Русская линия
РПМонитор Руслан Костюк17.06.2009 

«Красно-розовый» пояс Европы
Греция, Кипр и Мальта — утешительный приз левых на выборах в Европарламент

Многочисленные западноевропейские комментаторы и политологи, реагируя на общие результаты только что состоявшихся выборов в Европейский парламент (ЕП), справедливо употребляют термин «голубая волна». Сей термин символизирует победу правых сил (голубой или синий цвет обычно ассоциируется в Западной Европе с консерваторами и правоцентристами) в подавляющем большинстве стран — членов ЕС, в том числе во всех ведущих государствах Союза. Но правило в политике зачастую имеет исключения.

Безусловный успех партий правого и правоцентристского фланга имеет массу объяснений, как и поражение сил левого центра. К этим сюжетам мы еще непременно вернемся. Сегодня же поговорим о тех исключениях, которые, возможно, подтверждают правило. Лишь в двух государствах ЕС левые и левоцентристские силы на выборах 4−7 июня добились в своей совокупности большинства голосов избирателей — на Мальте и в Греции. Если же сюда добавить еще Кипр, где местные марксисты хоть и заняли второе место, но получили почетные 35% голосов (а в целом левые партии набрали свыше 46% голосов), то впору говорить о своеобразном «южноевропейском социалистическом поясе».

Безусловно, резоны голосования за левые партии в этих странах совершенно не одинаковые. Да, и в Греции, и на Мальте у власти сейчас находятся консервативные партии, и теоретически можно классифицировать неудачи правящих партий как результат «протестного голосования» наиболее активной части электората. И в какой-то степени подобное объяснение можно счесть верным. Но почему же в других странах, где у власти находятся правые (к примеру, в Италии, Франции или в Голландии), правящие партии пришли к «электоральному финишу» первыми? А ведь и в этих странах — опросы общественного мнения свидетельствуют — далеко не все сограждане в восторге от проводимых властями антикризисных мер.

Очевидно, что во многом именно не очень эффективная внутренняя политика правительств способствовала росту левых настроений в рассматриваемых странах юга Европы. Кроме того, в перечисленных странах, за исключением Греции, практически нет серьезных крайне правых партий, которые могли бы воспользоваться политической ситуацией в свою пользу. На Мальте вообще классическая двухпартийная система (пожалуй, такого больше нет в иных странах ЕС) — в парламенте представлены консерваторы от Националистической партии и эсдеки от Лейбористской партии. Они же попеременно меняются у власти. Так что нынешний успех лейбористов (54,8% голосов) не является чем-то сногсшибательным.

Но интересно другое. Мальтийские лейбористы — весьма специфическая политическая сила. В 2004 году они, в отличие от коллег-социалистов из других стран — кандидатов в ЕС, призывали своих сторонников проголосовать против присоединения к ЕС. Эта партия отвергла Европейский конституционный договор. В период, когда лейбористы в начале 2000-х находились у власти, они демонстративно вывели Мальту из программы «Партнерство во имя мира». Хорошо известен антиамериканизм этой партии, равно как ее настрой на развитие дружественных отношений с арабскими странами средиземноморского региона.

После вступления Мальты в ЕС на острове усилились позиции европейского капитала. Это касается туризма, сферы услуг, легкой промышленности. Своенравным и гордым мальтийцам все это не очень нравится. Тем более, что кризис затронул и этот отдаленный от континента остров. Действия правительства консерваторов пока не привели к эффектным результатам. Растет безработица, падают доходы основной части населения, выросла инфляция.

То же самое можно сказать и о Греции. Но здесь еще можно говорить, выражаясь словами президента Социнтерна и лидера греческих социалистов Георгаса Папандреу, о «моральной изношенности власти». Можно вспомнить и о реакции общества на начало частичной приватизации системы высшего образования, и недавние молодежные бунты в Афинах и других крупных городах страны, и регулярные забастовки железнодорожников, почтовиков, медиков и работников других служб общественного сектора за повышение зарплаты. В последние месяцы сразу несколько министров-демократов оказались замешаны в различных скандалах. Так что греческий итог закономерен. В целом партии левого спектра набрали в Греции свыше 52% голосов. При этом греческие социалисты — Всегреческое социалистическое движение (ПАСОК) победило с 36,6% голосов. Также своих представителей в Европарламент провели компартия Греции, левосоциалистическая коалиция и — впервые в истории Греции — экологистская партия. Успех на выборах в ЕП позволил греческим левым поднять вопрос о необходимости проведения досрочных парламентских выборов. Очевидно, что если б такие выборы прошли в ближайшее время, правящая партия оказалась бы в числе проигравших.

Достойные результаты киприотских коммунистов из Партии АКЕЛ также вполне объяснимы. Правительство страны, в котором ключевая роль принадлежит именно коммунистам, немало успело сделать для реинтеграции Кипра. С другой стороны, социальный курс властей в значительной степени минимизирует негативные последствия кризиса.

Еще раз повторим: приведенные ниже страны являются, если непредвзято оценивать итоги евровыборов, явными исключениями. И все же они говорят о том, что с левым движением в Старом Свете далеко не покончено. В конечном итоге, жизнеспособность этого движения зависит в первую очередь от него самого, от способности нынешних социалистов, коммунистов и экологистов прислушиваться к настроениям своих избирателей и умения довести до электората свои идеи и предложения.

http://www.rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=14 412


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru