Русская линия
Фонд стратегической культуры Яна Амелина25.06.2009 

Ограниченные вашингтонские умы

Западный мир никак не может смириться с ростом влияния России в мире, начавшимся с признания Российской Федерацией независимости Абхазии и Южной Осетии 26 августа 2008 года.

«В продолжение своей мелочной и деструктивной прошлогодней войны против Грузии Россия наложила недавно такое же мелочное и деструктивное вето в Совете Безопасности ООН, что заставило 130 международных наблюдателей покинуть территорию сепаратистского района Грузии Абхазии, где их присутствие было остро необходимо, — пишут авторы редакционной статьи „Ограниченные кремлёвские умы“ в The New York Times1. — Мелочное — потому что у России есть более масштабная заинтересованность в стабилизации на Кавказе, а не в разжигании там сепаратистских устремлений — ведь это весьма неспокойная и раздробленная часть мира, где находятся и другие взрывоопасные регионы, такие как Чечня. Деструктивное — потому что все те надежды на некое наличие международной легитимности, которые могли питать поддерживаемые Россией абхазские сепаратисты, с уходом миссии ООН исчезают».

Цитата дает некоторое представление о том, насколько ограничены не «кремлевские», а вашингтонские политические умы. Тот факт, что абхазские и осетинские «сепаратисты» (в действительности — народы, прошедшие трудный путь к независимости) на самом деле не нуждаются в дополнительной «международной легитимности», станет, видимо, для вашингтонских политиков неприятным сюрпризом.

В абхазском и осетинском обществах сложился консенсус в отношении того, что признание со стороны иных государств, кроме России, не имеет для новых независимых государств Кавказа не только решающего, но вообще никакого значения. Разумеется, Сухум и Цхинвал благодарны за признание Никарагуа, там будут рады признанию со стороны Ирана, Китая, Турции, других государств, но главное уже произошло. «Наша независимость, — рассуждают в новых независимых государствах, — признана самым большим государством мира, наша безопасность обеспечивается ядерной державой. Этого более чем достаточно».

Западоцентричные модели мира изначально ущербны тем, что они исключают российский — и вообще незападный — элемент из состава мирового сообщества. Из-за силового вмешательства Москвы, твердят американские аналитики, подчёркивая, что Россия одна проголосовала в Совете безопасности за вывод из Закавказья наблюдателей ОБСЕ и ООН, Абхазия, как и Россия, оказалась в изоляции. Мол, «сепаратисты» не могут рассчитывать на сочувствие после того, как они в своей борьбе объединились с русскими, осуществившими «жестокое вторжение в Грузию».

Однако ни РФ, ни Абхазия не собирались дальше мириться с тем, что название миссии ООН сопровождалось географической привязкой: «в Грузии», а на компромиссный вариант — «по стабилизации» — не пошли столь переживающие за судьбу миссии американцы. Теперь Госдепу остаётся лишь готовить заявления от имени «Группы друзей Генсека ООН по Грузии», в которую входят США, Великобритания, Германия и Франция, с «глубокими сожалениями» по поводу прекращения деятельности миссии и уверениями в «решительной поддержке независимости, суверенитета и территориальной целостности Грузии в рамках её международно признанных границ».

А Евросоюз в специальном заявлении отметил, что, помимо прочего, в лице миссии наблюдателей международное сообщество потеряло важный источник информации в отношении происходящего в регионе.

Почему же абхазы отказались от услуг столь замечательной международной структуры? По всей видимости, одной из причин такого решения явилась откровенная тенденциозность этого «важного источника информации». Заглянем в последний доклад ооновцев, озаглавленный «Ситуация в сфере безопасности в Гальском районе и проблемы местного населения (январь — март 2009 г.)"2. «Вместе с сообщениями о хороших отношениях с ВС РФ, местные жители жаловались на случаи их недостойного поведения, — говорится в преамбуле документа. — Существует тенденция к увеличению преступной деятельности. Эта ситуация создаёт серьёзную угрозу для местного населения, которое остаётся незащищённым перед лицом безнаказанного насилия». И далее в том же духе.

Доклад, составленный членом миссии, украинцем Романом Сишчуком, очевидным образом необъективен по отношению к российским и абхазским военнослужащим и в целом создаёт ложное представление о ситуации как в Гальском районе, так и во всей Абхазии. При этом значительная часть документа посвящена подробному рассказу о том, как и чем торгуют на гальском базаре, режиму пересечения грузино-абхазской границы по Ингуру, выдаче абхазских паспортов (по утверждению Р. Сишчука, это делается едва ли не насильно). Всё это, заметим, — внутреннее дело Абхазии и не должно интересовать никакие международные миссии. А если, несмотря ни на что, интересует, то возникает вопрос: не осуществляли ли офицеры миссии ещё и разведывательные функции?

Как сообщил на недавней встрече со спецпредставителем Генсека ООН Йоханом Вербеке президент Абхазии Сергей Багапш, после вывода миссии ООН из Абхазии никакая другая международная организация в республике присутствовать не будет. С. Багапш вежливо поблагодарил ООН за проделанную работу. Правда, по мнению Георгия Барамия, главы «правительства Абхазии в изгнании», занявшего свой пост в день голосования в СБ ООН, нужно постараться, чтобы «функции действующей в Грузии Миссии наблюдателей ЕС распространялись на территории Абхазии, для избежания возможных провокаций со стороны России и сепаратистских властей; в любом случае, должен быть выработан новый международный формат».

Не важно, что у Тбилиси нет для этого ни сил, ни средств — важнее громко заявить о своих мечтах. В том же ряду — размышления Г. Барамия о «возвращении Абхазии в состав единой Грузии» путём изменения миротворческого формата и прямых переговоров с абхазами. В Тбилиси никак не могут понять простую истину: если в столице Грузии о восстановлении мифической «территориальной целостности» кричат на каждом перекрёстке, спорят в каждом дворе, едва ли не на каждой кухне, то в абхазской столице вопрос о взаимоотношениях с бывшей метрополией не поднимается. Его не просто не обуждают — такого вопроса вообще нет. После признания независимости Абхазии и обеспечения её безопасности со стороны России, данная «проблема» заботит лишь нескольких дипломатов да военных, в чью компетенцию входят абхазо-грузинские отношения. Примерно та же ситуация и в Южной Осетии. Цхинвал, от которого полтора часа езды от Тбилиси, кажется находящимся с Грузией на разных планетах: о соседней стране никто в Республике Южная Осетия и слышать не желает.

В цитированной выше статье The New York Times содержится набросок предполагаемой повестки дня предстоящей в начале июля встречи Барака Обамы и Дмитрия Медведева в Москве. Здесь и возобновление работы по сокращению ядерных арсеналов, и свёртывание программ Северной Кореи и Ирана по созданию ядерного оружия, и климатические изменения, и терроризм, и глобальная экономика. Нет лишь самого главного — вопроса о разделе сфер ответственности двух крупнейших ядерных держав в рамках реально многополярного мира. Решение данного вопроса Вашингтон оставляет за собой, бомбардируя при этом российскую сторону обвинениями в «мелочной и опасной игре, которую она ведёт на Кавказе» и которая, по мнению The New York Times, «лишь наносит ущерб авторитету и репутации» Москвы.

В действительности всё обстоит наоборот. Если усвоить, что мир — это не только Северная Америка и Западная Европа, то нужно будет признать, что историческое решение Кремля в августе 2008 года колоссально повысило международный авторитет и упрочило международную репутацию новой России.

_____________________

1 The New York Times. «Ограниченные кремлевские умы». 19.06.2009. http://www.inosmi.ru/translation/249 968.html

2 Security Situation in the Gali District and Concerns of Local People (January-March 2009). Drafted by Roman Sishchuk. Gali. 30 March, 2009

http://www.fondsk.ru/article.php?id=2257


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru