Русская линия
Радонеж Елена Чудинова24.08.2009 

От Мазепы к Бонапарту

Мы вступили в полосу заминированных исторических дат, на каждой из которых можем подорваться. Через 300-летний юбилей Полтавы мы прошли — и никакие исторические реконструкции великой битвы не могут подсластить пренеприятного факта, что еще одну победу нашу начинают оспаривать. Прошу прощения, переосмысливать.

Свидетельств такого вот переосмысления можно насчитать немало.

Тут и учреждение «креста Ивана Мазепы» в марте юбилейного года: новая эта государственная награда Украины будет теперь даваться за всяческие заслуги в гуманистической, благотворительной, научной и прочих достойных сферах деятельности. Изрядный, сдается, был покойник гуманист, благотворитель и ученый человек.

Тут и октябрьская закладка памятника все тому же гетману в Бендерах, тут и всякого рода исторический креатив наподобие «Конотопской битвы». Напомним, что последняя — известная, строго говоря, в основном тем, что бравые казаки умудрились объединиться против русских не только с поляками, но и с крымцами, была раздута до размеров альтернативного юбилея — 350 лет. Всерьез на юбилей это сражение, конечно, не тянет: украинцы слегка подзабыли, что историческое значение битвы — не в количестве посеченных ворогов, а в ее последствиях. Последствий Конотопской битвы не было вовсе, не можем же мы счесть последствиями то, что дикие крымцы заодно пограбили и пожгли мирные поселения собственных союзников. Так, мелкий эпизод из истории соседских дрязг России и Польши. С Полтавской битвой, прочно пересадившей Швецию на скамью для запасных игроков, великое и ужасное Конотопское побоище не сравнить. Но История тем не менее переосмысливается.

И, коль скоро мы начали разговор с исторических реконструкций, то не забудем и происшедшие недавно совместные ролевые игрища украинцев и шведов, перетекшие, надо думать, уже в чистого жанра альтернативщину.

Каждая битва, видимо, длиться столько, сколько длиться память о ней. Покуда живы сражавшиеся народы, в историческом пространстве не может быть битвы, выигранной до конца. Поверженная сторона всегда выжидает часа реванша, всегда стягивает потихоньку свои полки. (Даже уход со сцены враждовавших народов — и тот не всегда ставит точки. Казалось бы, ахейцы решительно и бесповоротно победили троянцев — Троя стерта с лица земли во времена самые незапамятные. Однако наступает раннее Средневековье и преподносит свои сюрпризы — ведь молодому народу приятно случайно «произойти» от легендарного древнего — спаслись-де троянцы, подобрали себе необжитый островок…) Исторический реваншизм, к сожалению, заложен в человеческой природе — никуда от этого не деться. Переосмысливание Истории в свою пользу — игра, в которую устает играть только тот, кто устал заодно и жить.

Если мы не устали жить — что нам тогда делать с тем, что предателя славянского единства сделали героем в весьма соседнем с нами государстве? Никакие «комиссии по борьбе с фальсификациями» ничего не дадут, это наивно-тоталитарный способ решения проблемы. Посадить команду экономистов работать, как бы по-умному — не с помощью одного газового вентиля — выкручивать руки всякий раз, как добрососеди провозгласят очередную оскорбительную для русских награду, праздничную дату, возведут очередной своеобразный памятник? На этом пути можно было бы и преуспеть — да только вот принципы realpolitik уже выходят потихоньку из политического мейнстрима.

К тому же, если мы и можем выкрутить руки Украине, то выкручивание рук как стиль жизни в отношениях наших с Западной Европой что-то уж слишком бесперспективен. Следующий военный юбилей, очертания которого уже просматриваются на горизонте — 2012 год. Если мы ничем не ответим на положительного Мазепу — нам припомнят каких-нибудь обесчещенных свирепыми гусарами парижанок — в количествах превышающих самые смелые предположения.

Между прочим, мы уже почти забыли пренеприятную историю, случившуюся в Москве каких-то несколько лет назад, а говоря точнее — в 2004 году. В честь весьма чужого нам юбилея — юбилея сомнительно легитимной коронации Наполеона Бонапарта — все здание музея Бородинской панорамы было «украшено» гигантской репродукцией картины Давида. Не понимаю, никогда не пойму — отчего вывесить в Москве такую веселую картинку про Бонапарта — можно, а про Гитлера — нельзя? Из-за того только, что между «подвигами» того и другого в России прошло около полутора сотен лет? Большой резон. Уж коли мы единожды приобщились к юбилею врага — а ничем иным Бонапарта и назвать нельзя — готовы ли мы к юбилею победы над этим врагом?

Мы не готовы, поэтому от нашего прошлого (а следовательно — и от нашего будущего) может не остаться и ошметков. (Не забудем еще: есть и сугубо внутренние проблемы с отдельными согражданами, желающими оспаривать значение Куликовской битвы и переосмысливать в положительном ключе монголо-татарское иго).

Никакие внешние меры не помогут, если сохранение Истории не состоится изнутри. Пусть в других странах утверждают что хотят — нам бы у себя не развешивать картинок о коронациях Бонапартов. Нам впору завести книгу драгоценных исторических дат — и сделать историю самым важным школьным предметом.

Смехотворная украинская возня вокруг юбилея Полтавы — только проверка на то, как мы держим удар. А вот через три года может всерьез пойти переосмысление русской роли в победе над тираном не Карлу Двенадцатому чета. Как знать, не захотят ли французы извинений и компенсаций за то, что мы спасли всю Европу — считая их самих — от монстра тоталитаризма? А что, очень даже могут.

По сути, у нас есть лишь восемь лет на то, чтобы разобраться со всеми юбилеями. Не так уж и далек 2017 год — дата весьма страшная. Итоговая дата.

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=3124


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru