Русская линия
Одна Родина Андрей Черноусов19.05.2009 

Шукшин в Севастополе

Сегодня, когда политически господствующие силы на Украине упорно пытаются разорвать веками складывавшиеся связи между Россией и Украиной, разделить общую историю, культуру, общих героев, здравомыслящим людям и в России, и на Украине особенно важно обращаться к звеньям, связующим наши народы.

Одним из таких звеньев является жизнь и творчество известного советского писателя, режиссёра и киноактера Василия Макаровича Шукшина — кавалера ордена Трудового Красного знамени, лауреата Ленинской премии и двух государственных премий. Его имя тесно связано с Севастополем — местом, где он служил и где начался его творческий путь. Однако даже в Севастополе это известно не многим.

Василий Макарович родился в 1929 году в селе Сростки Алтайского края, что находится в 35 км от города Бийск. До службы работал слесарем во Владимире, строил литейный завод в Калуге, был разнорабочим, учеником маляра, грузчиком, работал на железной дороге.

Как напишет спустя годы сам Василий Шукшин — дважды ему чуть не улыбнулось счастье. В 1948 году Владимирский военкомат направил его учиться на лётчика в Тамбовскую область. Документы он повёз сам, но в дороге их потерял. В училище без документов явиться не посмел, но и во Владимир не вернулся — там, в военкомате, были «добрые люди», которых Василию не хотелось огорчать тем, что они связались с такой «шляпой». Когда же другие «добрые люди» из-под Москвы послали его в военное автомобильное училище, он там провалился на экзаменах. В 1949 году из Московской области был призван в ряды Советской Армии. Службу проходил в Балтийском флотском экипаже, в 1950 году закончил по 1 разряду радиокурсы и в 1950—1952 годах проходил службу в Севастополе в радиоотряде Черноморского флота радистом.

Служба на флоте с её физическими и психическими нагрузками, с её высокой дисциплиной, несомненно, оказала на парня из сибирской деревни сильное положительное влияние. На флоте у будущего писателя закалился характер, сформировались взгляды и убеждения.

Матросская служба Василия Шукшина до недавнего времени оставалась почти неизвестной. Сам же Шукшин упоминал эти «страницы из жизни» очень скупо.

Из статьи «Слово о малой Родине»: «Я долго стыдился, что я из деревни… Любил её молчком… Служил действительную, как на грех, во флоте, где в то время, не знаю, как теперь, витал душок некоторого пижонства: ребятки в основном из городов, из больших городов, я и помалкивал со своей деревней…» Сегодня в воинской части, где служил Шукшин, открыта экспозиция, созданная по материалам и воспоминаниям бывшего командира отделения Шукшина — Николая Филипповича Шмакова, недавно ушедшего из жизни. Часть регулярно посещает дочь Василия Макаровича — Ольга Васильевна.

Самим Н. Ф. Шмаковым написаны воспоминания «Наши матросские годы. Воспоминание о совместной службе с Василием Макаровичем Шукшиным», хранящиеся ныне в экспозиции части. Шмаков писал: «…с тех пор прошло уже много времени. Не думал я, не мог представить себе тогда, что пройдут годы, много лет пройдёт и мне придётся напрячь свою память, взяться за перо и написать воспоминания о совместной службе с Василием Макаровичем Шукшиным…»

В июне 1950 года в радиоотряд Черноморского флота прибыло молодое пополнение. В отделение Н.Ф.Шмакова были зачислены четыре молодых матроса: Александр Гусев, Владимир Королев, Иван Татусь и Василий Шукшин. Отделение называли «творческим». Такое наименование в основном соответствовало действительности: все пришли на флот с натруженными не по летам руками. Служили матросы хорошо. «По-другому нам нельзя было служить, мы чувствовали себя посланцами комсомола и осознавали то доверие и те наказы, которые давались нам рабочими, отцами и матерями, провожавшими нас на флот», — вспоминал Н.Ф.Шмаков. Вот в такую обстановку окунулся и матрос Василий Шукшин. Работы было много. Несмотря на то что прошло уже пять лет после войны, её следы заметно ощущались в Севастополе и его окрестностях. Постоянно приходилось участвовать в городских субботниках и воскресниках по восстановлению и благоустройству улиц, зданий и других объектов в городе. Вот здесь силы «творческого» отделения были нарасхват. В своих воспоминаниях Н.Ф.Шмаков приводит любимую поговорку В. Шукшина: «Не падай духом, знай работай, да не трусь» — эта его поговорка всегда наводила порядок там, где возникало какое-нибудь недоразумение и, вообще, его слова были «авторитетом» в отделении, хотя он и был не старше других…"

Придя в часть, Василий сразу обратил на себя внимание своей серьёзностью, каким-то особым пониманием ответственности за выполнение своего воинского долга. Дисциплинированный, исполнительный, трудолюбивый, он всегда работал молча и сосредоточенно. Выделялся среди моряков и своим характером. В общении с сослуживцами и старшими был краток, пустословия не любил, его суждения имели поддержку и авторитет. Вместе с тем он был несколько застенчив, любил уединение. «Освоился и обжился он в нашем коллективе быстро, — вспоминал Н. Ф. Шмаков, — быстро усвоил азы несения вахты и управления техникой, и сравнительно быстро получил от матросов кличку или прозвище „Писатель“». Сегодня культурная общественность Севастополя упускает из виду, что творческий путь В.М. Шукшин начал именно в этом городе, во время службы. Здесь им были написаны первые два рассказа: «Двое на телеге», «И разыгрались же кони в поле». По воспоминаниям Н.Ф.Шмакова в отделении Василия Шукшина уважали: «Выражением уважительного отношения к нему было, например, то, что все мы в обращении с ним называли его просто „Макарыч“. Мы понимали, что это неуставное обращение, но высказать к нему свое уважение как-то по-другому мы, наверное, не могли». Василий Шукшин уже тогда отличался своим широким кругозором, глубоким пониманием обсуждаемых вопросов и творческим подходом к работе. «Надолго мне запомнилось, — писал в своих воспоминаниях Н.Ф.Шмаков, — например, занятие по общевойсковой подготовке, которое у нас проводилось после прибытия молодого пополнения. На этом занятии разбирались и обсуждались такие вопросы, как взаимоотношения военнослужащих, старших и младших, об отдании воинской чести… И вот выступил матрос Шукшин: он не стал повторять уставные истины и положения, а сказал примерно так: „Отдание воинской чести я понимаю так, что отдающий (младший) как бы докладывает мысленно старшему о том, что он принял воинскую присягу и выполняет ее с честью и достоинством. Что он получил из рук народа оружие для защиты интересов Родины и мастерски им владеет. Что он обучен военному делу настоящим образом и готов выполнять приказ командира. Что он здоров, обеспечен всем необходимым и способен перенести любые тяготы при выполнении своего воинского долга“. Его выступление произвело большое впечатление на матросов. Далее матрос Шукшин сказал, что тот, кто понимает значение воинской чести именно так, тот и отдавать ее будет молодцевато, задорно и с гордостью. Как он сказал, так и понимал воинский долг, так и служил».

По своему характеру матрос В. Шукшин не любил выделяться среди других, его скромность и застенчивость сами по себе не предполагали формирования в Василии Макаровиче качеств, известных нам по образам Максима Перепелицы или Ивана Бровкина. Но надо было видеть Шукшина за работой, надо было слышать его объяснения или выступления… тогда Василий Шукшин незабываем, тогда он, по меткому выражению Н.Ф.Шмакова, «западает» в душу.

Николай Филиппович последнюю весточку от Шукшина вспоминал так: «В октябре 1951 года я сдал вступительные экзамены, был зачислен слушателем офицерских классов и таким образом распрощался со своим „творческим“ отделением, уехал к месту учебы. Потом еще год переписывался… Письма мне писали товарищи сообща, т. е. каждый — две-три строчки. И вот, по-видимому, где-то неосторожно в последних письмах я сетовал на трудности с математикой, и полностью помню, как получил ответ, где последние строчки были написаны уже старшим матросом Шукшиным Василием. Он писал: „Не падай духом, знай „дергай“ корни, да не трусь“. Долго мне потом довелось „дергать“ корни — на протяжении всей службы, а в памяти еще свежи его слова, его образ и его дела».

Завершив службу на флоте, В.М.Шукшин окончил режиссёрский факультет Всесоюзного государственного института кинематографии. Его первым наставником был один из самых известных режиссеров страны Михаил Ромм. Василий Шукшин сыграл в кино более 20 ролей. Неподдельной искренностью и правдивостью отличаются фильмы с его актёрским участием: «Два Фёдора», «Алёнка», «Золотой эшелон», «Мы двое мужчин», «Простая история», «Мужской разговор», «У озера», «Журналист», «Даурия», «Освобождение», «Если хочешь быть счастливым», «Они сражались за Родину"… Им самим как режиссёром поставлены фильмы: «Живёт такой парень», «Ваш сын и брат», «Странные люди», «Печки-лавочки», «Калина красная», написаны сценарии: «Я пришёл дать вам волю», «Пришёл солдат с фронта», «Брат мой». Как прозаик Василий Макарович опубликовал сборники рассказов «Сельские жители», «Мы с Катуни», «Земляки», «Там вдали», «Характеры», «Беседы при ясной луне», романы «Любавины», «Степан Разин».

Он очень мало прожил, всего 45 лет, но оставил в литературе и искусстве глубокий неизгладимый след. Мотив утверждения доброты в человеческих отношениях пронизывает всё шукшинское творчество. «Нам бы про душу не забыть, — говорил Василий Макарович, — нам бы немножко добрее быть… Нам бы с нашими большими скоростями не забыть, что мы люди … Мы один раз, уж так случилось, живём на земле. Ну, так и будь ты повнимательнее друг к другу, подобрее… Неосторожным словом можем, например обидеть, оскорбить походя и не заметить этого».

В этом году исполняется 80 лет со дня рождения В.М.Шукшина. Хочется верить в то, что люди, живущие в разъединенных ныне частях нашей ОДНОЙ РОДИНЫ, будут учиться у Василия Макаровича Шукшина доброте, любви к жизни и Отчизне.

Также хочется надеяться, что городские власти Севастополя, устанавливающие из конъюнктурных соображений памятники одиозным личностям типа гетмана П. Сагайдачного (с польским королевичем Владиславом он ходил в 1618 году во главе войска запорожских казаков на Москву, сжёг дотла русские города Ливны и Елец, а после всех своих злодеяний на русской земле в феврале 1620 года направил в Москву послов выразить готовность запорожских казаков служить русскому царю), вспомнят о том, что именно здесь, на севастопольской земле, начался творческий путь Василия Макаровича Шукшина и установят в городе хотя бы памятную доску в честь замечательного художника слова, выдающегося режиссёра, сценариста, актера.

http://www.odnarodyna.ru/articles/3/663.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru