Русская линия
Фонд стратегической культуры Петр Искендеров20.08.2009 

Евросоюз готовится покончить с сербской государственностью

Если верить сербским средствам массовой информации, уже анонсированный ими на 20 октября визит в Белград президента России Дмитрия Медведева будет иметь судьбоносное значение для Сербии. Сама дата приезда российского лидера выбрана символично: 20 октября 1944 года югославские партизаны и части Красной армии после кровопролитных боев освободили Белград. В Сербии не сомневаются, что российская сторона и далее будет оказывать этой балканской стране всестороннюю политическую и экономическую помощь. Её основные направления известны: поддержка сербского иска в Международный суд ООН о признании незаконной независимости Косова (слушания начнутся 1 декабря) и энергетическое сотрудничество. В последние дни к этому прибавилось предоставление сербскому правительству кредита на случай провала нынешних переговоров Сербии об очередном транше с Международным валютным фондом.

Однако, апеллируя по традиции в трудные для себя моменты к «матушке-России», нынешние сербские власти одновременно предпринимают действия, которые явно угрожают дальнейшему существованию Сербии как единого государства. Под аккомпанемент звучащих с высоких международных трибун призывов к уважению суверенитета и территориальной целостности Сербского государства его руководство уже приняло решение, создающее на территории страны новые «косово». Речь идет о проведении административно-территориальной реформы, предусматривающей превращение Сербии в сообщество регионов.

До нынешней реформы в состав Сербии входили два автономных края — Воеводина и Косово и Метохия. Остальная же часть территории Республики Сербия именовалась Центральной Сербией и находилась в прямом подчинении республиканским властям. Однако в начале июля Скупщина Сербии приняла Закон о региональном развитии, согласно которому территория страны делится на семь регионов: Воеводина, Белград, Западный регион, Восточный регион, Центральный регион, Южный регион, Косово и Метохия.

Проведение регионализации — это главное требование, которое Европейский Союз в 2008 году предъявил Сербии в качестве условия для приема страны в эту организацию. Примечательно, правда, что в официальных решениях и запросах Брюсселя ловко обходится вопрос о Косове как одном из сербских регионов. Неизменно делается ссылка на то, что на территории этого сербского края действует гражданско-полицейская миссия Евросоюза. Однако неурегулированный статус Косова, по мнению ЕС и его докладчика по Сербии Йелько Кацина, не является препятствием для регионализации остальной части страны. Более того, Сербское государство, по словам словенского дипломата, просто обязано регионализироваться, если «хочет пользоваться помощью, которую Европейский Союз предоставляет странам-кандидатам».

По информации сербских изданий, первоначально правительство страны намеревалось провести регионализацию лишь в «статистическом» плане — как меру по упорядочению отчётности и планирования. Однако несколько месяцев назад своё веское слово сказал президент Борис Тадич. Он потребовал не ограничиваться административно-территориальными корректировками, а реально передать регионам значительную часть полномочий центральных властей, для чего внести принципиальные изменения в конституцию. «Неестественно, чтобы только Воеводина была в Сербии регионом с закреплёнными правами, в то время, как и другие регионы хотят получить точно такие же права». Учитывая, что Воеводина в настоящее время уже разработала и приняла собственный Статут, закрепляющий за ней политико-административную, бюджетную и налоговую самостоятельность, конституционная инициатива сербского президента представляла собой не что иное, как сигнал сепаратистам всех других мастей не отставать от венгерских собратьев.

Не стоит удивляться, что после подобных заявлений Бориса Тадича все этнополитические элиты и местные «князьки» в Сербии заговорили в унисон. По свидетельству еженедельника «НИН», предусмотренный Законом о региональном развитии раздел страны на семь регионов «почти никто не воспринимает как окончательный, а наоборот, уже предлагаются „кандидатуры“ на получение новых регионов и на перекраивание существующих». В первые же недели обсуждения нового законопроекта определились будущие «горячие точки» на карте многострадальной Сербии — населенные албанцами южносербские общины Буяновац, Медведжа и Прешево и историческая область Санджак на стыке Сербии, Черногории и Боснии и Герцеговины. Председатель общины Буяновац албанец Шаип Камбери призвал сформировать на юге Сербии «регион, соответствующий евроатлантическому духу», а его коллега из общины Прешево Рагми Мустафа конкретизировал, что этот шаг «призван облегчить решение экономических проблем и проведение интеграции с Косово».

Однако угроза единой сербской государственности существует отнюдь не только в этих районах. В настоящее время на деньги Евросоюза осуществляется масштабная программа переселения в область Поморавье цыганского населения из остальных районов Сербии и других республик бывшей Югославии. Именно цыгане должны стать государствообразующим народом Поморавья с центром в Нише — третьем по величине городе Сербии. Данный проект позволит создать в этом районе Сербии очаг перманентной напряжённости, что отвечает интересам партии «G17-плюс» во главе с вице-премьером и министром экономики и регионального развития в правительстве Сербии Младжаном Динкичем. Эта крайне прозападная партия уже нынешней осенью собирается преобразоваться в «Партию регионов» с тем, чтобы объединить региональные элиты и заявить о себе как о единственной силе, способной удержать Сербию от распада.

Соратниками г-на Динкича в реализации программы регионализации Сербии выступают Ненад Чанак (основатель и лидер Лиги социал-демократов Воеводины, один из идеологов венгерских сепаратистов и «по совместительству» руководитель Национального совета по децентрализации) и другой член данного Совета — «правая рука» Динкича Бошко Ничич. Последний заявил, что «статистические регионы должны превратиться в автономные регионы, такие как сегодняшняя Воеводина. Сербия должна стать сообществом этих автономных регионов; Скупщина должна стать двухпалатной и состоять из веча регионов и веча граждан». Речь, таким образом, идет о воссоздании системы федеративной Югославии накануне её распада. Более того, по словам Б. Ничича, каждый регион должен найти себе своего партнёра в рядах Евросоюза, чтобы получать от него финансовое содействие — что означает конституционное закрепление в Сербии этнических «пятых колонн», финансируемых Венгрией, Румынией, Болгарией, Турцией, Албанией и другими нынешними и будущими членами ЕС. Согласно информации, полученной автором этих строк из источников в Сербской скупщине, «новая конституция Сербии действительно будет закреплять на республиканском и региональном уровнях все те принципы функционирования „единой Югославии“ конца 1980-х годов — коллективное руководство, консенсус республик, право вето — которые широко использовались сепаратистскими силами и в конечном итоге привели к кровавому распаду державы».

Однако и подобный уровень распада Сербии — не самоцель для Евросоюза и его ставленников в Белграде. По имеющим сведениям, Запад намерен создать Балканскую федерацию православных стран. В её состав будут входить полунезависимые регионы, находящиеся под полным политическим и финансовым контролем Запада и Ватикана. Этот проект в настоящее время активно обсуждается Бильдербергской группой. Речь идет об окончательном расчленении единого православного пространства на Балканах при одновременном искусственном увеличении удельного веса и влияния католического элемента в Албании, Боснии и Герцеговине, Воеводине и других областях, что полностью отвечает интересам Ватикана, стоявшего у истоков распада Югославии в начале 1990-х годов.

Таким образом, в результате «регионализации» в том виде, как её понимают в Евросоюзе и в сербских правящих кругах, на территории нынешней Сербии появятся как минимум четыре новых государства под политическим и финансовым покровительством Евросоюза: албанское — в Косове и Прешевской долине, венгерское — в Воеводине, цыганское — со столицей в сербском (пока ещё) Нише, боснийско-мусульманское — в Санджаке. Это будет означать повторную (после прихода в XIV веке на Балканы Османской империи) ликвидацию сербской государственности и превращение сербов из государствообразующего народа в аморфную этническую группу, будущее местожительство которой брюссельские чиновники определят по остаточному принципу.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=2401


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru