Русская линия
Русский дом Владимир Максимов10.07.2009 

Трофеи и лавры Полтавы

8 июля 1709 года, 300 лет назад состоялось крупнейшее сражение Северной войны между войсками Царства Русского под командованием Петра I и шведской армией Карла XII, в котором Россия одержала решительную победу, положившую конец господству Швеции как главной военной силы в Европе

Полтавская битва! В её честь воздвигались монументы, чеканились наградные и памятные медали. Имя её носили воинские соединения и боевые корабли. О ней слагались легенды, её воспевали лучшие поэты, писатели России.

Знаменитая народная песня тех времён начинается словами: «Было дело под Полтавой, дело славное, друзья! Мы дрались тогда со шведом под знамёнами Петра»! Есть и поговорка: «Погиб, как швед под Полтавой», напоминающая о разгроме «непобедимой» армии Карла XII. Пётр I называл 27 июня (8 июля по н. ст.) 1709 года — «днём воскресения для России», «началом благополучия нашего и спасения». По воспоминаниям современников, он ежегодно праздновал победу под Полтавой с колокольным звоном, пушечными выстрелами, парадом Российской гвардии. Надевал в этот день «полтавский мундир» и простреленную в том бою шляпу.

Годовщину ли Полтавы

Торжествует Государь,

День, как жизнь своей державы

Спас от Карла русский Царь…

А.С.Пушкин. Пир Петра Великого.1835 г.

Долго помнили русские люди о том, что «боронена» шведская пашня солдатскими ногами, «распахана солдатской белой грудью». «Победу, — говорил Пётр I, — решает воинское искусство, храбрость полководцев и неустрашимость солдат. Грудь их — защита и крепость Отечеству!» Решающую роль в Полтавской победе сыграла и русская артиллерия, названная Царём «рачительницей победы». С Полтавы начался закат мощи Швеции и быстрый расцвет величия России.

После битвы посреди поля брани, устланного телами убитых, и перед фронтом выстроенных российских полков была установлена походная церковь и два больших царских шатра. Благодарственный молебен во славу Спасителя и дарованной им «преславной виктории» завершился троекратным салютом из ружей и пушек. С непокрытой головой объезжал Царь на белом коне доблестные русские полки и благодарил их за подвиг и ратные труды. Солдаты брали оружие «на караул» и под звуки военной музыки в знак приветствия склоняли взятые в сражении шведские штандарты и знамёна. Вдохновенно и сильно на полях Полтавы звучало обращение державного полководца к православному воинству: «Воины России, сыны Отечества, чады мои возлюбленные! Потом трудов моих создал я вас. Без вас государству, как телу без души, жить невозможно! Вы, имея любовь к Отечеству, не щадили живота своего и на тысячи смертей устремлялись безбоязненно. Храбрые ваши дела никогда не забудут потомки!» То был звёздный час Петра Великого и созданной им молодой русской армии.

В обеих армиях — русской и шведской — презирали трусость, малодушие и предательство и пели хвалебную песнь мужеству, героизму и подвигу. И трофейные знамёна и штандарты в сражениях Северной войны (1700—1721) брались «на шпагу» каждой из сторон и торжественно — в дни военных праздников и триумфов — проносились по улицам Москвы, Санкт-Петербурга и Стокгольма. По распоряжению Петра шведская артиллерия, амуниция и знамёна были отправлены в Воронеж. Среди трофеев русских были и два прапора, пять булав гетмана-изменника Мазепы, семь запорожских перначей, треуголка и полководческий жезл Карла XII, его походные носилки и боевой конь. Архив шведской армии со всеми тайнами внешней политики и секретной перепиской Карла XII с двуличными «союзниками» и злейшими врагами России были сожжены при Переволочне на берегу Днепра. Среди «трофеев» нашли несколько русских икон, обращённых шведами в шахматные доски. На виду всего войска со слезами на глазах русский Царь приложился к осквернённым святыням. До революции 1917 года в небольшой церквушке старинного села Жуки, что на Полтавщине, хранилась одна из поруганных шведами икон…

Много общего было между походами на Святую Русь многочисленных завоевателей, мечтавших о её порабощении… Общим был и бесславный конец! Внешние угрозы Российская держава отражала с твёрдостью монолита.

Врагам не везло на Россию:

Она не сдавалась в полон,

Она не делилась ни синью,

Ни светом своим, ни теплом…

В.Н.Кузнецов. 1960 г.

Состав армии Карла XII был «интернациональным». Помимо природных шведов здесь были немцы, австрийцы, финны, поляки, литовцы, латыши, эстонцы и даже итальянцы. В союзниках шведов были и запорожцы, украинские казаки-мазепинцы и валашские полки. В поход на Россию отправился даже близкий родственник немецкого композитора И.С.Баха (1685—1750), в честь которого великий маэстро написал музыкальное каприччо — «На прощание с возлюбленным братом».

Поздравляя одного из своих многочисленных корреспондентов — генерала А. Вейде с «преславной викторией», — Пётр Великий радостно сообщал: «взяты в плен генерал-фельдмаршал Рейншельд, генерал Левенгаупт, первый министр — граф Пипер, генерал-майоры Шлиппенбах, Штакельберх, Гамонтон, Роз, Крейц, Круз, ундер-, обер-и штаб-офицеров 1895, рядовых 19 070 (в которых и гвардии обе, конная и пешая), також артиллерия вся и 267 знамен».

Это была самая грандиозная катастрофа для Швеции. Потери русских войск были намного меньше — 1345 убитых и 3290 раненых; всего — 4635 человек. Слава «непобедимых шведов» развеялась и исчезла, как дым! Её сокрушили участвовавшие в «генеральной баталии» и прошедшие героический путь от Нарвы (1700 г.) до Полтавы (1709 г.) владимирские, тверские, рязанские, воронежские, вятские, псковские и нижегородские мужики, поднявшиеся с оружием в руках на защиту Отечества. На полтавской земле, известной под названием «Шведской могилы», вместе с побитыми шведами похоронено было и шведское великодержавие.

Тяжёлое историческое возмездие постигло Швецию за её попытку поработить русский народ, навязать ему чуждую веру и расчленить территорию России на удельные княжества и воеводства… Не только военные и политические просчёты Карла Шведского привели его армию к гибели. Общенациональный патриотический подъём русского народа явился той гранитной скалой, о которую разбилось вражеское нашествие. В Полтавской битве родилась новая великая держава — Россия!

О судьбе «шведского полона» известно следующее… Был объявлен именной царский указ о приёме пленных на русскую военную службу. Сохранившиеся архивные материалы и ведомости свидетельствуют, что шведские офицеры и солдаты тысячами шли служить в армию России, направлялись в петербургские полки, Москву, Киев, Чернигов, Смоленск, Воронеж, Стародуб, Харьков, Ахтырку и Раненбург.

После заключения Ништадтского мира (1721 г.) между Россией и Швецией из 23 тысяч военнопленных на родину вернулось лишь около четырёх тысяч человек. Очередное иноземное нашествие растворилось и исчезло, как мираж, на необъятных просторах Великой России. Для многих шведов она стала новой Родиной. Их дети и внуки — учёные, художники, инженеры, землепроходцы, офицеры и адмиралы Российского флота — честно служили обретённому после Полтавы Отечеству.

Триумфальные шествия победных ратей существовали в России и до Петра — во времена св. Александра Невского, св. Дмитрия Донского и Ивана Грозного. Но идея прохождения героев-победителей с военными трофеями и именитыми пленными принадлежала «господам шведам». Вот что писал по этому поводу в дни «Полтавского триумфа» датский посол Юст Юль: «В начале настоящей войны (1700 год. — В.М.), когда шведам случалось брать в плен русских, отнимать знамёна, штандарты и литавры или одерживать над ними верх в какой-нибудь маленькой стычке, они всякий раз спешили торжественно нести трофеи и вести пленных в Стокгольм. Этим шведы подали его царскому величеству повод действовать также и относительно их самих». В дни «Полтавского триумфа» высокомерным и гордым «сынам Швеции» пришлось испытать жгучий, но вполне заслуженный стыд.

К предстоящему «Полтавскому триумфу» Москва готовилась долго и основательно. Были возведены семь триумфальных ворот для доблестных российских полков.

21 декабря 1709 года в ясное зимнее утро состоялось незабываемое торжество! В конном строю, с распущенными знамёнами и обнажёнными палашами, шли ликующие победители. Об их приближении возвещали конные литаврщики и трубачи. Пётр решил подчеркнуть значение двух решающих русских побед: «матери» — Лесной (1708 г.) и ее «дочери» — Полтавы (1709 г.). Открывал шествие Семёновский полк, а замыкал лейб-гвардии Преображенский. Между ними находились 22 тысячи пленных шведов, артиллерия, воинские трофеи и повозки с барабанами и литаврами, шведский генералитет и первый министр, королевские носилки и поверженные знамёна и штандарты, взятые в сражениях при Лесной, Полтаве и Переволочне. 250 пленных шведских офицеров и генералов шли без шпаг по улицам древней русской столицы, которую они «без труда» собирались завоевать. За Преображенским полком, замыкая шествие, двигались многочисленные повозки с трофейной амуницией и прочими «дарами» Полтавы. В этот зимний солнечный день «Полтавского триумфа» состоялись торжественные похороны «непобедимой» шведской армии.

У Казанского собора и Воскресенских ворот с Иверской часовней героев-победителей встречало православное духовенство — с крестами, иконами и хоругвями. Особенно выделялся чудотворный Казанский образ, бывший с ополчением Минина и Пожарского. Ему была обязана Россия своим спасением в 1612 году. И накануне генерального Полтавского сражения Казанскую святыню выносили перед российскими полками, которым Пречистая Богородица даровала «нечаемую» и «преславную викторию».

Радостно звонили колокола московских монастырей и соборов. Воздух дрожал от пушечного салюта и грома военных оркестров. И среди всеобщего ликования и торжества победителей неповторимым державным басом гудел Иван Великий.

В Успенском соборе Кремля состоялся благодарственный молебен, а в Грановитой палате торжественный пир, на котором среди героев-победителей находились и побеждённые — шведские офицеры и генералы.

В благодарение Всемогущему Богу за полученную над Карлом XII, королём шведским, победу в июле 1709 года в Монастырский приказ был направлен царский указ. В нём предлагалось построить на месте Полтавской битвы мужской монастырь с каменной церковью во имя святых апостолов Петра и Павла, с нижним пределом преподобного Сампсона-странноприимца, в день которого была одержана победа. По указу Петра Великого в честь «преславной виктории» были построены храм Иоанна Воина в Москве и Сампсониевский в Санкт-Петербурге, заложен 54-пушечный линейный корабль «Полтава».

Уроки истории — о них иногда забывают… Забывают и слова великого русского полководца Александра Суворова: «Тщетно двигнется на Россию вся Европа. Она найдёт там — Фермопилы, Леонида и свой гроб!»

Только русский характер способен великодушно оценить воинскую доблесть поверженного врага! Свидетельством тому — памятник «Шведам от Русских», установленный к 200-летию исторического сражения (1909 г.) на полях под Полтавой. На увенчанной крестом каменной пирамиде надпись на русском и шведском языках: «Вечная память храбрым шведским воинам, павшим в бою под Полтавой 27 июня 1709 года». По достоинству оценил мужество шведов и Великий Пётр, вернувший генералам шпаги и поднявший победный кубок за здоровье шведских «учителей» в военном деле.

Утверждаясь в настоящем, мы торопливо — как от ненужного и старого хлама — отрекались от своих корней и традиций.

О героях былых времён, ратной славе и русском патриотизме вспомнили лишь в грозные военные годы, когда понадобилось бросаться под танки, идти на воздушный таран и закрывать амбразуры. Другого выхода не было!

«В суровый час мы вспоминали всё, чем Родина наша законно может гордиться. Вспоминали имена великих людей России, великие деяния и ратные подвиги прошлого», — отмечал маршал Победы Георгий Жуков.

Герои Куликовской битвы, Ледового побоища, Бородина и Полтавы играют неоценимую роль в моральной подготовке нашей армии, поднимают народный дух, будят патриотическую гордость и силу.

http://www.russdom.ru/node/1852


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru