Русская линия
Агентство национальных новостей А. Тучкова28.05.2009 

«Нам не говорят, чем расплачиваются успешные люди за карьеру»

В мозги современных людей крепко вбит миф о том, что карьера является несомненным благом и ее можно собрать по кирпичикам. Поэтому для многих выпускников институтов первые шаги по карьерной лестнице оборачиваются драмами.

Существует такое ходячее выражение, как «продвижение по служебной лестнице». Очень часто можно услышать фразу: «Сначала нужно сделать карьеру, а потом уже жениться и заводить детей». У людей формируется представление о том, что карьера — это нечто незыблемое, что постепенно воздвигается, и при этом не разрушается. В языке нет таких словосочетаний, как «тяжелая карьера», «сложная карьера», «запутанная карьера». Есть выражение «неудавшаяся карьера», но оно означает лишь то, что человек встал на первую ступеньку, но потом как бы упал с лестницы, да так и погиб в подвале.

И огромное количество молодых людей, вступая в жизнь, ожидают только линейного продвижения по службе. Между тем, продержав какого-нибудь юного менеджера полгода, работодатель может вышвырнуть его на улицу, и тот снова встанет на биржу труда. А бывают случаи, когда заведующие отделами сначала становятся рядовыми сотрудниками, а потом гендиректорами. Полибий пишет во «Всеобщей истории»: «Достаточно бывает самого короткого времени для того, чтобы высоко поднять и снова унизить кого бы то ни было из смертных».

Если человек понимает, что карьера — это не только плавное продвижение по лестнице, но порой и падения с тяжелыми травмами, вслед за которыми могут последовать новые продвижения и взлеты, он гораздо легче переносит неудачи. Но если он считает, что движение может быть только вперед, первое же поражение вгоняет его в тяжелую депрессию, а после нескольких ударов судьбы такой человек окончательно сломается.

Из-за того, что сейчас массовое сознание находятся в плену у мифа о карьере, некоторые люди идут на сделки с совестью ради какого-нибудь места, считая, что если они его упустят, то больше ничего от жизни не получат. Тогда как если бы они отказались от него, вполне вероятно, что через несколько лет им предложили бы что-нибудь получше.

И ведь в огромном количестве книг, написанных в совершенно разные эпохи, представлена масса случаев превратности человеческой судьбы. Чтобы найти их, не надо долго рыться в библиотеках. Платон после длившегося несколько лет пребывания в рабстве вновь занялся философией и написал новые книги. А в советское время были такие ученые и писатели, которые после сталинских лагерей возвращались к своей прежней деятельности.

Более того, многие умные люди писали о том, что длительное везение — явление весьма подозрительное и опасное. Например, Геродот в своей «Истории» рассказывает об одном самосском тиране, которому во всем везло. Понимая, что все это не к добру, его друг посоветовал ему взять самую любимую драгоценность и выбросить ее в море. Царь выбросил в море перстень. Однако перстень проглотила рыба, рыбу поймал крестьянин, принес ее царским поварам, и вскоре драгоценность была возвращена владельцу. Когда друг царя узнал об этом, он разорвал с ним все отношения. Геродот так пишет об этом: «Амасис убедился, что ни один человек не может уберечь другого от предреченной ему участи и что Поликрат не кончит добром, так как он преуспевает во всем и даже находит то, что сам забросил. Так вот, Амасис послал на Самос вестника объявить, что разрывает свой союз и дружбу с Поликратом. А поступил так Амасис ради того, чтобы не пришлось ему сокрушаться о Поликрате, как о своем друге, когда того постигнет страшное бедствие». И бедствие не заставило себя долго ждать.

А Грассиан пишет в «Карманном оракуле»: «Непрерывное везение всегда подозрительно; более надежно — перемежающееся; кисло-сладкое вернее сплошной сладости. Когда удачи громоздятся одна на другую, есть опасность, что все рассыплется и рухнет. Порой милости Фортуны бывают кратки, зато велики. Но долго тащить счастливчика на закорках надоедает и Фортуне».

Есть еще один момент. Слово «карьера» всегда используется в разных изданиях и телепередачах только в положительном смысле. В женских журналах читательницам дают советы, как правильно сделать карьеру или как совместить ее с личной жизнью. А в ток-шоу разные деятели, достигшие успеха, делятся своим опытом, как надо продвигаться по общественной лестнице. В мозгу подспудно появляется мысль о том, что карьера — это хорошо, к этому надо стремиться, без этого нельзя жить.

Альтернативная точка зрения нигде не представлена. А, между тем, она есть. Еще в советские времена общество одобряло тех, кто добросовестно трудится и за это возвышается начальством. Но карьеристов, которые думали лишь о продвижении по общественной лестнице, не любили. Также и христиане всегда одобряли деятельность на благо общества. Однако они предостерегали от стремления к власти, почестям и богатству — то есть к тому, что сейчас называется карьерным возвышением.

В книге «Моя жизнь во Христе» святого Иоанна Кронштадтского говорится: «Вся сила и характер и хитрость искушений диавольских относительно людей состоит в том, что он прельстил и прельщает, подстрекал и подстрекает людей любить мир и то, что в мире: суетную мудрость мира сего, богатство, славу, знатность, сладости земные — и отвращаться Бога и горнего царствия, и блаженства».

А поскольку жизнь человеческая кратка, то несчастные карьеристы сравнительно быстро понимают, что те, кто думал лишь об этом мире, в том остаются ни с чем. Разве что с неусыпающим червем, под которым некоторые святые подразумевали совесть, гложущую неочищенную покаянием душу.

К тому же карьерные заботы портят людям не только вечную, но и временную жизнь. Преподобный Максим Исповедник говорил: «Любящему суетную славу или привязанному к чему-либо вещественному, свойственно досадовать на людей за временное или злопамятствовать на них, или ненависть иметь к ним, или рабствовать срамным помыслам».

А преподобный Антоний Великий так писал в «Наставлениях о доброй нравственности и святой жизни», о людях, которые заняты тем, что сейчас называется карьерными устремлениями: «Не довольствующиеся тем, что есть у них для поддержания жизни, но домогающиеся большего, порабощают себя страстям, мятущим душу и влагающим в нее помыслы и мечтания все худшие и худшие: что все нехорошо и что, следовательно, надо приобрести новое и лучшее. Как сверх меры длинные одежды мешают идти путешествующим, так желание имущества сверх меры не дает душе подвизаться и спастись».

Ведь конца-края карьерным устремлениям быть не может. Каждый новый рубеж быстро приедается. За кратким упоением тут же следует привыкание к своему новому месту, а затем появляется стремление получить более высокую должность. Поэтому карьеристы вынуждены всю жизнь проводить в какой-то нездоровой бесконечной гонке, да еще вдобавок терпеть выходки менее удачливых завистливых сослуживцев — интриги, клевету и оскорбления.

В Толковой Библии под редакцией профессора Лопухина, вышедшей в начале ХХ века, говорится в толковании на Апокалипсис, что перед концом света бесы будут выведены «из состояния связанности в своих действиях» и начнут мучить людей. По мнению богослова, эти «мучения от демонов можно понимать в смысле постоянного недовольства, беспокойства и искания лучшего, которые, будучи привиты людям от демонов (ужаление саранчи), сделают человеческую жизнь невыносимою (Откр. 9:6)».

Дореволюционным богословам и в голову не могло прийти, что воспеваемую нашими СМИ страсть все время искать более лучшее место можно считать похвальным качеством. Они видели в ней страшное наказание, которое упадет на головы грешников.

http://annews.ru/news/detail.php?ID=184 622


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru