Русская линия
Православие.Ru Ольга Ошерова23.06.2009 

«Но Сын Человеческий, пришед, найдет ли веру на земле?»

Не есть ли то, что происходит сейчас в мире, кризис веры, о котором предупреждал Господь Иисус Христос? Слова Спасителя о Его грядущем Втором пришествии, когда «пришед, найдет ли Он веру на земле» (Лк. 18: 8), говорят о времени оскудения веры по всей земле. Об этом неоднократно писали отцы Церкви. Согласно их предсказаниям, главным признаком кончины века сего станет отсутствие благодатного состояния человеческого духа (когда слово Божие принимается без лишних доказательств его достоверности), ведущее к подрыву любого авторитета власти и множеству скорбей на земле.

Пророчества о Втором пришествии Иисуса Христа тесно связаны со временем отпадения человечества от христианской веры, воцарения нечестия по всей земле и прихода антихриста.

Нил Мироточивый писал: «Когда за беззаконные деяния мира и нечистоту его отступит от беззаконного мира благодать Духа Святого, Который доныне содержит мир, и тогда исполнится мера беззакония мира по словам: „И не сочтуся со избранными их“ (Пс. 140: 4)». Из слов преподобного явствует, что мир, в особенности христианский, отступит от Бога, от исполнения Его заповедей и погрузится во тьму греха. Отступление станет открытой дверью для входа темных сил в лице лже-мессии на мировую арену. Эти силы тоже будут готовиться к приходу Христа, Царя будущего века, не с тем, чтобы Его прославить, а чтобы дать Ему жесточайший отпор, воспротивиться Его воцарению.

Относится ли это евангельское пророчество к России? Преподобный Серафим Саровский писал: «До рождения антихриста произойдет великая продолжительная война и страшная революция в России, превышающая всякое воображение человеческое, ибо кровопролитие будет ужаснейшее. Произойдет гибель множества верных Отечеству людей, разграбление церковного имущества и монастырей; осквернение Церквей; уничтожение и разграбление богатства добрых людей, реки крови русской прольются. Но Господь помилует Россию и приведет ее путем страданий к великой славе».

Согласно этим пророчествам, в начале ХХ века мир стали сотрясать раздоры и конфликты, приведшие к Первой мировой войне, в которую были втянуты многие страны и народы. Не прошли эти события стороной и Россию. Как огромная имперская держава, Россия воевала на стороне тех, с кем подписывала пакты и договоры. Это было делом чести. Однако не все соглашались с политикой, вынуждавшей Россию защищать чужие интересы. Люди, настроенные антигосударственно и антицерковно, представители левой российской интеллигенции на протяжении нескольких десятилетий вынашивали в своих атеистических сердцах то, что осмелились провозгласить в 1917 году: «Бога нет, а потому все дозволено. Бояться некого, потому что держать ответ не перед кем». В своем антирелигиозном рвении эти люди заявили, что они готовы построить новое общество без Бога, где все будет общим во благо всем.

В 1917 году в России действительно произошло событие, потрясшее весь мир: банда безбожников восстала и захватила власть в стране. Большевики, как они себя сами называли, пользуясь бедственным положением простых людей и их растущим недовольством, руками народа громили высшие классы, разрушали церкви, с тем чтобы впоследствии расправиться и с самим народом, с его самыми работящими и добросовестными представителями. В стране началась ломка традиционной системы ценностей, основанной на христианском миропонимании, и насильственное формирование новой, большевистской, идеологии под лозунгом: «Мы наш, мы новый мир построим».

Революция 1917 года, вооруженная идеей всеобщего равенства, была призвана произвести революционный переворот в сознании многих российских людей, и она его произвела. Вооруженный новыми «заповедями» о равенстве и братстве пролетариат крушил старый мир, тем самым истребляя любое упоминание о вере, о Боге. С этого момента началось тотальное уничтожение православного государства и построение в стране безбожного коммунистического режима. Пророчества православных святых стали сбываться.

Эти события стали поворотным пунктом в истории всего человечества и началом массированного наступления сил зла в осуществлении антихристовых планов, обрушившихся на Россию. Восстание против Бога, начавшееся со свержения монархии и последующего злодейского убийства царской семьи, продолжилось в планомерном разрушении Церкви и ее иерархии.

Вскоре после захвата власти деятельность Церкви была объявлена антинародной, а религия — «опиумом для народа». В подтверждение этих воззваний был издан декрет об отделении Церкви от государства, и произошло это 20 января 1918 года, спустя три месяца после Октябрьского переворота. Слова первого пункта декрета Совета народных комиссаров были по-коммунистически кратки: Церковь отделяется от государства. Тело Христово было в буквальном смысле разорвано на части. Ранее оно объединяло всю нацию: государство в целом и семью каждого гражданина; теперь эти самые разодранные ее части были брошены на попрание горстке оголтелых безбожников.

Разгромив Церковь, коммунисты направили все свои силы на создание нового типа общества. И начали они с семьи. Отвергнув христианское понимание семьи, коммунисты начали всерьез обсуждать проекты создания групповых семей, общих мужей и жен, общих детей, которых будет воспитывать государство, для того чтобы всем вместе строить светлое будущее.

Эта идея была не нова, у ней языческие корни. Еще Платон в своем труде «Государство» писал о внутриклановой кровной связи — семейственности. И Платон, и его учитель Сократ считали, что семейная клановость приносит разделение и разобщение в общество, и особенно это касалось аристократической элиты. С целью устранения классовых различий Сократ предлагал создание нового слоя общества путем рождения внебрачных детей от мужчин высшего сословия в незаконном сожительстве с женщинами из низших слоев. Причем дети, от них рожденные, должны были воспитываться в приемных семьях в полном неведении относительно своих настоящих родителей и семей, к которым они принадлежали, становясь, по идее философа, совершенно свободными гражданами.

Создавая модель идеального государства, Платон верил, что свободные гражданские союзы и рожденные от них дети смогут подорвать тесные семейные связи, которые, по сути, являлись главными связующими нитями всего общества. Они казались ему ненужными и обременительными. Эти же идеи стали тем орудием, которым сегодня против семьи вооружилась светская психология, под эгидой которой успешно продвигают свою антисемейную и по сути антирелигиозную политику нынешние организации типа РАПС и органы так называемой ювенальной юстиции.

Аристотель же в своей «Политике» отвергал такой подход к семье и браку, утверждая, что, несмотря на все кажущиеся негативными проявления семейственности, тем не менее, семья отличается большей стабильностью, чем государство, а потому служит его фундаментом. Так, за сотни веков до возникновения советского государства лучшие умы древности, пытаясь создать модель совершенного государства, начинали с рассмотрения вопросов устройства семьи.

От духовно-нравственного беспредела, который мог обрушиться на некогда патриархальную российскую семью, в каком-то смысле «спасла» предложенная Лениным формулировка «о пролетарском браке с любовью». Любовь, о которой говорил вождь пролетариата, не имела ничего общего с христианским пониманием любви, однако моногамный брак был сохранен. Ленинская формулировка легла в основу двух декретов: «О семье, гражданском браке, о детях, о ведении книг актов состояния» и «О расторжении браков». В них подтверждалось, что Церковь, отделенная от государства, отстраняется и от регистрации браков и рождений, Церковь должны были заменить ЗАГСы, ставшие официальным государственным органом регистрации и расторжения браков советских граждан. Советская власть с этого времени стала признавать только гражданские (то есть нецерковные) браки, тем самым отвергнув благословение Церкви. Венчание в церкви стало частным делом той или иной брачующейся пары. Но это еще не все. Чтобы полностью разрушить семью, нужно было произвести разделение в самой семье.

Для этих целей в 1918 году последовал еще более сокрушающий декрет «О введении равной оплаты за труд среди женщин и мужчин», которому предшествовал лозунг «Мы не можем добиться свободы пролетариата, не добившись свободы для женщины». Та свобода, которую хотели дать женщине, была создана за счет ущемления прав мужчины как главы, кормильца и защитника своего дома. Сравняв социально-правовое положение мужчины и женщины, новое коммунистическое правительство практически отменяло права мужчин на главенство в семье. Новая идеология совершила революцию и в семейных отношениях. Так сократовские идеи о равенстве в обществе осуществились в России путем разрушения основ семьи и ее устоев.

Дальнейшее раскрепощение женщины завершилось декретом 1920 года о введении права женщин на аборты. Советская Россия стала первой страной в мире, давшей право женщине распоряжаться жизнью своих будущих детей на законном основании. И что же это дало?

Согласно статистическим данным тех лет, в 1920 году прирост населения за один год по России составил 3 миллиона человек. В период же с 1931 по 1936 годы прирост населения ограничился 3,5 миллионами. То есть в среднем в год за эти пять лет в России рождалось всего 500 тысяч детей. К лихолетиям коллективизации и голода, которые унесли несколько миллионов жизней, добавились и аборты.

Так что же приобрело общество, отвергнув Бога и Его заповеди, которыми до Октябрьской революции жила Россия не одну сотню лет? Оно получило разделение в себе самом, воплотившись в насилии и терроре, в страхе смерти от рук ВЧК. Ненависть и вражда, посеянная большевиками, разделила российских граждан на красных и белых, сделав их на долгое время непримиримыми врагами. Братоубийственная гражданская война толкнула Россию к нарушению всех заповедей Божиих. И это еще не все.

Если в дореволюционной России число разводов составляло всего 3% от всего количества заключенных браков, то сегодня, согласно статистике, число разводов достигает 50−60%. Невозможность или нежелание иметь многодетные семьи стало неотъемлемой частью советской культуры.

Общество, которое строили коммунисты, несло в себе черты декаданса и разрушения. Нужна была национальная идея, которая бы объединила все народы России и примирила их совесть с теми преступлениями, соучастниками которых они вольно или невольно оказались. И эта идея нашла свое выражение в лозунге: «Все во имя коммунизма, все для блага народа!». Безликий бог «изма» плотно вошел не только в сознание некогда богобоязненного российского народа, но и нашел яркое воплощение в его жизни и делах. Расплата не заставила себя долго ждать.

Энтузиазм, сопутствующий разрушению старого и строительству нового мира, продлился недолго и неожиданно для всей страны завершился великой трагедией Великой Отечественной войны, унесшей жизни десятков миллионов людей. И хотя русские люди, став теперь советскими, мобилизовали все свои силы на борьбу с врагом и шли в бой не со словами «Боже, храни святую Русь», как во времена Александра Невского, а «За Родину, за Сталина», Бог принял подвиг их любви, ибо многие пали на поле брани «за други своя», защищая свою страну. Страшной ценой крови и молитвами загнанной в подполье и концлагеря Церкви Россия победила. Бог простил Россию и даровал ей мир.

Но повернулась ли советская Россия от этого к Богу? Не продолжала ли она свято верить, что всего добилась сама, своими собственными силами, и Бог здесь совершенно не при чем, как тому учила коммунистическая идеология? Вооружившись девизом «Знание — сила», Россия устремилась к исполнению невыполнимой задачи. Этот девиз стал стимулом для безудержного стремления добиться коммунистического благополучия любой ценой. Ударные стройки в Кузбассе и на Урале, поднятие целины в Сибири требовали больших усилий и большого энтузиазма. Эшелоны с комсомольцами-добровольцами, как и в довоенное время, потянулись по всей стране, чтобы привести в исполнение хвастливое заявление Хрущева: «Нынешнее поколение людей будет жить при коммунизме». Откуда такая уверенность? Вкушение от древа познания добра и зла приносило свои «достойные» плоды. Возвеличивание разума и знаний стало единственным оружием безбожного государства. Вразумление через чреду великих страданий осталось для нескольких поколений советских людей бесплодным.

А что же происходит сейчас, в наше время? С момента крушения советского режима повсюду в стране стала возрождаться православная вера. Стали восстанавливаться и строиться новые церкви, монастыри, открываться духовные семинарии, академии, институты. Русские люди потянулись к Церкви. Они приходят туда в поиске ответов на многие духовно-нравственные вопросы. Пророчества святых отцов о возрождении России исполняются на наших глазах. В России идет мощное духовное пробуждение.

«Я предвижу восстановление мощной России, еще более сильной и могучей. На костях вот таких мучеников, помни, как на крепком фундаменте, будет воздвигнута Русь новая — по старому образцу, крепкая своей верою во Христа Бога и во Святую Троицу! И будет по завету святого князя Владимира — как единая Церковь! Перестали понимать русские люди, что такое Русь: она есть подножие Престола Господня! Русский человек должен понять это и благодарить Бога за то, что он русский» (святой праведный Иоанн Кронштадтский, 1907 год).

Возникает вопрос: как восполнить духовные пустоты, образовавшиеся со времени большевистского переворота в 1917 году? Ведь христианству в России тысяча лет: страна восприняла и впитала в себя православную веру, пришедшую из Византии, чьи традиции она не только почитала, но и следовала им на протяжении многих веков. Чему же и как должна учиться Россия сегодня, будучи более 80 лет отрезана от своих культурно-исторических и религиозных корней? Ответ очевиден: нужно вернуться к истокам своей культуры, переосмыслить все ее аспекты в свете современности и черпать из них все самое лучшее и близкое российской душе и духу.

С начала 1990-х годов началось реформирование государственно-политических основ страны. Предлагалось (и по сей день предлагается) масса проектов, как обустроить Россию, укрепить ее государственность и экономику. Начали по той же схеме, что и в 1917 году: «Мы наш, мы новый мир построим». На сей раз решили Россию сделать демократическим государством под лозунгом «Долой коммунизм!» с его низшей ступенью — социализмом, который всем весьма опостылел. «Да здравствует капитализм!». Тут вспоминается начало романа Льва Толстого «Анна Каренина»: «Все смешалось в доме Облонских». Началась перестройка… на коммунистический лад. Развенчивали и разгоняли коммунистов, сносили памятники вождям революции, возвращали городам старые имена и давали новые имена областям, районам и улицам. Ломали государственную систему образования и здравоохранения, разгоняли армию и флот, проводили прочие драконовские реформы с единственной целью — создания демократического общества. Объявили свободный рынок: теперь каждый россиянин мог попробовать себя в здоровом предпринимательстве. Как же все обрадовались: наконец-то пришел долгожданный коммунизм, то есть, извините, демократия; каждый может проявить свой творческий потенциал в деле строительства здорового капитализма, даже стать богатым, а еще лучше — миллионером. И стали!

Экономические реформы в правление Ельцина иронией судьбы дали возможность многим зарабатывать миллионы, неважно, что при этом эти миллионы ничего не стоили, ведь рубль тогда был «деревянным». Тем не менее, пользуясь государственной экономической политикой, многим удалось дорваться до национального достояния страны и стать настоящими капиталистами-миллионерами. В Россию потянулись иностранцы. Одни вкладывали в российское предпринимательство свои капиталы, чтобы и России помочь, и свой капитал приумножить; другие, наоборот, пользуясь неразберихой, с подачи ретивых отечественных предпринимателей покупали и вывозили все, что только можно было вывезти.

В отношении Церкви новоявленные демократы остались все так же, как и коммунисты до них, непреклонны: в демократическом обществе Церковь не должна вмешиваться в дела государства. Звучит странно: как будто Церковь не является частью общества и живет на необитаемом острове, если, конечно, ее на этот остров не сослали.

Именно в момент глобальной перестройки происходит необыкновенное чудо: истерзанные потрясениями в обществе, люди повернулись к Богу. Слова из Священного Писания «Не надейтесь на князей, на сына человеческого, в котором нет спасения» (Пс. 145: 3) буквально ожили в сердцах многих людей и привели их в Церковь. Тело Христово стало пробуждаться.

В годы проводимых культурных реформ на западный манер Православная Церковь единственная говорила о необходимости воспитания молодежи в традициях русской православной культуры. И она взяла на себя колоссальную задачу духовно-нравственного воспитания российских людей. Государство, однако, не спешило и не спешит присоединиться. Оно, в лице либеральных государственных чиновников, продолжает на советский лад верить, что во всех бедах, обрушившихся на Россию, «виноваты царский режим и попы». При поддержке западных консультантов государство развернуло курс на внедрение в России западной модели построения общества.

С этой целью в Российскую Конституцию была включена статья, гласившая, что Россия теперь светское государство. Даже большевики в 1917 году этого не сделали.

Еще во времена Ветхого Завета Господь поставлял израильскому обществу на трон царей, которых на служение своему народу помазывало духовенство. Господь не отделял гражданскую власть от духовной, а поставил духовную много выше, чтобы наставлять и, если надо, порицать гражданскую. Каждой форме власти была дана возможность занять свое достойное место в обществе. Духовная власть принадлежала и принадлежит Церкви, ее первоиерархам. Она призвана молиться и благословлять не только правящую верхушку, но и весь народ. А потому и задачи у Церкви более сложные, как и подобает ее духовному вселенскому статусу. Взаимодействие гражданской и духовной власти в дореволюционной России было теми крыльями имперского орла, которые позволяли ему высоко парить в небе на протяжении нескольких столетий и преодолевать все бури и штормы антирелигиозных западных веяний.

И по сей день судьба России во многом зависит от чистоты веры и святости самой Церкви. Желание взаимодействия Церкви с государством — хорошее желание. Однако полумеры в виде внедрения курса «Основы православной культуры» в школу вряд ли смогут сделать Церковь более желанной в глазах государства. Церковь, отделенная от светского государства, должна либо вернуть свою былую духовную силу и влияние на жизнь людей, либо жить, как ей прописано в Конституции со времен Октябрьской революции. Нужен также второй по силе духа, благородства и политической гениальности император Константин, чтобы своею властью помочь России, погрязшей в неоязычестве, вернуться к истокам христианской веры. Слова Господа вопрошавшим Его фарисеям: «Отдайте кесарево кесарю, а Божие Богу», — были не случайны и служат предупреждением на все времена не только двоедушным религиозным политикам, но и верным ученикам Господа.

Можно ли безнаказанно долго хранить учение о святости, не храня эту святость в жизни? «Нечистота (человека), — пишет епископ Феофан Затворник, — есть посягательство на благо всей Церкви». А ведь именно она призвана быть светом миру и во тьме греховной освещать путь заблудшим душам ко Христу. «Очень страшно, очень церковно ответственно наше, казалось бы, частное и незамечаемое зло. В Церкви нет частного и нет незамечаемого. „Аще страждет один член, с ним страждут и все члены“. Конечно, всякое наше личное зло внутри Церкви есть зло не святой Церкви, а против святой Церкви», — писал протоиерей Валентин Свенцицкий.

Опираясь на высказывания российских святых, можно с уверенностью сказать, что духовное возрождение в наше время достигает своего апогея и знаменуется мощнейшей битвой за души российских людей и, в частности, их возвращением в лоно Церкви. Приглашаются войти все: и мытари, и фарисеи.

Слова Спасителя: «Но Сын Человеческий, пришед, найдет ли веру на земле?» (Лк. 18: 8), — звучат сегодня как никогда актуально. Господь не обращал эти слова миру, Он спрашивал Своих учеников. И этот вопрос направлен также ко всем нам — россиянам, стремящимся к сохранению и укреплению православной веры.

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/30 867.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru