Русская линия
Русский вестник Владимир Крупин13.06.2009 

Война света с тьмой
Выступление писателя Владимира Крупина на XIII Всемирном Русском Народном Соборе

Почему во все времена существования России на неё нападали, старались подчинить, уничтожить? Разве только из-за богатств, от Бога ей данных? Нет, нападавшим само наше существование невыносимо. Почему? Мы всех любим, всех выручаем, последнюю рубаху с себя снимаем и никогда ни на кого не посягаем, мы — люди смиренные, у нас самая распространённая фамилия — Смирновы, а уж потом Кузнецовы, Ковалёвы, Кожемякины… Так почему к нам такая злоба? Да потому, что Россия идёт за Христом, а все идущие за ним будут гонимы. Это давно предсказано. Так что такое отношение к нам со стороны обезбоженного мира — совершенно нормально. Православные — то малое стадо, и единственное, которое спасётся. Давайте представим, что весь мир отвернулся от Христа и верными ему остались только те, кто в этом зале. И нас было бы большинство, «яко с нами Бог». Так что «разумейте языцы и покаряйтеся».

Мир лежит во зле, мир отошел от Христа. Единственное, что еще может его спасти — это Православие, тот драгоценный бисер, который получил от Византии святой равноапостольный князь Владимир. А затем и мы, грешные, в водах Днепра. И с тех пор у нас одна история — мы или приближаемся ко Христу, или удаляемся от Него. Русские и народы России выращены Православием. Легко представить земной мир единым телом. Но тело не может без души. Она есть, она — Православие. Если что случится с Россией, остальной мир погибнет тут же. Так что миру пора бы образумиться и не нападать на нас, а лелеять.

Два события противостоят сейчас в России — приход молодёжи в церковь и усиление сатанизма, который сменил государственный атеизм. Как так получилось? Враг не дремал — использовал перестройку для захвата последнего бастиона Царства Божия на земле. А окончательный захват его возможен только при внедрении молодёжи мысли, что можно прожить без Бога. Да мало этого, ещё и натравить на Него.

Для этого падший денница с помощью слуг направляет все усилия на закабаление отроческих и юных душ, старается — споить, развратить, обольстить красивой жизнью, опошлить всё святое, оплевать святыни, назвать любовью случки партнёров, внедрить в сознание законность гражданских браков, славить похабность шведских образцов, высмеивать верность и преданность, переделать отроков и отроковиц в тинейджеров и фанатов. Мы дожили до таких уже речей, сам слышал: «Да что ты, мам, говоришь глупости, нормально я живу. Вон Лилька опять замуж сбегала, а Лялька опять почистилась». Это показатель падения в адские глубины.

Отчего так? От того, что демократия для России гибельна. И никакие законы её не спасут. Нас ещё иногда убаюкивают слова: «Сегодня я подписал Указ», — но жизнь говорит — проснитесь. В конце XIX и начале XX веков население России прибавлялось на два миллиона ежегодно, сейчас убывает в год по миллиону. А прибавить сюда непрерывный русский холокост — аборты. Кроме населения, всё растёт: наркомания, преступность, сиротство, разводы, ворвался туберкулёз — болезнь нищеты, растут цены. Помощь правительства рождающимся детям своевременна, но все деньги уйдут не к русским семьям, а к тем, кто рожает. Курс на благосостояние в корне неверен. Сидит зимой на тротуаре беременная женщина из Средней Азии, кормит грудью малыша, около неё ещё два ребенка.

Что ж она аборт не делает? Узбеки живут в десять раз хуже, а рожают в четыре раза больше. А демократическая, упитанная Европа вымирает.

Должен определиться от Бога данный нам курс — курс на православное государство, на монархию. Навсегда сказано: «Ищите прежде Царствия Божия и всё остальное приложится вам». И, кажется, нынешний президент это понимает. «Сила Государя — в верности Богу, сила государства — в преданности государю, — пишет святитель Филарет Московский и добавляет: — Блаженно Отечество, которое помогает гражданам достичь Отечества Небесного». Огромная тоска по хозяину русской земли сказалась в похоронах Патриарха Алексия. Это декабрьское плачущее небо, эти круглосуточные молитвенные очереди были впервые после похорон священномученика Патриарха Тихона.

Перестройка как средство убивания России началась с удара по молодёжи, по её юному сознанию. Молодёжи не только промывали мозги, их просто вышибали. Вот фильм «Легко ли быть молодым?» Сколько он искалечил молодых умов. Хотелось же скорее порулить, покомандовать. Но почему же не было вопроса: «Легко ли быть стариком?» А то, что в перестройку увеличилась смертность именно молодых, как раз показатель того, что молодые стали соваться туда, куда рано соваться, то есть на место людей опытных. И доныне враг нашего спасения разрушает основы государства, начиная со школы. В неё вдвигали планирование семьи, валеологию — предмет, не только развращающий, но и убивающий будущее детей, сокращающий рождаемость. Вот школу оккупировал Единый госэкзамен, ЕГЭ — этот выкидыш западного образования, которого усыновил министр Фурсенко, это средство воспитания англоязычных биороботов. Этому ЕГЭ не учатся, на него натаскивают.

Но молодые учительницы ЕГЭ принимают, им же меньше теперь времени на занятия. Также и замена сочинения изложением, изложение же быстрее проверять. ЕГЭ напоминает кубик Рубика, который усиленно внедряли, обещая, что он развивает пространственное мышление. И долго развивали, пока не заметили, что чем тупее человек, тем быстрее он справляется с Рубиком. Он просто овладевает двумя-тремя приёмами. И остаётся таким же тупым, но уже самоуверенным.

Разрушается армия, опять же с помощью молодых — лейтенантам хочется скорее в майоры, а места заняты. Спихнуть, посмеяться ещё: о каком это моральном уровне солдата старики толкуют, да у нас электроника, да у нас кнопки.

Идут несколько уже лет нападки на Союз писателей России. Мало того, что тиражи наших книг и журналов ничтожны, гонорары копеечны, у нас ещё и здание Правления захватывают. Мы благодарны Святейшему Патриарху Кириллу за помощь в сохранении Дома писателей на Комсомольском проспекте, 13 и надеемся, что он останется нашей территорией на территории культуры России.

Разрушается культура. Борцы с нею подпитаны деньгами, наградами, прессой и экраном. Когда награждали циников и хохмачей «Аншлага» и им подобных, я думал: «Может, учреждён орден «За заслуги в издевательстве над Отечеством»? Был же такой опыт в России, когда учреждали награды для врагов России, например, орден Петра 1 за измену Мазепе. Нет, тут всерьёз даётся за пошлейшие шутки, которые все ниже пояса. Развращение самой целомудренной страны разве не есть дело наказуемое. А оно у нас награждаемое. Дожили до того, что славится пот и похоть карнавалов Латинской Америки, рвутся к нам демонстрации существ, которые присваивают себе, гореть им в огне! голубой небесный цвет, зовутся какими-то геями. А это гомосексуалисты, это педерасты, это содомиты, получившие имя по городу Содому, наказанному Господом за мерзейший грех. Картина Верещагина «Апофеоз войны» как раз показывает пирамиды черепов содомитов Ближнего Востока. Эту заразу истреблял Тимур Тамерлан. Он и на Россию шёл. Но Божия Матерь грозно велела ему повернуть войска, ибо в России такой заразы нет. И не будет! Почему не будет? Ведь злу не положено предела, и Конституция не запрещает. Но на всякое зло есть средства, а на это найдутся самые действенные: дни, когда однополоориентированные, двуногие животные собираются выйти на улицу, объявлять днями ВДВ, днями воинов Афгана и Чечни. Да еще и мусульмане нам помогут, да продлит Аллах их драгоценные годы, и да восславит. Кстати, в ветхозаветном Израиле за такой грех забивали до смерти камнями. В новозаветные времена можно обойтись без камней, но казацкая плеть не помешает. Надо же спасать, надо же вразумлять апостольскими словами: «Живущие по плоти Богу угодить не могут «(Рим. 8−8) или: «Тело не для блуда, а для Господа» (Кор. 6−13). Блудники на пять процентов больные, на девяносто пять развратники. Пять процентов лечить, остальных воспитывать. Но что же скажет о нас так называемый цивилизованный мир? Он такой передовой, он нас настолько обогнал, что уже и однополых венчает. Но что нам до того, кто и что о нас скажет? Говори — не говори, нас все равно не любят. Ну и что? И не любите, лишь бы нас Господь любил. А Конституция? Но зачем такая Конституция, которая не защищает чистоту нравственных отношений? От них всё: и крепость государства, и экономика даже определяется нравственностью.

Если я упомянул плётку, то скажу, что на мысли о ней навёл начинающий писатель Виктор Ерофеев. Он подвизается на канале «Культура» и так ненавидит Россию, что советует пороть русских. То есть, значит, он не русский, но всё-таки начать исполнять его пожелание надо с него самого. А вот Швыдкого, с того же канала, пороть поздно. Надо просто заменить его передачу рекламой средств от перхоти. На канале «Культура» пока нет рекламы, пусть будет хоть одна.

А какие средства борьбы с Гаврилой Поповым? Мы-то думали, что мировое правительство тщательно скрывается, а оно — вот оно, и Гаврила — его рупор. Цитата из него: «Страны, которые не примут глобальную перспективу, должны исключаться из Мирового сообщества». Вообще это было бы неплохо. Как же нам хорошо будет без этого, мирового. Итак, что нам предлагается? Для чистоты мирового сообщества «наиболее перспективным представляется генетический контроль ещё на стадии зародыша и тем самым постоянная очистка генофонда человечества». («МК», 25.03.09). Если это не фашизм, то что это? Нобелевские лауреаты, вслед за Дарвином спрыгнувшие с дерева, ставшие вначале гориллами, потом людьми и выступившие с заявлением против прихода Православия в школы, всё-таки извинились, а с этим не прошедшим в своё время очистку Гаврилой что делать? Тут надо «речей не тратить по-пустому, здесь надо власть употребить».

А вот борьба с таким нашествием, как наркомания, должна быть молодёжи под силу. Какое средство? Вот такое: приходят молодые люди к хозяину дома, уроженцу азиатских предгорий, или кавказских гор, или бессарабских степей, промышляющему наркотиками, и спокойно спрашивают: «Тебя вместе с домом сжечь или вначале выйдешь?» Обычно хозяин выходит, смотрит на огонь, и после этого в округе наркотиками не торгуют. Неподкупные сотрудники МВД скажут: в наших сводках нет таких случаев, никто не обращался. И не обратятся, ведь обращаются несправедливо обиженные. А тут всё справедливо. Вот, правда, один раз одна женщина обратилась, она еще с советских времён подпольно торговала всем, что спаивает и убивает, а, поощрённая свободами демократии, развернулась легально и во всю. Не могла удержаться, ментальность такая. И вот, на старости лет, врать не могу, эту торговку трезвые и вполне сознательные юноши вполне сознательно выпороли. Она в милицию. Их вызывают. «Да вы что, — отвечали они, — да кого вы слушаете, да как вы могли подумать, да как мы на женщину руку поднимем, мы их уважаем».

Еще на тему: еду в метро, опустил голову, читаю. На остановке подошли, остановились около брюки. Продолжаю читать, слышу: «У нынешних мужчин совершенно нет никакого уважения к женщине». Поднимаю глаза — в брюках-то представительница прекрасного пола. Сильно оштукатуренная. Встаю и думаю: «То есть мне надо тебя уважать за то, что омужичилась? Дурочка ты, думаю, не знаешь величайшего понятия — женственность. Женственность побеждает любые моды, любые косметики и возрасты».

У нас под влиянием пропаганды мордобоя на кино и телеэкране и в жизни доходит до того, что иной девушке приятно перед подругами похвалиться, что из-за нее Витя и Саша разодрались. Драчуны в тюрьме, а девушка и передач не носит, гуляет уже с Лёвой. Вообще такую девушку, которой радостно, что она — причина драки, надо отдавать сопернику даром. А свою жену выбирать не в хороводе, а в огороде. А девушкам вспомнить Карамзина: «Где еще могла красная девица встретить своего суженого? Только в церкви».

Тюрьмы переполнены молодёжью. И мы знаем, что стоит парню залететь за проволоку только на одну «ходку», как пеницитарный процесс становится необратимым. Теперешний суд — суд без милосердия, судит не по душе, а по букве закона, который по-прежнему как дышло. Суд присяжных дело не спасает. Мы знаем — присяжные, как и всё чиновничество, покупаемы. Просто необходимо возрождение Церковного суда. Выражение «Судить по-Божески» как раз произошло от его благотворной деятельности. Одним из его основателей был святитель Алексий, Митрополит Московский. Церковный суд как раз и разбирал такие дела, которые могли в будущем развиться в серьёзные, исцелял дисциплиной покаяния и послушания. Если Витя и Саша вместо тюрьмы будут какое-то время вместе копать траншею, это и тело закалит, и душу спасет, и биографию не искалечит, и от такой девицы избавит.

А лучше всего, если они пойдут в армию. Мы рвались в армию. Этому и девушки помогали. Как это выйти замуж за парня, который не служил? Он что, бракованный? Меня глубоко оскорбляет, когда плохо говорят о нашей армии. Комитет солдатских матерей, часто впадающий в истерику, учит молодёжь не уклоняться от армии, это преступно. Я дослужился до старшины дивизиона. Никакой дедовщины слыхом не слыхивал, слова такого не было. Были «старики», были салаги зелёные. Я составляю наряд — неужели я своих одногодков назначу в судомойку, кочегарку, конечно, молодых пошлю. Это что, дедовщина? Это совершенно нормально. Кстати, от судомойки близко до котла, можно подхарчиться.

Армия — не принудиловка, а школа возмужания. Уверен, что в скором времени в неё вернётся военная присяга, которая, как и раньше, будет начинаться словами: «Я (имярек) обещаюсь Всемогущим Богом», а заканчиваться: «В чём да поможет мне Господь Бог Всемогущий». — «Молись Богу, — говорил Суворов, — от Него победа! Чудо — богатыри русские! Бог нас водит, Он нам Генерал!».

Я не взываю к состраданию, когда говорю о своём поколении, как нам досталось. Жили трудно, ели лебеду, крапиву, ходили в лаптях, но было величайшее счастье любви к Отечеству, семье, друг ко другу. Пушкина при коптилке читали. Солнечное сияние детства и отрочества! Как целомудренно любили, какие песни пели! И вот услышали мы 9 мая эти песни. Но они уже поются иначе, из них вынута душа. Это оболочки песен, уже модерн, выдрючивание на тему. А ведь в русском искусстве всегда было главным содержание, оно определяло форму. Сейчас вместо музыки, гармонии, мелоса вакханалия ритма и шума. И децибелы, которые рождают дебилов. Это родственные слова.

Нет, совсем не тяжело, а легко и радостно быть молодым. Только не соваться поперёд батьки, не стремиться к карьере, не увлекаться восточными единоборствами, не бежать за богатством, не стараться выйти в начальники. И главное — любить Россию, Отечество, — другого не будет. Нет у нас запасной Родины, тут нам жить и умирать, тут оставлять память о себе. Родина — мать, Мать — сыра земля, матушка Россия — это навсегда. Встал утром: слава Тебе, Господи, я православный, я в земле, которая есть подножие Престола Небесного, Дом Пресвятой Богородицы.

Скоро великие юбилеи: четыреста лет Смутного времени и двести лет Бородинской битвы. Потяжелей доставалось, а победили. Будем брать пример у предков, и мы победим. И кризисов никаких не надо бояться. Интересно, когда в России не было кризиса? Что бы ни случалось в мире — России всё на пользу. Жить надо спокойно. Не нервничать. «Какие нервы, — говорила праведная Матрона Московская, — на войне нет нервов. А мы на войне». Да, на самой главной войне — Христа с Велиаром, света с тьмой. Но это же главное счастье — быть воином Христовым. И, как сказал поэт: «Ветер века, он в наши дует паруса».

И главное желание моего поколения: оставляя земную жизнь, сказать о молодых: «Вот мы, Господи, а вот наши дети. Они так же любят Тебя, Господи, и Россию, которую Ты вручил нам». Вот тогда-то будет не страшно, а радостно пойти из временной жизни в вечную.

http://www.rv.ru/content.php3?id=8015


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru