Русская линия
Столетие.Ru Андрей Терентьев26.08.2009 

«И тогда мы будем счастливым народом»
Почему пастырский визит Патриарха на север России вызвал бурные отклики в прессе?

Святейший Патриарх Кирилл посетил Соловецкий архипелаг и Архангельск. Его встречи с паствой — гражданскими и военными людьми — были отмечены очень важными проповедями, которые либеральные СМИ постарались исказить, ерничая над «моральным наивом».


Чем же так нелюбезен либеральному сердцу дух проповедей Патриарха, чем он заслужил такой шквал остракизма со стороны либеральных деятелей российского розлива?

Объяснение этому, на наш взгляд, кроется в том, что Патриарх открыто развенчивает нравственные императивы, любезные либеральному сердцу. Делает это в стиле блистательного полемиста и говорит с народом на языке понятном, ярком, образном. Говорит так, что его люди понимают и ему верят.

Выступая перед архангелогородцами, Святейший говорил: «Я прибыл в Архангельск с Соловецкого архипелага. Там многие сотни лет существовала монашеская община, люди жили по законам веры, возрождались духом, становились действительно богатырями и героями. Но это же самое место в XX веке было отмечено совершенно ни с чем несравнимой жестокостью, страшными гонениями на веру, гонениями против своего собственного народа.

Мы соприкоснулись с трагедией наших отцов и дедов, но в этом месте страдания являлась Сила Божия. Она помогала верным в тех невыносимых условиях сохранять человеческое достоинство, образ Божий, любовь и жалость.

Какой же силой должны обладать люди, чтобы перенести эти страдания, жестокости, несправедливости, истязания, пытки и смерть, и при этом сохранять веру в свое человеческое достоинство, которое Господь заложил в человеческую природу».

Вспомнив Соловецких страдальцев, Патриарх обратил внимание паствы на вещи очень важные, коренные для жизни человека: «Мы хорошо знаем, как в повседневной жизни, которая отнюдь не требует от нас особого героизма, этой силы духа, мы самое дорогое можем продать, либо за деньги, либо за карьеру готовы отказаться от дружбы и от любви. Муж предает жену, жена — мужа, только потому, что другой вариант представляется по каким-то соображениям более предпочтительным. Дети вырастают, забывают родителей, а родители часто не укоряются совестью, что они точно также поступили со своими собственными родителями.

А так называемые карьерные росты? Когда они сопровождаются действиями морально неприемлемыми, по-человечески просто недопустимыми. Люди с легкостью подставляют подножку своему ближнему, а иногда еще с радостью это делают — чтобы подальше отлетел, чтобы его место занять, чтобы за счет его благополучия стяжать свое.

Но все, кто жил на основе такой жизненной логики, там — в Соловках — погибали сразу. Потому что та система не давала возможности так выжить, никакая подножка, никакая озлобленность по отношению к брату не помогала. Помогало другое — жизнь по Закону Божиему. Те, кто за веру был водворен в то место скорби, продолжали жить как верующие люди. Они исповедовали свою веру не на словах, а на деле, сохраняя нравственные основы, как фундамент отношений с людьми. И в тех жесточайших условиях они продолжали служить Богу, и ни суровый климат, ни голод не толкали их на подлость, не мешали сохранять Богом данное достоинство личности человеческой».

Ну, кому из идеологов российского либерализма могли понравиться эти размышления Святейшего? Ясное дело — никому. Особенно — про человеческое достоинство, любовь и жалость к ближнему, слабому. Но ведь далее Патриарх делает еще более важные выводы о порочности нравственных отношений в современном мире, в большой степени скроенному ныне по либеральным рецептам. Мире, где бал правят корысть, жадность, стяжательство, пошлость и бездуховность. Том мире, который попытался втянуть в свою орбиту и Россию, ее народ, сломав его в либеральной мясорубке 90-х годов, унизив его бедностью и подчинив его волю и мораль одной цели — выживанию любой ценой.

Но Патриарх уверен, что Россия выдержит испытания: «Как великий народ мы имеем огромную силу, мощные возможности преодолевать все невзгоды в общественно-экономической жизни и прочих обстоятельствах. Самое главное хранить в себе веру, помнить, каковы наши ценности, наши идеалы и ни при каких обстоятельствах от них не отказываться».

Как же должен простой человек реагировать на те невзгоды, что обрушиваются на него в современной жизни? В Патриарших проповедях есть ответ и на этот вопрос: «Нет человека, который не имел бы конфликтов с обществом — семейных, производственных, политических. Мы живем в мире конфликтов, и они на нас пагубно влияют. Человек переживает стресс во время конфликта, и выходить из него можно по-разному. Можно бороться до конца, разрушая остатки человеческого общежития… А можно — простить. Те, кто умеют прощать, знают, что прощение испепеляет любую вражду, освобождает сердце человеческое от всякой скорби, делает его спокойным, мирным и счастливым».

Это ли не тот путь, которым можно прийти к миру и согласию в раздерганной стране, которая испытывает прессинг целого ряда кризисов — социально-экономического, нравственного, духовного? Тот путь, тот самый. Если кто знает путь лучше, пусть расскажет людям.

Впрочем, нам и так уже немало рассказывали про всевозможные и очень либеральные пути в 90-е годы. Продолжают рассказывать сегодня. Правда, и проповедники, и проповеди те вспоминаются сегодня только в контексте разрушения традиционных морально-нравственных основ, целей и ценностей нашей жизни.

Над этими ценностями как только не издевались либеральные идеологи, уверяя, что мы, мол, сами себя не знаем. Если бы узнали — ужаснулись и не захотели бы больше рта открывать на тему этих наших «традиционных ценностей». И в подобных попытках деморализовать народ, убедить его в собственной никчемности либеральные проповедники частично преуспели, это — не секрет. Так как же важно в этот момент Патриаршее слово, придающее силы, дающее веру в себя и указывающее путь одолению бед и горестей жизни: «Вера — это не фольклор, не красивые народные обычаи. В Церковь мы приходим научиться жить по Божиему Закону, по правде, которая только и способна изменить нашу жизнь. А в крайних, тяжелейших обстоятельствах только вера помогает выжить, поскольку в ответ на веру Бог простирает над нами свою руку… И потому молитва наша… о том, чтобы народ наш, десятилетиями оторванный от Истины и Жизни, от непреходящих ценностей, снова обрел веру и стал жить в соответствии с ней. И тогда мы будем счастливым народом».

Всем ли нравится, что мы будем счастливым народом? Конечно же, не всем. Геополитика — жестокая штука. Поколебать лишний раз русский мир хотят, увы, многие.

Расшатанный мир — расшатанная страна. А в таком состоянии страну можно в очередной раз раздербанить, растаскать, разграбить. Противостоять этому может лишь народ, осознающий себя сильным и счастливым. Каким его и призвал быть Святейший Патриарх Московский и всея Руси.

http://www.stoletie.ru/obschestvo/i_togda_my_budem_schastlivym_narodom_2009−08−25.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru