Русская линия
Фонд стратегической культуры Анатолий Цыганок05.08.2009 

Вокруг Южной Осетии: военно-политические итоги августа 2008 года (I)

Итоги войны на Кавказе должны побудить правительство России и руководство российской армии заняться решением главных проблем разработки стратегии и уточнения теории использования современных армий, в том числе при проведении миротворческих операций. С учетом уроков «пятидневной войны» необходимо проанализировать перспективные задачи Вооруженных Сил РФ, структуру новых (оперативных и тактических) командований, разработать требования к новым видам унифицированной боевой техники. Необходимо также, извлекая уроки из «пятидневной войны», сделать выводы на будущее.

В геополитическом плане. Россия теперь в силах защищать свои интересы силой оружия, страна продемонстрировала суверенность и независимость своей внешней политики. Россия смогла ограничить влияние США и Запада не только на Южном Кавказе, но и в Каспийском регионе. Россия смогла усилить относительный контроль за альтернативными трубопроводами, которые идут из зоны Каспия к Черному морю и в Турцию (нефтепроводы Баку — Супса и Баку — Тбилиси — Джейхан, а также строящийся газопровод Баку — Тбилиси — Эрзурум). США вряд ли будут готовы согласиться на появление в мире еще одного регионального центра силы, столь резко обозначившего свою антиевроатлантическую направленность и столь явно показавшего готовность противостоять любым посягательствам на свои интересы. С победой России над Грузией еще больше усилилось стремление США и стран Запада ослабить влияние Москвы на геополитику Южного Кавказа и Каспия.

«Пятидневная война» на Южном Кавказе привела к серьезному изменению всей геополитической конфигурации в Евразии. Турецкая сторона не скрывает своих намерений взять на себя некую посредническую роль и в карабахском урегулировании. Вовлечение Турции в эти процессы происходит с согласия и поощрения России. А это связано с тем, что в акватории Черного моря появился третий серьезный игрок — США.

Военные итоги операции. Война Грузии стала первой после завершения Второй мировой войны, в которой отечественные ВВС столкнулись с элементами полноценной войсковой и объективной ПВО. Также впервые с реальным противником столкнулся и ВМФ России. Операция по освобождению Южной Осетии, а заодно и Абхазии, но и по разделению Грузии на две части была продумана с военной точки зрения. Бесконтактной войны на постсоветском пространстве не получилось. Быстрота и успешность действий российской армии оказались неожиданными не только для грузинского руководства, но также для Пентагона и НАТО. Стало ясно, что грузинские войска, обученные и вооруженные по стандартам НАТО, в целом не способны эффективно противодействовать России.

Августовские события выявили также пределы возможностей российской армии, которая на первом этапе понесла большие потери. Во-первых, это говорит о недостаточно высокой боеспособности российских вооруженных сил и, во-вторых, сопротивление грузинских войск было достаточно эффективным. Российская разведка не определила ни рубежей выдвижения, ни точную дату грузинского наступления. Россия не смогла ослабить военно-экономический потенциал Грузии, согласившись на прекращение огня, чем значительно ограничила себя в действиях по наказанию агрессора.

У России нет внятной концепции военного строительства, которое для страны, претендующей на статус серьезного субъекта международных отношений, является показателем государственного строительства вообще. Концепция национальной безопасности и военная доктрина России давно требуют изменений.

Информационная война. Параллельно военной операции разворачивалась информационная и дипломатическая война, которая, к сожалению, была поиграна. Мощь противостоящего информационного потока остается слишком большой.

Во внутриполитическом плане. Россия больше не может восприниматься как управляемое государство. Действия политического и военного руководства одобряет большинство населения России. Подавляющее большинство россиян (83%) уверены, что Вооруженные Силы способны защищать страну в случае реальной угрозы. В составе российских войск в Осетии сражались две чеченские роты батальонов «Восток» и «Запад». Позиция России на Кавказе теперь укрепится и потому, что она вступилась за малый кавказский народ и действовала решительно.

Изменение формата сотрудничества России с Абхазией и Южной Осетией. Признание Россией независимости Абхазии с Южной Осетией позволило выйти на новый уровень военно-политического сотрудничества с этими государствами. Отношения между ними стали развиваться стремительно. Так, 21 октября 2008 г. было объявлено о том, что на территории Абхазии будут располагаться две российские военные базы — в городах Гудаута и Очамчира. Российский воинский контингент в Абхазии составит 3800 человек. Это означает, что переиграть итоги августа-2008 уже невозможно. Трудно предположить, что когда-нибудь Грузия сможет напасть на Россию или ее военные базы. Военные расквартированы там, где ранее располагались советские, а затем российские военные базы. Кроме того, российские военные будут размещены и в Кодорском ущелье, через которое проходит очень важная в геостратегическом значении Военно-сухумская дорога, связывающая Северный Кавказ с Южным. Во многом благодаря России снова начался переговорный процесс между конфликтующими сторонами, уже состоялись несколько раундов дискуссий.

Проекция на карабахскую проблему. Впервые после 1991 года на постсоветском пространстве были признаны два новых государства, и это произошло вопреки воле бывшей «метрополии». В 2008-ом, 17 лет спустя, был запущен процесс признания государственных образований бывшего СССР, скажем так, «второго уровня». Для Карабаха создаются прецеденты, открывающие новые возможности получения для НКР международного признания вопреки воле Азербайджана, который не готов признавать фундаментальные права карабахцев. Можно предположить, что ни Запад, ни Россия — как два основных центра мировой политики — не исключают возможности признания новых государств, независимо от позиции бывших «метрополий». После событий в РЮО неспособность миротворцев остановить боевые действия в Южной Осетии и обеспечить безопасность населения стала очевидной. Существующий механизм миротворческих сил оказался несостоятельным. Только после того, как под предлогом защиты своих граждан Россия ввела в действие регулярные войска, удалось взять ситуацию под контроль. Ранее, в ходе событий 1995 года в Сербской Краине, мы уже сталкивались с тем, что миротворцы ООН не смогли обеспечить безопасность населения региона. Перемирие в Карабахе, оформленное в мае 1994, держится на балансе сил сторон. Для Карабаха прекращение относительно дешевого автомобильного сообщения между Арменией и Россией (сначала из-за закрытия дороги через Южную Осетию, а затем и дороги через Верхний Ларс), кроме причиненного крупного экономического ущерба, привело к ограничению интенсивности человеческого общения между жителями НКР и многочисленной карабахской диаспорой, проживающей на российском Северном Кавказе.

Российская позиция в отношениях с НАТО и США. Противоречия между Россией и США, долгое время прятавшиеся под политкорректными формулировками, вышли на первый план. Москва по собственной инициативе заморозила сотрудничество с НАТО, одновременно выдвинув требование равноправных отношений и в то же время сохранив сотрудничество с НАТО по Афганистану. США отказались от проведения совместных военных учений с Россией. Стала очевидной антироссийская направленность разворачиваемой системы ПРО США, после того как Польша согласилась войти в проект в обмен на предоставление современных систем ПВО для защиты от российского удара. Ни Россия, ни США не намерены уступать. Страны НАТО, скорее всего, будут способствовать более ускоренной интеграции Грузии, а также других государств (Азербайджана, Казахстана и, возможно, Туркмении) в евроструктуры. Можно ожидать непредсказуемости в развёртывании военных планов НАТО и США в регионе Южного Кавказа и Каспия и в то же время — продолжения «ползучей» экспансии.

Отношения между Россией и Европейским Союзом. Россия, не уступая НАТО, одновременно заинтересована в стабильных отношениях с Брюсселем. Евросоюз с первых же дней военного конфликта взял на себя инициативу в поиске путей нормализации обстановки. Совместно с ЕС был подготовлен «план Медведева — Саркози», основой которого стали шесть принципов урегулирования: не прибегать к использованию силы; окончательно прекратить все военные действия; обеспечить свободный доступ к гуманитарной помощи; вооруженные силы Грузии возвращаются в места их постоянной дислокации; вооруженные силы России выводятся на линию, предшествовавшую началу боевых действий; начать международное обсуждение будущего статуса Южной Осетии и Абхазии и путей обеспечения их прочной безопасности. 13 августа план Медведева — Саркози был одобрен на внеочередном заседании министров иностранных дел 27-ми государств Евросоюза. Однако сам по себе этот план носит скорее тактический характер, и 26 августа Россия официально признала независимость и Южной Осетии, и Абхазии. В ходе совместной пресс-конференции по итогам саммита Россия — ЕС, который прошел в середине ноября 2008 г., Дмитрий Медведев заявил, что Россия полностью признает территориальную целостность Грузии с учетом признания независимости Южной Осетии и Абхазии. Обсуждение проблем Южной Осетии и Абхазии продолжается в формате так называемых «женевских консультаций».

Роль и место Организации Объединенных Наций. США принимаются меры по окончательной дискредитации ООН с последующим вынесением предложения о «реформировании» международной системы безопасности, «отвечающей новым условиям» и лишенной такого «пережитка времен Холодной войны», как право вето у постоянных членов Совета Безопасности, которое еще как-то сдерживает горячие головы американских «ястребов». Против ООН, против дееспособности этой организации в проведении миротворческих операций говорит также тот факт, что в западных СМИ даже не вспомнили, что в зоне конфликта находятся миротворцы, обладающие законным мандатом ООН! Замалчивание этого факта в СМИ способствует дальнейшей дискредитации ООН и ее способности выступать гарантом стабильности.

* * *

Россией была признана независимость только тех территорий, в отношении которых Грузия допустила акты неоправданной жестокости, делающее дальнейшее пребывание этих территорий в составе бывшей «метрополии» в принципе невозможным. Москва не добилась признания мировым сообществом эмбарго на поставки вооружений в Грузию. При этом Россия настаивает, что данная практика сохраняется в нарушение «принципов, регулирующих передачу обычных вооружений», где четко прописано, что при принятии решений о поставках вооружений государства должны учитывать наличие локальных конфликтов в стране-получателе.

(Окончание следует)

http://www.fondsk.ru/article.php?id=2356


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru