Русская линия
Православие.Ru Андрей Сигутин26.05.2009 

«Знание русского языка — это плод огромного труда и любви к слову»
Беседа с учителем русского языка А.Г. Ютландовой

Ариадна Гервасиевна Ютландова — учитель русского языка, проработавший в школе более 40 лет. Родилась в 1925 году. Была знакома с Анной Ахматовой, Ольгой Берггольц, Эдуардасом Межелайтисом и другими известными поэтами и писателями. Более восьми лет одновременно с работой в школе являлась внештатным методистом филологического факультета Запорожского пединститута в период студенческой практики. С Ариадной Гервасиевной, которую в Обнинске, где она живет и работает с 1978 года, знают многие, мы говорили о проблеме, особенно остро воспринимаемой учителем русского языка, — о сегодняшней всеобщей безграмотности.

— Ариадна Гервасиевна, как вы думаете, в чем причина безграмотности людей, даже имеющих не одно высшее образование?

— Грамотными или неграмотными люди не становятся вдруг. Это процесс весьма длительный. Мы изучаем и познаем язык, начиная с колыбели. Первые речевые навыки — от родителей. Всегда ли они думают, что передают детям? И каждый ли воспитатель и учитель обеспокоен этим? Результат не заставляет долго себя ждать. Это лишь одна, хотя и важная, причина.

Является ли всегда изучение родного языка делом поистине государственным, когда в стране единый, обязательный для всех язык возведен в культ и является ведущим звеном всей культуры общества? Где законы, выполнение коих предполагает результат, суть которого — поголовная грамотность? А ведь наш язык не только велик, могуч и прекрасен, но и сложен, а потому требует тщательного изучения и бережного обращения. Однако люди, особенно молодые, бездумно засоряют его, и никто не несет за это ответственности.

Средства массовой информации давно стали образцом того, как не должно быть. Плюс вопиющее безразличие к этому окружающих. Объединенные в одну глобальную, причины эти сформировали целое поколение неграмотных людей. Грамотные, красивые, эмоциональные, выразительные речь и письмо перестали быть потребностью человека и престижем, определяющим уровень культуры человека, а следовательно, и отношение к человеку. Исчез стыд перед общественным мнением. Процветает не только сама неграмотность, но и полное равнодушие к искажению русского языка абсолютно неоправданным употреблением и последующим закреплением в нем всевозможных иностранных слов, вытесняющих многие исконно русские понятия, лишающих нашу великолепную речь ее красоты, гармонии и аромата. А грамотных людей все меньше! Руководство же соответствующего министерства с завидной настойчивостью идет по пути своих преобразований — от лучшей в мире системы обучения к весьма сомнительным методикам американского образца, узаконивая ЕГЭ и отменяя тем самым творческий подход и само развитие творческой мысли, ведь экзаменационное сочинение теперь не пишут. Так стоит ли удивляться повальной безграмотности населения?!

— «Существующая методика преподавания акцентирует внимание учеников на механическом „зазубривании“ правил орфографии и пунктуации, а не на глубоком их осмыслении. Отсюда такая стойкая нелюбовь школьников к этому предмету, которая подсознательно переносится и на сам язык», — посетовал один словесник. Так как же нужно преподавать русский язык, чтобы у людей было такое осмысление?

— Прежде всего, сам учитель-словесник должен быть безупречно грамотным человеком и любить язык. Любить так, чтобы дети это чувствовали. Тогда они начинают подражать: говорить, читать, писать, «как наша учительница». Из желания подражать тому, кем восхищаешься в школьные годы, иногда вырастают таланты.

Во-вторых, детей надо увлечь процессом изучения русского языка. Каждый урок должен быть для детей немножко загадочным. Детский внутренний мир устроен так, что ребенку всегда интересна загадка и хочется ее разгадать.

Я много лет работала с учениками дома, индивидуально (не люблю и к себе никогда не применяла слово «репетитор», всегда говорила «учу»). Самые большие проблемы были у детей с синтаксическим разбором сложного предложения и построением его схемы. «Зачем эти схемы?» — часто говорили они. И мне становилось ясно, что их надо научить понимать, что именно в схеме заключен логический смысл всего разбора; кто овладеет этим, тот разберет любое предложение и может получить «пять» на вступительном устном экзамене по русскому языку. Это впечатляло, а потом увлекало моих учеников, и они уже сами пытались отыскивать в художественной литературе «интересные для разбора предложения», строить схемы к ним, а затем делать синтаксический разбор. Некоторые очень увлекались этой работой, в результате чего отличались на экзаменах и с блеском поступали в вузы.

А правила учить надо, но надо их и понимать. Учитель должен учить этому на конкретных примерах.

Считаю, что наукообразные учебники — не лучший способ научить. Моя мама в свое время окончила трехклассную сельскую школу, но была идеально грамотным человеком. В школе их учили по простым учебникам, но увлеченно; учитель был очень образованный человек, в основе его методики лежало осмысленное обучение детей.

— Кто и каким образом привил любовь к русскому языку вам?

— Услышав этот вопрос, я словно заново вернулась в детство, в свою школу и увидела нашего учителя русского языка и литературы Пантелея Александровича Анисимова (Узбекистан, г. Янгиюль, школа N 5 им. А.М. Горького). Он-то и был тем человеком, который привил мне любовь к русскому языку. Это был необыкновенный учитель, который знал все, но особенно язык. Уроки проводил интересно, весело, непринужденно, с юмором. Учеников поощрял добрым словом за каждый успешный шаг. Интеллигентный, деликатный. Каждый его урок имел элемент соревнования, а победитель получал «отлично» (тогда не было цифровых оценок). И мы стремились «побеждать», а учиться русскому языку плохо было стыдно.

Еще я обязана любовью к родному языку своей православной семье, где было шестеро детей и всегда царил культ знаний, родного языка в особенности. Мои родители были грамотные люди и радовались нашим успехам, они всегда ходили вместе на родительские собрания.

— А какой эпизод из вашей жизни, связанный с изучением русского языка, наиболее заполнился?

— Когда я училась в 7-м классе, Пантелей Александрович, выясняя «отношения» с одним слабым учеником из-за незнания им правил, вдруг сказал: «В вашем классе я могу разрешить не учить правила только одной ученице, потому что все упражнения, все диктанты и изложения она пишет на „отлично“. Спросите у нее, как она этого добивается». И назвал мою фамилию. После этого я уже не имела права получать другие оценки, кроме «отлично». И не получала.

Помню один университетский случай. На экзамене сосед по столу попросил помочь ему. Я раскрыла тетрадь с нужными записями. Экзаменатор что-то заметила, подошла к нам и обнаружила тетрадь… с моей фамилией. Мне было предложено взять другой билет. Сосед не признался, что тетрадь была открыта для него. Я взяла другой билет, но решила «защищать» свои знания и попросила разрешить мне отвечать без подготовки. Мне разрешили. Когда я закончила устный ответ, попросила две-три минуты для выполнения практического задания. И заполнила карточку, не отходя от стола экзаменатора. Проверив мою карточку, она сказала: «Ваш ответ отличный, и задание выполнено отлично, но вы брали второй билет, и, по положению об экзаменах, я обязана снизить оценку на один балл». Поставила «хорошо» и расписалась в зачетной книжке. Это была единственная «четверка» по русскому языку за все годы моей учебы, и я помню ее всю жизнь.

— Что для вас было или является самым простым и самым сложным в русском языке, и как преодолеть эту сложность?

— У меня нет сложностей в русском языке. И он всегда был моим любимым предметом. Но я знаю, как преодолевать трудности в его изучении. Во-первых, воспитать в себе желание быть грамотным человеком; во-вторых, чаще задавать себе вопрос «почему?» (почему я так написал, почему мы так говорим, почему у меня это не получилось и т. д.) и непременно находить ответ на него; в-третьих, много читать, особенно классику, как прозу, так и поэзию: это же музыка, вдохновенная и прекрасная. И еще один совет: не смотреть передачу «Культурная революция», так как господин Швыдкой отлучит от Пушкина (передача «Пушкин безнадежно устарел»), отнимет книгу (передача «Книга жизни не научит»), разучит работать над собой, тогда как знание языка — это, прежде всего, плод огромного труда и любви к слову. А что может быть прекраснее слова Пушкина, Тургенева, Гоголя, Достоевского, Толстого и т. д.?! Кстати, о Швыдком. Не перестает удивлять «живучесть» его программы, несмотря на очевидность ее недоброго подтекста и на то, что она вовсе не направлена на укрепление нашей культуры и ее основы — слова. Скорее наоборот. И почему г-ну Швыдкому все позволено?!

— Можно ли считать русский язык кристаллически стройным?

— Я не знаю языка, более выразительного и притягательного, чем русский, но о кристаллической стройности его не берусь судить. Однако когда слышу красивую, грамотную речь человека, восхищаюсь и этой речью, и этим человеком. Может быть, это и есть кристаллическая стройность? В такой речи каждое слово на месте и нет никаких «сорняков» и нелепостей.

— Та как же стать грамотным человеком? И что помогло лично вам?

— Считаю, что поможет следующее.

Во-первых, очень грамотное, продуманное обучение детей уже в начальных классах.

Во-вторых, приобщение детей к высокой поэзии и классической литературе с самых первых лет их обучения в школе.

В-третьих, регулярное проведение детских праздников, дней, недель родного языка в увлекательной форме, соответствующей возрасту.

В-четвертых, ежегодное проведение в школе конкурсов знатоков русского языка, олимпиад на лучшее сочинение по свободным, интересным для детей темам.

В-пятых, проведение конкурсов чтецов, рассказчиков; возрождение литературных и тематических диспутов. Воспитание культуры чтения и читательских интересов.

В-шестых, отменить ЕГЭ, вернуть школу к осмысленному изучению русского языка, возродить культ родного слова. Школа обязана быть во главе этого, чтобы в действительности соответствовать определению: «Школа является подлинным очагом культуры лишь тогда, когда в ней царят четыре культа: культ Родины, культ человека, культ книги и культ родного слова» (В. Сухомлинский).

В-седьмых, ввести в вузах практические занятия по русскому языку.

В-восьмых, максимально ужесточить требования к знанию русского языка всеми работниками СМИ: телевидения, радио, газет.

При реальном создании этих условий грамотность людей существенно улучшится.

Лично мне помогло то, что я училась в прекрасной школе, где учителя русского языка и литературы не только безукоризненно знали свой предмет, но и замечательно его преподавали и были глубоко уважаемыми, авторитетными людьми. Большую роль сыграла семья, родители и пять братьев. У нас была семейная традиция: раз в две недели писать диктанты всей семьей, диктуют родители по очереди. Один раз в месяц мы собирались семьей и рассказывали о самой интересной книге, прочитанной за месяц. Поэтому и были все грамотные. Замечу, что дома у нас книг не было, кроме учебников, книги мы брали в библиотеке. Я очень много читала.

— Раньше были такие замечательные книги, как «Занимательная физика» и «Занимательная математика». А можно ли широкому кругу читателей занимательно рассказать о пунктуации и орфографии?

— Не только можно, но и нужно. «Занимательные» книги по русскому языку тоже издавались, их многие родители покупали для своих детей. У меня до сих пор сохранилась библиотечка таких книг. А еще очень важно иметь в семье толковые словари и сборники пословиц и поговорок: это очень развивает речь и эрудицию. Но где они теперь? Кто заинтересован в издании подобных книг? А если вдруг появятся в продаже, то кому они будут доступны?! Считаю, что эту проблему, особенно издание словарей, государство должно взять под свой контроль, как и все школьное книгоиздательство, чтобы сделать необходимые для детей книги доступными, если, конечно, оно (государство) заинтересовано в улучшении грамотности своего народа.

— Для многих запятые — это слабое место: одни «сажают» лишние, другие вообще их не ставят.

— Важнее всего правильно ставить смысловые знаки препинания, когда от них зависит результат восприятия текста. Классический пример: «казнить нельзя помиловать». И аналогичные ему, вроде «исключить невозможно оставить».

Очень важно знать и соблюдать на письме знаки в сложных синтаксических конструкциях, особенно в периодах, так как иначе их и понять-то невозможно. Научиться этому можно у Л.Н. Толстого в его романах и у Ч. Диккенса (не зря его любил Толстой).

Конечно, надо хорошо знать причастные и деепричастные обороты. Их наличие украшает текст, делает его более выразительным, зачастую освобождает от необходимости выражать мысль в форме сложного предложения.

Чем разнообразнее синтаксическое построение предложений, тем художественнее текст в целом.

Наша речь (и устная, и письменная) — это показатель общей, а значит, и языковой культуры. А культура заметно упала. Поднимем культуру — улучшится грамотность. Но, как известно, легко разрушать — трудно строить. Озабоченность этой проблемой — луч надежды на возрождение главного достояния нации, ее культуры, основой чего всегда было слово!

Беседовал Андрей Сигутин

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/30 531.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru