Русская линия
Литературная газета Георгий Гореловский29.05.2009 

Klon по имени ЕГЭ
О маниакальной любви ко всему замшелому

ВСЁ ОТНОСИТЕЛЬНО — ОСОБЕННО ОТМЕТКИ
Успехи учеников в публичных школах США уже около полувека измеряют с помощью экзаменов по типу «множественного выбора» — SAT (оценка обучаемости). Так что зачитанные нашим президентом на встрече с ветеранами войны варианты ответов на один из вопросов ЕГЭ по истории («Мы победили в войне, потому что были расстреляны все немецкие военнопленные») — это не глупость составителей, а методика, гольём перенятая от американцев. Согласно ей один (реже — два) ответа и должны быть такого примерно идиотического содержания…

Чего же достигла за десятилетия американская система образования, идя таким путём? «Государственная комиссия по письму в школах и колледжах, — читаю в статье журналиста Дм. Крылова (Вашингтон), опубликованной в журнале „Российская Федерация сегодня“, — обнаружила, что 22 процента учеников выпускных классов пишут „хуже начального уровня“. По её же данным, 44 млн. американцев функционально неграмотны (то есть понимают слова, но не в состоянии связать их вместе и извлечь информацию из текста)… только 47 процентов когда-либо читали художественную литературу. Не менее 30 процентов американцев не в состоянии понять рекомендации по приёму лекарств на упаковках. 700 000 выпускников школы каждый год не могут прочесть собственный диплом…»

Да как же они получают свои дипломы, не умея ни читать, ни писать?! — спросите вы. А в этом-то и заключается чудо применяемой методики! В большинстве случаев «разница между неудовлетворительной и отличной оценкой не зависит от знания предмета… лишь от успеха в сравнении с другими учащимися». Это и есть так называемая оценка по кривой, или принцип относительности оценок.

Наших детей пока спасают учебники, написанные по старым, советским образцам (и старые учителя!). Когда напишут новые — а теперь их надо писать, тесты узаконены, — не останется ни школы, ни образования. Оценка за ЕГЭ — это не оценка за знания, а оценка обучаемости, т. е. способности выбора правильного ответа при минимуме введённой для анализа (или просто сравнения) информации…

Не знаю, полностью ли наши специалисты из Минобрнауки переняли такую систему оценок или по извечной нашей привычке сотворили какой-нибудь отечественный суррогат, но все уже сдававшие ЕГЭ, их родители и педагоги, наверное, обратили внимание на то, что количество правильно поставленных крестиков в тестах не совпадает с тем общим баллом, который вносят в сертификат экзамена и который уже по другой, отдельной сетке переводится в оценку по пятибалльной системе.

Главное в данной системе — выбрать нужную «кривую» и сделать системный математический прогноз на год и перспективу. О грамотности наших детей, реальном качестве знаний эти оценки не будут говорить ничего — ни-че-го! Собственно орфографическая и синтаксическая грамотность на экзамене по русскому языку уже не так и важны. Можно набрать за грамотность ноль баллов (т.е. сделать хоть 100 ошибок), но вытянуть экзамен на тройку на тестах и на содержании созданных текстов…

Так что если ваш ребёнок, дорогой родитель, пишет «призедент», «димакратия» или даже «Масква» и «педерация» (вместо «федерация»), — не пугайтесь, не наказывайте строго: всё равно сдаст, а «политику» ему сейчас пришить не могут по причине той же самой «димакратии».

САМА САДИК Я САДИЛА
Конечно, падение грамотности школьников происходит не только из-за перехода на американскую тестовую систему обучения. Компьютер тоже не всегда во благо. Ведь что сейчас происходит? Ученик заданный текст (реферат, доклад, лабораторную) из Интернета скачал, пятью шрифтами разукрасил и не читая сдал. Учитель сразу ставит пятёрку, тоже, естественно, не читая!.. А зачем Билла Гейтса проверять? Он же не идиот (учитель, имею в виду). А тем более Билл Гейтс.

И что даёт такая «технология» ученику? Тыкать в клавиши — невелика наука, шнурки завязывать куда как сложнее. И это называется «современным уровнем образования»? Знаю, мне возразят, что дело не в технологии, а в неправильном её использовании. Но человек всегда выбирает более лёгкий путь — инстинкт, господа. И ничего здесь не попишешь.

Уже только 38 процентов выпускников школ владеют навыками правильного чтения (орфоэпией). Скоро людей, умеющих читать и понимать прочитанное, получать удовольствие от чтения, будет столько же, сколько профессиональных математиков, физиков, биологов — «узких специалистов». Я уже не говорю об интонационном строе речи. Складывается впечатление, что все наши юноши и девушки сплошь иностранцы. Интонация — чужая, логическое ударение — нерусское. Что за язык, что за диалект?.. Вся красота устной речи пропадает — одна голая информация.

Будет скоро и у нас Государственная комиссия по письму, будет!..

Впрочем, наш министр — парень очень смелый, чистый ковбой. В беседе с Познером на Первом канале он говорил чуть ли не о двухстах тысячах 11-классников, которые останутся без аттестатов… Нет, жа-аркий должен выдаться месяц июнь!..

Своё ведомство министр несколько раз назвал почему-то «садиком» («Сама садик я садила, сама буду поливать!»), а в качестве главной причины введения ЕГЭ привёл тот факт, что в 90-е годы из школ стало-де выходить очень много медалистов. А это, по мнению нашего министра, не есть хорошо… Совместно с интервьюером сошлись в мысли, что они, медали, в те годы просто покупались…

Ну только руками разведёшь!.. Да почему же вы, господа министры, так плохо думаете об учителях, детях, их родителях!.. Почему бы, чёрт возьми, не предположить хорошее? Что благодаря демократическим преобразованиям не возродилась в народе сила духовная, не возникла волна интеллектуального подъёма, что и проявилось, в частности, в высокой успеваемости детей! Ведь так бывает в обществе! Укажи цель — и народ свернёт горы. Только власть, оказывается, в народе окончательно уже разуверилась…

РАБЫ МАШИН
Итак, наши радетели за счастье детское вдруг — по отношению к 250 годам российской школы это произошло вдруг — посчитали оценку, даваемую ученику педагогом, необъективной. Надо, дескать, «оторвать ученика от учителя» (Жириновский), и пусть его оценит «независимый эксперт» — машина, компьютер. Машине всё равно, чей это сын и что у него болит.

Но это же архиглупость, господа! Машина не может оценить — пока ещё, слава богу — ни знания, ни потенциальные способности человека. Машина может оценить по заложенной в ней программе только информацию! Мы сплошь и рядом путаем понятия «знание», «познание» и «информация». Информация — вторична, она продукт знания. Знание же — результат мышления, во многом — эмоций, наития, вдохновения, то есть живого, тончайшего, неуловимого процесса. Ну и труда, само собой.

Какое-то изуверство: почему именно школьника, человека с неустоявшейся психикой, мы отрываем от знакомого педагога, завозим куда-то в чужие стены и подвергаем его там, растерянного, машинному испытанию… Да ещё под недремлющим оком видеокамер! Ради чего?.. Сверху тем временем раздаются «методические советы» приучать детей к этому «отрыву» путём введения тестово-машинной проверки прямо с начальных классов!..

Ну хорошо, представим, что оторвали и оценили — и что узнали? Что наши дети тупы, неграмотны? Где взять других? Когда и этих-то катастрофически мало… Или что наши учителя плохи, не справляются с обязанностями? А откуда планируется взять иных, хороших, свежих?..

Сколько же стоит американцам школа, к чьей модели мы так упорно стремимся? Процитирую ещё раз статью Крылова: «На одного ученика в среднеобразовательной школе в 2000 году государство тратило 7877 долларов. (Для сравнения: в 2008 году в Опочке — 13 755 рублей. — Г.Г.) Это самые высокие затраты из всех стран «Большой восьмёрки»…

Они что, дураки? — не поверят многие. Вкладывают огромные деньги без всякого эффекта… Конечно, они не дураки, и не так всё здесь просто. Речь идёт о публичных американских школах (по-нашему — школах Министерства народного образования), которых большинство. Частные же «представляют собой отдельную от публичной и построенную на иных принципах систему образования».

Вот в какой «садик» наша лодочка плывёт!.. Нечто подобное и у нас пытаются выстроить, упрятав всё в груде словесной шелухи и за крепкой грудью охранников на воротах лицеев для особо… не одарённых, конечно, — обеспеченных.

У нас уже давно прослеживается некая маниакальная любовь ко всему залежалому. Клинический это вопрос или, может быть, какой иной?.. Трудно представить, что руководители нашего образования слыхом не слыхивали обо всех этих широко известных фактах. Ведь они столько времени пропадают за границами, что-то там осматривают, чем-то даже делятся… Но в результате почему-то навязывают стране, не считаясь с затратами ни материальными, ни моральными, некие совершенно замшелые, не оправдавшие себя чужие модели.

Вот, к слову, наши радетели за счастье своё и народное любят вспоминать «шведскую модель» социализма, — дескать, хорошо бы и нам так наладить в государстве. Так за чем же дело стало? В Швеции учитель средней школы получает значительно больше, чем преподаватель университета, а воспитатель дошкольного учреждения (детского сада) — больше школьного учителя… Логично и совершенно справедливо выстроенная система. В результате они получают человеческий капитал высокой стоимости — как одну из составляющих своей модели социализма, назовём так.

Мы же, воспитывая и образовывая детей по остаточному принципу, и будем получать на выходе лишь «остаточный» человеческий капитал… А с таким «материалом» ни шведского социализма, ни китайского, ни капитализма просто «с человеческим лицом» нам никогда не создать.

Георгий Гореловский, сельский учитель, Псковская область

P.S. В реализуемых Министерством образования и науки новациях негативных тенденций гораздо больше, чем достижений. К такому выводу пришли участники прошедшего по инициативе портала работников образования Zavuch.info «Всероссийского родительского собрания». 97% опрошенных в ходе «собрания» учителей и родителей из различных регионов признали ЕГЭ несоответствующим заявленным изначально целям и не отражающим подлинных знаний учащихся.
Заставит ли власть эта нелицеприятная оценка образовательных инноваций усомниться в правильности принятого когда-то решения? Или доводы Минобрнауки, как всегда, перевесят? Буквально на днях Верховный суд отклонил иск Всероссийского фонда образования и протестующих против ЕГЭ родителей. Истцы доказывали, что нельзя вводить стандартизированный экзамен, не выработав самих стандартов. Но суд признал, что экзамен, идущий в соответствии с отсутствующими исходными данными, законен. Почему? Потому что накануне экзаменов ломать пусть и недостроенную, но всё же систему опасно? Или обществу дали понять: как бы вы ни протестовали, если наверху решение принято, пути назад нет? А как же уверения в строительстве гражданского общества, правового государства и т. д. и т. п. ?..

http://www.lgz.ru/article/8974/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru