Русская линия
Православие.Ru Николай Леонов02.02.2006 

Британские шпионы и некоммерческие общественные организации

В воскресенье вечером 22 января в лучшее время телевещания по самому престижному каналу РТР был показан короткий фильм, который на целую неделю выбил из седла не только российскую, но и мировую общественность, вызвав оживленную полемику во всех странах. Фильм жутко обидел англичан. Еще бы!

На экране были показаны сотрудники английского посольства, суетящиеся вокруг ими же установленного в московском сквере шпионского технического устройства, закамуфлированного под камень, и предназначенного для бесконтактного получения информации от агентов и передачи им инструкций с помощью специально оборудованных сотовых телефонов. Для любой разведки мира такие провалы являются позорными, когда они работают под полным контролем контрразведки, под прицелом телекамер. К тому же завербованный англичанами агент — российский гражданин — арестован и дает признательные показания. Все! Пострадавшим остается только молчать.

Так и поступил Тони Блэр, сказавший настырным журналистам: «Мы никогда не комментируем вопросы, связанные с национальной безопасностью». Газетам отмолчаться нельзя, поэтому в Англии попытались ерничать, обратить провал в шутейную забаву, хотя смешно не было. Тужились во что бы то ни стало сделать хорошую мину при скверной игре, но не удалось. Пришлось признать, что самих себя переоценили, а своих партнеров-противников недооценили. Это общая беда европейцев — комплекс самовлюбленности.

В англичане потерпели жестокое поражение на разведывательном фронте, когда российскими спецслужбами был арестован их агент Платон Обухов- сын бывшего заместителя министра иностранных дел СССР. Тогда все прозападные силы и средства в России и вне ее были брошены на то, чтобы доказать, что Платон был психически больным человеком, но слова оказались бессильными против объективных данных медицинской экспертизы. Изъятая у агента аппаратура, инструкции, шифры убедительно говорили за то, что британская разведка его «ненормальным» не считала. История повторилась 10 лет спустя.

Каждый раз, когда мне в руки попадет очередная порция антисоветской и антирусской бурды в виде книжки Резуна, пишущего под псевдонимом Суворова, я вижу в ней руку британской разведки, чернящей прошлое и настоящее России. Предатель Резун дает имя, а пишут за него другие люди и организации. Цели остались прежними: просто антикоммунизм превратился в русофобию.

Шпионаж в своих классических формах бессмертен и бороться против этой формы взаимодействия государств бесполезно. Но последний провал английской разведки в Москве высветил и обострил до крайности проблему так называемых «некоммерческих, общественных организаций», действующих в России. Выяснилось и было документально подтверждено сотрудниками ФСБ, что второй секретарь посольства Великобритании Марк Доу, который работал со шпионским камнем-ретраслятором, одновременно являлся куратором ряда так называемых правозащитных некоммерческих общественных организаций. Нам были показаны документы, в которых собственноручно за подписью Марка Доу, подтверждалась передача крупных сумм в наличной валюте. Например, известная Хельсинкская группа в Москве получила 50 тыс. долларов. Это по одному представленному документу, а сколько подобных передач могло «остаться за кадром»?

Дипломат-шпион одновременно выступает как содержатель общественных организаций. Мне самому пришлось долго работать в советской разведке, приходилось и передавать денежные средства в те далекие годы, коммунистическим партиям, но я хорошо помню, как возмущались нашими контактами с компартиями западные правительства и тем более СМИ. Но тогда шла колодная война, друг другу противостояли враждебные системы, все имело свое объяснение. А сейчас? Зачем Англия (и другие западные страны) создают в демократической же России, которую считают партнером, а по некоторым вопросам и союзником (скажем в борьбе с международным терроризмом) многочисленные «некоммерческие общественные организации». Нам говорят, что для защиты прав человека. Но ни я, ни мои коллеги, ни родные и близкие не помнят, чтобы легион этих прозападных организаций вступился бы, например, за наших граждан, банковские вклады которых были ликвидированы в 1992 г.

Кто-нибудь их этих организаций озаботился правами 35 миллионов российских пенсионеров, униженных и обобранных законом N 122 о «монетизации льгот»?

Почему эти организации безучастно взирают на алкогольный геноцид народов России, хотя право на жизнь занимает первое место в числе прав личности.

Таких вопросов я могу задать миллион, но в ответ мне будут молчать «как рыба об лед». Не интересуют их права наших граждан, в массовом количестве нарушаемые нашими властями и «новыми русскими». Десятками лет они грудятся в России, только вот плодов их труда граждане России не чувствуют. Возьмите пример той же Хельсинкской группы и ее руководительницы Людмилы Алексеевой: она с 1968 года является профессиональной диссиденткой, сначала по отношению к советской власти, а потом к демократической.

Я уверен, что если бы западники хотели бы повлиять на поведение российского руководства, то успешнее сделали бы это в ходе бесчисленных встреч и переговоров с нашими управителями, используя многочисленные рычаги воздействия, имеющиеся у них. Наши руководители имеют острый слух на то, что «скажет княгиня Марья Тимофеевна» там за бугром, и они податливы на советы и рекомендации.

Деньги платят некоммерческим общественным организациям, разумеется, не за «голубые глаза», а за конкретную работу. Они поставляют своим учредителям и покровителям информацию, подбирают через курсы иностранных языков и т. п. подходящие кадры, разрыхляют почву в обществе для будущих перемен в нужном Западу направлении.

Когда спросили по этим вопросам нынешнего начальника российской внешнем разведки С.Н.Лебедева, он сказал, что всякого рода гуманитарные и некоммерческие общественные организации являются привлекательными для всех разведок мира. Спасибо за прямоту! Читатели, наверное, обращали внимание на частые эпизоды похищения представителей всяческих гуманитарных и общественных организаций в зонах острых конфликтов — в Чечне, в Ираке и т. д.- но не всегда задавали себе вопрос: а зачем они туда поехали, в полную смертельных опасностей обстановку? Не удивлялись ли вы, что правительства заинтересованных стран, были готовы заплатить любые суммы (размеры не разглашаются), чтобы выкупить или выручить пропавших людей? А сами люди потом исчезали надолго из поля общественного внимания.

У меня как у старого разведчика нет сомнений, что многие из фигурантов этих эпизодов выполняли поручения, выходящие за рамки чисто гуманитарных задач. Кстати, одно время на британские же деньги на Северном Кавказе работал центр по обучению местных граждан технике разминирования. Задача вроде бы гуманитарная, но минирование и разминирование — две стороны одной и той же медали. Можно учить одному, а научиться другому. Слава Богу, во время закрыли этот центр, в ином случае обучили бы минному делу десятки подрывников.

Что же нам делать с некоммерческими общественными организациями, получающими финансовое обеспечение из-за рубежа и руководимыми, как выяснилось, иной раз кадровыми разведчиками? Их судьба так близка сердцу руководителей западных стран, что они поговаривают о том, чтобы сделать тему о них чуть ли не главной в отношениях с Россией. У нас есть теперь закон о них и надо строго его применять на практике, а через пару лет проанализировать всю правприменительную практику и характер работы этих организаций, чтобы улучшить закон в интересах российских граждан и нашего государства.

http://www.pravoslavie.ru/analit/60 201 160 534


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru