Политические отношения — это динамичный процесс. Ко всякому участнику этих отношений относятся так, как он себя позиционирует, и как того заслуживает. Ну, как, скажите, нас уважать, если наш президент, ныне Слава Богу уже бывший, не просыхал и скоморошничал на глазах у почтенных европейских политиков? Вот мы и расхлебываем до сих пор. Но, в принципе, в политике нет ничего невозможного. Политические отношения — это очень подвижная материя. Здесь можно быть врагами, а потом союзниками, и наоборот. Высший пилотаж — это делать политику на долгий век, чтобы никакой Горбачев ничего пересмотреть бы уже не смог.

Напомню Вам, что на карте мира еще недавно были две Германии. И отношения между ними назывались «германо-германскими». И политический антагонизм был между ними. Но в сознании всякого бюргера по обе стороны границы жила идея объединенной Германии. И ничем ее было не вытравить, никакими баснями про великого Тельмана и классовый характер истории. Но час пробил, и — берлинскую стену смели в одну ночь! При этом все правительство вешалось Колю на руки, уверяли, что это экономически нецелесообразно, что ФРГ надорвется и не переварит своего восточного соседа. Но Коль принял историческое решение: немецкий народ должен быть единым!

Так и мы — распад СССР признаем как политическую данность. Завоевывать никто никого не собирается. Но, в то же время считаем, что этот распад — явление противоестественное, насильственное и не отвечающее интересам народов бывшего СССР. По крайней мере, России, Украины, Белоруссии и Казахстана. И ежели настроение соседей поменяет свой вектор (а мы этому по-братски поспособствуем), — то исключать ничего нельзя.

РДЖ: Многие СМИ уверяли, что вас видели в Киеве на майдане с Ющенко, и что Вы ему на выборах поддержку оказывали.

ДР: Это неправда. Я не могу поддерживать людей, которым я не верю. Все помнят, что и Кучма в свое время активно разыгрывал российскую карту, выторговывая себя в Москве преференции. Но как до дела дошло, то у него или с памятью что-то приключилось, или циркуляр из Вашингтона получил. Ющенко — это креатура Запада, с этим и спорить глупо. Но и поддержка Януковича была донельзя глупой, и даже вредной. Слишком приторны и неубедительны для жителей Украины были эти лобызания перед камерами.

РДЖ: А какая нелегкая занесла вас на майдан в те «оранжевые» дни?

ДР: Та же нелегкая, что занесла в Киев и всех остальных депутатов Госдумы, которые находились там по поручению Российского парламента в качестве официальных международных наблюдателей. Событие то было неоднозначное, но действительно историческое, и я поехал увидеть все своими глазами.

РДЖ: Впечатлило?

ДР: Вполне. Кучма просто всех достал повальной коррупцией, делом Гонгадзе и прочими скандалами. Он был хорошим начальником парткома на Южмаше, но крайне бестолковым как лидер страны. А Янукович со своей командой — с ним устойчиво ассоциировались. Беспомощен был и десант «асов» наших избирательных провокаций. Странно, что Кремль до сих пор их услугами пользуется.

РДЖ: А что Вас потянуло в Социнтерн?

ДР: Напомню, что «Родина» — это парламентская политическая партия, довольно влиятельная, судя по рейтингам, и, без ложной скромности, наращивающая свой политический вес. Это означает, что к нам есть интерес со стороны европейских и других зарубежных политиков, равно как и у нас есть интерес к ним. Информация о нас за рубежом ведь крайне скупая, и связанная в основном со скандалами вроде письма в прокуратуру по поводу еврейских книг. Зато они хорошо знают «Яблоко» и СПС, партии с практически нулевым влиянием, но с приставкой «демократы». Поэтому мы и устанавливаем с ними контакты, чтобы они уважали и знали нашу позицию. Сразу хочу сказать, что вступать в Социнтерн, или куда еще, мы не собираемся, т.к. антироссийская риторика многих европейцев нам противна. Но контакты и обмен информацией поддерживать будем.

РДЖ: Как они относятся к тому, что ваши депутаты подписали известное скандальное письмо в прокуратуру, прозванное «антисемитским», и вообще к тому, что за Вашей партией укрепляется репутация националистической? Вас даже с выборов в Московскую Думу сняли с формулировкой «за разжигание национальной» розни.

ДР: Нормально относятся. Во-первых, прокуратура в том письме не нашла никаких признаков антисемитизма, т. е. призывов к разжиганию межнациональной розни. Поэтому ко всем, кто будет продолжать называть его «антитсемитским» мы будем применять санкции. А, во-вторых, для европейцев тоже довольно остро стоит вопрос сохранения своей национальной и религиозной идентичности. Что осенью творилось во Франции — помните? Так эти беспорядки — они и до сих пор продолжаются, только в чуть усеченном варианте. В штаб-квартире одной вполне респектабельной политической организации во Франции висит плакат, на котором изображен фрагмент известной картины Делакруа «Свобода на баррикадах» и слова: «Не любишь Францию? Ну и вали отсюда!» Вы представляете, если бы мы в своей фракции написали: «Не любишь Россию — прочь пошел!»! Какую вонищу подняли бы наши прокремлевские телеканалы — не проветришь! Впрочем, и сейчас этого бреда довольно. Скажу почему. Потому что эти же самые политтехнологи, которые провалили выборы на Украине, теперь создают миф о «русском фашизме». Чтобы снова прийти к власти, им нужно будет проявить активность в борьбе с некой угрозой. С коммунистами бороться — заниматься гробокопательством. Коммунизм умер. ЛДПР — шут при «Единой России». Из реальных соперников — только «Родина». Остается одно: создать виртуальную угрозу фашизма, и убедить граждан, что нынешняя власть, хотя и насквозь коррумпированная, и непрофессиональная, но — все равно лучше. Уже сегодня все эти кремлевские хунвейбины — «Идущие вместе», «Местные», «Легион», «Наши», какая-то «Гвардия» под руководством телеведущего Демидова — что они делают, эти охотники за привидениями? С фашистами борются. А коли их нет? Вот и будут теперь пришивать этот ярлык нам. Снятие нас с выборов в Мосгордуму — это только начало. Главные провокации впереди.

РДЖ: Если вернуться к судьбе патриотических сил. Партия умножается, отвоевывает площадки в регионах. А как быть с собственно коалицией?

Что касается коалиции, то Высший Совет Блока в конце прошлого года принял решение о создании единой политической организации «Родина» на основе нашей партии. Время героев-одиночек прошло. Мы должны стать массовой патриотической организацией, защищающей Православную веру и Отечество. Будем у власти — откорректируем политический курс страны, сделаем его социальным для простого человека, эффективным для экономики, отвечающим культуре и национальной традиции страны, независимым во внешней политике. Я верю в нашу общую победу. Мы русские, с нами Бог!

Дмитрий Рогозин, Председатель Политической партии «РОДИНА»:

Записывала А. Полуэктова

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=1579


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru