Русская линия
Православие.Ru Юрий Данилец15.08.2009 

К истории православного движения в закарпатском селе Бедевля

В восточной части Закарпатья — исторической Мараморощине — одним из центров православного движения было село Бедевля. После Первой мировой войны большинство крестьян этого селения покинуло унию и вернулось в святое Православие. При этом в Бедевле религиозная борьба дошла до высшего накала, так что даже пролилась кровь людей.

В одном из доносов о православном движении в Тячевском округе (сейчас Тячевский район Закарпатской области) от 25 сентября 1920 года чешский жандарм Карл Странник следующим образом оценивал это новое явление: главной причиной возрождения Православия он считал агитацию крестьян, которые вернулись из Америки и России. «Население выступило против униатского духовенства, которое было изгнано из церковных домов. Их место заняли православные священники», — писал он[1]. Автор доноса называл имена активистов православного движения на Тячевщине, которые ему сообщили «местные евреи и фарары». В селе Бедевля лидерами православного движения были Михаил Попович, Михаил Величканич, Михаил Бокшай, Михаил Олос, Иван Гисем, Иван Диминец[2].

В фондах Государственного архива Закарпатской области мы обнаружили важный документ — отчет бедевлянского униатского священника Стефана Сабова. В письме на имя Мукачевского епископа он на 19 листах излагал свое мнение о причинах православного движения в селе. Так, С. Сабов утверждал, что православное движение в Бедевле началось в 1922 году. «Народ не был твердым в греко-католической вере, и я должен признать, что хотя я и занимал в Бедевле с 1919 года должность помощника священника, в своих проповедях не пытался утверждать народ в католицизме, а проповедовал о других вопросах. Заради своего извинения пусть позволится мне сказать, что это я делал не из-за своей лени, а потому, что много старых священников, которые работают среди русского народа, говорили, что о спорах между Западом и Востоком не следует выражаться, ибо в русском народе большое антикатолическое настроение, а также против папы и Запада. В нашей парафии мы также не старались говорить с амвона о папизме и т. д., но старались хорошо выслужить народ духовно, и народ был нами доволен, отношения были очень хорошие. Если звали нас на свадьбу или на панихиду, то мы шли; имеем многих кумовьев среди них. Коблину мы не просили у них, а штола[3] была умеренная. Я всегда того боялся, что эта добрая ситуация изменится, если будем говорить о папизме. И мы об этом и не говорили"[4].

Далее униатский священник продолжает: «В 1921 году ситуация изменилась. Пятеро молодых людей организовались в православный комитет и обошли все село с предложением записаться в православную веру. Они говорили, что кто тогда не запишется, то останется «папишем» и будет «папишские» праздники держать, что поп выходил себе коблину, и нужно ему будет платить и за прошлые годы… За четыре-пять дней целое село записалось в Православие, остались лишь несколько семей. Тогда я произнес несколько проповедей, но даром. Возможно, проповеди не имели успеха, потому что в народе была большая ненависть из-за привлечения жандармов, которые во время войны помешали святить пасхи. Те, что вышли из нашей Церкви, не могли священника православного себе получить, ходили к нам и просили, чтобы мы перешли в Православие. Однако мы им отказали.

На Пасху 1922 года пришел Кабалюк пасхи святить. Я в церкви был и служил службу, он во дворе церковном святил пасхи… В воскресенье Мироносиц, утром, в 4 часа, зашли в церковь Андрей Рацин — вильховский батюшка и греко-восточный иеромонах Боголеп (Церковник). Народ сразу весь собрался — «пересвятить церковь». Почти целое село было в церкви, только несколько женщин остались верными. Вместе с ними пошел я в 11 часов в церковь служить службу, но уже не впустили нас. После обеда масса людей зашла в фару, просили метрики, ключ и печать. Мы отказали. Они, угрожая, вышли. В Тересве тогда было окружное правление, начальником которой был д-р Дрбал. Он второго дня пришел и сказал, что передаст нам назад церковь, но пусть организуются униаты и отправят депутацию"[5].

Как пишет С. Сабов, из униатов было очень тяжело организовать депутацию. Несколько человек, которые осмелились отправиться в Тересву, не могли четко объяснить жандармам суть проблемы. Один делегат так ответил: «Господин поджупан, Бог знает, которая вера правильная, попы спорятся, а где есть правда, то мы не знаем». Когда поджупан предложил закрыть церковь до решения вопроса, население села не согласилось на это предложение: «Наши люди говорили, что не нужно закрывать, потому что народ в воскресенье не будет знать, куда себя деть"[6].

19 декабря 1921 года подавляющее большинство населения Бедевли создало православный комитет. На первых порах православные посещали униатское богослужение в тамошней церкви. Позже поставили перед греко-католическим священником ультиматум, чтобы до конца апреля покинул село. Священник подал жалобу в окружное правление, чтобы крестьянам было разъяснено, что они не имеют права совершать такие самовольные действия. Вследствие этого староста села и председатель православного комитета были вызваны в нотарский комитет. Глава нотарского комитета предупредил крестьян о последствиях нарушения законов о церковных отношениях[7].

Униатский священник пытался вернуть крестьян в Римскую Церковь не только путем угроз, но и с помощью уговаривания: «Тогда я начал ходить из дома в дом тех, где была надежда, что можно мирно хозяина уговорить, чтобы остался в греко-католиках. Так около 30 семей записались в греко-католическую веру. Мы устроили часовню на фаре, начали там служить. Сначала меньше, а затем больше народу ходило на наше богослужение"[8].

30 апреля 1922 года из нотарского комитета в Бедевле в окружное правление в Теребле пришло сообщение, что крестьяне отобрали у униатского священника Сабова ключи от храма и метрические книги. В тот же день два православных священника пришли в униатский храм и провели там богослужение по православному обряду. Униатского священника Сабова, который хотел войти в храм, православные не пустили. На второй день, утром 1 мая, в Бедевлю в сопровождении жандармов прибыл главный нотарь из Теребли — Дрбал. Он приказал собрать крестьян в центре села, чтобы провести с ними беседу. Греко-католики вместе со священником Сабовым были готовы на все уступки, но православные затребовали церковь и фару себе. После того как им сообщили, что закон не на их стороне, они все ровно стояли на своей позиции.

По словам того же Дрбала, «крестьяне обвинили Сабова в мадъярстве, что читает из венгерских книг. Никаких положительных слов не могли о нем сказать"[9]. Благодаря вмешательству светской власти была достигнута договоренность отправить делегацию в Прагу и до того времени удержаться от использования церкви[10].

5 мая 1922 года представители православных комитетов сел Бедевля, Широкий Луг, Калины официально сообщили окружному правлению в Тересве о своем выходе из греко-католической Церкви. Но через два дня — 7 мая — окружное правление передало церковь в Бедевле униатам. Об этом событии писали православные верующие в письме к главе правительства Чехословацкой республики[11].

21 мая 1922 года глава окружного правления Юлиан Комаринский издал приказ, который запрещал православным Бедевли отправлять богослужение в греко-католическом храме. В документе, в частности, указывалось, что, по сведениям нотарского правления, здание храма и земельный участок числятся как собственность греко-католической Церкви, и, следовательно, православные незаконно ими пользуются. Православным в течение восьми дней предоставлялось право обжаловать вышеприведенное решение в окружном правлении[12].

11 июня 1922 года бедевлянский парох Т. Коссей в письме к греко-католическому епископу предлагал арестовать и приговорить крестьян к тюремному заключению. В частности, он писал: «Надо заметить, что крестьяне до сих пор не перешли в греко-восточную веру на законном основании, ибо они не выполнили еще всех тех формальностей, которые государственный закон предписывает тем, кто хочет переменить свою веру». В письме униатский священник предлагал арестовать 41 крестьянина.

В конце концов 15 июня 1922 года православные силой вывезли двух униатских священников — Т. Коссея и С. Сабова, вместе с их мебелью, за пределы села. Для примирения сторон из Тячева прибыл небольшой отряд жандармов. Однако он не смог справиться с толпой и вынужден был отступить. Из письма С. Сабова: «В конце дня 15 июня зазвонили тревогу, сошлась масса народа и стала мебель выносить из дома. Жандармерия (пятеро жандармов и один офицер) и «финансы"[13]. пассивно наблюдали, как нас выбрасывают. Вечером я ночевал возле мебели на улице возле Тисы, на границе с Тячевом. Моя супруга с ребенком ночевала в Бедевле под защитой одного товарища с ружьем"[14]

Окружной судья доложил об этом случае в Ужгород, откуда отправили большой отряд жандармов. Крестьяне с косами, мотыгами и камнями встретили жандармов, которые пошли в штыковую атаку. В результате столкновения 18 человек были ранены, а двое из них умерли в Хустской больнице[15].

Венгерская газета «Uj Kozlony» следующим образом описывала те события: «Кровавые беспорядки в Бедевле. Под жандармским прикрытием водворили на место в парафию выброшенного было вон попа. Штыковая атака против православных. 16 раненых!

Написал У.К., что в Бедевле несколько недель назад православные, по старому схизматическому рецепту, силой заняли греко-католическую церковь, куда поставили своего попа. Делегация греко-католических верующих была здесь, в Ужгороде, у консула Еренфельда, которому доложила свою жалобу и попросила защиты против возбужденного православного насилия. На следующий день православные напали на парафию, откуда 75- летнего попа Коссея Титуса выкинули, мебель, имущество погрузили на телеги и старого попа со всеми его вещами высадили на поля Тячевщины. Верующие сразу дали знать об этом случае главному судье Тячева, который распорядился, чтобы жандармерия сразу отправилась в Бедевлю навести порядок. Жандармский отряд, который состоял из нескольких человек, оказался слабым против возбужденных православных и вынужден был отступить. Главный судья доложил о случае в Ужгород, откуда для усиления Тячевской жандармерии прислали отряд жандармов с приказом, что любым путем вселить изгнанного попа на парафию и навести порядок в Бедевле.

Весть о прибытии жандармов сильно встревожила Бедевлю. Православные агитаторы напряженно работали, призывая к сопротивлению, раздавали ром и без того уже возбужденному народу. Толпа, возбужденная ромом и бесконечными речами, решила, если нужно, даже собственной жизнью защищать свои «приобретенные» права. С косами, мотыгами ожидали жандармов, которых встретили градом камней.

Тогда начальник жандармов отдал приказ к штыковой атаке, и вооруженные жандармы двинулись на крестьян. Результат атаки: 16 раненых, из которых шестеро легко ранены, а двое — смертельно. После кровавого боя, длившегося несколько минут, толпа разбежалась, и поп под прикрытием жандармов вместе со своей мебелью вернулся на парафию. Усиленный жандармский отряд остался в Бедевле для окончательного наведения порядка. Большинство раненых лечились дома, а двух тяжелораненых доставили в Хустскую больницу, где они умерли"[16].

С. Сабов писал: «В пятницу вечером пришли жандармы, погрузили мебель на грузовое авто и повезли обратно в Бедевлю на фару. Православные сопротивлялись, тогда жандармы разбили их. Один мужчина был тяжело ранен в голову, слабо ранено было четверо лиц. Только как нас вернули в село, удалось настолько укрепить наших верующих, что собрались на собрание, где мы учредили греко-католический комитет. На собрании было около 50−60 человек. Потом записались и другие. Таким образом, уже записалось более 50 семей. Мы опять служили на фаре"[17].

16 июня 1922 года вице-губернатор Подкарпатской Руси П. Еренфельд в письме к президенту и главе правительства ЧСР писал: «15 июня в 13 часов толпа из 700 человек пришла на униатскую фару и начала выносить вещи Т. Коссея. В то время в Бедевле было всего четыре жандарма, которые не смогли эти действия прекратить. Все вещи были сложены на подводы и вместе со священником вывезены за 4 километра от села в поле. Власть провела мобилизацию жандармов из окружающих сел, к 16:00 в Бедевле было уже 12 жандармов, а в 23:00 — 18 жандармов. В 21:00 около 200 лиц, вооружившись «вилами и топорами», сделали нападение на жандармов. Нападение было отбито, но его последствия не были известны"[18].

Больше информации о кровавых столкновениях с жандармами находим в следующем письме П. Еренфельда к президенту и главе правительства ЧСР от 17 июня 1922 года: «16 июня 1922 года из Тячева в Бедевлю прибыл отряд жандармов под командованием капитана Плискала. Жандармы погрузили на авто вещи Коссея, которые крестьяне вывезли за пределы села. Путь к фаре им перекрыли около 300 православных жителей села. Тогда вперед отправили 15 жандармов с заданием освободить дорогу, однако их не послушали. Командир отряда призывал крестьян именем закона пропустить авто. На те слова со стороны крестьян послышались крики, свист и угрозы. Тогда капитан Плискал дал приказ разогнать толпу. Крестьяне не собирались отступать и пытались выбить из рук жандармов их ружья, принялись бросать камни. Были ранены два жандарма. Тогда жандармы начали наступление. Во время разгона толпы выстрелами были ранены двое крестьян — Иван Дебич и Николай Вайнагий, которых отвезли к Тячевскую больницу. Вещи священника были перевезены на фару и там разгружены. Для обеспечения порядка в селе и для гарантии безопасности униатского священника был оставлен жандармский пост"[19].

Для изучения конфликтной ситуации и примирения сторон 19 июня 1922 года в Бедевлю прибыл школьный референт Йозеф Пешек. Он запретил обеим общинам до решения спора проводить богослужение в храме. Решить дело в свою пользу старался униатский епископ Антоний (Папп). В письме к Й. Пешеку от 21 июня 1922 года он убеждал, что его верующие в Бедевле страдают от террора со стороны православного комитета, и просил защиты жандармерии[20].

Подобные обращения толкали правительство на силовой сценарий решения вопроса. В воскресенье, 25 июня 1922 года, около 1500 православных крестьян во главе с иеромонахом Боголепом (Церковником) собрались возле сельского храма. Они намеревались провести богослужение, но представитель окружного правления запретил им входить в церковь. Отцу Боголепу было приказано отправлять службу в церковной ограде. В тот же день униатское богослужение проходило на фаре. После открытого конфликта с православными в селе остался лишь священник С. Сабов, священник Т. Коссей перебрался в с. Реметы в Румынии, где у него было имение[21].

Чтобы добиться признания своих прав, православные крестьяне отправили 18 сентября 1922 года депутацию в Прагу[22]. К сожалению, нам не известны результаты этой поездки.

Важным событием, которое способствовало утверждению Православия в Бедевле, стал визит епископа Нишского и Карпаторусского Досифея (Васича). Он прибыл в село 21 сентября 1922 года и отслужил праздничную литургию[23]. Поддержка православного епископа укрепила моральную стойкость крестьян в борьбе за веру предков.

3 октября 1922 года Тячевский окружной суд принял решение вернуть церковь в Бедевле униатам. Православные на этом процессе не имели даже адвоката[24]. Однако официальная передача церкви затянулась на несколько месяцев.

9 февраля 1923 года члены православного церковного комитета обратились с прошением к Мараморошскому жупану: «Православная община села Бедевля, округ Тересва, жупа Мараморош. Честь имеем просить высокопочтеннаго господина жупана о том, что мы, большинство православных, числом 520 (пятьсот двадцать) семейств против 35 семейств греко-католиков, во избежание неприятностей в селе, соглашаемся на то, чтобы совместно пользоваться церковью до новых законов. В таком порядке: раньше начинаем мы, а потом греко-католики, так, чтобы обе стороны могли окончить богослужение до 12 часов. Надеемся, что наше желание будет услышано и приведено в исполнение в скором времени. Остаемся с почтением, выше названная община (11 подписей)"[25].

Таким образом, православные крестьяне предлагали вполне приемлемый вариант для выхода из конфликтной ситуации — поочередное богослужение. Однако на это предложение не согласились униаты.

19 февраля 1923 года в 9 часов утра в Бедевлю прибыло 40 жандармов под командованием председателя окружной жандармерии из Великого Бычкова. Жандармы окружили церковную ограду, возле которой собралось почти 100 мужчин, женщин и детей. В 9:30 пришли судебный исполнитель из Тячева Сладкий и адвокат Гегедюш в сопровождении греко-католиков, к которым присоединился позже и униатский священник Сабов. Члены православного комитета И. Тиводар и И. Чонка заявили, что не будут препятствовать передаче церкви униатам, однако отказались отдать ключи. После этого судебный исполнитель Сладкий дал приказ открывать двери храма. Греко-католический священник провел богослужение в церкви, на котором было около 80 человек. После службы был заменен замок на дверях, а ключи переданы греко-католическому священнику[26].

Председатель Тересвянского правления Ю. Комаринский 20 февраля 1923 года встретился в Бедевле с представителями греко-католического и православного комитетов. На встречу явилось около 60 человек, в том числе и униатский священник С. Сабов. И. Тиводар заявил, что православный комитет просит, чтобы им дали возможность каждое второе воскресенье и в праздники молиться в храме. Священник С. Сабов ответил, что по закону храм принадлежит греко-католической Церкви. По его словам, предписания униатской веры не позволяют общее использование храмов. И. Банк, греко-католический верующий, сказал, что они были согласны на поочередное богослужение, но православные воспользовались их слабостью и захватили церковь. Несмотря на убеждения начальника, униаты не согласились на предложение православных[27]. На собрании избрали шесть представителей от обеих групп, которые 24 февраля посетили правление в Тересве и составили соответствующий протокол[28].

На следующий день, после того как греко-католический священник закончил богослужение, православные с 9:30 до 10:00 проводили службу без пастыря[29]. Хоть этот шаг был осуществлен мирным путем и без столкновений, отдельные представители униатского общества немедленно сообщили об этом событии в Тересву. Оттуда пришли восемь жандармов, которые застали в церкви только греко-католического священника С. Сабова[30]. Православные мирно оставили храм.

28 февраля 1923 года униатский епископ Антоний (Папп) просил школьный отдел гражданского управления Подкарпатской Руси обеспечить безопасное проведение богослужения греко-католическими верующими в Бедевле[31].

В начале апреля 1923 года началась новая волна борьбы за церковное здание. 1 апреля 1923 года по окончании богослужения священник оставил в храме несколько православных верующих. Когда он вернулся после обеда, церковь была уже закрыта. Православные поставили новый замок на двери и забрали с собой ключи. Детали этого события описали униатские верующие в письме в гражданское управление Подкарпатской Руси от 5 апреля 1923 года[32]. Из документа видно, что власть пыталась примирить враждующие стороны. Был издан указ, согласно которому православным предоставлялась для богослужения школа, а униаты должны были служить на фаре.

Домик школы был небольшой и не мог вместить всех православных. В одном из писем православных верующих читаем: «На праздник Пасхи мы служили в церковной школе и только одна пятая пришедших там уместилась, а четыре пятых ходили вне церкви и по корчмам… Школьный будиночек для нас очень мал, и, кроме того, нет места, где детей учить"[33].

3 апреля 1923 года окружной суд вынес решение по делу об имущественном споре между православными и греко-католиками в Бедевле в пользу последних. В то же время православные подали апелляцию в окружное правление в Тересве. В этом документе, в частности, речь шла о следующем: «Получив решение от 3 апреля 1923 года о передаче церковной кассы и метрики греко-католическим кураторам в селе Бедевля, мы, представители православной общины села Бедевля, выступаем против этого решения. Во- первых, мы кассу церковную получили от общины еще в 1919 году как ответственные особы за церковное имущество. И мы не можем передать церковную кассу и ее имущество безответственным элементам, но только таким, которые будут избраны всей общиной села Бедевля единогласно. Мы за кассу и имущество отвечаем своим имуществом перед общиной, которая нам их передала, а тем, которые без общины выбрали себя и называют себя греко-католическими кураторами, мы отдать все не можем, потому что община села Бедевля не имеет к ним никакого доверия.

Заявляем, что мы у греко-католиков кассу насильно не забирали, а только по выборам церковной общины, и через греко-католических представителей церковных касса была добровольно передана нам дня 7-го мая 1922 года на церковном заседании в нашей школе, протокол которого прилагается к прошению.

Церковные метрики, по выше названному решению, должны быть переданы в течение 15 дней. Действительно, мы церковные метрики намерены отдать, но через три месяца, пока не перепишем все в наши книги.

Потому что не хотим, чтобы наш православный народ и дальше находился под игом греко-католического священника, чтобы беспощадно не обдирал с него вытяг метричный.

Покорнейше просим светлое окружное начальство передатъ нашу апелляцию второй инстанции апелляционного суда. Бедевля, 12 апреля 1923 года"[34].

10 апреля 1923 года крестьяне Бедевли создали пятичленный православный комитет. В его состав вошли: М. Дебич — председатель, И. Тиводар — секретарь, В. Ришко — кассир, Ю. Шелевер и И. Чонка — контролеры[35].

В конце апреля 1923 года между верующими была достигнута договоренность о поочередном богослужении. Ключи от церкви были переданы сельскому старосте, который соответственно открывал церковь для той или другой христианской общины.

По сообщению председателя правления в Тересве, 13 мая 1923 года к дому старосты пришло более 40 женщин православного вероисповедания. Они отобрали у жены старосты ключи от церкви. Возле церкви их уже ожидало около 1200 человек. По приглашению православных в церковь зашел иеромонах Боголеп (Церковник), который совершил богослужение[36].

Униатский парох С. Сабов сообщил об этом письмом епископу Антонию (Паппу). Он просил, чтобы епископ дал ему доверенность от своего имени на право начать судебный процесс против Боголепа (Церковника) и его верующих. В частности, он писал: «Того ради покорно прошу, чтобы то, что уполномочите против Боголепа (Церковника) и товарищей его выстаить д-ру Гегедюшу, адвокату Тячевскому, мне послать изволили, чтобы мы в Бедевле это имели право представить"[37].

3 июня 1923 года православных в Бедевле во второй раз посетил епископ Досифей (Васич). Владыка совершил службу в прежней греко-католической церкви. На богослужение собрались верующие из Бедевли и окружающих сел. Епископ произнес речь, в которой говорил, что Православная Церковь в Подкарпатской Руси утверждалась еще Кириллом и Мефодием[38]. Он просил крестьян беречь свои традиции и древнейшую веру.

В конце лета греко-католики опять подали судебный иск на православных. В этот раз дело должно было рассматриваться наивысшим судом в Брно[39].

5 апреля 1924 года состоялось заседание епископской консистории Мукачевской греко-католической епархии. Среди всех других вопросов обсуждалась и ситуация в Бедевле. Представитель греко-католического комитета Бедевли адвокат Генрих Гегедюш заявил, что судебный процесс, который был начат против православных в Брно, закончился в интересах униатов. В судебном приговоре находим важные положения: а) подобные конфликты должны разрешаться в судебном порядке, а не административными органами, б) греко-католический епископ уполномочен от своего имени подавать судебные иски, в) судебный процесс должен нарушаться против четырех членов православного комитета, г) если в селе не имеется ни одного верующего греко-католической Церкви, то и тогда церковное имущество не может быть отчуждено[40].

Консистория вынесла решение принять к сведению заявление адвоката и сообщить о приговоре судебного процесса отдельным греко-католическим священникам.

В упоминавшемся уже письме С. Сабова содержались также определенные рекомендации епархиальной власти, каким образом можно прекратить религиозную борьбу в Бедевле, да и в целом в крае: «Здесь есть важная потребность в том, чтобы найти способ для того, чтобы религиозный спор мирным путем решить. Известно, что причиной той ненависти, которая привела к «схизме», стал тот способ, которым боролись против нее. Тот способ, то есть привлечение жандармерии и пасторизационных средств, как, например, в Изе, привел к кровопролитию. Это привело к тому, что были созданы мученики. Из-за того наша епархия перестала быть привлекательной даже нашим интеллигентам. Упомянутые методы вновь использовались во время объединения календаря. Вследствие этого ненависть против нашего духовенства выросла настолько, что по войне народ мог группировать вокруг себя любой проходимец, не только духовник. Сколько раз народ видел, что священник призывает жандармерию! Ненависть настолько выросла, что приведет когда-нибудь к восстанию"[41].

Во времена правления епископа Новосадско-Бачкского и Карпаторусского Иринея (Чирича) православное движение в Бедевле продолжало расти. Известно также, что владыка лично посетил Бедевлю, Тереблю, Дулово, Данилово и другие села[42]. Кроме того, на продолжении двух месяцев епископ посетил все монастыри и скиты, которые действовали на территории епархии[43].

Материалов по истории православного движения в Бедевле во второй половине 1920-х — первой половине 1930-х годов выявлено в ГАЗО немного. Важным является обращение православного комитета Бедевли к Министерству школ и народного образования от 4 октября 1931 года. В документе отмечалось, что православные верующие поддерживают стремления Сербской Церкви к прекращению церковного раскола и отказываются от каких-либо сношений с архиепископом Савватием.

Итак, подведем итог. Православное движение в Бедевле в определенных выше хронологических границах было хаотичным и неупорядоченным. Крестьянам было тяжело понять, почему им не позволяют молиться в церкви, которую они построили на собственные средства и своими руками. Законодательство Чехословакии было действительно несовершенным, в религиозных вопросах оно опиралось на законы австро-венгерского периода. Один из законов постановлял, что если в селе есть хотя бы несколько униатов, то церковь должна принадлежать именно им. Этому способствовала и практика униатской Церкви, которая оформляла право собственности не на сельскую парафиальную общину, а на Мукачевскую епархию.

Сельское и окружное правление действовало в отношении православного движения неадекватно. Чиновники пытались уладить дело перехода из унии мирным путем, тогда как жандармы использовали против православных оружие, нарушая при этом законодательство о культах. Во главе православного движения в Бедевле в начале 1920-х годов стоял неутомимый пастырь — отец Боголеп (Церковник).

_______________________________

[1] Государственный архив Закарпатской области (далее — ГАЗО). Ф. 63. Оп. 2. Д. 49. Л. 11.

[2] Там же. Л. 11 об.

[3] Церковный налог.

[4] ГАЗО. Ф. 151. Оп. 7. Д. 1045. Л. 87 об.

[5] Там же. Л. 88.

[6] Там же. Л. 88 об.

[7] ГАЗО. Ф. 63. Оп. 2. Д. 282. Л. 2.

[8] ГАЗО. Ф. 151. Оп. 7. Д. 1045. Л. 88 об.

[9] ГАЗО. Ф. 63. Оп. 2. Д. 282. Л. 3.

[10] Там же.

[11] Там же. Л. 5.

[12] ГАЗО. Ф. 313. Оп. 1. Д. 23. Л. 9.

[13] Имеются в виду сельские чиновники, которые отвечали за сбор налогов.

[14] ГАЗО. Ф. 151. Оп. 7. Д. 1045. Л. 89.

[15] Veres zavargasok Bedohazan // Uj Kozlony. 1922. 20 junius. S. 2.

[16] Там же.

[17] ГАЗО. Ф. 151. Оп. 7. Д. 1045. Л. 89.

[18] ГАЗО. Ф. 63. Оп. 2. Д. 282. Л. 15.

[19] Там же. Л. 12.

[20] Там же. Л. 17.

[21] Там же. Л. 18.

[22] Там же. Л. 71.

[23] Там же.

[24] ГАЗО. Ф. 151. Оп. 7. Д. 710. Л. 29.

[25] ГАЗО. Ф. 63. Оп. 2. Д. 397. Л. 9.

[26] Там же. Л. 7.

[27] Там же. Л. 10.

[28] Там же. Л. 11.

[29] Там же. Л. 13

[30] Там же. Л. 15.

[31] Там же. Л. 8.

[32] Там же. Л. 22−23 об.

[33] Там же. Л. 29 об.

[34] Там же. Л. 68−68 об.

[35] Там же. Л. 61.

[36] Там же. Л. 41.

[37] ГАЗО. Ф. 151. Оп. 7. Д. 1045. Л. 28.

[38] ГАЗО. Ф. 63. Оп. 2. Д. 397. Л. 49.

[39] Там же. Л. 65.

[40] ГАЗО. Ф. 151. Оп. 7. Д. 1045. Л. 56.

[41] Там же. Л. 87−96.

[42] Наш преосвященный владыка среди народа // Церковная правда. 1927. N 1−2. С. 6.

[43] Єпископська візитація православних приходів // Православная Карпатская Русь. 1928. 15 июля. С. 4

http://www.pravoslavie.ru/arhiv/31 551.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru