Русская линия
Екатеринбургская инициатива Пётр Мультатули08.07.2009 

Европейские власовцы
К резолюции парламентской ассамблеи ОБСЕ о приравнивании Советского Союза к нацистской Германии

Итак, парламентская ассамблея ОБСЕ приравняла Советский Союз к нацистской Германии! Таким образом, Советская Армия-Победительница приравнена к побежденному вермахту. Армия, которая отстояла свою Родину, спасла миллионы славян, евреев, цыган от физического уничтожения, освободила от нацистского ига Европу, теперь, это самой Европой, в лице духовных наследников фашистских пособников, приравнивается к армии оккупантов, армии висельников и мародеров, в течение четырёх лет терзавшей и насиловавшей европейские народы.

Свершилось то, о чём давно грезили зарубежные русофобы всех мастей, начиная от германских неонацистов и заканчивая украинскими необандеравцами, да прибалтийскими ультра. Но что Европа! Полную моральную ответственность за это решение несут и отечественные «борцы с коммунизмом», реабилитаторы власовцев и полицаев, в течение десятилетий кормящих нас сказками о «второй гражданской войне 1941−1945 годов». Эти люди, утверждающие, что Великая Отечественная война была «войной русского народа с коммунизмом», обвиняют своих оппонентов, свято чтущих великий подвиг наших дедов и отцов, в симпатиях к коммунизму. Они придумали термин «православного сталинизма», «совпатриотизма» и прочих узколобых штампов. К сожалению, высказывания ряда людей из так называемого патриотического лагеря, ратующих за какой-то «красный проект», «красные ценности» и даже говорящие о «красных алтарях», дают прекрасную возможность клеветникам обвинять всех своих оппонентов в симпатиях к коммунизму.

Настало время дать чёткий ответ всем этой безграмотной клевете.

Первое. Православный человек не может быть ни при каких обстоятельствах настоящим коммунистом. Потому что коммунизм в его истинном и первоначальном смысле есть идея абсолютная сатанинская и с христианством несовместимая.

Какую цель ставит перед собой коммунизм? Построение идеального общества. Коммунизм исторгал из себя догмы, в которые все его последователи обязаны были верить, даже если они были противоречивы, более того, абсурдны. Хорошо, построили коммунистическое общество: а дальше что? На этот вопрос коммунизм в лице его «научной» доктрины марксизма вместо ответа предлагал мифотворчество. Коммунизм, по Карлу Марксу, это общество, живущее по принципам «от каждого по способностям — каждому по потребностям». Это общество, в котором устранены все противоречия, где нет преступности, нет войн, нет эксплуатации человека человеком. То есть коммунизм предполагает построение «царства небесного» на земле. Как же достичь такого общества? Нужно, самое главное, освободить труд, изменить производственные отношения между людьми, уничтожить эксплуатацию человека человеком, для этого нужна мировая революция, ниспровержение всего старого, что мешает построению такого общества. Прежде всего, должна быть уничтожена христианская государственность (монархия), старая «буржуазная» мораль (религия), затем эксплуататорские классы (несколько миллионов дворян, священников, учителей, врачей, промышленников, ремесленников), носители этой морали. Так будет достигнута первая ступень — социализм. Затем, в освобожденном от эксплуататоров обществе, по мере дальнейшего высвобождения духовных и физических сил человека, начнется построение коммунистического общества.

Понятно, что все это является чистейшей утопией. Её цель — отвлечь людей от дороги в истинное Царство Небесное, не пустить их ко Христу. Поэтому все идеологи и практики коммунизма всегда ненавидели христианскую Церковь. «Доктор Маркс, — писал один из основоположников „вульгарного коммунизма“ Мозес Гесс, — нанесёт окончательный удар средневековой религии и философии. Маркс непременно прогонит Бога с Небес».

Мечты еретиков, мошенников, демагогов или психопатов типа Томмазо Кампанеллы, Гракха Бабёфа, графа Анри де Сен-Симона, Шарля Фурье, Роберта Оуэна, Н. Г. Чернышевского о построении коммунистического «города Солнца», «трудовых коммунах», о национализации женщин и так далее, которые они лелеяли в своих «снах Веры Павловны» всем казались милой забавой чудаков. Идеи Карла Маркса уже многим казались не мечтами, а интересной теорией экономиста и учёного. Когда же эти мечты и теории вылезли из снов наружу, то оказалось, что это не мечты и теории, а самые чудовищные кошмары, которые когда-либо знало человечество. Мир ужаснулся от кровавых преступлений Ленина, Свердлова и Троцкого, начисто забыв при этом, что эти злодеи впитали в себя коммунистическое наследие «милых чудаков» и теоретиков XIX столетия.

Второе. Коммунизм есть явление совершенно чуждое русскому народу. Русский народ — первая и главная жертва коммунизма.

Коммунизм, в его классическом виде, был привнесён в Россию с богоборческого Запада. Оторванная от народа антинациональная часть русской интеллигенции впитала и выпестовала в себе это учение. Вспомним, поклонник Маркса и первый переводчик «Капитала» на русский язык Герман Лопатин стал коммунистом заграницей, где он жил долгие годы, под влиянием личного знакомства с Марксом. Основатель первой марксистской организации в России Георгий Плеханов 37 лет провёл заграницей. Вождь большевиков Ульянов (Ленин) провёл заграницей боле 13 лет. Можно с уверенностью сказать, что ленинское мировоззрение окончательно было сформировано именно за рубежом. То же самое можно сказать о Троцком, Зиновьеве, Каменеве, Бухарине и других пламенных большевиках.

Коммунизм антинационален, а потому он был органически чужд православному русскому народу, всем народам, населявшим Российскую империю. Можно и нужно сколько угодно говорить о грехопадении народа 1917 года, о том, что народ не оказал должного сопротивления революции, что он купился на посулы большевиков. Но совершенно не правильно считать, что русский народ воевал за коммунистические идеалы.

Несколько миллионов людей в России пали во имя того, чтобы коммунизм не восторжествовал на их Родине. Но и большая часть тех простых людей, что воевали на стороне «красных», тоже не были коммунистами. Эти люди по-своему считали, что воюют за Россию, полагали, что большевики отстаивают независимость России от иностранных капиталистов. Конечно, были и такие, которые пошли за большевиками, потому что они пообещали им землю и сладкую жизнь. Но считать, что все «красные» были шкурниками и лодырями, так же нелепо, как полагать, что все «белые» воевали за дворянские привилегии.

Да, «красные» были обмануты, да большевистские главари использовали их иллюзии в своих нечестивых целях. Но не будем забывать, что и те, кто воевал за «белых», тоже были обмануты. Девятнадцатилетний подпоручик-доброволец, истекающий кровью под Новочеркасском или под Ростовом, конечно, ничего не знал ни об участии генерала Алексеева в антицарском заговоре в феврале 1917 года, ни о сговоре Колчака с английской разведкой и американскими олигархами. Доброволец этого ничего не знал, он умирал за Россию.

Гражданская война слишком противоестественная и сложная вещь, чтобы простому человеку было сразу понятно, на чью сторону идти. Это ведь только нынешним борцам с коммунизмом всегда ясно, что надо всегда быть неважно с кем, но против «коммуняк». А 92 года тому назад разразилась великая народная трагедия: Братоубийственная война. И подходить к явлению Гражданской войны надо именно как к трагедии, а не как к очередному поводу свести счёты со своими политическими противниками.

Между тем, русский народ, и «белые», и «красные», никогда не принял коммунизма, идеи «мирового пожара» и «всемирной революции». К концу 20-х годов всем стало понятно, что явил собой большевизм. Но если большая часть проигравших «белых» все свои надежды связывала с новой иностранной интервенцией против Советской России, то православные люди, оставшиеся в ее пределах, понимали, что большевизм попущен народу России за грехи, что нужно переболеть большевизмом, выстрадать прощение Божие. Примечательно, что все Святейшие Патриархи Московские постреволюционного периода, начиная от Патриарха Тихона и заканчивая Патриархом Кириллом, либо сами, либо их семьи, пострадали от большевизма. Патриарх Тихон (Белавин) был фактически убит большевиками, Патриарх Сергий (Страгородский) неоднократно арестовывался, Патриарх Алексий I (Симанский) был арестован и сослан, Патриарх Пимен (Извеков) был арестован и сослан, дед Патриарха Алексия II (Ридигера) был расстрелян большевиками, родители были вынуждены бежать заграницу от гонений большевизма, дед и отец Патриарха Кирилла (Гундяеева) были узниками советских концлагерей.

Однако из уст наших Святителей мы никогда не слышали суетной партийной демагогии, упрощения истории. Наши Святители всегда осуждали грех, а не грешника, всегда стремились видеть в исторических событиях, прежде всего Промысл Божий. Примечательны слова великого подвижника Православия отца Павла Груздева, проведшего долгие годы в ГУЛаге. Отец Павел, когда ему говорили о том, какой он праведник отвечал: «Это всё лагеря, если бы не лагеря, я был бы просто ничто!». И это было, конечно, не оправдание лагерей. Ни один нормальный человек не может оправдывать лагеря и убийства, не может оправдывать мучения людей. Но нельзя не понимать, что через лагеря и страдания Бог наказывал и одновременно спасал русский народ. И подвижники Православия своими духовными очами видели это. Епископ Сергий (Соколов) писал, как по-разному воспринимали ниспосланные им испытания оказавшийся в ГУЛаге православный епископ и «твердокаменный» большевик: «И вот оказались на тюремных нарах рядом большевик, уверенный, что происходящее не что иное, как нелепая ошибка, злой рок, и епископ, который с улыбкой встречает каждый Божий день и в сердце своем повторяет слова колоссальной духовной силы: „Слава Богу, за всё!“ Два страдальца, два креста, но не всякое страдание спасительно, учит нас Церковь, не всякий крест тождествен Кресту Христову, открывающему людям вход в блаженную вечность с Богом».

Поэтому слова Святейшего Патриарха Кирилла о Великой Отечественной войне, как о Божьем наказании мудры и справедливы. Только современные функционеры КПРФ со своим куриным мышлением не могут понять значения слов Патриарха. Но богословская оценка Великой Отечественной войны нашей Церковью, никогда не означала принижения и тем более отрицания подвига нашего народа.

Святейший Патриарх Сергий 22 июня 1941 года: «Жалкие потомки врагов православного христианства, хотят ещё раз попытаться поставить народ наш на колени перед неправдой, голым насилием принудить его пожертвовать благом и целостностью Родины, кровными заветами любви к своему Отечеству.

Но не первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С Божиею помощью и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу. Наши предки не падали духом и при худшем положении потому, что помнили не о личных опасностях и выгодах, а о священном своем долге перед Родиной и верой, и выходили победителями. Не посрамим же их славного имени и мы — православные, родные им и по плоти, и по вере. Отечество защищается оружием и общим народным подвигом, общей готовностью послужить Отечеству в тяжкий час испытания всем, чем каждый может. […] Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла, и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего и теперь. Благословляет она Небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг. Положим же души своя вместе с нашей паствой. Путем самоотвержения шли неисчислимые тысячи наших православных воинов, полагавших жизнь свою за Родину. Они умирали, не думая о славе, они думали только о том, что Родине нужна жертва с их стороны, и смиренно жертвовали всем и самой жизнью своей".

Святейший Патриарх Алексий I: «Мы веруем, что и теперь великий предстатель за землю Русскую Преподобный Сергий простирает свою помощь и свое благословение русским воинам. И эта вера дает нам неиссякаемые силы для упорной и неустанной борьбы. И какие бы ужасы ни постигли нас в этой борьбе, мы будем непоколебимы в нашей вере в конечную победу правды над злом и окончательную победу над врагом…».

Святейший Патриарх Пимен: «Если мы обратимся к событиям Великой Отечественной войны 1941−1945 годов, то и в них мы найдем подтверждение того непреходящего значения, какое имела Куликовская эпопея. В годы Великой Отечественной войны, когда со всей очевидностью и убедительностью проявились патриотические традиции Русской Православной Церкви, на средства, собранные в результате добровольных пожертвований православных верующих нашего Отечества, была создана танковая колонна, которой было присвоено имя князя Димитрия Донского, возглавившего русское воинство в Куликовском сражении. Эта танковая колонна внесла большой вклад в общее дело разгрома фашистских захватчиков».

Святейший Патриарх Алексий II: «Годы Великой Отечественной войны — годы духовного возрождения нашего народа после долгих лет господства безбожного режима. И это возрождение проявлялось не только в восстановлении церковных структур и открытии духовных учебных заведений. Все это были лишь следствия. Уже в самом начале войны Церковь в лице местоблюстителя Патриаршего престола митрополита Сергия благословила защитников Отчизны, благословила грядущий общенародный подвиг, и затем на протяжении всех военных лет священноначалие, духовенство и миряне вносили свой посильный вклад в дело борьбы с врагом. Символично, что победа над фашизмом была дарована именно в День памяти Георгия Победоносца 6 мая 1945 года. Наш народ в годы Великой Отечественной войне явил пример любви и жертвенного служения своему Отечеству, и об этой любви нельзя забывать».

Святейший Патриарх Кирилл (в связи с кончиной ветерана Великой Отечественной войны, генерала армии В. И. Варенникова): «Имя генерала Варенникова навсегда вписано в историю Российской Армии. Участник Великой Отечественной войны, знаменосец Парада Победы 1945 года, выдающийся военный организатор и патриот, он олицетворял собой совесть и честь офицерского корпуса нашей страны. Всемилостивый Господь призвал его к Себе в светлые пасхальные дни, накануне великого праздника Победы, в день памяти святого великомученика Георгия Победоносца — небесного покровителя русского воинства».

Как видим, оценка Великой Отечественной войны и Победы нашего народа оценивалась и оценивается Святейшими Патриархами всегда одинаково, как величайшее историческое событие. И уж, конечно, ни одному из наших Иерархов не приходило в голову полагать, что нашим воинам, следовало сдаваться в плен и переходить на сторону врага, как утверждают сегодня некоторые фальсификаторы истории.

Третье. «Сталинизм» не был коммунизмом.

Безусловно, так называемый «сталинизм», то есть режим, сложившийся к началу Великой Отечественной войны и получивший наибольший расцвет в 1945—1953 годах, не был классическим коммунистическим режимом, не смотря на всю его коммунистическую риторику. Можно считать этот режим преступным, а Сталина тираном, можно сколько угодно не принимать методов этого режима, но не видеть, что сталинский режим был в идеологическом плане противоположен коммунистической маркистско-ленинской идеологии — невозможно. Для того чтобы убедиться в этом, достаточно обозначать основные догмы коммунистов-большевиков.

1. Коммунизм отрицает государственность в классическом её виде и стремится к её уничтожению.

2. Коммунизм враждебен нации и национальным особенностям того или иного народа и стремится к уничтожению этих особенностей.

3. Коммунизм крайне враждебен религии, особенно христианской, и ставит перед собой целью ее уничтожение.

4. Коммунизм делает ставку на мировую революцию, стремится к мировому господству.

5. Коммунизм, несмотря на всю свою атеистическую риторику, чрезвычайно близок к оккультизму и масонству.

6. Коммунизм стремится уничтожить любой вид частной (индивидуальной) собственности.

7. Коммунизм стремился использовать Россию как сырьевой придаток для мировой революции.

8. Коммунизм стремится к уничтожению товарно-денежных отношений.

9. Коммунизм выступает врагом человеческой морали, широко пропагандирует моральное разложение общества (поощрение абортов, разводов, свобода различных форм блуда и так далее).

10. Коммунизм стремится к унификации населения, опирается на систему трудовых коммун и концлагерей, которые создаются с единственной целью — уничтожения людей.

Образцом коммунистического государства была 70-х года ХХ века Камбоджа. В СССР этот вид коммунизма называли «казарменным», но в том то и дело, что коммунизм может быть только казарменным. Не трудно понять, что «сталинизм» не обладал почти ни одним из этих признаков. «Сталинизм» имел следующие отличительные признаки:

1. Отказ от идей «мировой революции». Создание мощного и развитого государства.

2. Использование природных ресурсов в целях интересов этого государства.

3. Ставка на национальную гордость и патриотизм.

4. Ставка на нормализацию отношений с Церковью, при полном контроле над ее жизнью со стороны государства.

5. Неприятие всякого рода оккультизма и эзотерики.

6. Пропаганда пуританского и здорового образа жизни, культ спорта.

7. Разрешение, хотя и сильно урезанных, товарно-денежных отношений.

8. Создание системы ГУЛАга для использования подневольного труда на стройках «народного хозяйства».

Конечно, «сталинизм» нёс в себе ядовитые корни коммунизма. Конечно, «сталинизм» взял многое из методов и практики большевизма. Но «сталинизм» весьма основательно, хотя и скрыто, изменил марксистско-троцкистско-ленинскую идеологию. Лучшей иллюстрацией этого нашего утверждения являются слова И. В. Сталина, сказанные им в 1946 году: «Разница между ними (коммунистами и беспартийными — П. М.) лишь в том, что одни состоят в партии, а другие — нет. Но эта разница формальная». Рассуждений на тему чем руководствовался Сталин в своих действиях, почему он отказался от многих основных положений большевизма, делал он это вынуждено, или по убеждениям, может быть сколько угодно. Эти рассуждения могут иметь отношение к личности Сталина, но — никакого к реалиям сталинского режима. Независимо от целей, которые ставил перед собой Сталин и от причин по которым он действовал так, а не иначе, созданный объективными и субъективными обстоятельствами советский режим 1940−1953 годов не был режимом 1918−1937 годов.

Был ли «сталинизм» выходом из создавшегося тупика? Нет, не был. «Сталинизм», не смотря на все его успехи, был заранее обречён на поражение, ибо он был построен на лжи, опирался на мертвящий и отвратительный культ Ленина. «Сталинизм» не имел приемственности с русской дореволюционной историей. Власть самого Сталина была нелегитимной с точки зрения духовного восприятия государственной власти. Но здесь следует сказать, что с этой точки зрения после свержения и убийства Божьего Помазанника Императора Николая II, любая власть, которая бы победила в Гражданской войне была бы не легитимной, в том числе и либеральная кадетско-белогвардейская диктатура.

Поэтому мы объясняем в очередной раз тем, кто кричит о «православном сталинизме». Это плод больного воображения. Православный человек не может «сталинистом», ни «совпатриотом». Он может быть только православным христианином и патриотом. Но христианство как раз учит любить своё земное Отечество, любить, господа, и защищать не смотря на политические режимы.

Четвёртое. Наш народ воевал не за коммунизм, или «сталинизм».

Великая Отечественная война ясно продемонстрировала, что весь многонациональный народ России поднялся на защиту не коммунизма, или «сталинизма», а на защиту своей Родины. Это хорошо понимал Сталин. Это видно и по его знаменитым «Братьям и сёстрам», и по его словам, сказанным американскому послу А. Гарриману по поводу того, за кого воюют советские люди. «Вы думаете, они воюют за нас? Нет, они воюют за свою матушку- Россию». Сам образ Сталина к концу войны претерпел кардинальное изменение. На смену большевистскому партийному функционеру, одетого в мрачный китель, пришёл всенародно признанный Вождь в белом мундире и золотыми погонами. На параде Победы советская армия шла в царской военной форме, под звуки «Славься» Глинки.

В ходе победоносной войны, ценой величайших жертв Советский Союз сокрушил не просто очередного врага. Была сокрушена воистину сатанинская и очень схожая с подлинным коммунизмом идеология. Идеология очередных западных «чудаков» и теоретиков. Эти «чудаки» и теоретики, так же как и коммунисты, хотели построить идеальное общество, естественно в казармах, естественно в лагерях и естественно ценой жизней миллионов людей. Так же как и коммунисты, нацисты ненавидели христианство. Так же как и коммунисты, нацисты были заядлыми оккультистами и даже Шамбалу искали вместе. Вся разница между коммунистами и нацистами заключалась в том, что первые стремились осуществить свои фантазии с помощью одного «передового класса», а вторые с помощью одной «передовой нации». То, что при этом будут уничтожены миллионы представителей этого класса и этой нации, теоретиков волновало мало. Здесь следует сказать, что за спиной нацистов стояли те же самые силы, что и за спиной большевиков. Сегодня мы называем эти силы «глобалистским капиталом», или «мировой закулисой». Эта мировая закулиса стремилась и стремится к мировому господству, используя всякий раз новых и новых теоретиков.

Нацисты думали встретить в лице СССР — страну коммунистов. Советский народ они представляли как скопище рабов под властью коммунистических владык (также представляют себе советский народ сегодняшние ненавистники Победы). Стоит только заменить одних владык на других, и это быдло пойдёт за новыми хозяевами так же, как шло за старыми. Как жестоко они ошибались, нацисты поняли уже в июне 1941 года, когда им пришлось драться за каждый клочок советской земли. Потом осознание этой ошибки пришло в заснеженных полях под Москвой, в Сталинградском котле, под Прохоровкой и в Берлине. Нет, не коммунистические рабы отстояли Москву и Ленинград, не пустили немцев за Волгу, не коммунистические рабы гнали врага на Запад, не коммунистические рабы выбили зубы лучшей армии мира, не коммунистические рабы подняли Знамя Победы над Берлином. Не коммунистических рабов встречала освобождённая Европа и спасённое Отечество. Великий и свободный народ, народ-труженик, народ-воин, народ-молитвенник одержал верх над нацистским зверем. И не только над ним. Этот великий народ сделал ещё невозможным победу коммунизма в России. Именно этот народ, а не мифические «антикоммунистические» формирования, являвшиеся на самом деле предателями Родины, заставил коммунистическую гидру ретироваться.

Возвращаясь в русских гимнастёрках с фронта, заполняя храмы и возлагая цветы на могилы национальных героев, наш народ свидетельствовал всему миру, что победил не коммунистический строй, а — Русская Православная Цивилизация. И благовест на Пасху 1945 года, прозвучавший впервые после долгих лет свободно и громко, возвещал об этой великой Победе.

Силы, которые стоят за кучкой недалёких узколобых русофобов из ОБСЕ отлично осознают значение этой великой Победы. Вот, почему против неё ведётся сегодня такая оголтелая война. Вот почему наши враги всеми силами пытаются навязать миру образ СССР как брата-близнеца нацистской Германии. Вот почему, одновременно с решением ОБСЕ было решение японского парламента, признавшего Курильские острова «исконной японской территорией». Это часть полномасштабной, пока еще только идеологической, войны против России. Пока мы эту войну проигрываем. Проигрываем по всем фронтам, как в июне 1941 года. Также как и в 1941 трусы и паникёры стремятся перебежать на сторону сильного врага, под крылышко «цивилизованного» Запада. Но мы твёрдо верим, что «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами».

http://www.ei1918.ru/russian_today/evropejskie_lguny.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru