Русская линия
Радонеж Сергей Белозерский05.08.2009 

Христианство и язычество

Продолжается пастырская поездка Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в Украину. Святейший посетил ряд городов, в том числе Ровно, визит куда оказался под угрозой из-за планировавшихся провокаций националистов. Однако Патриарх, узнав о глубоком огорчении и слезах, с которыми ровенские верующие восприняли весть о возможной отмене его визита, все же решил приехать. То, как встречает Патриарха благочестивый украинский народ, может послужить примером для россиян — да в целом нам всем стоит поучиться вере и любви к Церкви у украинцев. Все мы видим, как вера киевских святых жива в их потомках.

Однако есть и люди — хотя и немногие — которые служат примером чего-то совсем другого. Незадолго до этого украинские националисты из УНА-УНСО собрались на мероприятие, посвященное памяти боя под селом Шрома, когда во время грузино-абхазского конфликта они воевали на стороне Грузии, как они сами утверждают — с русскими, хотя на сохранившихся видео съемках видны только абхазы. Как рассказывают сами националисты, нанеся врагам (то есть русским) сокрушительное поражение, они «не бежали, а в порядке отступили». Но мы не будем углубляться в подробности того конфликта; важнее другое. На мероприятии выделялось определенно религиозное, по-видимому, даже православное присутствие. Унсовсцы держали некую икону, называемую «Богоматерью Унсовской», среди них был священник Киевского Патриархата, капеллан УНА-УНСО, протоиерей Сергий Ткачук. На снимках, сделанных самими националистами, он запечатлен с черно-красным националистическим значком поверх облачения, ртом, разинутым крике и угрожающе поднятым кулаком. Что именно он кричит? Как с одобрением замечают его друзья-унсовцы, «Редкий кадр: где вы еще увидите священника, который выбрасывает кулак и кричит «Слава Нации — смерть врагам!».

Действительно, слышать такое из уст священника несколько странно, хотя его соратников это ничуть не шокирует, а, напротив, радует. Что же, культ племени — очень древняя религия, апеллирующая к темным глубинам природы, религия, божества и святыни которой олицетворяют кровь, расу, почву, коллективное «я» стаи, сплоченной в противостоянии чужакам. Этот трайбалистский культ требует как постоянного возгревания ненависти к «чужакам», так и настойчивого выискивания «предателей» среди тех кто, вроде бы, по этническому признаку должен считаться «своими». История видела достаточно поклонения забрызганным кровью племенным тотемам — в том числе и совсем недавно: в Югославии, в Руанде, на Кавказе.

Наследие, которым гордятся в УНА-УНСО никоим образом не является исключением; наиболее заметным деянием националистов в годы Войны явилась так называемая «Волынская Резня» — массовое уничтожение польского и еврейского гражданского населения (а также нелояльных украинцев) в Западной Украине, жертвами которой стали, по приблизительным подсчетам, около 100 тысяч человек.

Культ племени может мимикрировать под ту или иную форму Христианства — как это было, например, в Хорватии при фашистском диктаторе Анте Павеличе — и тогда внешние формы, позаимствованные у Христианства, наполняются уже совершенно иным содержанием. В одном из рассказов Лескова упоминаются бедные язычники, которые, взяв икону святителя Николая, стали мазать ее жертвенной кровью; увы, этот случай не уникален. Воинствующие националисты могут и икону Матери Божией употреблять в качестве племенного тотема, и под Крестом с изображением распятого Спасителя кричать «смерть врагам». Важно только понимать, что это уже совсем другая вера; спор идет уже не о разном церковном устроении, а о двух разных религиях. Одна возглашает славу Христову, другая — славу нации; одна поет «ненавидящих нас простим», другая кричит «смерть врагам».

Разумеется, в этом нет ничего специфически украинского, подобные воинствующие движения есть и в России, да и где угодно. Важно, чтобы Церковь твердо стояла в истине, не опускаясь до обслуживания тех или иных политических движений — особенно движений, кричащих «смерть!». И здесь выбор между надгосударственой и наднациональной Церковью, объединенной общим наследием киевской Руси, и Церковью, которая с самого начала в качестве основы своей легитимности предлагает национальную идентичность, это не просто вопрос церковного устроения. Это вопрос того, что считать главным — национальное или духовное, в чем видеть миссию Церкви — в том, обслуживать и благословлять национальную идеологию или в том, чтобы свидетельствовать всем народам вечную истину Евангелия.

Русская Православная Церковь Московского Патриархата никоим образом не является орудием или инструментом современного российского государства; ее паства пребывает в разных странах, ее Епископы являются людьми самых разных национальностей и гражданами разных государств. Киевский Патриархат — даже если вовсе не все его представители готовы кричать «смерть врагам» — остается национальным и государственным проектом, подчиненным политическим интересам.

Мы не услышали от Патриарха Кирилла никаких политических заявлений, никакой агитации — и именно ее мы слышим от его противников. И это дает возможность еще раз убедиться в мудрости украинского народа, большинство которого не пошло за раскольниками, но остались в лоне канонической, признанной мировым Православием Церкви.

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=3110


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru