Русская линия
Седмицa.Ru22.05.2009 

«Град Барский приемлет тобою благодать, святителю Николае!»

А.В.Бугаевский

Правда о Святителе Николае

(Агиографическое расследование)

Почти семнадцать веков прошло со времени блаженной кончины Святителя Николая. Тысячи новых статей и книг о великом Мирликийском епископе опубликовано только за последние сто лет. Что же изменилось в нашем знании о Николае Чудотворце? С ХIХ века, когда был выпущен наиболее полный сводный труд о житии, чудесах и иконах Святителя, эти сведения изменились весьма сильно, а в некоторых случаях даже кардинально. Поскольку в прошлом веке тысячи храмов и монастырей были частично разрушены или вовсе уничтожены, множество икон бесследно исчезло, и описания святынь, приведенные в этом труде, расходятся с реалиями нынешнего времени.

Изучение древних памятников позволило значительно дополнить жизнеописание Святителя. И наоборот, некоторые подробности пришлось признать недостоверными или искаженными. Например, было доказано, что некоторые сведения в житии Николая Угодника в Четьей Минее заимствованны из жития другого святого — Николая Пинарского.

Кроме того, только в 1992 году удалось разрешить почти тысячелетнюю загадку о мощах Святителя. Дело в том, что сохранилось множество хроник XI—XIII вв.еков, рассказывающих о перенесении святых останков из Мир в Бари. И вместе с тем немало письменных документов начала XII — XIII века повествуют о похищении его мощей в Ликии флотилией венецианцев. Только анатомо-антропологические исследования второй половины XX века позволили установить истину в споре двух итальянских городов о том, где хранятся подлинные святые останки свт. Николая Чудотворца.

В ХIХ-ХХ веках появилось ошибочное представление, что сведений о Святителе Николае сохранилось очень мало и они исторически недостоверны.

К сожалению, эта точка зрения во второй половине ХХ века стала получать все большее распространение не только среди католиков, но и у православного духовенства. На самом деле события, описываемые в древних рукописных памятниках о Святителе Николае, и персонажи, участвующие в них, не противоречат известным историческим источникам, а подчас дополняют их важными сведениями о времени царствования императора Константина Великого.

Охота за мощами


Жизнь в Мирах, на окраине Византийской империи (Миры — ныне город Дембре на юге Турции), в XI веке была уже неспокойной. Ликия подвергалась бесчисленным нападениям сельджуков. Жителям Мир то и дело приходилось скрываться в горной части области.

У латинян шла настоящая охота за святынями. Считалось, как бы ты мощи ни достал — они тебя все равно будут спасать. Бари был очень крупным портовым городом. Венеция — полукупеческой-полупиратской морской державой. Оба города хотели завладеть мощами Свт. Николая как покровителя мореплавателей.

По латинским хроникам, баряне два раза приезжали за мощами, а не один, как написано в славянских повествованиях о перенесении мощей Святителя Николая. Хлеб в Малую Азию и Антиохию тогда возили из Апулии и Калабрии. (Египет уже завоевали арабы. Плодородные заливные долины Нила больше не снабжали Византийскую империю, как это было до VII века.) И вот в 1087 году баряне везли хлеб в Антиохию, то есть в Западную Сирию. Проплывали мимо Мир, отправили разведку, но она быстро вернулась. Город был заполнен сельджуками. Они хоронили своего полководца. Высадиться было нельзя, и баряне поспешно отплыли…

В Антиохии они продали зерно, а на обратном пути опять заехали в Миры. На этот раз никого из сельджуков они не встретили. Да и жителей Мир в городе было немного, большинство под угрозой набегов предпочло переселиться в горы. В храме Свт. Николая оставались четыре монаха. Барийский отряд вошел в храм, и под угрозами один из монахов показал, где находится святыня.

Надо сказать, что те гробницы, которые демонстрируют сейчас турки (а в храме два саркофага), не имеют отношения к святым мощам. Трудно сказать, где первоначально был захоронен Святитель, но к моменту прибытия барян его мощи покоились под спудом, в одном из приделов под полом, украшенным мозаикой, а не в нише с гробницей.

Баряне разбили эту мозаику ломом, один из моряков спустился в гробницу и, увы, встал прямо на благоухающие миром святые останки и повредил их. Мощи по частям поднимали и укладывали в священнические одежды. Главу Святого и многие другие фрагменты скелета перенесли на корабль. Но полностью забрать мощи не удалось, так как мореплаватели торопились и опасались, что ликийцы спустятся с горы в город и воспрепятствуют похищению мощей. Все же несколько десятков жителей Мир успели добежать до кораблей барян. Сил у византийцев было недостаточно, чтобы вступить борьбу с вооруженным отрядом моряков, но плач стоял великий. В результате баряне хотя бы оставили икону Святителя Николая, которую тоже было прихватили, и пожертвовали весьма значительную сумму денег храму великого Чудотворца.

То, как выглядело, согласно древним хроникам, перенесение мощей из Мир в Бари, очень трудно описать в агиографическом стиле как благочестивое событие с участием людей, благоговейно радеющих о святыне. На самом деле это было похищение. Хотя к тому, что мощи оказались в Бари, следует отнестись как к милости Божией. Если бы не набег барян, бесценная христианская святыня, вероятнее всего, была бы утрачена в ходе завоевания Византии Османской империей.

Через десять лет армада первого Крестового похода двигалась на Иерусалим. Крестоносцы грабили даже друг друга: на Родосе произошла стычка между пизанцами и венецианцами.

Через несколько дней после этого венецианцы высадились в Мирах с целью также забрать мощи Чудотворца. И все повторилось. В храме опять было четыре монаха. В поисках святынь венецианцы разбили алтари, разорили все, что только могли. Начали пытать одного из монахов, и в конце концов тот показал, где покоятся остатки мощей Святителя. Так как мощей Николая Чудотворца было мало (примерно одна пятая часть от того, что забрали баряне), венецианцы добавили к ним другие человеческие останки: посторонний череп, женские и детские косточки. Затем венецианцы отправились в Крестовый поход. И вскоре факт фальсификации был забыт. Впоследствии в течение девяти столетий венецианскую гробницу многократно открывали, и, поскольку в ней был череп и много других останков, венецианцы утверждали, что именно они обладают всеми мощами Чудотворца Николая.

Во время Крестового похода святые мощи широко дарились. По миру до сих пор ходит довольно много частиц из этого венецианского ковчега, достоверность которых вызывает большие сомнения.

Баряне же никому мощи не раздавали. Построили храм Свт. Николая и хранили их там под спудом. Только малую часть десницы оставили над гробницей, но уже в начале XI века она была похищена. А сама гробница не открывалась вплоть до пятидесятых годов прошлого века.

Две гробницы

Вскрытие гробницы в Бари производилось только один раз, в 1953—1957 годах. Но так повезло, что Луиджи Мартино, итальянский антрополог, исследовавший мощи, прожил довольно длинную жизнь. В молодости он исследовал мощи Святителя Николая в Бари, а когда уже был очень пожилым человеком, исследовал его мощи в Венеции.

И вот тогда, в 1992 году, он точно установил, что в Венеции хранится как раз та часть святых останков, которых не хватает в Бари. Только в венецианском ларце были прибавлены и еще чьи-то кости (в том числе женские и детские). Так были разрешены почти тысячелетние сомнения в подлинности части мощей Святителя Николая в Венеции.

Я думаю, в скором времени привлечение новых научных методов — например, анализа ДНК — позволит прекратить хождение по миру лжемощей. Но это в будущем. Однако уже сейчас антропология дала ответы на многие вопросы. Например, подтвердила то, что иконы верно передают облик Святителя Николая. Точно измерен его рост — 167 сантиметров.

Кроме того, исследования мощей показали, что Николай Мирликийский был строгий постник. Он питался только растительной пищей, а болел болезнями, характерными для того, кто довольно долго пробыл в заключении. Причем — в тесной и сырой тюрьме (из жития известно, что во времена диоклетианова гонения на христиан Святитель Николай был брошен в темницу). Почил великий Святитель, как определил Луиджи Мартино, в возрасте между 70 и 80 годами. Благодаря этому можно вычислить примерное время его рождения.

«Деяние о стратилатах»

А можно ли восстановить хронологию жизни великого человека по древнейшим греческим текстам? Самые древние редакции рукописей о Святом Николае хранятся в библиотеках Оксфорда и Вены. Они посвящены «Деянию о стратилатах».

Я убежден, что эти тексты написаны в IV веке, вскоре после блаженной кончины Свт. Николая. Более позднее свидетельство вряд ли могло содержать так много имен, фактов, точных описаний. Через сто лет мелкие подробности, реалии забываются. В нем все рассказано значительно подробнее, чем во всех общеизвестных жизнеописаниях — и греческих, и латинских, и славянских.

Император направил воинов усмирять мятеж тайфалов (одного из вестготских племен, переселенных во Фригию с Дуная). По пути из-за шторма войско остановилось в Андриакской гавани, и на рынке разгорелась ссора между солдатами и местными жителями. Архиепископ Николай сумел всех умиротворить. А стратилатов, предводителей воинов, пригласил к себе. В этот момент прибежали жители Мир с известием, что правитель арестовал трех неповинных горожан и приказал отсечь им головы. Святитель вместе со стратилатами и другими воинами торопится в город. Он уже в преклонном возрасте, ему около 70 лет. А дорога — четыре километра в гору. В древней хронике прямо сообщается, что Свт. Николай боялся не успеть прийти на помощь и спасти от смерти невинных людей. И тогда стратилаты послали солдат задержать казнь.

На известной картине Репина происходящее изображено так: меч уже занесен над мужами, когда появляется Свт. Николай и в последнюю секунду удерживает оружие смерти. Но все было, конечно, иначе. В древнем тексте сказано: меч был обнажен палачом. Трудно представить, что палач стоял полчаса с поднятым над головами тяжелым мечом. Он обнажил меч и ждал. Солдаты задержали казнь, пока не подошел Святитель со стратилатами и не освободил невинных людей.

На прощание Святитель благословил воинов, предрек им победу в предстоящем сражении с тайфалами. И они победили… И здесь обнаруживаются важные подробности. Их нет ни в какой другой рукописи — ни в более поздних греческих, в латинских и славянских. После победы над мятежниками стратилаты возвратились назад в Ликию и пришли к Свт. Николаю во второй раз. Полководцы благодарили его за молитвы, которые помогли им победить мятежников. А владыка наставлял их и предупредил, что они попадут в беду, но не должны отчаиваться, а должны обратиться к Богу, и Господь убережет их. (Все три военачальника — исторически известные личности. Один из них, Непотиан, стал консулом в 336 году, другой — в 338 году.)

Когда стратилаты вернулись в Константинополь, их встретили с почестями, а потом оклеветали завистники и с помощью подкупленного префекта претория Востока Аблабия, известного интригана, посадили в темницу. Аблабий — ближайший друг и советник императора Константина, он руководил гвардией и должен был по роду службы выявлять мятежи. По его наговору прославленных полководцев собирались казнить. И тут Непотиан вспомнил о том, что говорил стратилатам Святитель Николай в Ликии, и воины стали сердечно молиться. Чудесное явление Свт. Николая Константину даровало им свободу, и император вручил стратилатам пояса полководцев высшего ранга (по поясу в Римской армии можно было судить о чине воинов, как в современной армии по погонам). И они с подарками от императора (золотым Евангелием, потиром и подсвечниками) отправились к Свт. Николаю в третий раз.

Кроме того, древний текст «Деяния о стратилатах» уточняет, что они месяц жили у Свт. Николая, стали его духовными чадами. И еще одна важнейшая подробность: на следующий год они снова — в четвертый раз — отправились к Святителю Николаю, но обнаружили его почившим. Год назад их посылал сам император Константин, и тогда Святитель Николай был жив, а Константин умер в мае 337 года. День преставления Святого известен точно: 19 декабря, а точный год смерти в текстах его житий не назывался. В наших календарях указывается — Свт. Николай умер около 345 года. И, как правило, говорится, что он родился в 280 году. Это кажется очень странным. Потому что по житиям и греческой, и латинской, и славянской традиций Свт. Николай стал епископом до диоклетианова гонения. То есть около 300 года. Получается, что он был возведен в столь высокий сан в 20 лет. Это крайне маловероятно. Отчасти по этой причине некоторые западные богословы сомневались в достоверности образа Святого Николая. Это значит, что Свт. Николай не мог умереть в 345 году, как это указано в ряде календарей. Кроме того, в древней хронике Непотиан ни разу не назван консулом, а значит, он пока не в этом звании. То есть 336 год еще не наступил к моменту их четвертого посещения Мир. Получается: Свт. Николай умер в 334-м или 335 году.

Теперь вычитаем 70−80 лет. И выходит, что свт. Николай родился около 260 года. И архиереем стал в 35−40 лет, а не в 20. Это совершенно нормально. Все становится на свои места.

Николая ныне хранится в фондах Полтавского краеведческого музея.

Археологические раскопки в Ликии, предпринятые в ХIХ-ХХ веках, хорошо согласуются с географическими, топографическими и другими сведениями, содержащимися в древнейших житийных памятниках, посвященных как Святителю Николаю Мирликийскому, так и Святителю Николаю Пинарскому. Сохранился не только храм, построенный Святителем Николаем Мирликийским, но и место встречи Святого со стратилатами — Плакома — площадь в андриакском порту, покрытая плитами. На ней в древности был расположен рынок, остатки которого видны и в наше время. Ныне гавань Андриаки заболочена и порт давно прекратил свое существование, но значительные объемы многих зданий прекрасно сохранились до наших дней. Среди них огромное зернохранилище (гранарий), построенное при императоре Адриане, каменные цистерны, акведук, несколько храмов и целый ряд портовых и других построек. По предположению историка А.Ю. Виноградова, именно в это зернохранилище был капитанами выгружен хлеб в «Деянии о хлебовозах». Хорошо сохранились и остатки зданий древней Патары

Киевская икона в Бруклине

Каждый год мы организуем международные конференции по исследованиям, связанным с николаеведением, — для того, чтобы по благословению Святейшего Патриарха создать сводный труд о Святителе. Нерешенных проблем остается еще очень много; хотя Святителю Николаю посвящены тысячи книг, статей.

Если паломник будет руководствоваться весьма подробной книгой Гусева и Вознесенского о великом Чудотворце и местах его почитания, изданной в 1899 году, он не получит достоверную информацию о том, где сейчас находятся особо чтимые иконы и какие монастыри, ему посвященные, ныне действуют. Сообщения о древних иконах, о древних обителях нуждаются в том, чтоб их привели в соответствие с нынешним состоянием дел.

Например, общеизвестно, что первое чудо Свт. Николая на Руси связано с образом Николы Мокрого. В книге Гусева и Вознесенского рассказывается, что эта византийская икона находится в Киеве в Никольском приделе Софийского собора. Но если вы посетите храм св. Софии, вы эту икону не увидите. Дело в том, что в 1943 году, во время немецкой оккупации, она исчезла.

Перед очередным симпозиумом я попросил исследователя Надежду Верещагину сделать доклад об этой иконе. И в результате выяснилось, что образ Николы Мокрого через Польшу попал в Америку и находится ныне в Троицком храме в Бруклине. Современный почитатель Свт. Николая, который побывает в Америке, может там поклониться этой древней святыне.

Выяснилось также, что это не византийская икона, а образ XIV века, написанный с древнего византийского подлинника и принявший на себя его чудотворные свойства.

Образ из села Диканьки

Несмотря на впечатляющую полноту сведений о Святителе Николае у Гусева и Вознесенского, в настоящее время выясняется, что все же в этом обширном труде повествуется не обо всех чудотворных образах Святителя Николая. Так, новое исследование Владимира Воропаева знакомит нас с Диканской чудотворной иконой Святителя Николая, явленной, по церковному преданию, в ХVII веке на пне в лесу. Святую находку трижды переносили в церковь, но каждый раз она вновь оказывалась на месте обретения. По благословению Черниговского архиепископа Лазаря (Барановича) в 70-х годах XVII столетия на месте обретения образа воздвигли деревянную Никольскую церковь, а в 1794 году вместо деревянной построили каменную, которая существует и поныне. Главной почитаемой святыней этой церкви была икона великого Угодника Божия, ставшая неиссякаемым источником чудотворений.

По словам сестры Николая Васильевича Гоголя, Ольги Васильевны Гоголь-Головни, ее брат любил вспоминать, почему его назвали Николаем.

У матери великого писателя, Марии Ивановны, умерло двое новорожденных детей, поэтому она просила священника села Диканьки молиться о рождении мальчика и дала обет перед иконой Угодника Божия, если будет сын, наречь его Николаем.

Летом 1845 года сам Гоголь во время болезни пишет матери, чтобы она помолилась о нем перед образом Святителя Николая в диканьском храме. А в прославившей писателя его первой книге «Вечера на хуторе близ Диканьки» повествование ведется от лица дьяка этой церкви.

В годы гонений на Церковь диканьский храм отобрали у верующих, а в 1963 году устроили в нем музей атеизма. В 1989 году храм заново освятили. Древний пень, на котором была обретена икона, по-прежнему находится под престолом. Сам же чудотворный образ Святителя ныне хранится в фондах Полтавского краеведческого музея.

Потерянные деяния

Цель любой науки — поиск истины. Современные исследования николаеведов, опирающиеся на достоверные древние тексты, а также исторические и археологические исследования не умаляют того, что раньше было известно о Свт. Николае, а, наоборот, позволяют значительно больше узнать о его земной жизни.

В древних источниках обнаруживается, например, замечательное деяние Свт. Николая, исключенное из текста его жития в X веке, — деяние о подати. В IV веке несправедливой податью Ликия была доведена до разорения и голода. Присланный из столицы сборщик налогов, требуя все новых и новых денег, постоянно унижал народ. Жители попросили своего архиепископа о заступничестве. Святитель Николай отправился в Константинополь, и после его разговора с императором подать была уменьшена в 100 раз. Это решение было записано в скрепленную золотой печатью грамоту. Но архиепископ знал, что под влиянием сановников Константин может отменить свой указ. Святитель обратился к Богу за помощью, и чудесным образом императорская грамота в тот же день оказалась в Мирах и была обнародована. На следующий день император, поддавшись уговорам, попытался изменить указ. Когда Святитель сказал, что документ уже зачитан в Мирах и, значит, вступил в силу, ему не поверили: до Ликии от Константинополя было шесть дней пути. Чтобы проверить слова Святителя, снарядили самый быстроходный корабль. Через две недели посланники вернулись и подтвердили, что ликийский сборщик налогов получил грамоту императора в тот день, когда она была подписана. Христолюбивый Константин усмотрел во всем происшедшем волю Божию и попросил прощения у Святителя, щедро одарив его.

А через шесть столетий при Василии II создавалась императорская менология (то, что у нас называется Четьи Минеи). В те времена жития святых были основной литературой, которую читали православные люди. И «Деяние о подати» императорские агиографы не включили в жизнеописание Святителя Николая, чтобы влиятельные архиереи не смогли использовать этот невыгодный для царской казны пример для снижения налога в своих епархиях. А казна византийского императора в X веке, как и в IV, очень нуждалась в пополнении.

И тысячу лет это деяние не попадает в житие, как и еще одно — о хлебовозах. В нем рассказывается о том, как Святитель Николай в очередной раз спас Миры от голода. Мимо Ликии на пяти кораблях везли из Египта хлеб в Константинополь. И Святитель уговорил капитана отгрузить часть хлеба в бедствующих Мирах. Поскольку хлебовоз был императорский, Константинополь счел это деяние неприемлемым.

Кроме того, много важных подробностей в деяниях Святителя исчезли при переписке. Что-то казалось писцам маловажным. Что-то сокращали из экономии, ведь бумага была очень дорогой.

Два святых Николая

Все пропущенные деяния Святителя и утраченные детали в новой редакции жития, составленного нами, восстановлены. А некоторые недостоверные сведения, наоборот, из нее исключены.

Архимандритом Антонином (Капустиным), замечательным исследователем, в XIX веке было сделано открытие. Он доказал, что древние агиографы допустили смешение двух житий. В Ликии было два святителя Николая. Первый — Николай Мирликийский — жил в IV веке, при императоре Константине, а второй — Николай Пинарский — в VI веке и стал архиепископом при императоре Юстиниане I. Он долгое время был настоятелем Сионского монастыря. Сохранились древние тексты его жития, восходящие к VI веку.

Более поздние переписчики ошибочно решили, что упоминаемые в разных текстах Святитель Николай Пинарский и Святитель Николай Великий — это один человек. Архимандрит Антонин (Капустин) писал: «Можно дивиться, каким образом два лица, оба знаменитые, слились в представлении народном, а затем и в памяти церковной в один досточтимый и святоублажаемый образ; но отрицать факта нельзя…» События из жизни Николая Пинарского стали добавлять в повествование о Николае Мирликийском.

Из-за этого в житии великого Чудотворца возникли исторические несоответствия. Например, получалось, что Николай Мирликийский посещал храм Воскресения Господня на Святой Земле задолго до его основания императрицей Еленой. На самом деле Николай Чудотворец на Святой Земле не был, описанное во многих его житиях паломничество совершал Николай Пинарский. Подобным образом произошла путаница и с именами родителей и дяди Николая Мирликийского. Феофан (Епифаний) и Нонна, упоминаемые в его житиях, — это имена родителей Николая Пинарского.

В конце XIX века архимандрит Леонид (Кавелин), наместник Свято-Троице-Сергиевой лавры, еще сомневался и говорил, что дальнейшие исследования покажут, так это или не так. Сейчас, после фундаментальных работ Густава Анриха, Нэнси Шевченко, Джерардо Чоффари и многих других, сомнения в смешении житий двух святителей с именем Николай полностью исчезли. При этом до настоящего времени ни один автор или редактор жития Святителя Николая Мирликийского не пошел по пути удаления из его жизнеописания сведений и событий, относящихся к другому ликийскому святому. Впервые это сделали мы с архимандритом Владимиром (Зориным) при издании нового текста жития святителя Николая по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

Простое чудо

Надо сказать, что Святитель Николай не раз чудесным образом помогал и мне. Мы с архимандритом Владимиром (Зориным) заканчивали написание жития св. Георгия Победоносца. И хотели посетить Каппадокию, родину великомученика. Пришли к одному из спонсоров, а он вдруг говорит: «В Турции уже жарко, туров сейчас очень мало, а у меня едет группа моих сотрудников по Италии: Милан, Венеция и Рим, — у них случайно освободилось два места. Езжайте лучше с ними». Он позвонил в агентство, ему сказали: «Поздно, сегодня последний день». — «Последний — вот и оформляйте». — «Сейчас уже обед, у них же нет с собой паспортов». — «Нет, у них паспорта с собой, они собирались в Каппадокию». — «Ну, присылайте с секретарем их паспорта…»

И попали мы в Италию, приехали в Венецию. Где находится храм Свт. Николая, не знаем. Поселили нас на острове Лидо. На следующий день — экскурсия на Санта-Марко, главный остров города. И тогда от экскурсовода мы узнали, что гроб с мощами Свт. Николая находится в храме на Лидо. Нужно, сказала она, сесть на такой-то катер. Дело шло к вечеру, мы очень устали. Решили, что отправимся к мощам Святителя на следующий день. Но по ошибке перепутали катер, и он доставил нас не к причалу нашей гостиницы, а к причалу у храма Свт. Николая. Мы зашли в храм. Дверь открыта, внутри никого. Через несколько минут вышел настоятель патер Джованни Палудет. Оказалось, что он в отпуске и заехал в храм на 15 минут, для того чтобы забрать тираж только что вышедшей книги о мощах Свт. Николая в Венеции. Если бы мы приехали на следующий день, мы бы эту книгу не получили. Мы вошли в храм в ту минуту, когда патер Джованни уже собирался из него уходить и еще две недели быть в отпуске.

Он с нами разговорился. Мы плохо понимали его, а он плохо понимал нас. Патер Джованни знал только итальянский, и казалось, наши попытки объясниться с ним на английском языке были безнадежны. Но позже, когда в Москве была переведена его книга, оказалось, что мы все поняли правильно.

Прошло время, и мы с архимандритом Владимиром (Зориным) завершали работу над новым изложением жития Свт. Николая. Нам очень понадобилась книга исследователя мощей Свт. Николая антрополога Луиджи Мартино. Наконец нам из Бари привезли последний продававшийся экземпляр этой книги. Нужно было перевести с итальянского (я не читаю по-итальянски) некоторые очень важные места из книги Мартино — например, о болезнях Свт. Николая, свидетельствующих о том, что он довольно долго сидел в тюрьме при Диоклетиане.

Через несколько дней ко мне должен приехать переводчик. Житие практически готово к печати. Переводчик приезжает. Книги нет. Она лежала на столе; но ее нет! Я искал в своей квартире так, как никогда в жизни ничего не искал. Я думаю, никакие органы не смогли бы провести более тщательный обыск. Я искал и в книгах, и между книг, и где угодно, и в столе, и под столами, и под диванами. Но книги не было. Мы собрались с архимандритом Владимиром в Можайск. Это была пятница, а в понедельник макет уже надо было сдавать в типографию. И я помолился: «Святитель Николай, верни мне книгу профессора Мартино, она сейчас мне очень нужна». И мы поехали в Можайск. В тот храм, который Свт. Николай на иконах держит на ладони. Когда мы приехали в Можайск, жена позвонила по мобильному телефону и сказала, что книжка нашлась. Как она могла найтись? Мне это казалось невозможным, потому что я разве что под паркетом не искал. Оказалось, жена устроила генеральную уборку. В моем кабинете стоял стол — десять лет на одном месте. Ни с того ни с сего она решила перенести стол в другое место, при этом на пол упала потерянная книжка: она висела между задней стенкой стола и стеной. Могло пройти еще много лет, и мы не смогли бы найти столь необходимый нам труд, если бы не эта, казалось бы, случайность. Когда я вернулся из Можайска, пришел переводчик, и мы успели к сроку внести в текст книги все необходимые добавления. Вот такое простое, но весьма своевременное чудо совершил Святитель после того, как я с верой призвал его помочь мне.

В подражание милосердной помощи, оказанной Святителем Николаем трем девицам (он спас их от нищеты и поругания, тайно подбросив в их дом мешочки с золотом), в XVI веке в Северной Германии и Нидерландах возникла традиция делать рождественские подарки детям. Сначала это были яблоки и сладкие булочки. Считалось, что их незаметно подбрасывает Святитель Николай, именуемый на Западе Санта-Клаусом.

(Источник: Сайт «Николай Чудотворец»)

Житие святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, Чудотворца

Святитель Николай родился во второй половине III века в городе Патары, области Ликии в Малой Азии. Родители его Феофан и Нонна были из благородного рода и весьма зажиточны, что не мешало им быть благочестивыми христианами, милосердными к бедным и усердными к Богу.

До глубокой старости они не имели детей; в непрестанной горячей молитве они просили Всевышнего дать им сына, обещая посвятить его служению Богу. Молитва их была услышана: Господь даровал им сына, который при святом крещении получил имя Николай, что значит по-гречески — «побеждающий народ».

Уже в первые дни своего младенчества святитель Николай показал, что он предназначен на особое служение Господу. Сохранилось предание, что во время крещения, когда обряд был очень длительным, он, никем не поддерживаемый, простоял в купели в продолжение трех часов. С первых же дней святитель Николай начал строгую подвижническую жизнь, которой остался верен до гроба.

Все необычное поведение ребенка показало родителям, что он станет великим Угодником Божиим, поэтому они обратили особое внимание на его воспитание и постарались, прежде всего внушить сыну истины христианства и направить его на праведную жизнь. Отрок вскоре постиг, благодаря богатым дарованиям, руководимый Святым Духом, книжную премудрость.

Успевая в учении, отрок Николай успевал также и в благочестивой жизни. Его не занимали пустые беседы сверстников: заразительный пример товарищества, ведущий к чему-либо худому, ему был чужд.

Избегая суетных греховных развлечений, отрок Николай отличался примерным целомудрием и избегал всяких нечистых помыслов. Почти все время он проводил в чтении Священного Писания, в подвигах поста и молитвы. К храму Божию питал такую любовь, что проводил там иногда целые дни и ночи в богомысленной молитве и чтении божественных книг.

Благочестивая жизнь юного Николая скоро стала известной всем жителям города Патары. Епископом в этом городе был его дядя, по имени тоже Николай. Заметив, что племянник выделяется среди других молодых людей добродетелями и строгой подвижнической жизнью, он стал уговаривать родителей отдать его на служение Господу. Они охотно согласились, потому что еще перед рождением сына дали такой обет.

Дядя епископ посвятил его в пресвитера. При совершении над святителем Николаем Таинства священства, епископ, исполненный Духа Святого, пророчески предсказал народу великое будущее угодника Божиего: «Вот, братие, я вижу новое солнце, восходящее над концами земли, которое явится утешением для всех печальных. Блаженно то стадо, которое удостоится иметь такого пастыря! Хорошо он будет пасти души заблудших, питая их на пажитях благочестия; и всем, находящимся в бедах, явится теплым помощником!»

Приняв сан священника, святитель Николай стал проводить еще более строгую подвижническую жизнь. По глубокому смирению он совершал свои духовные подвиги наедине. Но Промыслу Божию угодно было, чтобы добродетельная жизнь святителя направляла и других на путь истины.

Дядя епископ отправился в Палестину, а управление своей епархией поручил своему племяннику пресвитеру. Святитель Николай всей душой отдался выполнению многотрудных обязанностей епископского управления. Много добра сделал он своей пастве, проявляя широкую благотворительность. К тому времени родители его умерли, оставив ему богатое наследство, которое он полностью употребил на оказание помощи неимущим. Следующий случай свидетельствует, к тому же, о его крайнем смирении. В Патарах жил один бедный человек, у которого были три дочери красавицы. Он был настолько беден, что ему не на что было выдать замуж своих дочерей. До чего может довести нужда человека, недостаточно проникнутого христианским сознанием!

Несчастного отца нужда привела к ужасной мысли — пожертвовать честью своих дочерей и из их красоты извлечь средства, необходимые для их приданого.

Но, к счастью, в их городе был добрый пастырь, святитель Николай, бдительно следивший за нуждами своей паствы. Получив от Господа откровение о преступном намерении отца, он решил избавить его от телесной нищеты, чтобы тем самым спасти его семейство от духовной гибели. Он задумал оказать благодеяние так, чтобы никто не знал о нем, как о благодетеле, не знал даже тот, кому он сделал добро.

Взяв большой узел с золотом, в полночь, когда все спали и не могли его видеть, он подошел к хижине несчастного отца и через окно бросил внутрь золото, а сам поспешно возвратился домой. На утро отец нашел золото, но не мог ведать, кто был его тайным благодетелем. Решив, что Сам Промысел Божий послал ему эту помощь, он возблагодарил Господа и вскоре смог выдать замуж старшую дочь.

Святитель Николай, когда увидел, что его благодеяние принесло надлежащий плод, решил довести его до конца. В одну из следующих ночей он также тайно бросил через окно в хижину бедняка другой мешок с золотом.

Отец вскоре выдал замуж и вторую дочь, твердо надеясь, что Господь таким же образом окажет милость и третьей дочери. Но он решил во что бы то ни стало узнать своего тайного благодетеля и достойно поблагодарить его. Для этого он не спал ночей, выжидая его прихода.

Не долго ему пришлось ждать: скоро пришел и в третий раз добрый пастырь Христов. Услышав звон упавшего золота, отец поспешно вышел из дома и догнал своего тайного благодетеля. Узнав в нем святителя Николая, он пал к его ногам, целовал их и благодарил его как освободителя от духовной гибели.

По возвращении дяди из Палестины, святитель Николай сам собрался туда же. В пути на корабле он проявил дар глубокого прозрения и чудотворения: предвозвестил наступающую жестокую бурю и силой своей молитвы усмирил ее. Вскоре здесь же на корабле он совершил великое чудо, воскресив юношу матроса, который упал с мачты на палубу и разбился насмерть. В пути корабль часто приставал к берегу. Святитель Николай везде приложил заботы к врачеванию недугов местных жителей: одних исцелил от неизлечимых болезней, из других изгнал мучивших их злых духов, иным, наконец, подал утешение в скорбях.

По прибытии в Палестину, святитель Николай поселился неподалеку от Иерусалима в селении Бейт-Жала (библейская Ефраффа), которое находится на пути в Вифлеем. Все жители этого благословенного села — православные; там находятся две православные церкви, из которых одна, во имя святителя Николая, построена на том месте, где некогда проживал святитель в пещере, служащей теперь местом поклонения.

Есть предание, что во время посещения святых мест Палестины, святитель Николай пожелал однажды ночью помолиться в храме; подошел к дверям, закрытым на замок, и двери действием чудесной силы сами открылись, чтобы Избранник Божий мог войти в храм и исполнить благочестивое желание своей души.

Воспламенев любовью к Божественному Человеколюбцу, святитель Николай возымел желание навсегда остаться в Палестине, удалиться от людей и втайне подвизаться перед Небесным Отцом.

Но Господу угодно было, чтобы такой светильник веры не оставался под спудом в пустыне, но ярко освещал Ликийскую страну. И вот, по изволению свыше, благочестивый пресвитер возвратился на родину.

Желая удалиться от суеты мирской, святитель Николай отправился не в Патары, а в Сионскую обитель, основанную его дядей епископом, где он был принят братиею с большой радостью. В тихом уединении монашеской келии он думал остаться на всю жизнь. Но наступило время, когда великий Угодник Божий должен был выступить верховным руководителем Ликийской Церкви, чтобы просвещать людей светом евангельского учения и своей добродетельной жизнью.

Однажды, стоя на молитве, он услышал глас: «Николай! Ты должен вступить на служение народу, если хочешь получить венец от Меня!»

Священный ужас объял пресвитера Николая: что именно повелевает совершить ему чудный глас? «Николай! Эта обитель не та нива, на которой можешь ты принести ожидаемый Мной от тебя плод. Уйди отсюда и пойди в мир, к людям, чтобы прославилось в тебе имя Мое!»

Повинуясь этому велению, святитель Николай удалился из обители и местом жительства избрал не свой город Патары, где все его знали и оказывали ему почести, а большой город Миры, столицу и митрополию Ликийской земли, где, никем не знаемый, он мог скорее избегнуть мирской славы. Жил он как нищий, не имел где приклонить голову, но неизбежно посещал все церковные службы. Насколько Угодник Божий смирял себя, настолько Господь, унижающий гордых и возвышающий смиренных, возвысил его. Скончался архиепископ всей Ликийской страны Иоанн. Для избрания нового архиепископа собрались в Миры все местные архиереи. Много было предложено к избранию умных и честных людей, но общего согласия не было. Господь сулил для занятия этой должности более достойного мужа, чем те, которые находились в их среде. Епископы усердно молились Богу, прося указать лицо наиболее достойное.

Одному из старейших епископов явился в видении муж, озаренный неземным светом, и повелел в эту ночь стать в притворе храма и заметить, кто первый придет в храм на утреннее богослужение: это и есть угодный Господу муж, которого епископы должны поставить своим архиепископом; открыто было и имя его — Николай.

Получив сие божественное откровение, старец епископ сообщил о нем другим, которые, в чаянии милости Божией, еще усилили свои молитвы.

С наступлением ночи старец епископ стал в притворе храма, ожидая прибытия избранника. Святитель Николай, встав с полуночи, пришел в храм. Его остановил старец и спросил о имени. Он тихо и скромно ответил: «Называюсь я Николай, раб святыни твоея, Владыко!»

По имени и глубокому смирению прибывшего старец убедился, что он и есть избранник Божий. Он взял его за руку и повел на собор епископов. Все с радостью приняли его и поставили на середину храма. Несмотря на ночное время, весть о чудесном избрании разнеслась по городу; собралось множество народа. Старец епископ, сподобившийся видения, обратился ко всем со словами: «Примите, братие, своего пастыря, которого помазал для вас Святой Дух и которому он поручил управление ваших душ. Не человеческий собор, а Суд Божий поставил его. Вот теперь мы имеем того, кого ждали, приняли и обрели, кого искали. Под его мудрым руководством мы смело можем надеяться предстать Господу в день Его славы и суда!»

При вступлении в управление Мирликийской епархией, святитель Николай сказал сам в себе: «Теперь, Николай, твой сан и твоя должность требуют от тебя, чтобы ты всецело жил не для себя, а для других!»

Теперь он не стал скрывать свои добрые дела для блага паствы и для прославления имени Божиего; но был, как всегда, кроток и смирен духом, незлоблив сердцем, чужд всякой надменности и своекорыстия; соблюдал строгую умеренность и простоту: носил простую одежду, вкушал постную пищу раз в сутки — вечером. Целый день великий архипастырь творил дела благочестия и пастырского служения. Двери его дома были открыты для всех: каждого он принимал с любовью и радушием, являясь для сирот отцом, для нищих — питателем, для плачущих — утешителем, для притесненных — заступником. Паства его процветала.

Но приближались дни испытаний. Церковь Христова подверглась гонениям императора Диоклетиана (284−305 гг.). Храмы разрушались, божественные и богослужебные книги сжигались; епископы и священники заключались в темницы и предавались пыткам. Все христиане подвергались всяческим обидам и мучениям. Гонение дошло и до Ликийской Церкви.

Святитель Николай в эти трудные дни поддерживал в вере свою паству, громко и открыто проповедуя имя Божие, за что был заключен в темницу, где не переставал укреплять веру среди заключенных и утверждал их в крепком исповедании Господа, чтобы они были готовы пострадать за Христа.

Преемник Диоклетиана Галерий прекратил гонения. Святитель Николай, по выходе из темницы, снова занял Мирликийскую кафедру и с еще большей ревностью отдался исполнению своих высоких обязанностей. Он прославился особенно ревностью по утверждению Православной веры и искоренению язычества и ересей.

Особенно сильно пострадала Церковь Христова в начале IV века от ереси Ария, который отвергал божество Сына Божия и не признавал Его Единосущным Отцу.

Желая водворить в стаде Христовом мир, потрясенный ересью Ариева лжеучения, равноапостольный император Константин созвал Первый Вселенский Собор 325 года в Никее, где под председательством императора собрались триста восемнадцать архиереев; здесь было подвергнуто осуждению учение Ария и его последователей.

Особенно подвизались на этом Соборе святитель Афанасий Александрийский и святитель Николай. Прочие святители защищали Православие помощью своего просвещения. Святитель Николай же защищал веру самою же верою — тем, что все христиане, начиная с апостолов, веровали в Божество Иисуса Христа.

Есть предание, что во время одного из соборных заседаний, не стерпев богохульства Ария, святитель Николай ударил этого еретика по щеке. Отцы Собора сочли такой поступок излишеством ревности, лишили святителя Николая преимущества его архиерейского сана — омофора и заключили его в тюремную башню. Но вскоре они убедились в правоте святителя Николая, тем более, что многие из них имели видение, когда пред их очами Господь наш Иисус Христос подал святителю Николаю Евангелие, а Пресвятая Богородица возложила на него омофор. Они освободили его из заключения, возвратили ему прежний сан и прославили как великого Угодника Божиего.

Местное предание Никейской Церкви не только верно сохраняет память о святителе Николае, но и резко выделяет его из числа трехсот восемнадцати отцов, которых считает всех своими покровителями. Даже турки-мусульмане имеют глубокое уважение к святителю: в башне они до сего времени бережно хранят ту темницу, где был заключен этот великий муж.

По возвращении с Собора святитель Николай продолжал свою благотворную пастырскую деятельность по устройству Церкви Христовой: утверждал в вере христиан, обращал к истинной вере язычников и вразумлял еретиков, спасая тем их от гибели.

Заботясь о духовных нуждах своей паствы, святитель Николай не пренебрегал удовлетворением их телесных потребностей. Когда в Ликии наступил великий голод, добрый пастырь, чтобы спасти голодающих, сотворил новое чудо: один торговец нагрузил большой корабль хлебом и накануне отплытия куда-то на запад увидел во сне святителя Николая, который повелел ему доставить весь хлеб в Ликию, ибо он покупает у него весь груз и дает ему в задаток три золотые монеты. Проснувшись, купец был очень удивлен, найдя зажатыми у себя в руке действительно три золотые монеты. Он понял, что это было повеление свыше, привез хлеб в Ликию, и голодающие были спасены. Здесь он рассказал о видении, и граждане по его описанию узнали своего архиепископа.

Еще при жизни своей святитель Николай прославился как умиротворитель враждующих, защитник невинно осужденных и избавитель от напрасной смерти.

В царствование Константина Великого в стране Фригии вспыхнул мятеж. Для его усмирения царь послал туда войско под начальством трех воевод: Непотиана, Урса и Эрпилиона. Корабли их прибило бурей к берегам Ликии, где им пришлось стоять долго. Припасы истощились, — стали грабить население, которое сопротивлялось, причем произошла жестокая схватка у города Плакомат. Узнав об этом, святитель Николай лично прибыл туда, прекратил вражду, затем вместе с тремя воеводами отправился во Фригию, где добрым словом и увещеванием, без применения военной силы, усмирил мятеж. Здесь ему сообщили, что во время его отсутствия из города Миры тамошний градоправитель Евстафий невинно осудил на смертную казнь трех граждан, оклеветанных врагами. Святитель Николай поспешил в Миры и с ним — трое царских воевод, которым очень полюбился этот добрый архиерей, оказавший им великую услугу.

В Миры прибыли они в самый момент казни. Палач уже заносит меч, чтобы обезглавить несчастных, но святитель Николай властной рукой вырывает у него меч и повелевает освободить невинно осужденных. Никто из присутствующих не осмелился противиться ему: все поняли, что творится воля Божия. Трое царских воевод дивились сему, не подозревая, что вскоре и им самим понадобится чудесное заступничество святителя.

Возвратившись ко двору, они заслужили почет и благосклонность царя, чем вызвали зависть и вражду со стороны прочих царедворцев, которые оклеветали перед царем этих трех воевод, будто они пытались захватить власть. Завистливые клеветники сумели убедить царя: трое воевод были заключены в темницу и осуждены на смерть. Тюремный сторож предупредил их, что казнь должна состояться на другой день. Невинно осужденные стали горячо молиться Богу, прося заступничества через святителя Николая. В ту же ночь Угодник Божий явился во сне царю и властно потребовал освобождения трех воевод, угрожая поднять мятеж и лишить царя власти.

«Кто ты, что смеешь требовать и угрожать царю?»

«Я — Николай, Мир Ликийских архиепископ!»

Проснувшись, царь стал размышлять об этом сне. В ту же ночь святитель Николай явился также начальнику города Евлавию и потребовал освобождения невинно осужденных.

Царь призвал к себе Евлавия, и узнав, что и он имел такое же видение, велел привести трех воевод.

«Какое колдовство делаете вы, чтобы давать мне и Евлавию видения во сне?» — спросил царь и рассказал им о явлении святителя Николая.

«Мы не делаем никакого колдовства, — отвечали воеводы, — но сами ранее были свидетелями, как этот архиерей спас в Мирах невинных людей от смертной казни!»

Царь велел рассмотреть их дело и, убедившись в их невиновности, отпустил.

Святитель во время своей жизни оказывал помощь людям, даже совсем его не знавшим. Однажды корабль, плывший из Египта в Ликию, был застигнут сильнейшей бурей. Сорвало на нем паруса, сломало мачты, волны готовы были поглотить корабль, обреченный на неминуемую гибель. Никакие силы человеческие не могли ее предотвратить. Одна надежда — просить помощи у святителя Николая, которого, правда, ни один из этих моряков никогда не видел, но все знали о его чудесном заступничестве. Погибающие корабельщики стали горячо молиться, — и вот святитель Николай появился на корме у руля, стал управлять кораблем и благополучно привел его в гавань.

Обращались к нему не только верующие, но и язычники, и святитель отзывался своей неизменной чудной помощью всем, искавшим ее. У спасаемых им от телесных бед он возбуждал раскаяние в грехах и желание исправить свою жизнь.

По словам святого Андрея Критского, святитель Николай являлся к людям, обремененным различными бедствиями, подавал им помощь и спасал их от смерти: «Своими делами и добродетельной жизнью святитель Николай сиял в Мирах, как звезда утренняя среди облаков, как месяц красивый в полнолунии своем. Для Церкви Христовой он был ярко сияющим солнцем, украшал Ее, как лилия при источнике, был для у Нее миром благоуханным!»

До глубокой старости сподобил Господь дожить Своего великого Угодника. Но наступило время, когда и он должен был отдать общий долг человеческого естества. После непродолжительной болезни он мирно скончался 6 декабря 342 года, и был погребен в соборной церкви города Миры.

При жизни своей святитель Николай был благодетелем рода человеческого; не перестал он им быть и после своей смерти. Господь сподобил его честное тело нетления и особой чудотворной силы. Мощи его начали — и продолжают по сей день — источать благоуханное миро, обладающее даром чудотворения.

Прошло семьсот с лишним лет после кончины Угодника Божиего. Город Миры и вся Ликийская страна были разрушены сарацинами. Развалины храма с гробницей святителя были в запустении и охранялись лишь несколькими благочестивыми монахами.

В 1087 году святитель Николай явился во сне одному апулийскому священнику города Бари (в южной Италии) и повелел перенести его мощи в этот город.

Пресвитеры и знатные горожане снарядили для этой цели три корабля и под видом торговцев отправились в путь. Эта предосторожность была нужна для того, чтобы усыпить бдительность венецианцев, которые, проведав о приготовлениях жителей Бари, имели намерение их опередить и привезти мощи Святителя в свой город.

Баряне, окружным путем, через Египет и Палестину, заходя в порты и ведя торговлю, как простые купцы, прибыли, наконец, в Ликийскую землю. Посланные разведчики сообщили, что никакой стражи у гробницы нет и ее охраняют только четыре старика монаха. Баряне пришли в Миры, где, не зная точного местоположения гробницы, пытались подкупить монахов, предложив им триста золотых монет, но ввиду их отказа, применили силу: связали монахов и, под угрозой пыток заставили одного малодушного указать им местонахождение гробницы.

Чудесно сохранившаяся гробница белого мрамора была вскрыта. Она оказалась наполненной до краев благоуханным миром, в котором и были погружены мощи святителя. Не имея возможности взять большую и тяжелую гробницу, баряне переложили мощи в заготовленный ковчег и отправились в обратный путь.

Путешествие длилось двадцать дней, и 9/22 мая 1087 года они прибыли в Бари. Великой святыне была устроена торжественная встреча при участии многочисленного духовенства и всего населения. Вначале мощи святителя были помещены в церкви святого Евстафия.
Множество чудес происходило от них. Через два года была закончена и освящена нижняя часть (крипт) нового храма и во имя святого Николая, сооруженного нарочито для хранения его мощей, куда они и были торжественно перенесены папой Урбаном Вторым 1 октября 1089 года.

Верхняя часть храма (базилика) была построена значительно позже — 22 июня/5 августа 1197 года.

Служба святителю, совершаемая в день перенесения его мощей из Мир Ликийских в Барград — 9/22 мая — была составлена в 1097 году русским православным иноком Печерской обители Григорием и русским митрополитом Ефремом.

Святая Православная Церковь чествует память святителя Николая не только 6/19 декабря и 9/22 мая, но и еженедельно, каждый четверг, особыми песнопениями.

http://www.sedmitza.ru/text/697 398.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru