Русская линия
Православие.Ru Илья Косых25.07.2009 

Архиерейское служение в Симбирской (Ульяновской) епархии в 1832—1989 годах
Часть 4

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Архиепископ Вениамин (Муратовский)

Архиепископ Вениамин (в миру Муратовский Василий Антонович) родился 18 апреля 1855 года в Казанской епархии в семье священника. В 1877 окончил Казанскую духовную семинарию и назначен надзирателем в Казанское духовное училище. 1 декабря 1877 года рукоположен в сан иерея и определен священником казанской Духосошественской церкви.

Когда у него скончалась жена, на руках у него остался четырехлетний сын. В это время архиепископ Казанский Палладий (Раев) дает ему рекомендацию в Казанскую духовную академию, куда отец Василий и поступил в 1892 году. Сам архиепископ Палладий был переведен на Петербургскую кафедру, а в 1894 году как первоприсутствующий в Священном Синоде митрополит совершил священнодействие помазания на царство императора Николая II[1].

По окончании академии в 1896 году со степенью кандидата богословия Василий Муратовский был пострижен в монашество с именем Вениамин и возведен в сан архимандрита. Тогда же назначен настоятелем Иоанно-Богословского Череменецкого монастыря Санкт-Петербургской епархии. В 1897 году хиротонисан во епископа Ямбургского. С 3 декабря 1898 года — епископ Гдовский. С 1898 года — пожизненный член Казанской духовной академии. В 1900 году награжден панагией с драгоценными камнями. С 10 июля 1902 года — епископ Калужской и Боровский. Член Священного Синода в 1905—1906 годах. С 31 декабря 1910 года — епископ Симбирский и Сызранский.

К 1910 году в епархии проживало до 175 тысяч некрещеных татар, 7,5 тысяч отпавших крещеных татар и чувашей, более 28 тысяч раскольников-беспоповцев и 5,5 тысяч поповцев, а также множество молокан-воскресников, штундобаптистов, молокан-субботников, пашковцев, толстовцев и порядка 500 язычников. Однако практически никакой миссионерской деятельности уже никто не вел. Ввиду сложной обстановки и крупных размеров епархии владыка просит Священный Синод учредить в Симбирской епархии викарную кафедру. В 1912 году его просьба была удовлетворена. Настоятель Алатырского Свято-Троицкого монастыря, выпускник Симбирской духовной семинарии архимандрит Назарий (Андреев) стал епископом Алатырским, викарием Симбирской епархии. Преосвященный Вениамин начинает издание сборника «Симбирская церковная старина», создает в 1914 году епархиальное церковно-археологическое общество, почетным председателем которого сам же и становится. Во время Первой мировой войны владыка лично руководил Симбирским епархиальным комитетом по оказанию помощи больным и раненым солдатам и осиротевшим семьям погибших воинов. 1 мая 1915 года он был возведен в сан архиепископа.

2 марта 1917 года отрекся от престола император Николай II. Уже 9 марта было образовано Временное правительство. 5 июля 1917 года Святейшим Синодом было принято постановление об открытии Поместного Собора Русской Православной Церкви. Участником Собора стал и Симбирский преосвященный. Во время работы Поместного Собора архиепископ Вениамин часто отлучался из епархии, а управление ею легло на плечи викарного епископа Назария.

После Октябрьской революции власть в Симбирске перешла в руки большевиков мирным путем. С момента захвата власти большевиками отношение к Церкви меняется решительным образом. Церковь отделяется от государства, прекращается преподавание закона Божьего в школах, метрикация передается органам государственной власти, конфискуются церковные земли и средства. Все это сопровождается исключительной жестокостью и насилием в отношении духовенства, масштабы которых не поддаются оценке и поныне. Первым официальным фактом вмешательства во внутренние дела Церкви стал документ, присланный на имя преосвященного Вениамина из Симбирского ЧК. Документ был следующего содержания: «Епископу Симбирскому и Сызранскому. Предлагается Вам сделать распоряжение всем священнослужителям под строгой ответственностью о запрещении в церквах вести полемику против советской власти, посягающей якобы на свободу совести, и запрещении ложного толкования декретов народных комиссаров о свободе совести, вероучении и таинствах. Исполняющий обязанности председателя… Секретарь… 15 апреля 1918 года"[2].

Эсеры, чтобы предотвратить приход к власти как большевиков, так и белых, стали сплачивать вокруг себя все демократические силы. Ареной для реализации эсеровских планов стало Поволжье, где особенно сильно было влияние социалистов-революционеров. После захвата Самары белочехами власть в свои руки взял Комитет Учредительного собрания (Комуч), власть которого распространилась на территорию Самарской, Уфимской, Саратовской, Симбирской и Казанской губерний[3]. ЦК партии социалистов- революционеров принимает решение об аннулировании Брестского мирного договора о прекращении войны с Германией, а также об организации независимой Поволжской республики и объявлении от ее имени войны Германии. Перед командующим Восточным фронтом Красной Армии эсером М.А. Муравьевым была поставлена задача захватить город Симбирск. Попытка захвата города была предпринята отрядом Муравьева в ночь с 10 на 11 июля 1918 года, однако она закончилась неудачей. Сам Муравьев был убит при аресте[4].

22 июля 1918 года Симбирск был освобожден от большевиков отрядом белочехов во главе с генералом В.О. Каппелем. Тогда по благословению преосвященного Вениамина во всех храмах города был отслужен молебен Господу «за избавление от большевиков и красных банд», а вокруг города провели крестный ход[5]. Но уже 12 сентября Симбирск был захвачен дивизией 1-й революционной армии Восточного фронта под командованием командарма М.Н. Тухачевского. Захват большевиками Поволжья послужил переломом в ходе гражданской войны[6].

Вместе с войсками белочехов бежал из Симбирска и архиепископ Вениамин, а с ними еще 15 тысяч жителей Симбирска (из 42 тысяч). Таким образом, сменился даже состав жителей города-дворянина, как некогда назвала Симбирск императрица Екатерина II. Впоследствии сюда завозили тысячами народ со всех концов страны, но это были уже другие люди, не симбиряне, а ульяновцы. Проявив малодушие, архиерей бросил свою паству, над которой большевики стали чинить расправы. Они мстили народу за то, что тот принял белые войска как своих освободителей, в первую же очередь страдало духовенство.

В Сибири вместе с епископом Андреем (князем Ухтомским) архиепископ Вениамин организовал Высшее церковное управление Сибири и областей, занятых войсками адмирала Колчака[7]. После разгрома Колчаковской армии архиепископа Вениамина арестовали за соучастие в белогвардейском движении, но вскоре он был отпущен на волю. 13 июля 1920 года его назначили на Рязанскую кафедру. В 1922 году преосвященный Вениамин, вновь проявив малодушие, уклонился в обновленческий раскол. В раскол его заманили через будущего обновленческого епископа, а тогда еще протоиерея Михаила Постникова, путем шантажа, напомнив ему его прошлые «грехи» против советской власти[8]. В 1923 году он дважды каялся перед Святейшим Патриархом Тихоном, но дважды изменил, переходя обратно в обновленчество. В сентябре 1923 года назначен на Ярославскую обновленческую кафедру с возведением в сан «митрополита». В 1923 году он был участником второго обновленческого «всероссийского поместного священного собора», на котором подписал постановление о лишении сана и монашества Святейшего Патриарха Тихона. С 8 января 1924 года — митрополит Ленинградский (обновленческий). С 9 сентября 1925 года — митрополит Северо-Западной области (обновленческий). С 19 мая 1927 года его переместили на Московскую кафедру с титулом митрополита Московского и Коломенского (обновленческого). 1 и 2 октября 1928 года присутствовал на заседаниях расширенного пленума обновленческого священного синода. Вскоре он был назначен председателем синода. Скончался «митрополит» Вениамин 6 мая 1930 года без покаяния под Москвой на своей даче. Похоронен на Ваганьковском кладбище. Ему принадлежат следующие труды: «О деятельности английской миссии в Индии» (Православный собеседник. 1897), «Час настал» (Церковное обновление. 1923. N 7), «Как и почему я сделался обновленцем» (Вестник священного синода Православной Русской Церкви. 1927. N 5−6).

После архиепископа Вениамина Симбирская епархия вступает в эпоху полнейшей церковной смуты и террора в отношении Церкви со стороны государства.

9 февраля 1918 года переводят на Енисейскую кафедру викария Симбирской епархии епископа Алатырского Назария, который управлял всей епархией во время отсутствия преосвященного Вениамина, бывшего на Поместном Соборе. На его место из Тверской епархии прибыл новый викарий — архиепископ Тихон (Василевский), ставшим епископом Алатырским. Он также продолжил управление всей епархией вместо теперь уже бежавшего в Сибирь с адмиралом Колчаком архиепископа Вениамина, который числился Симбирским преосвященным вплоть до 1920 года. Вместе с архиепископом Тихоном Симбирск пережил так называемое Чапанное восстание. Это крестьянское восстание против советской власти распространилось по территории Поволжья в 1919 году и имело тяжелейшие последствия. Восставшие против откровенного грабежа и безнаказанного насилия большевистских продотрядов крестьяне расплатились за восстание своими жизнями. Только по официальным данным в ходе подавления восстания было убито более тысячи крестьян и расстреляно более 600 крестьянских вожаков по решениям военных трибуналов[9]. Вместе с крестьянами в первую же очередь расстреливали священников и врачей.

Решением заседания президиума Карсунского исполкома от 5−6 марта 1919 года, записанным в протоколе N 37, была ликвидирована Жадовская пустынь, восстановленная еще при архиепископе Феодотии (Озерове). При закрытии весь монастырь, разумеется, был разграблен: «Для инвентаря командировать в село Жадовку тов. Фролова. Вырученные от ликвидации деньги внести в кассу. Уполномоченный исполкома"[10].

Еще ко времени прибытия преосвященного Тихона в Симбирске были закрыты все домовые церкви, Симбирское духовное училище и епархиальное женское училище, а также Симбирская духовная семинария. Студенты и выпускники училища и семинарии, будучи священниками, диаконами и псаломщиками епархии, гибли целыми курсами, а образованного духовенства оставалось все меньше. С 1917 до середины 1920-х годов происходили массовые убийства духовенства без составления каких-либо документов, поэтому теперь удается установить лишь немногие имена убитых. Вот некоторые из тех убитых в Симбирской епархии, чьи имена удалось восстановить: священник Петр Вознесенский — расстрелян в 1917 году; священник Владимир Пиксанов — расстрелян в 1917 году; священник Алексий Разумов, выпускник Симбирской духовной семинарии, — погиб вместе с семилетним сыном Николаем от взрыва бомбы, брошенной красноармейцами в окно его дома; священник Иоанн Ильинский — расстрелян в 1918 году; диакон Петр Петровский — расстрелян в 1919 году; священник Иоанн Ягодинский, выпускник Симбирской духовной семинарии, — расстрелян в 1919 году; священник Александр Введенский — расстрелян в 1919 году; священник Никита Пазухин — расстрелян в 1919 году; священник Алексий Архангельский — расстрелян в 1919 году; священник Лев Ягодинский, выпускник Симбирской духовной семинарии, — расстрелян вместе с дочерью Надеждой в 1919 году; священник Михаил Соловьев — расстрелян в 1920 году[11]. Таково было начало смуты.

(Продолжение следует.)

_________________________________

[1] Цыпин Владислав, протоиерей. История Русской Православной Церкви: Синодальный и новейший периоды. М., 2006. С. 297.

[2] Государственный архив Ульяновской области (далее — ГАУО). Ф. Р-3022. Оп. 1. Д. 24. Л. 68.

[3] Сахаров А.Н. История России: С древнейших времен до начала XXI века. М., 2007. С. 1008.

[4] Скала Алексий, протоиерей. Церковь в узах. Ульяновск, 2007. С. 54.

[5] Там же. С. 55.

[6] Сахаров А.Н. История России. С. 1009.

[7] Скала Алексий, протоиерей. Церковь в узах. С. 56.

[8] Соловьев И.В. «Обновленческий» раскол. М., 2002. С. 241.

[9] Скала Алексий, протоиерей. Церковь в узах. С. 71.

[10] ГАУО. Ф. Р-1778. Оп. 1. Д. 166. Л. 114.

[11] Дмитриев Владимир, протоиерей. Симбирская Голгофа. 1917−1938. Ульяновск, 1996. С. 12−28.

http://www.pravoslavie.ru/sm/31 260.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru