Русская линия
Русский дом Анатолий Степанов27.01.2006 

Взрыв харчевни «Тверь»
Так начинался массовый террор

27 января 1906 г. — 100 лет назад был совершён громкий теракт против Союза Русского Народа, что знаменовало начало массового революционного террора.

Об этом злодеянии сейчас практически никто ничего не знает. А между тем взрыв революционерами-террористами 27 января 1906 года харчевни «Тверь» за Невской заставой Санкт-Петербурга свидетельствовал о целях революции 1905−1907 годов. Жертвами этого теракта стали простые рабочие, т. е. революционеры подняли руку на представителей того класса, за счастливую жизнь которого они на словах боролись. Но страшнее этого саморазоблачения «пламенных революционеров» было то, что этот взрыв стал началом массового террора. И ранее ими совершались кровавые убийства (Великого Князя Сергея Александровича, министров внутренних дел Д.С. Сипягина и В.К. Плеве, генерал-адъютанта В.В. Сахарова и других), а после взрыва харчевни на рабочей окраине теракты стали делом обыденным и происходили чуть не ежедневно. Словно был перейдён какой-то незримый рубеж.

Чем же помешала революционерам харчевня за Невской заставой Петербурга? Почему взорвали именно её? Объясняется это очень просто: — харчевня «Тверь» была организована Союзом Русского Народа и здесь на средства жертвователей кормили потерявших работу рабочих Невского судостроительного завода. Очевидно, что благотворительность Союза Русского Народа очень мешала «делу революции». Мешала даже сильнее, чем полиция и охранное отделение. Хозяином харчевни был член Союза Русского Народа крестьянин Фёдоров. Она располагалась недалеко от Невского судостроительного (Семянниковского) завода в Прогонном переулке. Ныне этот переулок не только переименован, полностью изменился его облик. Ни одного здания, построенного до революции, не сохранилось. Нет здесь и харчевни «Тверь», двери которой были открыты для всякого неимущего русского человека. Здесь часто собирались рабочие-монархисты Семянниковского завода (там было создано довольно крупное отделение Союза Русского Народа), обсуждали свои насущные проблемы. Потому её и решили уничтожить «пламенные революционеры». Нужно отметить, что создание в ноябре-декабре 1905 года Союза Русского Народа эти «борцы за счастье всего человечества» встретили с ненавистью и злобой. Против русских патриотов вскоре был развязан настоящий террор, жертвами которого стали несколько десятков руководителей и активистов местных отделов Союза.

Но взрыв харчевни «Тверь» был первым громким терактом. Вечером 27 января 1906 года здесь было, как обычно, многолюдно и оживлённо. За обеденными столами и в бильярдной комнате находились около 50 рабочих. В половине девятого в окно бильярдной и входную стеклянную дверь были брошены две бомбы. «Работали» профессиональные боевики-террористы. Сначала прогремел взрыв в бильярдной, люди в панике бросились к выходу, но им навстречу влетела другая бомба. На месте были убиты 40-летний Василий Никифорович Королёв и 18-летний Алексей Васильевич Барабанов. Одиннадцать человек получили серьёзные ранения.

Свидетельством тому, что действовала группа профессиональных революционеров-террористов, является ряд обстоятельств: попытка преследовать убийц, которую предприняли разгневанные рабочие, была пресечена плотным встречным огнём, двух боевиков прикрывала группа террористов. Неподалёку от места теракта находился рабочий-дружинник Михаил Принцев, который, услышав взрывы, бросился на помощь. Навстречу ему бежали вооружённые люди. Когда он потребовал, чтобы они остановились, те стали стрелять. Дружинник открыл ответный огонь и даже в кого-то из них попал, но сам был тяжело ранен и не смог продолжать преследование.

Убитый Василий Королёв и шестеро раненых рабочих были членами Союза Русского Народа. Бандитское нападение на рабочих-монархистов вызвало бурю негодования среди патриотов. Народ требовал найти и покарать преступников-террористов.

Виновные в убийстве рабочих-монархистов, увы, не были найдены. Впрочем, выражаясь современным языком, одного из главных «заказчиков» этого теракта назвать можно. Вот что писал в октябре 1905 года в статье-инструкции «Задачи отрядов революционной армии» В.И. Ленин: «Прекрасным военным действием, дающим и ученье солдат революционной армии, боевое крещение им, и громадную пользу приносящим революции, является борьба с черносотенцами. Отряды революционной армии должны тотчас же изучить, кто, где и как составляет чёрные сотни, а затем не ограничиваться одной проповедью (это полезно, но этого одного мало), а выступать и вооружённой силой, избивая черносотенцев, убивая их, взрывая их штаб-квартиры и т. д.».

Современники обращали внимание общественности на символический смысл взрывов в Прогонном переулке. Присяжный поверенный Павел Булацель, возглавлявший в ту пору редакцию крупнейшей монархической газеты «Русское знамя», опубликовал статью «Кровавое злодеяние». В ней он отмечал, что день 27 января «останется памятен в истории Русского государства. До сих пор шайка негодяев, науськивавшая из-за угла убийц против министров, честно служивших Царю и Родине, уверяла, что революционеры ведут борьбу только против правительства. Теперь ясно, что война объявлена всему русскому народу. Русская кровь пролилась. Вызов русскому народу брошен». Русский народ, как известно, на этот вызов ответил. Вскоре почти во всех городах России были созданы монархические союзы и организации. В крупных городах массовые патриотические манифестации с хоругвями и знамёнами Союза Русского Народа, под лозунгами «За Веру, Царя и Отечество», «Россия для Русских» вскоре вытеснили с улицы революционные шествия. Антирусская революция была загнана в подполье, угроза разрушения государства была отсрочена.

…Жертв теракта в харчевне «Тверь» отпевали 31 января в храме Смоленской иконы Божией Матери села Смоленского (церковь эта при советской власти была разрушена). Их похоронили на сельском кладбище (оно также не сохранилось). Сразу же собрали средства для помощи семьям погибших и пострадавших 882 рубля, из которых 360 рублей пожертвовал известный издатель Алексей Суворин. Похороны погибших во время теракта вылились в патриотическую манифестацию. Венки были присланы от руководства Союза Русского Народа, Русского Собрания, Кружка Русских студентов, Московского Союза Русского Народа, Общества Русских Патриотов, Общества Хоругвеносцев и других монархических организаций. На похороны прибыл организатор и руководитель Союза Русского Народа доктор Александр Дубровин. Он сказал: «Не мстите, православные, этим осатаневшим, заблудшим людям. Мы — Союз мира и любви; мы должны быть чисты перед Богом и Царём, и встанем только за Веру Православную, Царя Самодержавного и за Святую Русь».

Это говорил тот самый Дубровин, которого недобросовестные, лживые историки превратили в кровожадное пугало! Он в своей речи на траурном митинге утешал скорбящих и разгневанных союзников тем, что виновные в злодействе, даже если им удастся уйти от людского суда, не избегнут кары небесной. В своей речи Дубровин подчеркнул, что не верит, чтобы подобное злодеяние — поднять руку на брата своего — могли осуществить русские люди.

А вскоре произошло ещё одно убийство русского патриота. 25 апреля 1906 года рабочий того же Семянниковского завода, один из руководителей заводского отдела Союза Русского Народа, Василий Снесарев шёл по Знаменской улице в центре Петербурга. Ему навстречу двигалась похоронная процессия с революционными песнями. Рабочий-монархист, не стерпев такого глумления над покойным, попытался в одиночку вразумить эту нечестивую демонстрацию. На следующий день он был убит на своём рабочем месте. Ему в спину стреляли. Так революционеры расчищали себе дорогу для господства над Россией.

Террор против русских патриотов после взрыва харчевни «Тверь» усилился. Были совершены покушения на видных деятелей Союза Русского Народа: руководителя Одесского отдела графа Алексея Коновницына; председателя Почаевского отдела, настоятеля Почаевской Лавры архимандрита (впоследствии архиепископа) Виталия (Максименко); почётного председателя Тифлисского патриотического общества священника Сергия Городцева (будущего митрополита Варфоломея); одного из организаторов Киевского отделения Союза купца Фёдора Постного и других. Всем им тогда удалось избежать смерти (о. Сергий Городцев чудом выжил после тяжёлого ранения). Но чаще всего жертвами революционного террора становились рабочие и крестьяне. Об этом мало кому известно до сих пор. А между тем, по данным, которые приводил в своей книге «Борьба за правду» присяжный поверенный П.Ф. Булацель (расстрелян ЧК в праздник Сретения Господня в 1919 году), только с февраля 1905 по ноябрь 1906 года, т. е. менее чем за два года, были убиты и тяжело ранены 32 706 человек из простого народа, крестьян, мещан, рабочих.

Среди убитых было немало руководителей местных отделов и активистов Союза Русского Народа. Мастер железнодорожных мастерских Ростова-на-Дону Иван Иванович Башков, волостной старшина села Вержиево Нежинского уезда Черниговской губернии Пётр Иванович Дудченко, главный мастер инструментального цеха мастерских Владикавказской железной дороги Иван Матвеевич Дорошенко, крестьянин села Шаповаловка Борзенского уезда Черниговской губернии Митрофан Павлович Гирченко, крестьянин села Верхне-Белозерское Таврической губернии Иван Андреевич Шило, железнодорожный рабочий из Одессы Евдоким Андреевич Лопаткин, столяр железнодорожных мастерских Уфы Дмитрий Герасимович Попов, маляр из Красноуфимска Григорий Дмитриевич Данилов и многие другие. Этот скорбный синодик русских рабочих и крестьян, ставших первыми жертвами красного террора, открывают петербургские рабочие Василий Никифорович Королёв и Алексей Васильевич Барабанов.

Упокой, Господи, души всех, в годину лютых гонений за Веру, Царя и Отечество живот свой положивших. Аминь!

http://www.russdom.ru/2006/20 0601i/20 060 124.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru