Русская линия
Православие.Ru Георгий Антуракис17.07.2009 

Монастыри Мириокефалы и Рустики на Крите и их церкви

В последние годы все более увеличивается поток русских паломников в Грецию, которая изобилует святынями общеправославного значения. Есть свои древние святыни и на острове Крит. Предлагаем читателям краткое изложение содержания книги Георгия Антуракиса о святынях Крита, подготовленное автором.

Древний город Лаппа, или Ламби, который с первых лет зарождения христианства вплоть до X века был в ведении епископа Лаппы (Ламби), располагался недалеко от современной границы, разделяющей префектуры Хания и Ретимнон. Когда Лаппа, давшая название епархии, пришла в упадок, неподалеку со временем образовались три интеллектуальных и художественных центра — Мириокефала, Епископи Ретимнон и Рустика.

Лишь только закончилось арабское владычество (961), в этих местах появился критский святой Иоанн Странник, родом из Сив в Мессаре. Будучи человеком высоко образованным, он, видимо, обладал обширными познаниями в истории древней Лаппы, некогда процветающего города-епархии, развалины которого в ту пору еще были хорошо сохранившимися и память о котором все еще была жива. Очевидно, святой Иоанн намеревался своими трудами продолжить культурные традиции Лаппы и распространить их в краю, где некогда процветал этот город и древняя епархия, присутствие которой отмечено даже на Вселенском Соборе. Примечательно, что окраины этой епархии, и, прежде всего, окрестности Мириокефалы, были как раз той землей, на которой сосредоточил свои помыслы, особое внимание и интерес святой; это доказывает и его автобиография «Жизнь и духовное руководство», завершенная им к концу жизни (1027).

Святой Иоанн возвел на Крите несколько сооружений, которые он приписал монастырю Мириокефалы, основанному им со статусом патриаршей ставропигии (то есть монастыря, находящегося под непосредственным управлением Константинопольского патриарха).

Святой Иоанн Странник был действительно выдающейся личностью, человеком проницательным, энергичным, знающим и верным Константинополю. Помимо прочего, его также можно назвать приверженцем Аристотеля, человеком просвещенным, умудренным и благомыслящим. Не случайно его основная деятельность почти всегда была сосредоточена вокруг древних городов-епархий западного Крита, таких как Элефтерна-Арион и Лаппа-Ламби в Ретимноне, Феникс, Сия, Кидония, Киссамос в Хании и другие. Святой Иоанн Странник считал своим великим долгом или «повелением Божиим», данным ему, здесь, в этом средоточии древнехристианских епархий, которые во время арабского завоевания пришли в упадок, возвести (с 980 по 1030 г.) множество важнейших сооружений (монастырей и церквей). Деятельный, проницательный и благочестивый избранник Божий с тщательностью все организовывал и потом постоянно присматривал за своими возлюбленными творениями. Более того, доверял способным соратникам, священникам и монахам, продолжать это дело Божие по всему Криту. Очень характерно, что святой Иоанн позволял им действовать самостоятельно, а сам все время переезжал с места на место, дабы не привлекать излишнего внимания людей к себе, как отмечается в его «Житии». Святой прекрасно чувствовал, когда ему следует удалиться, и сохранял таким образом должную дистанцию между собой и людьми, которых он чрезвычайно любил.

Всеми признано, что главное детище святого Иоанна Странника — монастырь Мириокефалы, наряду с великолепным монастырем XVII века Пророка Илии в Рустике, был наиболее значительным интеллектуальным, художественным и национальным центром, средоточием интенсивной жизни по византийским традициям во времена венецианской и турецкой экспансий на Крит, источником распространения византийского искусства.

Так что, благодаря сначала существованию процветающего города-епархии Ламби, а затем и двух вышеупомянутых монастырей, данный регион всегда — с древних времен до нынешнего дня — оставался в центре культурного внимания. Вокруг ставропигиальных монастырей Мириокефалы и Рустики со дня основания их и до сих пор идет активная жизнь. Даже сегодня они остаются самыми важными в этом регионе святынями для паломников.

На территории вокруг Мириокефалы и Рустики было возведено множество храмов, стены которых украшали росписи (датирующиеся XI—XV вв.еками). Самые значительные из них располагаются в деревнях Мириокефала, Аргируполис, Курнас, Кариди-Маза-Аликампос-Сфакия, Рустика, Зуриди-Артос, Сайторес, Мудрос, Малакия, Като Вальсамонеро, а также в прилегающих провинциях Апокоронас, Сфакия и Агиос Василиос. Эти небольшие церкви имеют сходство архитектурных форм и росписей, и это позволяет сделать вывод, что монастыри Мириокефалы и Рустики являлись крупным центром византийского искусства задолго до появления известной критской школы живописи.

Церковь Мириокефальского монастыря, основанного в конце X или начале XI века святым Иоанном Странником, представляет особый интерес. Это самый древний из сохранившихся памятников архитектуры в этом регионе. Храм построен как крестово-купольный, в то время как церкви более позднего времени, как правило, имели сводчатые перекрытия и, в основном, сложены из простых прямоугольных, грубо отесанных камней без особого декора. Такой тип конструкций известен во всем мире под греческим названием «арголитодоми».

Эти небольшие церкви являются архитектурными памятниками крайне неблагоприятных времен, когда, к примеру, беспрестанно вспыхивали мятежи критского населения против завоевателей (венецианцев и турков), господствовала феодальная система, экономика переживала длительный спад, шла интенсивная пропаганда ереси, ощущалась нехватка образованного православного духовенства и др. И все же росписи этих церквей выполнены в православно-византийском стиле и выражают литургическую и богословскую суть Православия. Возводившиеся во времена крайней нищеты, церкви сооружались нелегким трудом преданных вере людей, ведущих глубоко религиозную жизнь, центром которой была церковь.

Православные иконописцы — как правило, безвестные монахи — были людьми смирения и духовности. Начиная с XIII века появляются иконографы и из священнослужителей, убежденных, что они сердцем и умом действуют по благодати Божией. Их произведения были плодом веры, молитвы и поста. В этом контексте становится ясной непритязательная фраза: [икона написана] «рукою такого-то». Слова, сказанные в столь давние времена, определяют бесспорную огромную ценность настенных росписей Мириокефальского монастыря во все годы его расцвета (между X и XV веками).

Настенные росписи первого периода (X- XI вв.) выполнены под влиянием догматических и художественных веяний этого времени, когда в Византии правили императоры из Македонской династии и династии Комнинов, которые были у власти соответственно в 867−1056 и 1081−1185 годах. Роспись купола, изображающая Господа Вседержителя и окружающие Его ангельские силы, Деву Марию, персонажей Ветхого Завета, а также поясные портреты святых, евангелистов, Девы Марии в апсиде и др. представляют чрезвычайную ценность.

Неизвестный иконограф второго периода (XII в.) создал несколько превосходных живописных образов литургического (Божественная литургия, священнослужители в апсиде) и исторического плана, придав особую выразительность изображениям двунадесятых праздников и Страстей Христовых.

И, наконец, уцелевшие, но сильно истертые две росписи третьего периода (XIV-XV вв.) — Молитва и Успение Пресвятой Девы Марии — написаны под явным влиянием византийского искусства эпохи палеологов. К сожалению, ни одно из сооружений, заложенных святым Иоанном Странником, не сохранилось, кроме церкви в Мириокефале, которая сохранилась почти полностью вместе с настенными росписями.

Следует отметить также, что безымянные иконописцы — всех трех периодов — обладали не только исключительными познаниями в богословии (а также в догматике, литургии и истории), но и довольно глубокой художественной культурой, на формирование которой оказали влияние крупные центры византийского искусства в Малой Азии, Константинополе, Синае, Греческой Македонии и др. Более того, их очевидные способности к организации пространства позволяют им как размещать более древние художественные фрагменты среди своих росписей, так и создавать новые рядом со многими другими, которые придают их работе энергию и импульс. Они подготавливают сцену для появления или даже преобладания развивающегося стиля в искусстве, который в свое время (с XV—XVI вв.еков и до наших дней) распространится почти по всем уголкам православного Востока под хорошо известным именем прокритской и критской школ живописи.

Принимая во внимание изложенные выше факты, совершенно очевидна величайшая важность византийских настенных росписей Мириокефальского монастыря. Бесспорным фактом является и то, что монастырь Мириокефалы жил неослабевающей с течением времени жизнью и оказывал непрерывное культурное воздействие в течение почти целого тысячелетия. Важнейший памятник Крита, он являет собой колыбель критской школы живописи.

Итак, отсылая к этому древнему ценнейшему памятнику Крита, сделаем смелое предположение о существовании «школы» святого Иоанна Странника, к которой принадлежал он сам и те, кто продолжили его дело после XI века. Следы существования этой «школы» можно обнаружить, в основном, в западной части Крита, где многие анонимные и эпонимные иконописцы оставили о себе память, такие как, к примеру, Пагоменос, род Венеридов и другие. А так как великий критский святой Иоанн Странник вместе со своими соратниками и последователями открывает новый и весьма длительный период сразу после окончания арабского владычества (961) и так как деятельность его оказала чрезвычайно важное влиянием на византийскую историю Крита, то этот плодотворный период можно назвать крито-византийским возрождением, принесшим позднее (X-XV вв.) изумительные плоды. Замечательными памятниками этого критского возрождения остались многочисленные росписи византийских храмов на Крите.

Критских иконописцев после святого Иоанна Странника, в основном из священнослужителей, анонимных и эпонимных, можно считать предвестниками крупного богословского и художественного течения в религиозном искусстве XV—XVI вв.еков, известного под названием критской школы живописи. Эта выдающаяся школа с той поры стала ведущей на православном Востоке, особенно после рокового падения Константинополя (1453). Хорошо известно, что школа стала колыбелью для некоторых великих иконописцев: Феофана, рода Дамаскинов, рода Астрапы, знаменитого Кириака или Доминика Феотокопулоса (широко известного как Эль Греко), а также многих других, которые сделали наибольший вклад в развитие такого крупного художественного течения, как Ренессансный маньеризм (датируемого XIV—XVI вв.). Неизмеримо огромен вклад святого Иоанна Странника и многих других иконописцев не только в развитие критской школы живописи, но и в историю религиозного искусства в целом.

Как ни странно, но монастыри Мириокефалы и Рустики имеют друг к другу самое непосредственное отношение, хотя расцвет одного (с начала XVII века) совпадает с одновременным упадком второго. Так, более древний монастырь Мириокефалы (XI в.) наследовался и управлялся более современным монастырем Пророка Илии в Рустике (XVII в.). Пик расцвета этого монастыря приходится на годы венецианского и турецкого правления, хотя его вероятное предшествующее существование во время второго периода истории Крита (961−1210) не может быть полностью исключено.

Знаменательно, что своим великолепием и процветанием монастырь Пророка Илии (который также известен под именем Рустикиос) обязан не только упадку и последующей приписке к нему Мириокефальского монастыря, но и подчинению ему других церквей в Рустике, являющихся значительными памятниками, к которым мы также обратимся. Следует заметить, что два из них — церковь святого Иоанна и церковь Девы Марии Матроны — были монастырскими церквями, зависящими от монастыря Пророка Илии. Монастырь после упадка Мириокефальского монастыря стал важным национальным и интеллектуальным центром византийской традиции. Достоверность этого утверждения подтверждается не только документами, хранящимися в монастыре, но еще и большим количеством византийских церквей вокруг Рустики, о чем уже упоминалось выше.

Бесспорно, что три византийские церкви с росписями в Рустике — церкви Девы Марии, святого Фотина и святого Антония — представляют наибольший интерес, тогда как церкви святого Антония и Девы Марии Матроны имеют ограниченную художественную ценность, поскольку обе остались без настенных росписей. Первые три церкви можно датировать периодом между XI и XIII веками, а последние две хронологически располагаются между XVI и XVII вв.

Среди всех храмов в Рустике особенно интересными являются полуразрушенные церкви святого Фотина и святого Антония. В этих двух церквях сохранились только следы настенных росписей: лики святителей, нимбы святых, цветные фрагменты росписи стен и др. В целом стиль и техника исполнения этих разрозненных изображений обнаруживают значительное сходство с настенными росписями в церквях Мириокефалы (XI в.). Известно, что рассматриваемые церкви — одни из самых древних и ценных памятников в этом регионе с точки зрения как росписей, так и архитектуры, и хронологически могут быть отнесены к X—XI вв.екам.

Нам бы очень хотелось еще раз подчеркнуть величайшую архитектурную важность церкви святого Антония, с двумя апсидами, являющуюся одним из редких образцов такого типа (единое пространство с двумя апсидами за алтарем) на Крите, где можно обнаружить почти все типы древнехристианской, византийской и поствизантийской архитектуры. Церковь с единым внутренним пространством и двумя апсидами можно отнести к типу не критского, но восточного происхождения. Как известно, этот тип возник в IX веке (или даже раньше). И потому церковь святого Антония в Рустике нельзя отнести ко времени венецианского завоевания острова. Архитектурная конструкция церкви явно испытала влияние малоазиатского храмостроения (после IX в.). Тем не менее, нельзя исключить и предположение, что на нее повлияли и традиции древнехристианского искусства, а также местные особенности построения зданий и организации пространства. Такую церковь, должно быть, построили для решения неотложных церковных нужд. Посвященная только одному святому и расположенная недалеко от старого кладбища в Рустике, она, предположительно, в прежние дни использовалась для заупокойных и поминальных служб.

Этот бездействующий ныне храм в Рустике, несомненно, остается самым ценным памятником христианства в этой местности, большей частью благодаря редкости своего назначения, но особенно из-за своей неповторимой архитектуры. Эта разрушенная двухапсидная церковь с единым пространством (вместе с прекрасно сохранившейся церковью Мириокефальского монастыря) привлекает внимание к этому краю.

Также заслуживает внимания и тот факт, что сразу после 961 года известные византийские роды поселились почти в каждой провинции Крита. Эти византийские семейства, видимо, поддерживали благую деятельность святого Иоанна Странника. Византийская знать контролировала финансово и управляла административно Критом до и после правления венецианцев. Эти семейства стали своего рода воспитательными центрами для многих священнослужителей, законодателей, врачей, военных, иконописцев, служителей храмов и монастырей. Примечательно, что потомки этих византийских семейств до сих пор живут во многих уголках Крита. К ним относятся Габалады, Скордилиды, Власти и другие. Многие из них живут на западе Крита, в том числе в провинциях Ретимнон, Апокоронас, Сфакия, где к XI веку уже существовали все те монастыри, которые представляют для нас сегодня огромный научный и исторический интерес.

Перевела с английского Дарья Новожилова

http://www.pravoslavie.ru/cgi-bin/sykon/client/display.pl?sid=227&did=2224


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru