Русская линия
Русский дом Александр Крутов04.06.2009 

Кризис духа и кризис души

Народ живёт через свой язык, свою веру, свою культуру, государственность, свои действия в истории. В конечном итоге, он — одно цельное существо, соборная личность. У каждого народа, как и у человека, свой Ангел Хранитель. Как Ангел Хранитель плачет о человеке, отходящем от Бога, так и Ангел народа, теряющего божественную связь, сокрушается о нём.

В фильме «Гибель империи» архимандрита Тихона (Шевкунова) прекрасно показан путь в пропасть великой православной Византии, поражённой вирусом ереси Запада.

И в современном мiре модель человека, созданная на ценностях западной религиозности и культуры, терпит кризис духа и кризис души. Она ещё может быть генератором новых технологий и научных открытий, но, по всей видимости, исчерпала свои возможности ответа на главный вопрос: в чём смысл существования жизни человека?

Если постараться выделить проблемно-разующее ядро нынешнего кризиса, то можно утверждать, что он является, прежде всего, кризисом ценностей личностей, социальных групп всей западной цивилизации. В современных условиях господство ценностей, которые свет уравнивают с тьмою, а добро со злом, — стало разрушительным.

Руководители государств находятся в состоянии плохо скрываемой растерянности перед лицом растущего количества проблем, их остроты и неотложности. Для решения неотложных задач нет у них не только проектов, но и идей, нет методов их решения. Это касается как внутренней, так и внешней политики. Решения, принимаемые руководителями государств, основаны исключительно на текущих интересах, без осознания сущности идущих процессов.

Население государств ощущает несостоятельность действующей системы властей и своих руководителей, но из-за отсутствия альтернативы — смиряется. Многочисленные технические достижения, развитие технологий, рост эффективности производства не приводят к существенному улучшению повседневной жизни. Она становится всё более напряжённой. Уровень жизни населения ниже того уровня, который способны обеспечить производительные силы государств. Люди находятся в состоянии тревоги, опасения, ожидания худшего, мещанство становится образом их жизни. Мы видим идеологический разброд, деградацию нравственности, стремление уйти от реальности в виртуальный мiр телевидения и Интернета… Духовный паразитизм, эта мнимая «ценность», повсеместно быстро распространяется во всём мiре.

Уроки исторического развития забыты, раз за разом использование чужого опыта превращается в некритическое заимствование. Россию помимо нашей воли втягивают в «западный проект», но не как самобытную Восточнославянскую православную цивилизацию, а как донора для выживания Запада.

Возникает вопрос: а можно ли «совершенствовать» существующую систему, вызвавшую неслыханный кризис? И те меры, которые предпринимаются, не обострят ли проблемы и не вызовут ли последствия, перед которыми развертывающийся нынешний кризис побледнеет?

Что ждёт нас?

Очевидно, если будущее представляет собой безмерное богатство немногих при нищете и дикости масс большинства, то получится одна оценка текущего развития. Если же вспомнить истину о том, что вселенской ценностью является каждый человек, личное богатство которого, его социальное положение не играют никакой роли, то мы увидим совсем другую картину мiра. В первом случае мы наблюдаем завершающие шаги деградации человечества. Во втором — осознание человечеством своей миссии, выражаемое в стремлении устроить земную жизнь по Божиему замыслу.

В этой ситуации православная «максималистская антропология» получает шанс быть востребованной как мiровоззренческая, ценностная основа для творческого созидания обновлённого мiра.

Сегодня мы должны ответить на главный вопрос: так что же такое человек — царь природы или творение Божие?

Если принимается второе, то в этих условиях именно православная идея Восточнославянской цивилизации может себя проявить как главное звено, ухватившись за которое можно вытянуть мiр из кризиса.

Наши представления о «высшей правде» и «всечеловечности», о справедливости могут стать актуальным ресурсом в новом мiростроительном проекте. Ведь сегодня наступило время, когда мiру нужны личности и народы, способные на творчество и на жертву. А не только на эквивалентный финансовый обмен.

Работать над укреплением нашей самобытности, наших ценностей, и осмысливать их — наша социально-философская задача.

Сегодня, к сожалению, преобладают центробежные тенденции, которые обусловлены логикой развития политических процессов на территории ядра русского мiра и качеством политических элит, исповедующих принципиально неприемлемую для нас либеральную идеологию, в которой, как заметил один умный человек, «ценности становятся весьма эластичными, когда речь заходит о власти и прибыли».

Либерализм приводит к отрыву от корневой культуры, отказу от русской соборности: сознания духовной общности народа, основанной на общем служении и общем долге.

Наивно полагать, что страны Восточнославянской православной цивилизации сами по себе, усилиями отчаянно борющегося за жизнь населения, перейдут на новое мышление. Ничего не может произойти без волевых, целенаправленных усилий власть предержащих и, конечно, общественных и политических движений Церкви.

Для того, чтобы Восточнославянская православная цивилизация, русский мiр, вновь стал целостной социально-политической и общественно-экономической системой и явил яркий пример мiру, надо развить целостность в сознании и подсознании народа, надо, чтобы в нём укоренилось представление о самобытности Восточнославянской православной цивилизации и значимости её для человечества. Значимости как европейского и христианского альтернативного развития западной цивилизации. Ключ к пониманию этого процесса лежит в воспитании, образовании, просвещении.

http://www.russdom.ru/node/1800


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru