Русская линия
ФомаСвященник Георгий Максимов20.05.2009 

Ответить Богу «да»

Зачем соблюдать заповеди

Кто-то из нас уже переступил порог Церкви, а кто-то еще только присматривается, стоит возле церковной ограды, не решаясь ступить внутрь. И у тех и у других, как правило, есть совершенно верное представление о том, что человек, сознательно назвавший себя христианином, должен изменить свою жизнь, приведя ее в соответствие с законом Христа.
Нередко даже далекие от Церкви люди догадываются, что жизнь христианина не исчерпывается хождением в храм и зажжением свечек — есть в этой жизни что-то еще, делающее настоящих христиан непохожими на других. Люди, близкие к Церкви, могут подсказать, что жизнь христианская делается такой благодаря исполнению заповедей. Но вот о смысле исполнения заповедей рассказать могут далеко не все.
Некоторые говорят, что их нужно исполнять потому, что это традиция нашего народа и наших предков, или потому, что исполнение заповедей служит оздоровлению жизни общества, или же просто говорят: «Это нужно делать, потому что Бог так сказал», не пытаясь понять смысл того, чтo нам заповедано и почему Бог это нам предписал.
Но такие ответы ничего не объясняют по существу. А ведь смысл жизни по заповедям есть, и он очень глубокий.

Способ соединиться с Богом

С тех пор как Бог подарил людям свободу воли, у каждого человека есть два пути: быть с Богом или быть против Бога. Выбор стоит именно так: Кто не со Мною, тот против Меня (Мф 12:30), третьего не дано. Бог любит каждое Свое творение и хочет, чтобы все люди были с Ним, но никого не принуждает. Смысл нашей земной жизни — определиться и сделать выбор. Пока жив человек, еще не поздно самому выбирать, но после смерти — всё, он уже ничего ни изменить, ни исправить не может. Как говорил святой Варсонофий Великий, «касательно знания о будущем — не заблуждайся: что здесь посеешь, то там и пожнешь. По исходе отсюда никому нельзя уже преуспеть… здесь делание — там воздаяние, здесь подвиг — там венцы"*.
И для тех, кто отвечает Богу «да», исполнение заповедей обретает глубочайший смысл — оно и становится этим ответом и способом соединения с Богом.
Ведь мы, если разобраться, почти ничего не можем принести Богу, почти ничем не можем ответить Ему «да» — мы созданы Им, и все, что у нас есть, получили от Него: таланты, имущество, семью и даже само наше бытие, ибо мы Им живем и движемся и существуем (Деян 17:28).
Единственное, что мы можем дать Богу сами от себя, — это добровольное исполнение Его заповедей, совершаемое не из страха и не ради корысти, а по любви к Нему. Сам Господь свидетельствует об этом: Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди (Ин 14:15).
Так что каждый раз, когда мы добровольно и сознательно соблюдаем заповедь Божию, даже самую маленькую, мы тем самым свидетельствуем о нашей любви к Богу; мы отвечаем Ему «да».
Исполнение заповедей — это всегда только то, что происходит между человеком и Богом. Если человек не крадет и не убивает из-за того, что боится попасть в тюрьму, он не может сказать, что исполняет Божии заповеди «не убивай» и «не укради», ибо то, «что делается по страху человеческому — не угодно Богу"**. Заповедь дана Богом, и исполнение заповеди есть то, что добровольно и непринужденно делается человеком ради Бога.


Свобода любви

Исполнение заповедей — не вынужденное удовлетворение какой-то внешней необходимости, а проистекающее из внутреннего волевого решения дело любви к Богу. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем (1 Ин 4:16); если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей (Ин 15:10).
Когда сын старается не шуметь, чтобы не разбудить уставшего после работы отца, или когда отец в голодное время отдает свой ужин сыну, или когда юноша покупает цветы, чтобы подарить их любимой девушке, — они делают так не потому, что их к этому понуждает общественная необходимость, или долг следования традиции предков, или даже какой-нибудь свод воспринятых ими правил, а просто по любви.
И поступая так, они совершенно свободны, поскольку действуют не по принуждению; все такие поступки суть вольные проявления любви.
Так и тот, кто соединяется с Богом в любви, становится подлинно свободным, и творить заповеди для него так же естественно, как дышать.
Именно непониманием этого во многом объясняется расхожий стереотип в сознании неверующих и нецерковных людей: якобы «жить по заповедям — это жить несвободно, а жить во грехах — это свобода».
Тогда как на самом деле все наоборот.
В этом способен убедиться всякий, заглянув в себя. Как может зло приносить свободу, если после него так тяжело на душе? Как может ложь приносить свободу, если она не успокаивает сердце, которое жаждет истины?
Сказано: познаете истину, и истина сделает вас свободными (Ин 8:32). Я есмь… истина — свидетельствует Господь Иисус Христос (см. Ин 14:6). Познание Христа и соединение с Ним в любви дает подлинную свободу славы детей Божиих (Рим 8:21). Как говорит апостол Павел, все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною (1 Кор 6:12).
А тот, кем что-то обладает, и кто не в силах отказаться от того, что ему неполезно, разве может быть назван свободным? Сколько людей испортило себе жизнь из-за того, что они не могли отказаться от нездоровой пищи, хотя знали, что она не полезна для них, либо пытались отказаться, но проиграли в битве с чревоугодием.
Разве это свобода?
Нет, это настоящее рабство! Именно так, потому что всякий, делающий грех, есть раб греха (Ин 8:34), ибо, кто кем побежден, тот тому и раб (2 Пет 2:19). Вся «свобода» грешников ограничивается возможностью выбора между разными видами греха, и это не идет ни в какое сравнение со свободой от греха.


Неподъемно?

По нашим временам даже ветхозаветные заповеди «не убивай», «не прелюбодействуй» для иных кажутся неподъемными, что же говорить о заповедях Христовых, которые, по всеобщему мнению, задают гораздо более высокую планку требований: Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду. А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду… Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем… Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую (Мф 6:21−22, 27−28, 38−39).
И вот человек, соразмеряя эти заповеди со своими силами, приходит к выводу, что такие правила совершенно неосуществимы. Поэтому многие люди думают, что Евангельские заповеди неисполнимы в принципе и что будто бы Бог дал их людям не для того, чтобы они их исполняли, а как некий идеал, к которому можно стремиться, но которого никогда нельзя достигнуть, чтобы, осознавая невозможность достижения этого идеала, люди осознавали и свое ничтожество и таким образом стяжали смирение***.
Между тем, Евангелие означает в переводе «благая весть», или, если совсем по-современному, «хорошая новость», — но что же может быть хорошего в новости о том, что люди ничтожны и не годны ни на что, кроме осознания своей ничтожности? И разве можно назвать добрым господина, отдающего приказы, которые заведомо невозможно выполнить, но при этом выполнение их ставится условием для спасения?
Думающие так уподобляют Бога фашистскому офицеру из фильма «Лабиринт Фавна», который перед допросом говорит арестованному партизану-заике: если ты сможешь сосчитать до трех, ни разу не заикнувшись, мы тебя отпустим, а если не сможешь, — будем пытать. И партизан старается, выговаривает «один», «два», а на «три» заикается. И офицер разводит руками, мол, видишь, сам виноват…
Нет, истинный Бог, повелевающий солнцу Своему восходить над злыми и добрыми (Мф 5:45) и дающий всем просто и без упреков (Иак 1:5), Бог, Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины (1 Тим 2:4), — совсем не таков.
Тут уместнее другое сравнение — отец, который увидел, что сын свалился в глубокую яму, сбрасывает ему веревку и дает заповедь: встань, возьмись за нижний конец веревки, и я тебя вытащу. Как видим, спасает все равно отец, но если сын не исполнит полученной заповеди, то не спасется.


Инструкции по борьбе с грехом

И по-настоящему добрая весть Евангелия состоит в том, что из ямы греха, проклятия и смерти действительно можно выбраться, что больше нет преграды между человеком и Богом, что во Христе Иисусе нам стало возможно быть неукоризненными и чистыми чадами Божиими (Флп 2:15). И чтобы верующему, крестившемуся человеку стать чадом Божиим, ему нужно удалить из себя единственное — личные грехи и порождающие их страсти, что как раз и достигается соблюдением заповедей. Это все равно что встать и взяться за конец сброшенной веревки. И это тоже стало возможным для каждого, и в этом тоже состоит добрая весть Евангелия.
Благодаря тому что совершил на Кресте две тысячи лет назад вочеловечившийся Бог, теперь абсолютно каждый человек может исполнить все заповеди и тем уподобиться Тому, Кто призвал: будьте святы, ибо Я Господь, Бог ваш, свят (Лев 20:7). Каждый может стать святым. И заповеди — это не мираж, которым можно любоваться лишь издали, а конкретные инструкции по достижению подлинной святости.
И если относиться к ним как к практическим инструкциям, то легко увидеть, что Христовы заповеди даны вовсе не для усложнения, а для облегчения борьбы с грехом, поскольку объясняют, как добиться совершенного исполнения заповедей, данных в древнем законе.
Своими заповедями Господь Иисус Христос открыл, что грех зарождается в нашем сердце, и потому надо начинать борьбу с грехом с очищения сердца от дурных желаний и мыслей, так как из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления (Мф 15:19−20).
И что самое важное, Он не только объяснил, как это делать, но и дает на это силы. Даже Апостолы, услышав впервые Христовы заповеди, удивились их кажущейся «неподъемности», но им было сказано: человекам это невозможно, Богу же всё возможно (Мф 19:26). И для того, кто соединяется с Богом, уже не остается ничего невозможного. Все могу в укрепляющем меня Христе, — свидетельствует апостол Павел (Фил 4:13).
Это важнейшее отличие христианской нравственности от всякой другой, потому что в Церкви человеку дается не только совет «делай», но и силы к тому, чтобы сделать. И дается абсолютно каждому человеку, который захочет такую силу взять.
Необходимо еще подчеркнуть, что сами заповеди, данные Богом, не случайны и не произвольны. Хотя заповеди даны в определенное время, они открывают путь к добродетелям, которые вечны. Именно потому их исполнение позволяет стать человеку святым, что эти заповеди указывают на вечные свойства Божии.
Например, если человек соблюдает заповедь «не прелюбодействуй» (Исх 20:14), сохраняя верность супруге, то он тем самым уподобляется Богу, ибо «Бог верен» (Рим 3:4), если человек соблюдает заповедь «не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего» (Исх 20:16), то он тем самым уподобляется Богу, ибо «Бог истинен» (Ин 3:33), и так всякая заповедь восходит к тому или иному свойству святого Бога.
Поэтому чем более человек укрепляется в их добровольном исполнении, тем более становится святым, и соединяется с Богом.
Поэтому на вопрос, почему именно такие заповеди дал людям Бог, существует единственный ответ — потому что именно таков Он Сам, и эти заповеди даны для тех, кто желает уподобиться Богу и через то стать «богом по благодати».


Скучно быть хорошим?

Стоит сказать о еще одном заблуждении. К сожалению, у многих людей представление о христианской нравственности сводится исключительно к списку отрицаний — не делай того и этого; нельзя то и это. Видя такой список, человек нецерковный мысленно применяет его к своей жизни, вычитает из нее все поименованное в списке и задается вопросом: а что же, собственно, тогда от моей жизни останется и чем заполнить образовавшиеся в ней пустоты?
Отсюда, кстати, во многом проистекает такой общественный стереотип, что будто бы жизнь нравственного человека непременно скучна и пресна.
В действительности же скучна и тосклива как раз жизнь человека безнравственного. Грех — как наркотик, лишь временно помогает забыться и отвлечься от этой тоски. Неудивительно, что грешник, мысленно представивший собственную жизнь без этого наркотика, понимает, что столкнется тогда с зияющей пустотой и бессмыслицей, которую эта его жизнь и представляет собой на самом деле, и страшится этого, и снова бежит ко греху, как пес возвращается на свою блевотину, и вымытая свинья идет валяться в грязи
(1 Пет 2:22).
Но Господь в Священном Писании предлагает гораздо большее — уклонись от зла и сотвори благо (1 Пет 3:11). Это вещи взаимосвязанные — творение добра помогает уклоняться от зла, а уклонение от зла оставляет больше возможностей творить добро. Заповедь «сотвори благо» показывает, что у Бога есть для каждого человека перспектива изобильной, насыщенной, интересной и благодатной жизни. Совершаемое ради Бога добро делает жизнь осмысленной.
Как человеку, погрязшему в грехах, почти некогда заниматься доброделанием, так и человеку, ради Бога и с Богом творящему благо, становится уже не до греха, — и не потому что он каждую минуту сидит и трясется: «Ох, как бы не согрешить, как бы не сделать того, как бы не впасть в это», а потому что чем больше добродетель и благодать Божия вливается в его сердце, тем меньше места в нем остается для греха.
Конечно, и христианин, серьезно вступивший на духовный путь, и даже опытный подвижник может впасть в грех. Однако, как замечал святитель Игнатий (Брянчанинов), «величайшая разница — согрешить намеренно, по расположению к греху, и согрешить по увлечению и немощи при расположении благоугождать Богу"****. Разумеется, грязен и живущий на помойке бездомный человек, и тот, кто вышел из дома в новом костюме, но споткнулся и упал в лужу, но разница между тем и другим велика, поскольку для одного быть грязным — обычное состояние и образ жизни, а для другого — досадная оплошность, которую он хочет и может немедленно исправить.
Таким образом, смысл и радость христианской жизни — реальная возможность стать лучше, чище, совершеннее и даже — стать святым. Это достигается исполнением заповедей Божиих. Без этого одно лишь словесное именование себя христианином и само признание Христа Господом не спасают, как Он Сам сказал: Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного (Мф 7:21).
Воля же Отца Небесного не сокрыта от нас, она выражена в данных Им заповедях. Если мы творим их, то ни смерть, ни жизнь…, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем (Рим 8:38−39).

*Преподобных отцов Варсонофия Великого и Иоанна Руководство к духовной жизни в ответах на вопрошения учеников. М., 2001, с. 513. — Ред.

**Архимандрит Иоанн (Маслов). Симфония по творениям святителя Тихона Задонского. Загорск, 1981, с. 2003. — Ред.

***Здесь важно разграничить две вещи. С одной стороны, святые отцы, к примеру преподобный Симеон Новый Богослов, говорили о том, что «только (кто-нибудь) начнет исполнять их (заповеди), как и увидит, что исполняет их весьма недостаточно, нечисто…»; а апостол Павел об исполнении Закона Моисеева пишет еще более категорично: доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю (Рим 7:19). С другой стороны, это вовсе не значит, что заповеди исполнять не нужно. Саму мысль о том, что заповеди в принципе неисполнимы, тот же преподобный Симеон называл гнуснейшей из всех ересей.
Дело в том, что осознание своей греховности — это не цель, а неизбежная часть духовного пути каждого христианина. И лишь ступив на этот путь, покаявшись, человек обнаруживает всю глубину своей пораженности грехом. Именно поэтому преподобный Сисой Великий, умирая, говорил братии: «Не знаю, положил ли я хотя бы начало покаянию»…
Чем больше мы погружаемся в предмет, тем больше видим, насколько он обширен; тем более осознаём свою поврежденность грехом, соприкоснувшись со Христом: между Ним и нами пропасть. Парадокс христианства в том, что Христос Сам стал для каждого из нас Мостом в святость, Дверью в Жизнь вечную. Как пишет апостол Павел: …кто избавит меня от смерти? Благодарю Бога моего Иисусом Христом, Господом нашим (Рим 7:24−25). — Ред.

****Свт. Игнатий (Брянчанинов). Отношение христианина к страстям / Аскетические опыты, I. — Ред.


10 ЗАПОВЕДЕЙ


1. Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства; да не будет у тебя других богов пред лицем Моим.

2. Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои.

3. Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно.

4. Помни день субботний, чтобы святить его; шесть дней работай и делай всякие дела твои, а день седьмой — суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих; ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, а в день седьмой почил; посему благословил Господь день субботний и освятил его.

5. Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе.

6. Не убивай.

7. Не прелюбодействуй.

8. Не кради.

9. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего.

10. Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего.

(Исх 13: 2−17)


***

Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим:
возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки.

(Мф 22:34−40)

Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга.

(Ин 13:34−35)

http://www.foma.ru/article/index.php?news=3450


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru