Русская линия
Одна Родина Николай Яременко27.05.2009 

Полтавское подземелье Короленко

Полтавский период для сапожника из Ровно, революционного демократа В. Г. Короленко был самым продуктивным по количеству написанного и опубликованного.

В городе на Ворскле Короленко поселился после ссылки за связь с польскими революционными деятелями и прожил последние двадцать лет, до декабря 1921 года. Из Полтавы он руководил петербургским журналом «Русское богатство», часто выступал в левых газетах с публицистическими статьями. Главными темами писателя-демократа были защита еврейства («Дом N13», «Дело Бейлиса», «Сорочинская трагедия»), изображение негативных сторон быта русского народа, борьба с государственной властью России (сказалась на генетическом уровне неприязнь поляков к империи).

Хотя Короленко не был среди «пламенных революционеров"-ленинцев, они признавали его своим. За публицистику «полтавского периода» его можно смело отнести к ненавистникам России, как это сделал в Государственной думе В. В. Шульгин. А редактор «Полтавского вестника» В. Иваненко обвинил писателя в «одностороннем гуманизме», упрекнув его в том, что он слышит только стоны евреев, но не хочет замечать, что еврейские революционеры убивают помещиков, министров, губернаторов, офицеров полиции.

Не разделяли взглядов Короленко в «Киевлянине», «Черниговских губернских ведомостях», «Харьковских губернских ведомостях», «Новом времени», столыпинской газете «Россия» и многих других русских изданиях того времени. И надо сказать, что критика «общечеловеческих взглядов» Владимира Галактионовича и обстоятельства его жизни после 1917 года всё же привели писателя к неприятию революционного террора, о чём он высказался в письмах к Луначарскому.

Хочу остановиться на некоторых обстоятельствах жизни Короленко в Полтаве, а именно:

— появлении статьи «Сорочинская трагедия», после которой В. Шульгин сделал категорическое заявление: «Писатель Короленко — убийца Филонова». (Галактионович оправдывал террористов, участие «бомбистов» в гибели губернатора края и Столыпина в Киеве, защищал вместе с Лениным Мордку Богрова, который был родом с Полтавщины);

— защите евреев от петлюрчиков и гайдамаков, пришедших на Полтавщину с лозунгом: «Хай живе вильна Украина без жидов и ляхов».

— его участии в защите от чекистов потомков Гоголя и Пушкина, породнившихся и проживавших в Полтаве.

Репортаж Короленко о «Сорочинской трагедии» относится к смутным «первыми революционным» временам. Жители местечка Сорочинцы (сейчас в этом местечке, некогда описанном Гоголем, проходит ежегодная национальная ярмарка), тогда Миргородского уезда, Полтавской губернии, подстрекаемые шинкарями-революционерами, решили закрыть «монополки» и перейти на подворную торговлю самогоном.

Собрав местных пьяниц, революционеры устроили погром «царевых погребов». На усмирение пьяного бунта и на выручку побитого пламенными революционерами помощника исправника Барабаша прибыл статский советник Филонов с сотней казаков, не поскупившийся на шомпола и нагайки. Короленко неистовствовал в защите «прав человека на самогон» не хуже какого-нибудь российского либерала — «правозащитника чеченских бандитов» или торговцев спиртовым суррогатом. Через некоторое время Филонов и губернатор Полтавщины были убиты бомбистами. П. А. Столыпин, участвовавший в крестном ходе в Полтаве, тогда заявил: «В государстве сила не может стоять выше права… Где аргумент — бомба, там естественный ответ — беспощадность кары». По приговору военно-полевых судов, против которых выступал Короленко, было казнено 860 человек. От рук террористов (бомбистов-народовольцев и прочих «пламенных революционеров») погибло 17 тысяч человек.

Впоследствии жители Сороченцев прокатят Владимира Галактионовича на выборах в Государственную думу, а в 1917 году, освистав, выгонят его из местечка.

Мечтая разделить Россию на части по национальностям, Короленко приветствовал появление украинского вийска, но знакомство вышло не радостным. И. Чериковер вспоминает: «Гайдамаки в Бахмаче, Кременчуге, Глобине, Ромодане нападают на еврейских пассажиров, избивают их и грабят». Внимание общества к погромам, чинившимся украинским воинством, привлёк В. Короленко, вмешавшись в насилие, которое гайдамаки творили в Полтаве.

С первых дней своего прихода в Полтаву гайдамаки и синежупанники (свитки военнопленным, назвавшимися «украинцами», справила Германия) стали избивать на улице евреев. Некоторых арестовывали, отводили в здание Виленского военного училища, жестоко избивали шомполами, заставляя проделывать «немецкую гимнастику» (бить друг друга по лицу), и при этом кричали: «Мы им дали равноправие, а жид Троцкий идёт войной на Украину».

Против насилия выступил в местной социалистической газете «Наша мысль» В. Короленко, опубликовавший статью «Стыд и грех». Против Короленко в защиту украинского воинства встала тогдашняя власть в лице члена Рады Макарено и самого «головного атамана» — Симона Петлюры. Сегодняшние оранжоиды и «социалисты самостийники» тоже не соглашаются с Короленко, проводя в стенах вуза его имени петлюриады. Бывшие профессора марксизма-ленинизма, воспитывающие «нацсвидомое учительство» в петлюровско-мазепинском духе, так же казакоманят и синежупанят, поменяв лишь лозунг: «Хай живе вильна Украина без кацапив».

Круг погромных эксцессов, связанных с «золотым периодом» украинского национального строительства, завершился к маю 1918 года поправением курса и диктатурой «национального большевизма». Но и здесь Короленко не знал покоя — пришлось «спасать» от большевистского расстрела потомков Пушкина и Гоголя…

Предоставим слово Софье Николаевне Данилевской, правнучке Александра Сергеевича и Николая Васильевича. («Слово и дело», N4, 2001 г.): «В 1918 году в наше имение Васильевку, которое ранее принадлежало матери Гоголя, ворвались чекисты. Злобствуя, они раскрошили сапогами мебель. Порубали саблями портреты. Книги, что хранились во флигеле, выбросили во двор и подожгли. Но шел дождь и они плохо горели… Чтобы спасти детей от голода, я выехала в Полтаву, каждый раз рискуя попасть в облаву». Когда Софии Николаевне задали вопрос: «Почему вы не сказали чекистам, что являетесь потомками Пушкина и наследниками Гоголя?», Данилевская тихо ответила: «Те, кто ворвались к нам на рассвете и грозили наганами, не знали этих имен!» […]

Короленко предложил Данилевской передать в Полтавский пролетарский народный музей все вещи Гоголя, которые хранились в её семье более 80 лет. «Я оповестил уже всех высоких чиновников города о вашем бесценном даре!» — сказал Владимир Галактионович.

«Моя мама, — пишет Софья Николаевна, — в знак благодарности за спасение нашей семьи от расстрела преподнесла Владимиру Галактионовичу неопубликованные письма Гоголя. Нас под конвоем отвели вниз, на Панянку, и разрешили занять подвал кожевенного завода. Мама, дочь генерала, радовалась, что нам даровали жизнь, и всячески расхваливала наше жилье».

Правозащитник-демократ, сострадая потомкам русских классиков, остался жить в своём особняке, где сейчас расположен музей его имени.

В своей книге «Двести лет вместе» А. Солженицын приводит раннесоветские наблюдения о тех днях И. Ф. Наживина из книги «В.Г. Короленко: Летопись жизни и творчества»: «В Кремле, в управлении делами СНК, всюду невероятная неряшливость и неразбериха. Всюду латыши, мадьяры, китайцы и евреи, евреи, евреи. В этой обстановке даже свободолюбивый Короленко с сочувствием к евреям, страдавшим от погромов, записывает в своем дневнике весной 1919 года: „Среди большевиков — много евреев и евреек. И черта их — крайняя бестактность и самоуверенность, которая кидается в глаза и раздражает“; Большевизм на Украине уже изжил себя. Мелькание еврейских физиономий среди большевистских деятелей (особенно в чрезвечайке) разжигает очень живучие юдофобские инстинкты».

Потомок польских русофобов не воспринял русофобов- большевиков…

24 января 1922 года Совет Народных Комиссаров УССР, считая публициста В. Г. Короленко «идейно близким», принял постановление присвоить имя писателя Полтавскому педагогическому институту. Ленин неоднократно справлялся о здоровье демократа, посылая в Полтаву «врачей из Москвы» и Луначарского.

В наши дни был проведен социологический опрос студентов Полтавского педагогического университета им. В. Короленко и сельских учителей в одном из районов области. Опрошенных попросили назвать произведения Короленко. Оказалось, что только у 12% из них имя писателя ассоциируется с «Детьми подземелья», остальные вообще не знают, что он написал, а 60% не представляют, кто он такой…

http://www.odnarodyna.ru/articles/4/670.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru