Русская линия
Русские на Украине Виктор Шестаков02.07.2009 

Двойной юбилей или неизвестная победа

Весьма часто случается, что под бравурные марши одного радостного события, забывают событие другое, не менее важное. Вот и нынешним летом 2009-ого, за воспеванием Полтавской победы забывают еще одну победу над тем же противником, над Швецией.

Дело в том, что Россия воевала со шведами с XIII века почти десяток раз и после Полтавы война продолжалась до 1721 года, но даже заключение Ништадского мира не внесло ясности в отношения двух государств.

Скандинавы стали проявлять дерзость уже при императрице Екатерине I, раздираемая противоречиями партий «шапок» и «шляп», страна рвалась к реваншу.

Императрица Анна Иоанновна всячески пыталась уклоняться от конфликта и даже в обмен нейтралитета взяла на себя уплату части государственных долгов Швеции. Но русское благородство наткнулось на тупую шведскую агрессивность.

«Дело финское»

Стокгольм воспользовался неразберихой на русском и австрийском престоле, после смерти Анна Иоанновны и австрийского короля Карла VI, и в феврале 1741 году командующий финляндским корпусом Будденброк получил приказ начать боевые действия. Главнокомандующим стал граф Карл Эмиль Левенгаупт. Воспользовавшись отсутствием на севере боеспособных частей русских, которые находились на границе с турками, шведы двинулись на Выборг.

Не дожидаясь подхода армий, русский командующий Петр Петрович Ласси, решил действовать наступательно. Он был одним из верных сподвижников Петра, Ирландец по происхождению, Ласси верно служил русскому престолу, был тяжело ранен под Полтавой, взял ригу, участвовал в Прутском походе, воевал в Голштинии, после отличился в польской войне, воевал с Турцией.

22 августа Ласси неожиданно атаковал и разгромил корпус генерала Врангеля под Вильманстрандом, город был взят, в плен попал сам Врангель. Хотя и потери русских были ощутимы. Ласси отвел войска и прекратил активность, зная, что в Петербурге произошел переворот, и на престоле оказалась «дщерь Петрова» — Елизавета. Новая правительница заключила перемирие до весны.

Шведы, воспользовавшись миром, укрепляли позиции. Однако, когда начались военные действия отряд Левашова взял укрепления Мендлакс вообще без боя.

Ласси прекрасно изучил опыт ведения боев здесь Петра и активно применял обходы по дорогам и тропам, проделанным еще тогда, что позволило полностью отрезать шведов и с суши и с моря под Гельсингфорсом. За свои просчеты Будденброк и Левенгаупт были осуждены и погибли на плахе. Так, практически без крупных столкновений Швеция опять проиграла войну и в Або был подписан мирный договор.

«Предтеча Глейвица и «Роченсальмская буря»

В 1772 году, в результате переворота к власти в Стокгольме пришел король Густав III и вновь, внутренние проблемы собирались решать за счет победоносной войны с Россией. Новая императрица Екатерина не хотела войны и отмахивалась от идей Потемкина, предлагавшего захватить Финляндию, ибо готовилась к очередной войне с османами.

Но войны весьма ждал король Густав, укрепивший крепости Свеаборг, Свартгольм и создавший гребной «армейский» флот для действий в шхерах. Но русские не давали повода к войне, и потому Густав разработал план провокации.

Известно, что Гитлер напал на Польшу в 1939 году после провокации в Глейвице, когда немецкий спецназ в польской форме напал на германский поселок. Густав совершил подобное еще в 1788 году — финских ополченцев переодели в русскую форму и те напали на шведские посты. Информационный повод был найден: русские медведи напали на благородных европейцев! Одновременно шведы массово подкупали корельское население призывая к мятежу.

Угроза шведов была столь очевидной, что «для ободрения жителей» Екатерина переехала из Царского Села в Петербург и даже возглавила гвардию, а сына Павла отправила на фронт.

Первоначально русскими командовал граф Мусин-Пушкин. Если действия русского флота адмирала Грейга были успешными, то на суше шведам удалось блокировать Фридрихсгам. Неожиданно в шведской армии началась смута, чему способствовала русская контрразведка, часть финских войск перешла к «конфедератам» желающим уйти под протекторат России.

После смены руководства армии на графа Салтыкова, русские войска заметно активизировались, не взирая на неразбериху в компетенциях, которую сам граф называл «разнобоярщиной».

Особо удачно действовал русский флот. Адмирал галерного флота Нассау-Зиген одержал важную Свенксзундскую победу, а адмирал Чичагов блестяще разблокировал Ревельский залив. Ошеломительной победой стал бой в шхерах Выборгского залива, где русские флотилии Нассау, Ханыкова и Повалишина добились абсолютного превосходства. А сам король густав едва скрылся на шлюпке.

Русские готовились нанести окончательный удар по запертому в Рончельсамской бухте шведскому флоту. Но в дело вмешалось провидение, и налетевший шторм за полтора суток уничтожил большую часть русских кораблей. Погибли 54 судна и около 10 тысяч моряков. Императрица была шокирована произошедшим и в письме Потемкину отметила: «Ничто мое сердце не сокрушило, как сие». Продолжать войну было тяжело, и 3 августа 1790 года был заключен Верельский мир.

«Контрольный выстрел»

Через сто лет после вторжения Карла XII в Россию и Малороссию началась очередная русско-шведская война, результатом которой и стало «окончательное решение шведского вопроса».

17 лет страны жили в системе нейтралитета, более того, император Александр I и король Густав-Адольф IV являлись почти родственниками, ибо в женах имели родных сестер. Но присутствие на европейской арене опасного игрока по фамилии Бонапарт, обрекало страны на конфликт. К тому же в Швеции не остывал реваншизм, а Россия была не прочь обнять своим имперским теплом Финляндию.

После Тильзитского мира с наполеоном, Россия присоединялась к континентальной системе, которую нарушал Густав-Адольф. Формально это было поводом к войне. Союзниками Александра выступал наполеон и Дания. Англия же поддержала скандинавов.

Война началась в феврале 1807 года, когда 24-тысячный корпус ученика Суворова графа Федора Федоровича Буксгевдена, перешел реку Кюмень. Через несколько дней был взят Борго, а казаки и драгуны Орлова-Денисова наскоком захватили Гельсингфорс. Уже 20 марта был издан высочайший манифест и декларация к иностранным государствам о завоевании Финляндии. «Страну сию, оружием Нашим таким образом покоренную, Мы присоединяем отныне навсегда к Российской империи и вследствие того повелели Мы принять от обывателей ее прислугу на верное Престолу Нашему подданство».

Однако радости были преждевременными. Шведы смогли сосредоточиться и нанести ряд ощутимых ударов. У Сикайоки едва ушел от поражения авангард Кульнева, затем у Револакса по беспечности был разгромлен отряд Булатова, лишь часть его штыками пробила себе путь из окружения. И наконец, бригада шведского генерала Сендельса неожиданно напав на отряд Обухова уничтожила его. Кроме того, разворачивалась и партизанская борьба.

Но были и серьезные успехи — Был взят город Або, без боя дались крепости Свеаборг и Свартгольм, как говаривали не без содействия «золотого пороха». В Петербурге это известие вызвало бурю восторга, но война продолжала идти циклично — опять пришло время шведских побед. Впервые русская армия столкнулась с сопротивлением иррегулярных войск. То, что ускорило падение наполеона в 1812, а именно «дубина народной войны», стала реальной угрозой для русской армии. Партизаны нападали на мелкие отряды и гарнизоны, убивали курьеров, жестоко уничтожали пленных солдат и офицеров. В городе Ваза жители стали стрелять в спины солдатам прямо из окон, за что город подвергли наказанию. В Вирте местные жители напали на спящий лагерь, и в стычке был убит князь Долгорукий. Любопытно, что именно здесь начинал свою антипартизанскую работу будущий партизан Отечественной войны Денис Давыдов.

На помощь шведам выступили англичане. Хотя они обещали десант экспедиционного корпуса, но выслали лишь эскадру Сомартеца, которая действовала против русского флота.

Наиболее активные боевые действия велись летом в Финляндии, где действовал корпус Николая Каменского и отряд Кульнева. К октябрю вся территория была уже под контролем. «Мы завоевали Финляндию: сохраните ее!», — сказал сам Каменский отправленный в тыл по болезни.

Война затягивалась и потому осенью 1808 года, дабы обеспечить «граду Петрову безопасие», было принято решение «ухватить противника за сердце свейское», то есть выйти непосредственно к Стокгольму. Данную операцию доверили курировать Аракчееву.

Подготовка к операции, предложенной и разработанной Каменским и и Баркаем де Толии проводилась крайне серьезно. Решение было принято неординарное — нанести удар по шведам там, где они его ожидали менее всего, со стороны замерзших заливов. В свое время Ульянов-Ленин активно пользовался замерзшим льдом для пеших прогулок в Финляндию, до него это решили сделать русские дивизии.

Русская армия тремя колоннами двинулась по льду Ботнического залива. Северной колонной, которая шла на Торнео, командовал Шувалов. Войска Барклая де Толли двигались через Кваркен на Умео. И корпус Багратона — на Аландские острова.

8 марта начался беспримерный переход в невероятно сложных условиях. Вперед выдвинулась разведка на санях, остальные шли вслед. Ветер сбивал с ног, лошади скользили копытами об лед и резали ноги острыми краями льдин, на 30 градусном морозе коченели руки, а ближе к берегу шли по колено в снегу. Барклай доносил: «Понесенные в сем переходе труды единственно русскому преодолеть только можно…»

И они преодолели и дошли. Захваченный врасплох шведский гарнизон в Умео из 7 тысяч человек сдался без боя. Шувалову пришлось тяжелее — он был вынужден оставить на льду 200 человек больных часть пушек, но все же заставил генерала Гриппенберга сдаться.

Пройдя за четверо суток через торосы, авангард Кульнева вышел в 100 верстах от Стокгольма, и вызвав полный шок, взял боем Грисслехамн. Шведы были поражены действиями генерала, что даже издали уникальный приказ: «В Кульнева не стрелять!»

Денис Давыдов посвятил ему свои строки:

Поведай подвиги усатого героя,

О муза! Расскажи, как Кульнев воевал,

Как он среди снегов в рубашке воевал

И в финском колпаке явился среди боя.

Неожиданная операция русских и восстание норвежцев привели к перевороту — Густава Адольф был низложен, а власть перешла Карлу Зюдерманландскому. Бои происходили еще до августа, а уже 5 сентября 1809 года был заключен Фридрихсгамский мир, по которому «шесть губерний Финляндии отошли в собственность и державное обладание Империи Российской».

Так усилиями и волей русского солдата, Швеции была сделала окончательная прививка от агрессивности. Финляндия, вошедшая в состав империи как Великое княжество Финляндское с широкой автономией и конституцией, которая, по мнению самих финнов, была образцом для тогдашней Европы и послужила толчком к государственной независимости страны.

http://rus.in.ua/news/1603.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru