Русская линия
Радонеж Сергей Худиев26.08.2009 

Ирод воинам велел деток убивать

В Испании, как сообщает пресса, разворачивается острый конфликт между правительством и Генеральным Советом Врачей — организацией, объединяющей практикующих медиков этой страны. Бурю вызвало заявление министра юстиции Испании Франсиско Кааманьо Домингеса, который, выступая по телевидению, заявил, что отказ врачей совершать аборты отныне будет расцениваться как преступление и влечь за собой наказание. Заявление министра было принято в контексте нового испанского закона, проведенного нынешним социалистическим правительством, согласно которому возможности совершения аборта резко расширяются. Представители медиков требуют включения в закон оговорки, позволяющей врачу отказаться от участия в производстве аборта «по соображениям совести»; однако испанский министр юстиции выступает против такой оговорки: по его словам, чьи-либо персональные убеждения не могут оправдать неисполнения закона, поскольку в этом случае кто угодно станет пренебрегать установлениями закона, ссылаясь на свою совесть.

Этот конфликт символичен во многих отношениях, не в последнюю очередь он символизирует путь, который неизбежно проходит секуляризм — от ссылок на свободу для каждого, когда это помогает разрушать традиционные ценности общества, до прямого насилия над совестью людей, когда он входит в силу. Сначала много говорят о свободном выборе — не хотите резать детишек, не режьте, никто Вас не неволит, только не смейте другим диктовать, резать им детишек или нет; потом вдруг выясняется, что Вас намерены лишить выбора и принудить резать детишек под страхом преследования. Разговоры о «свободе», тем более о «свободе совести» заканчиваются, когда сторонники абортов, эвтаназии и однополых браков приобретают достаточно власти.

Надо отметить и то, что в этом конфликте сталкиваются два принципиально разных подхода к закону. Согласно одному из них, законы государства должны отражать естественный закон — объективные представления о хорошем и дурном. В нашем нравственном чувстве нам даны те понятия о добре и зле, которые мы, как выражаются философы, работавшие над осмыслением «естественного закона», «не можем не знать». Например, все мы знаем, что лишать жизни невинное человеческое существо — дурно; нелепо делать вид, что нам это неизвестно или что этот запрет необоснован. Юриспруденция исходила из «естественного закона», например, в случае с нюрнбергским трибуналом. Нацистские палачи не могли быть осуждены по законам стран-победительниц — потому что они, как германские граждане, находились вне их юрисдикции. Они не могли быть осуждены по германским законам — потому что, совершая свои преступления, они повиновались тогдашнему правительству своей страны, и действовали в рамках законов установленных нацистским режимом. Суд прибег к формулировке «преступления против человечества», и осудил их, признав таким образом, что есть закон более высокий, чем законы государства. Даже если эсэсовцы не нарушали своих законов, они не могли не знать, что убивать заведомо гражданских лиц и осуществлять геноцид — преступление, и никакие законодательные акты властей какой-либо страны не могут этого отменить. Можно объявить жертв принадлежащими к «низшей расе», можно приписать им какие-нибудь фантастические злодеяния, можно объявить справедливыми требования «жизненного пространства», можно долго митинговать, кричать и бить в барабаны, но нельзя отменить свойственное всем людям знание, что лишать жизни невинное человеческое существо — преступление. Человеческие законы обязаны отражать этот естественный закон; там, где они противоречат ему, они сами являются беззаконием — как в случае, например, с законами нацисткой Германии.

Однако есть и другой взгляд на закон; согласно этому взгляду, никакого объективного нравственного закона не существует. Мы сами решаем для себя, что хорошо и что плохо, мы принимаем те законы, которые нам удобнее.

С точки зрения естественного закона, ребенок в утробе матери — самое невинное, беззащитное и зависимое человеческое существо, которое может быть; он не может оказаться ни злодеем, достойным смертной казни, ни агрессором, который угрожает нам с оружием в руках. С точки зрения подхода, отрицающего естественный закон, с ним можно обойтись с ним так, как удобнее — убить или оставить жить. Однако здесь возникает одно важное явление, которое стоит отметить. Казалось бы, зачем принуждать врачей — под страхом преследования — к совершению абортов? Почему это так важно? Ведь всегда можно найти добровольного абортмахера. Некоторые психологи полагают, что у людей, которые нарушают закон, развивается желание удостовериться, что другие разделяют с ними их преступление; так, в преступном мире говорят о необходимости «замазать» новичка, который должен тоже воткнуть в жертву нож, чтобы быть «повязанным кровью»; человек, который попрал закон и знает об этом, ищет поддержки в том, что он не один. Люди могут исповедовать философию, согласно которой никакого естественного Закона не существует; они могут придерживаться атеизма и считать, что просто не существует Законодателя, от которого этот Закон мог бы исходить. Но они — как и нюрнбергские подсудимые — знают, что поступают дурно, и ничего не могут поделать с этим знанием. Поэтому им так важно замазать как можно больше — желательно всех — врачей кровью. Если эти люди, врачи, пойдут на совершение этого страшного дела под давлением государства, значит, и дело не такое уж страшное, можно спать спокойно.

Так дела обстоят в Испании; у нас, увы, дела обстоят не лучше — у нас, слава Богу, власти не продавливают однополые браки или принуждение к абортам, но, увы, и без давления властей дело обстоит ужасно.

Но слово Божие предлагает всем нам освобождение — да, все мы, мужчины и женщины, русские и испанцы, так или иначе, делом, словом и помышлением, нарушили Закон, который знали в своем сердце. Но Господь говорит «не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был. (Иез.33:11)». У всех нас, как бы глубоко мы ни запутались, есть выход — покаяться и обрести прощение и новою жизнь. Как непреложно обещает Писание, «Изглажу беззакония твои, как туман, и грехи твои, как облако; обратись ко Мне, ибо Я искупил тебя. (Ис.44:22)»

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=3125


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru