Русская линия
Седмицa.Ru А. Романова25.06.2009 

Память преподобного Арсения Коневского

Фрагмент статьи из т. 3 «Православной энциклопедии». Москва, 2001 г.

Арсений Коневский (Коневецкий) (кон. XIV в., Новгород — 12.06.1447, Коневский мон-рь), прп. (пам. 12 июня, в 3-е воскресенье по Пятидесятнице — в Соборе Новгородских святых, в субботу между 31 окт. и 6 нояб. — в Соборе Карельских святых), основатель Коневского в честь Рождества Богородицы мон-ря. Древнейший рассказ об А. К. содержит «Сказание об авве Арсении» (РГБ. Троиц. Фунд. N 806. Л. 244−246 об.), к-рое, по мнению Н. А. Охотиной-Линд, датируется 30-ми гг. XVI в. (по мнению В. О. Ключевского и Р. П. Дмитриевой — XVII в.). Ключевский считал, что «Сказание» представляет собой отрывок из «простой первоначальной редакции» жития. Во 2-й пол. XVI в. Варлаам (возможно, игумен Коневского или Деревяницкого мон-ря) составил новую редакцию жития (БАН. Арх. Д. 233. Л. 490об.- 519, 2-я пол. XVII в.; БАН. Арх. ком. N 3 и др.), включающую в себя 3 недатированных посмертных чуда А. К. Ранние списки этой редакции жития (БАН. Арх. Д. 233) сообщают о кончине преподобного в 1447 г., в более поздних списках наряду с этой датой указан также 1444 год. В XVII в. было составлено рукописное похвальное слово А. К. В нач. XIX в. появилась новая редакция жития (СПб., 1850), автором к-рой является, вероятно, коневский игум. Иларион, составивший службу святому. В этой редакции приведены отсутствующие в более ранних текстах сведения о пребывании А. К. в Валаамском мон-ре, к-рые, по-видимому, основаны на монастырском предании, преставление А. К. указывается под 1444 г., записаны чудеса, совершившиеся по молитвам к святому в кон. XVIII в., житие сопровождается новым похвальным словом преподобному.

А. К. в миру был «ковач меди», затем принял постриг в новгородском Лисицком во имя Рождества Богородицы мон-ре в годы игуменства там Евфимия, впосл. свт., архиеп. Новгородского (см. Евфимий II (Вяжицкий)). Прожив в обители 11 лет, А. К. вместе с побывавшим в Новгороде афонским монахом отправился на Афон, где провел 3 года. Сначала А. К. трудился в «древоделании, печении хлебов и прочих по ряду монастырских службах», после того как игумен узнал о ремесле А. К., он повелел преподобному в безмолвии ковать сосуды. Святой посетил мн. афонские мон-ри, для к-рых бесплатно делал сосуды. Монахи, видя его «тружающася, яко безплотна или яко куплена раба, удивишася терпению его, но и паче же возлюбиша его». Уходя с Афона, А. К. получил от игум. Иоанна «Устав Святой горы» и чудотворную икону Пресв. Богородицы, на обороте к-рой был написан Нерукотворный образ Спасителя (см. Коневская икона Пресв. Богородицы).

В 1393 г. А. К. вернулся в Новгород и вскоре по благословению архиеп. Иоанна II отправился в плавание по р. Волхов на оз. Великое Нево (Ладожское) в поисках места для создания мон-ря. В печатном житии (СПб., 1850) сказано, что А. К. побывал на Валааме, но, увидев, что в мон-ре многолюдно, покинул его. Достигнув о-ва Коневец, А. К. решил было плыть дальше, но ветер пригнал лодку, в к-рой находился преподобный с учениками, обратно. А. К. высадился на острове в месте, позднее получившем название Филиппова Лахта, в XIX в. здесь был поставлен крест и устроен скит. Потом святой переселился в бухту, к-рая после посещения мон-ря Новгородским архиеп. свт. Евфимием (Вяжицким), вероятно в 1444 г., стала называться Владычной Лахтой. Здесь ок. 1393/94 г. и возник мон-рь, в 1398 г. в обители поставили ц. в честь Рождества Богородицы. В печатной редакции жития святого говорится, что через год после поселения А. К. на Коневце к нему пришел инок Лаврентий, посланный валаамским игум. Силой звать святого на Валаам, но А. К. не согласился, поскольку полюбил безмолвный Коневец. Первоначально Коневский мон-рь, по-видимому, не был строго общежительным. Однажды ночью некий прозорливый старец мон-ря услышал разговор двух бесов. Один из них сказал, что все новгородцы хвалят житие коневского игумена. Другой подтвердил, что правило монастырское «без порока», но в жизни А. К. для бесов утешительно то, что он держит в своей келье угощение для благотворителей обители. Наутро старец рассказал все А. К., и тот повелел келарю устроить в мон-ре общую трапезу и ничего по кельям не держать (БАН. Арх. Д. 233. Л. 504). Преподобный изгнал бесов от находившегося на острове Коня-камня, к-рому язычники приносили жертвы. После того как А. К. вместе с монастырским священником окропил камень св. водой, рыбаки увидели стаю воронов, летевшую на север и ревевшую подобно волам (БАН. Арх. N 3. Л. 17об.-18). После изгнания бесов, как сообщает монастырское предание, преподобный благословил строительство часовни на вершине Коня-камня, часовня была возобновлена в кон. XIX в. На первоначальном месте мон-рь простоял 25 лет, затем из-за наводнения его местоположение было изменено.

А. К. вторично посетил Афон. Во время его отсутствия в обители случился сильный голод, и монахи хотели разойтись. Инок мон-ря старец Иоаким молился в лесу Пресв. Богородице, чтобы она защитила обитель. Ему явилась Сама Пречистая Дева, в утешение сказав, что преподобный скоро вернется и привезет все необходимое. На следующий день прибыл А. К., доставив на 2 кораблях «множество потребных». Место, где молился Иоаким, стало называться Святой горой, впосл. там поставили крест, в XIX в. устроили скит, куда в день памяти преподобного совершался крестный ход из мон-ря.

Еще при жизни преподобного игуменом Коневской обители стал Иоанн. Умирая, А. К. завещал братии мон-ря хранить Устав Святой горы, «трапезу держати равну». Преподобный был погребен на паперти ц. в честь Рождества Богородицы, впосл. над местом его погребения был устроен придел во имя прп. Онуфрия Великого.

Свидетельства о почитании А. К. сохранились начиная с XVI в.: в 1551 г. в Коневскую обитель боярскими детьми М. К. Бровцыным и Г. И. Щетининым был вложен покров с вышитым образом преподобного. Составитель «Сказания о Валаамском монастыре» (кон. 50-х — 60-е гг. XVI в.) упоминает «великого началника манастыря… святого Арсениа». Первое датированное посмертное чудо, совершенное святым, относится к 1573 г.: житель Корельской земли Афанасий Беляй был захвачен в плен и работал в доме некоего шведа. Афанасий имел обыкновение молиться перед иконой Спасителя, и однажды во сне ему явился Господь, повелевший взять икону и идти на Коневец. Во время плавания по морю, когда все на корабле спали, Афанасия разбудил А. К., святой сказал: «Востаните и зрите на море, се бо змий сипит». Разбуженные Афанасием люди увидели швед. судно и успели скрыться. Память А. К. внесена в месяцеслов Симона (Азарьина) под 8 сент., его преставление отмечено под 12 июня (РГБ. МДА. N 201. Л. 302, 329об., сер. 50-х гг. XVII в.). В «Описании о российских святых» преставление преподобного отнесено к 9 сент. Начиная с XVIII в. известны тропарь, кондак и молитва А. К., в 1819 г. по решению Святейшего Синода память А. К. была внесена во все месяцесловы.

Пимен, архим. коневский и валаамский († 22 дек. 1910), автор описания мон-ря, сообщает, что мощи А. К. были обретены в XVI в., но во время Ливонской войны (1558−1583) их снова погребли близ зап. стены Рождественского храма, с левой стороны от дверей, где мощи оставались до возобновления обители в 1718 г. (С. 22). В 1577 г., после захвата Коневского мон-ря шведами, братия вместе с игум. Леонтием перешла в Деревяницкий мон-рь, взяв с собой чудотворный Коневский образ Пресв. Богородицы, покров на раку святого 1551 г., деревянный ковш, оправленный в серебро, к-рый, по преданию, принадлежал преподобному. В 1595 г., после заключения мира со Швецией, иноки вернулись в мон-рь. Однако вслед за подписанием в 1610 г. русско-швед. договора, по к-рому Россия уступила шведам г. Корелу и всю Корельскую землю, коневские иноки вновь были вынуждены уйти в Деревяницкий мон-рь. Шведы разрушили Рождественский собор Коневского мон-ря, кирпичи были использованы на постройку крепости в Кореле. В 1672—1673 гг. Россия вела переговоры со Швецией о передаче мощей А. К. в Деревяницкий мон-рь. Патриарх Московский и Всея Руси Питирим в грамоте от 14 дек. 1672 г. велел игум. Деревяницкого мон-ря Иоасафу ехать «для приему тех святых мощей… где те святые мощи ныне лежат» и принять их с подобающей честью (ЛЗАК. Т. 1. С. 28−29). Неизвестно, чем завершились эти переговоры и состоялось ли перенесение мощей. Архиеп. Филарет (Гумилевский) упоминает о переносе мощей А. К. 9 сент.; это упоминание заслуживает внимания, поскольку в месяцесловах XVII в. кроме дня преставления встречается еще сентябрьская память святого.

В 1760 г. Коневская обитель, бывшая до этого приписной к Деревяницкому мон-рю, была признана самостоятельной, коневский строитель Игнатий вернул вывезенные ранее в Деревяницкий мон-рь святыни; Коневская икона Пресв. Богородицы была возвращена в мон-рь 3 сент. 1799 г. по благословению Новгородского и С.-Петербургского митр. Гавриила (Петрова). 12 июня 1809 г. был освящен новый каменный собор Рождества Богородицы, построенный на месте разрушенного шведами, в 1817 г. в нижнем Сретенском храме собора над мощами А. К., находившимися под спудом, была устроена новая рака из красного дерева, украшенная серебряной чеканкой, на раке находился живописный образ преподобного в рост. В 1843 г. ее заменили новой серебряной ракой работы Ф. А. Верховцева. 21 авг. 1849 г. свт. Игнатий (Брянчанинов) освятил монастырскую ц. во имя А. К., устроенную в сев.-вост. угловой башне мон-ря. В кон. XIX в. в мон-ре помимо чудотворной Коневской иконы Пресв. Богородицы, деревянного ковша, принадлежавшего преподобному, и покрова 1551 г. хранились древний образ преподобного с его деревянной раки, крест с мощами А. К. и 2-го игумена Коневского мон-ря Иоанна. Коневская икона ныне находится в Преображенском храме Ново-Валаамского мон-ря (Финляндия), куда она была вывезена коневскими монахами в марте 1940 г. Ковш преподобного и покров 1551 г. хранятся в Музее правосл. искусства г. Куопио (Финляндия). В мае 1991 г. Коневский мон-рь был передан РПЦ, в нояб. того же года под полом Сретенского храма Рождественского собора были обретены мощи А. К.

Имя А. К. внесено в Собор Карельских святых, установленный в 1974 г., и в Собор Новгородских святых, установленный в 1981 г. В Минее (МП) под 12 июня помещена бденная служба А. К. (см. Знаки праздников месяцеслова).

Источники: ПСРЛ. Т. 3. С. 233; Служба, житие и слово похвальное Арсению Коневскому. СПб., 1850; Служба преподобному отцу нашему Арсению, коневскому чудотворцу. СПб., 1864, 1879; Описание о российских святых. С. 43; Минея (МП). Июнь. Ч. 1. С. 451−465; Kirkinen H. Bysantin Perinne ja Suomi. Joensuu, 1987. S. 97−118.

Литература: ИРИ. Ч. 4. С. 624; Историческое изображение о начале Коневския обители, о запустении, возобновлении и о настоящем оной положении. СПб., 1822; Ключевский. Древнерусские жития святых. С. 357; Барсуков. Источники агиографии. Стб. 58−59; Филарет (Гумилевский). РСв. Июнь. С. 65−70; Пимен (Гаврилов), архим. Рождественский Коневский монастырь. СПб., 1892; Сергий (Спасский). Месяцеслов. Т. 2. С. 178; Будовниц И. У. Монастыри на Руси и борьба с ними крестьян в XIV—XVI вв. (по житиям святых). М., 1966. С. 120−126; Русак В. Икона преподобных отцев, в земле Карельской просиявших // ЖМП. 1974. N 12. С. 16−21; Дмитриева Р. П. Варлаам // СККДР. Вып. 2. Ч. 1. С. 105−107; Бобров А. Г. Книгописная мастерская Лисицкого монастыря (кон. XIV — 1-я пол. XV в.) // Книжные центры Древней Руси XIV—XVI вв. СПб., 1991. С. 79, 82; Комаров Е. Обитель преподобного Арсения // ЖМП. 1991. N 11. С. 20−24; Охотина-Линд Н. А. Сказание о Валаамском монастыре. СПб., 1996. С. 35, 59, 89, 106−108; Степанова И. Остров вдохновений // АиФ. 2000. Сент. N 36 (1037); Маркелов. Святые Древней Руси. Т. 1. N 198, 227; Т. 2. С. 60, N 61.

http://www.sedmitza.ru/text/721 395.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru