Русская линия
Фонд стратегической культуры Юрий Баранчик29.08.2009 

Белорусская альтернатива

Итоги встречи Д. Медведева и А. Лукашенко 27 августа в Сочи дают повод для оптимизма. Во-первых, президенты договорились о регулярных личных контактах — планируется, что до конца нынешнего года А. Лукашенко и Д. Медведев встретятся ещё трижды. Во-вторых, Минск выразил готовность подписать соглашение по коллективным силам оперативного реагирования (КСОР) и провести в сентябре учения «Запад-2009». В-третьих, два президента договорились о строительстве российскими специалистами в Беларуси атомной электростанции.

***

В настоящее время Беларусь стоит перед выбором: вхождение в Евросоюз либо реальный союз с Россией, а затем и некоторыми другими странами СНГ. К этим двум моделям будущего и сводятся ожидания подавляющей части белорусских избирателей.

То, что альтернатива именно такова, показывают и социологические данные. Так, согласно опросу исследовательского центра НИСЭПИ (зарегистрирован в Литве), в марте 2009 г. за союз с Россией выступает 42,4% белорусов, за вступление в Евросоюз — только 35,1%. По вопросу «Если бы сейчас в Беларуси проводился референдум с вопросом, вступать ли Беларуси в Европейский союз, каким был бы ваш выбор?» ответы распределились так: в декабре 2002 года «за» вхождение в ЕС выступали 60,9% опрошенных, в марте 2009-го — 34,9%.

Таким образом, количество сторонников евроинтеграции в Беларуси за семь лет (2002−2009) снизилось в 1,7 раза. Эти цифры показывают, что несмотря на то, что на политическом поле республики количественно доминируют прозападные политические силы, их потолок не превышает 30% (реально — около 12−18%). Соответственно, у пророссийских сил в республике существует огромная, в последнее время никем не занятая политическая ниша.

Отсюда парадокс белорусской политики: при наличии устойчивого и достаточно большого пророссийски настроенного электората (как минимум 40−50% избирателей) в Беларуси практически нет пророссийски настроенных организованных политических сил (мы исходим из того, что, поскольку большинство населения Беларуси выступает за союз с Россией, пророссийский вектор и является наиболее отвечающим национально-государственным интересам государства и народа Беларуси).

***

Что можно сказать в объяснение данного парадокса?

Во-первых, глава белорусского государства в силу невыполнения им предвыборных обещаний 1994 года и целого ряда действий, предпринятых в 2007—2009 годах, в какой-то мере перестал восприниматься пророссийски настроенными белорусскими избирателями как защитник их интересов.

Во-вторых, многое определила позиция Москвы, которая долгие годы упорно работала в Беларуси и других странах СНГ исключительно с правящими группировками, игнорируя неправительственные пророссийски настроенные политические силы. Этот (до сих пор преобладавший) стиль российской внешней политики по отношению к странам бывшего СССР бывший глава секретариата президента Украины Олег Рыбачук охарактеризовал так: «…. я в Кремле… встречался с Волошиным, когда Волошину был задан знаменитый вопрос одним из депутатов: «Почему Кремль избегает любых контактов с оппозицией? Вы посмотрите, у нас оппозиция имеет рейтинг значительно больше, чем у власти, и мы же можем стать властью». На что господин Волошин сказал: «Вот станете властью — тогда мы всячески будем с вами иметь контакты. Это такая политика Кремля. Мы в Украине поддерживаем президента Кучму. Станет президентом Ющенко, то мы будем поддерживать президента Ющенко». Цитата почти дословная: «Это наша политика"…

Аналогичной позиции придерживался Борис Ельцин в отношениях с Белоруссией: пока у власти был Вячеслав Кебич, работали с ним и игнорировали новую команду во главе с Александром Лукашенко. Пришёл к власти Лукашенко — стали работать с ним («убрав все предыдущее со стола») и больше ни с кем. Однако как быть, если к власти в Белоруссии придёт, например, какой-нибудь Милинкевич или любой другой маргинальный политик, который при поддержке США и Запада в целом начнёт тянуть страну в НАТО?

Очевидно, что двух примеров (Грузии и Украины) для Москвы оказалось достаточно, чтобы после долгих лет сделать неприятный, но необходимый вывод: такой вариант развития отношений со странами бывшего СССР является тупиковым. Контактировать только с правящей группировкой — неперспективно и небезопасно, и Россия не может себе позволить вести себя так близоруко.

Возможно, после распада Советского Союза, ельцинская Москва, ещё слабая в военном, политическом и экономическом плане, сознательно придерживалась данной политической линии в отношениях со своими партнёрами по СНГ, стремясь избежать обвинений в «империализме». Однако, как показало время, это был ошибочный подход: с врагами договариваться не получается. Следовательно, политика невмешательства Москвы в дела стран Российского (постсоветского) геополитического пространства нуждается в коренном пересмотре: страны СНГ должны перестать быть проводниками антироссийской политики, что предполагает возвращение к классической схеме сфер влияния, нравится это кому-то или нет. Надо надеяться, что после послания Дмитрия Медведева Виктору Ющенко это станет аксиомой для российского политического класса.

***

После утраты прежней, во многом идиллической, картины «нефть в обмен на поцелуи» Россия оказалась поставленной перед фактом: у неё нет в Беларуси (как, например, и в Грузии) сколько-нибудь заметных в общественно-политическом плане организаций, которые бы могли выступить ядрами самоорганизации пророссийски настроенной части населения.

Соответственно, с учётом особенностей функционирования белорусского политического режима («здесь вам не Украина»), встаёт задача формирования пророссийских сил республики — естественно, в легальном политическом пространстве. Вероятно, они должны формироваться аналогично тому, как с разрешения белорусских властей функционируют прозападные партии и общественные объединения. Двойные стандарты здесь недопустимы.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=2429


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru