Русская линия
Завтра Андрей Фефелов29.05.2009 

У креста

Неисповедимы суды Господни! В этом году отмечаемый в сердечной тишине День памяти убиенного за Христа воина Евгения Родионова († 23 мая 1996 года) совпал с Днём поминовения Собора новомучеников, в Бутове пострадавших, который приходится на четвертую субботу по Пасхе и сопровождается, как правило, большим патриаршим богослужением.

Таким образом, на блеск и мощь литургии под открытым небом, состоявшейся у храма Воскресения Христова в Бутове, словно наложились события, происходившие в том же районе Московской области, но немного южнее.

За городом Подольском, в селе Сатино-Русское, на месте, где похоронен почитаемый народом мученик Евгений, почти целый день беспрерывно служились поминальные службы и слышались пасхальные песнопения. В этот день «у Креста», то есть на могиле воина Евгения, с четырёх утра толпился народ. Люди шли сюда пешком, приезжали на микроавтобусах целыми приходами из глубины русской провинции, а то и из сопредельных ныне стран, населенных православными.

Несколько лет назад официальная комиссия при Московском Патриархате по каким-то формальным причинам отказалась признать Евгения Родионова мучеником и страстотерпцем. Однако весть о воине Евгении, под угрозой смерти отказавшемся снять свой нательный крест, с поразительной быстротой распространилась по всему православному миру. Он стал известен и почитаем не только во всей России, на Украине и в Сербии, но во всех уголках мира, где существуют православные приходы. Уже создана обширная иконография воина Евгения, о нём написано множество статей, брошюр, в его честь освящаются часовни, его подвигу посвящены песни, фильмы и некоторые художественные произведения. Что поражает, о Евгения знают и на Западе. В Голландии готовится к выходу документальная лента, рассказывающая о «современном русском святом».

Феномен народного прославления Евгения Родионова, умученного чеченскими бандитами в ходе Первой чеченской войны, имеет огромное количество аспектов, самых неожиданных и удивительных, требующих особого, вдумчивого осмысления и бережного изучения.

Известно, что Евгений-воин пострадал невинно, на его руках нет крови — об этом помнят и чеченцы.

Поразительный факт, уникальный в своем роде, связан с инициативой двух жителей Бамута. Дело в том, что село Бамут, возле которого принял свою мученическую кончину Евгений, после окончания Второй чеченской войны долгое время оставалось пустынным, «проклятым» местом. Усмотрев в этих событиях связь, два бывших жителя этого села (чеченцы по национальности, мусульмане по вероисповеданию) по своей доброй воле установили на месте гибели Евгения металлический крест, который долгое время оберегали и красили. Тому есть правдивые свидетельства, фотографии.

Палачи Евгения сами давно уже в могиле, а образ православного мученика ныне взывает не к отмщению, не к битве, но, напротив, способствует умиротворению сердец. Как говорят, именно он оберегает хрупкий мир, установившийся сегодня на Кавказе.

Перенос на неопределенный срок канонизации воина Евгения и идущее помимо официального народное его прославление — создают особое духовное напряжение вокруг этой фигуры. Русь перехожая, странная, нищая и убогая, как и прежде, взыскующая Божьих чудес, чуждая сытости, успокоенности, теплохладности, — считает Евгения своим небесным предстателем. И каждый год 23 мая у Креста в Сатино-Русском отчетливо ощущается жаркое дыхание непосредственной народной веры. Но в этом году два мира — крепко между собой связанные, но обычно разведенные в духовном и жизненном пространстве России, эти два полюса русского Православия — незримо соприкоснулись.

Служба под открытым небом в Бутове была многолюдна и грандиозна. Как праздничный смотр клира Москвы и Московской области, поражала своим парадным величием. Серое ветреное утро пробивали хоральные звуки, и сквозь морось сияли тожественным золотом и багряной парчой праздничные ризы.

А в это время у Креста Евгения-воина среди ветреного говора неумолкающих берёз тихо под дождем струился народ. Приезжали, уезжали, кланялись, молились, просили о милости и заступничестве.

К середине дня тонкий ручек потёк из Бутова в Сатино-Русское. Ехали в основном простые священники. Батюшки служили литии и говорили проповеди, в которых пересказывали одни и те же слова Патриарха, сказанные в то утро под моросящим дождиком.

Патриарх Кирилл в торжественной проповеди 23 мая у Воскресенского храма в Бутове сказал: «Мученики погибли потому, что не отказывались от креста. Самим этим неотказом они свидетельствовали о Божией правде. Мучители хорошо знали, что это свидетельство может быть воспринято другими. Многие из них помнили слова Тертуллиана, а если не помнили, то опытно чувствовали опасность проливать кровь христианскую, ибо она может быть семенем для рождения новых во Христе спасаемых душ… Нам иногда кажется, что подвиг исповедничества — это то, что принадлежит прошлому, поскольку нас сегодня окружает совершенно другая реальность, не требующая никаких особых усилий, чтобы исповедовать Христа. Нам кажется иногда, что эта реальность мученичества и исповедничества — она в прошлом, она где-то позади. На самом деле, исповедничество веры, подвиг свидетельства будут всегда».

Многие авторитетные священники ныне говорят так: «Канонизация Евгения воина — это вопрос времени…» Истории русского православия известно, что время между народным прославлением святых и официальным церковным признанием может быть очень велико. Например, в случае святого благоверного князя Андрея Боголюбского разрыв составил почти шесть столетий. Сегодня остается лишь уповать, что по милости Божьей канонизация Евгения произойдет в ближайшие годы. Ведь тогда сегодняшний, терпящий бедствия русский мир укрепится незапятнанным ликом кроткого воина, обретя на небесах мощного себе защитника и покровителя.

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/09/810/22.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru