Русская линия
Советская Россия Екатерина Польгуева11.07.2009 

Истина под запретом
Созданный МТБЮ миф Сребреница как повод для уничтожения Республики Сербской

В июле 2008 года в Белграде был захвачен бывший лидер боснийских сербов, президент Республики Сербской времен войны 1992−1995 годов Радован Караджич. Его немедленно препроводили в Гаагу и поместили в тюрьму МТБЮ, который более чем за полтора десятилетия своего существования превратился в орган расправы над одной стороной конфликтов, раздиравших в 90-е годы Югославию — сербов. Речь идет даже не об отдельных личностях: политиках, военачальниках, рядовых участниках гражданской войны, а о сербском народе в целом и государственности этого народа.

Запад обвинял Сербию и СР Югославию во всех грехах, когда страной руководил «кровавый диктатор» Слободан Милошевич. Но ситуация не изменилась и после прихода к власти в Белграде откровенно прозападных сил. В такой обстановке руководство Сербии по-прежнему нацелено на сотрудничество с МТБЮ, провозгласив это чуть ли не главным приоритетом своей внешней политики. Сейчас делается все возможное, чтобы обнаружить и выдать в Гаагу Ратко Младича.

МТБЮ последовательно не привлекает к ответственности или оправдывает видных албанских боевиков и политиков. А военные и политические руководители СР Югославии получают огромные сроки не за конкретные деяния, а как члены некой мифической «преступной группы». В результате мировое сообщество убеждают: в Косове сербами был осуществлен геноцид албанцев. Выходит, Сербию вроде бы и «справедливо» лишить части собственной территории, а о судьбе косовских сербов, подвергшихся этническим чисткам, можно не беспокоиться.

Еще более серьезная угроза нависла над другим государственным образованием сербов — Республикой Сербской, входящей в состав Боснии и Герцеговины. В течение последних лет происходит практически пересмотр Дейтонских соглашений, гарантирующих существование РС. Уже не только мусульманские политики Боснии, но и международные чиновники называют ее «геноцидным образованием, созданным Радованом Караджичем». Так, в конце июня высокий представитель международного сообщества в Боснии и Герцеговине Валентин Инцко единолично отменил решения парламента РС об аннулировании передачи части полномочий республики на федеральный уровень. В ходе своего майского визита в Сараево вице-президент США Джозеф Байден также сделал ряд заявлений, свидетельствующих, что взят курс на «унитаризацию» Боснии и Герцеговины.

Собственно, и сам арест Караджича, вопреки его договоренностям с Ричардом Холбруком в 1996 году, — еще одно подтверждение намерениям ликвидировать Республику Сербскую. Очевидно, поводом для такой ликвидации может стать приговор Радовану Караджичу, который обвиняется в «геноциде, соучастии в геноциде, депортациях, преступлениях против человечности». Ну, а как только суд подтвердит обвинения в геноциде — можно с полным «гаагским правом» лишить Республику Сербскую всех еще остающихся атрибутов ее государственности.

Одним из главных подтверждений тому, что Радован Караджич и боснийские сербы в целом виновны в геноциде мусульман, с точки зрения МТБЮ являются события в Сребренице. Этот небольшой городок в Боснии, где на протяжении нескольких лет совершались большие преступления, стал в общественном мнении именем нарицательным для геноцида. Теперь уже и вполне официально. В январе этого года Европейский парламент принял резолюцию, в которой провозгласил 11 июля — «Днем памяти геноцида мусульман в Сребренице».

14 лет прошло с того дня, когда армия боснийских сербов под командованием генерала Младича штурмом взяла находившуюся под контролем 28-й дивизии мусульман Сребреницу. Если бы у международного сообщества и правосудия было желание честно и непредвзято разобраться в том, что и почему произошло в Сребренице, для этого имелись и время, и возможности. Однако, напротив, делалось все, чтобы скрыть правду о Сребренице. Недаром книга одного из исследователей тех событий, Александра Павича, так и называется — «Запрещенная истина о Сребренице».

Минувшей весной в Москве состоялась международная конференция, организованная Институтом славяноведения РАН и фондом «Исторический проект Сребреница» на тему «Деятельность МТБЮ: содержание, результаты, эффективность». Не случайно значительная часть конференции была посвящена именно Сребренице.

Итак, кратко напомним официальную версию событий в Сребренице.

11 июля 1995 года войска боснийских сербов взяли город Сребреница, населенный мусульманами, после чего в течение нескольких дней было казнено по разным данным от 7 до 10 тысяч гражданских лиц, то есть «практически все мужчины города в возрасте от 16 до 60 лет». «Первый крупный приговор, вынесенный Трибуналом, который более всего способствовал созданию „официальной версии“, это приговор генералу Радиславу Крстичу от августа 2001 г. Среди оглушающего медиа-шума по этому поводу осталась незамеченной одна „мелкая“ деталь — в реальности установлено, что генерал Крстич не отдавал приказ о совершении какого-либо преступления, даже не знал о том, что происходили преступления! То, что генерал отдал приказ о пощаде женщин и детей, стало для него только дополнительным отягчающим обстоятельством», пишет Александр Павич.

В свою очередь, сербская сторона утверждает, что число погибших в июле 1995 года мусульман значительно меньше объявленных 8 тысяч человек, а подавляющее их большинство не расстрелянные гражданские лица, а бойцы 28-й дивизии, погибшие в ожесточенных боях, имевших место в эти дни. Этим и объясняется пол и возраст жертв.

Но о мусульманских жертвах Сребреницы позже. Сначала о жертвах, которые вместе с истиной о Сребренице оказались «засекреченными». То есть о сербских.

В списках, давно предоставленных властями Республики Сербской МТБЮ, 3262 имени. Это мужчины, женщины, дети, старики — жители сербских сел общин Сребреница и Братунац, уничтоженных боевиками Насера Орича: с июня 1992 года командующего частями территориальной обороны Сребреницы, с 1994-го — командира 8-й оперативной группы Армии Боснии, позже переименованной в 28-ю дивизию.

Только за 1992 — 1993 годы «бойцы» Орича разграбили и уничтожили десятки сербских сел. Практически каждый день приносил новые жертвы. Но некоторые — особенно дни больших православных праздников — становились поистине кровавыми.

Кровавый Юрьев день — 6 мая 1992 года, когда была уничтожена сербская часть села Блечево и начались убийства и изгнания сербов из самой Сребреницы.

Кровавый Видовдан 28 июня 1992 года — первые нападения на Лозничку Риеку и Загони, а через два дня — на Брежани.

Страшный Петров день, 12 июля 1992 года, когда нападению подверглись сразу несколько сел, в том числе Загони, Сасе, Залазье.

7 января 1993 года, в православное Рождество, «бойцами» Орича было уничтожено сербское село Кравица.

Мартиролог сербских сел Подринья, уничтоженных подразделением Насера Орича, можно продолжать и продолжать. Но самыми страшными и разоблачительными являются свидетельства очевидцев. Множество таких историй собрала сербская журналистка и публицист Лиляна Булатович. Вот одно из них.

14 декабря 1992 года стало одним из страшных дней сербского Подринья Боснии, когда было разорено село Беловац и убито 109 его жителей. Операцией командовал лично Насер Орич.

Рано утром, когда все еще спали, людей разбудила страшная стрельба. Брано Вучетичу было тогда 9 лет. Жил он с отцом Радованом и 17-летним братом Миленко. В сентябре мусульмане убили мать Брано. Отец мальчика, поняв, что на село напали, велел ему бежать в соседний дом, потому что там находились только 24-летняя Мира Филипович, ее престарелая свекровь и двое маленьких детей: трех лет и семи месяцев. Он посчитал, что женщин и детей не тронут. Как выяснилось, расчет его отчасти оправдался. Брано выжил, тогда как его отец и старший брат были убиты.

А для Брано и Миры начались почти двухмесячные хождения по мукам. Их, раненных осколками гранат, обнаружили и взяли «в плен». Брано вспоминает, как их вели через горящее село, где повсюду лежали трупы: «Из тех домов, что еще не подожгли, тащили все: телевизоры, видеомагнитофоны, холодильники. А потом и эти дома поджигали». Пленников отвезли в Сребреницу, где они пробыли в «домашнем рабстве» у родственников тех, кто захватил их, до февраля. Брано рассказывает, что спал на полу, его заставляли колоть и носить дрова, чистить снег, делать другую физическую работу, не оказывали никакой медицинской помощи (осколки гранаты заросли, и он выковыривал их из-под кожи). Несколько раз его допрашивал и избивал подручный Орича Зулфо Турсунович. Брано грозили, что «сделают из него мусульманина». 8 февраля Брано, Миру, ее детей и еще около 20 человек поменяли на пленных мусульман.

От пережитого ужаса, физических и душевных страданий 9-летний Брано разучился читать и писать: «Пришлось всему учиться заново, но школу и техническое училище я закончил. До сих пор у меня в теле и голове остались осколки. До сих пор мне многого не хватает в жизни: родительской любви, мамы, семьи, родного дома».

Брано Вучетич дважды общался с представителями МТБЮ: когда подавал заявление, и в 2006 году — тогда ему позвонили и сказали, что он будет приглашен в качестве свидетеля на процесс Орича. Приглашения не последовало.

16 января 1993 года такие же кровавые события развернулись в Скелане. Среди убитых 69 жителей села два брата: 5-летний Ацо и 11-летний Раша Димитриевичи.

13-летний Цветко Ристич потерял в Скелане всю свою семью: были убиты его отец Новак, мать Иванка, 18-летняя сестра Митра и 15-летний брат Мичо.

Но, по версии МТБЮ, все это геноцидом не считается. Насер Орич, командовавший этими «войсковыми операциями», сначала был приговорен к двум годам заключения, а 3 июля прошлого года — полностью оправдан. Ведь в том случае, если преступления, совершенные мусульманами против сербов в Подринье, будут официально признаны, версия о геноциде в июле 1995 г. начнет рассыпаться.

Имеется и еще одна немаловажная подробность. Уже после ареста Радована Караджича начались у Насера Орича большие неприятности. 24 июня Общинный суд в Сараево осудил Орича на два года заключения за незаконное хранение оружия и взрывчатки.

Выглядит это цинизмом и кощунством: незаконное хранение оружия — преступление, а убийства сотен ни в чем не повинных человек, которыми Орич так любил похвастаться, — нет. Но с чего бы боснийские власти вообще начали преследовать национального героя? Есть предположения, что его злоключения непосредственным образом связаны с предстоящим процессом Караджича. Кто-то очень не хочет, чтобы Орич появился в Гааге в качестве свидетеля.

Теперь о мусульманских жертвах Сребреницы июля 1995 года. Прежде всего не прекращаются манипуляции их количеством. Так, выяснилось, что несколько сотен «убитых в Сребренице» голосовали на выборах спустя год после смерти. Неоднократно «жертвы Сребреницы» обнаруживались живыми и здоровыми в других городах республики или за границей — в качестве беженцев. Характерно, что при заявленных ныне 8 тысячах убитых через 14 лет похоронено лишь 3215.

На состоявшейся в Москве конференции Любиша Симич привел показательные факты о патологоанатомических исследованиях мусульманских жертв, проведенных МТБЮ. Он вместе с группой специалистов из Сербии имел доступ к соответствующим документам, а именно ко всем делам эксгумированных с 1995 по 2002 год. Таковых «случаев» было 3568. Симич подчеркнул, что «случай» — это далеко не всегда тело, иногда речь шла фрагментах, состоящих всего из нескольких костей.

По заключению МТБЮ получается, что все эти люди были расстреляны. Однако патологоанатомические данные того же трибунала свидетельствуют об ином. Так, сербские специалисты отнесли к причинам смерти «расстрел» те случаи, когда пулевые ранения были обнаружены в верхней части тела или у трупов были связаны руки, завязаны глаза. Понятно, что это расширительное толкование, поскольку смертельное пулевое ранение в голову или грудь можно получить и в ходе боевых действий. Но и при таком расширенном толковании можно назвать расстрелянными максимум 1097 человек. В 477 случаях смерть наступила в результате осколочных ранений, а пулевых ранений не обнаружено, так что речь о расстреле идти не может. В 411 случаях невозможно установить причины смерти из-за плохой сохранности тел или потому, что признаков насильственной смерти не обнаружено. И в 1583 случаях для анализа представлялись две-три кости, что вообще не дает возможности для установления причин смерти.

Далее о «невинно убиенных гражданских». В начале 1993 года у сербских жертв, выживших при нападениях на их села, были взяты показания о случившемся. Выяснилось, что многие свидетели узнали кого-то из нападавших мусульман. Это неудивительно: часто попадаются фразы, что с кем-то из них жертвы учились в одном классе, с другими вместе работали, третьи были их соседями.

Я выбрала из этих свидетельств полтора десятка имен и фамилий и проверила, нет ли их среди убитых в Сребренице в июле 1995 года. Каково же было мое удивление, когда больше половины обнаружились в списках «невинных жертв». Вот лишь некоторые из тех, кто в 1992—1993 гг. убивал и грабил своих соседей-сербов, а в 1995 г. стал вдруг «беззащитным гражданским жителем»: Хасан Даутбашич, Алия Ибрич, Хайрудин Бегзадич, Муриз Синанович, Решид Синанович, Сеад Синанович, Сефер Зуканович, Неджад Османович, Хамдия Алиспахич. Если проанализировать таким образом более полную информацию, то наверняка окажется, что среди мусульманских жертв Сребреницы сотни и сотни таковых.

Даже если кто-то из них в 1995 году погиб не с оружием в руках, а был расстрелян, можно говорить о бессудной мести, но никак не о геноциде!

Еще одной ключевой фигурой событий в Сребренице в июле 1995 года является некто Дражен Эрдемович. Эрдемович давал показания против практически всех высших офицеров армии Республики Сербской, против Слободана Милошевича, наверняка будет он и свидетелем обвинения по делу Радована Караджича.

Преступление, за которое он предстал перед МТБЮ, и впрямь страшное. Как заявил Эрдемович, 16 июля 1995 года у села Пилица он с 7 своими сослуживцами расстрелял около 1200 сребреничских мусульман.

За такое массовое убийство МТБЮ приговорил Эрдемовича к 10 годам заключения, затем срок был сокращен до 5 лет. В 2000 году, отсидев три с половиной года, он вышел на свободу. Три с половиной года за убийство 1200 человек — не слишком ли мягкое наказание? По мнению трибунала — не слишком. Так кто же такой этот «особенный свидетель»?

Эрдемович родился в 1971 году, его мать — хорватка, отец — серб. Сам себя он считал боснийским хорватом. В 1991 году служил в полиции Хорватской Союзной республики, затем поступил в армию Боснии и Герцеговины (мусульманскую). Через несколько месяцев бросил эту службу и пошел в армию боснийских хорватов. Ушел и оттуда, став бойцом 10-го диверсионного отряда армии боснийских сербов, который напрямую подчинялся Генштабу Армии РС. Последнее обстоятельство и дает МТБЮ основания обвинять в расстреле гражданских мусульман Сребреницы руководство РС, поскольку приказ о расстреле, как заявляет Эрдемович, был получен от Генштаба армии.

То есть ключевой свидетель по обвинению сербов в геноциде — типичный проходимец. А его показания абсолютно лживы. С их анализом участников конференции ознакомил Жерминаль Чивиков из Голландии. Не менее полутора десятков раз Эрдемович описывал детали расстрела. По его словам, пленных мусульман привезли в Пилицу на автобусах. Выводили из автобусов всегда группой по 10 человек, вели несколько десятков метров до места казни, заставляли вынуть и бросить в указанное место личные документы, потом убивали одиночными выстрелами и добивали оставшихся в живых. В ходе экзекуции убийцы отдыхали, курили, пили ракию, издевались над пленниками. На все это они потратили пять часов. То есть по 2,5 минуты на расстрел каждой группы, что в принципе невозможно.

Эрдемович показывает, что расстрел проходил под непосредственным командованием рядового Брано Гойковича, между тем как в отряде было два человека, старше его по званию: сам Эрдемович — сержант, а также лейтенант, взводный командир Франц Кос.

Показания Эрдемовича единственные, несмотря на то, что имена своих подельников он называл неоднократно. Помимо уже упомянутых Гойковича и Коса, это Марко Бошкич, Зоран Гороня, Станко Саванович, Александр Цветкович и Властимир Голиян. Приказ о расстреле якобы отдал ротный командир Милорад Пелемиш.

И что с этими людьми: их осудили, или хотя бы допросили? Ничего подобного! «В августе 2004 года в Бостоне был арестован хорват Марко Бошкич. Бошкич вел машину в пьяном виде, совершил наезд и убежал. Американские журналисты спросили Трибунал, будет ли он требовать экстрадиции Бокшича в Гаагу. 26 августа 2004 года советник Карлы дель Понте Антон Никифоров ответил, что у Трибунала ограниченные ресурсы и он не может заниматься „мелкой рыбешкой“. Милорад Пелемиш живет в Белграде и раздает интервью. Франц Кос, взводный командир Эрдемовича и непосредственный участник убийств, работает водопроводчиком в Биелине. Трибунал им не интересуется. Станко Саванович был осужден в Белграде на пять лет тюрьмы за изнасилование и торговлю женщинами из Молдавии. Трибунал знает, где он, но это его не беспокоит», недоумевает Чивиков.

Вывод напрашивается единственный: если будут допрошены другие участники преступления в Пилице, всплывет правда о том, кто был организатором преступления и на самом деле отдавал приказ о расстреле.

В том, что преступление там произошло, сомнений нет. На ферме в Пилице было обнаружено 154 тела, по всем признакам, именно расстрелянных. Конечно, 154 — это не 1200. Но и за их гибель должен кто-то ответить, если речь идет о правосудии, а не о провокации.

Немецкий журналист и публицист Йорген Элзесер на основе тщательного анализа доклада Института военной документации Голландии о событиях в Сребренице делает вывод, что Эрдемович и его подельники входили в группу, которую готовила некая секретная служба из Франции. «Когда в 2002 году доклад был опубликован, случился настоящий скандал, и голландское правительство ушло в отставку, т.к. якобы в нем было написано, что голландский батальон в Сребренице ушел от исполнения своих обязанностей, и поэтому он виновен в падении Сребреницы и смертях. Между тем, если какое-то правительство и должно было уйти в отставку после публикации этого доклада, то это правительство США. В докладе детально описаны три фазы, в которых главную роль играло ЦРУ и американские частные военные фирмы, которые на вертолетах доставляли в „защищенную и демилитаризованную зону“ Сребреница оружие во время запрета полетов в Боснии и Герцеговине», заявил он в своем интервью журналу «Фокус» (РС).

Очень похоже, что массовые убийства мусульман заранее и цинично планировались. Но не в Пале, Баня Луке или Белграде (сербами), а в Сараево и в Вашингтоне. Об этом не раз заявляли сами боснийские мусульмане, которые заинтересованы в том, чтобы узнать правду о своих погибших соотечественниках, родственниках, товарищах.

Так, Хакия Мехольич, который во время войны был начальником полиции в Сребренице, в интервью журналу «Дани» фактически обвинил в убийстве мусульман города Алию Изетбеговича (председателя президиума БиГ времен войны) и Билла Клинтона. Вот что он рассказал о визите в Сараево делегации из Сребреницы, в которую входил и сам Мехольич, в сентябре 1993 года:

«Изетбегович сказал: „Вы знаете, мне Клинтон предложил в апреле 1993 года, чтобы четнические силы вошли в Сребреницу, вырезали пять тысяч мусульман, и тогда будет военное вмешательство“. Наша делегация состояла из девяти человек, один из них умер, но все остальные могут это подтвердить».

В выяснении такой истины абсолютно не заинтересован МТБЮ, он делает все возможное, чтобы выгородить разжигателей братоубийственной войны на Балканах, чтобы в тюрьмах (или в могиле, как Слободан Милошевич) навсегда были похоронены Радован Караджич, Ратко Младич, Воислав Шешель, Здравко Толимир, другие сербские лидеры. А вместе с ними похоронена и правда.

http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=55 690


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru