Русская линия
Русское Воскресение Сергей Перевезенцев15.05.2009 

Вечный выбор
Мысли о кризисе

Главная и постоянная сегодняшняя новость — кризис… Телевизионные передачи, газеты, журналы просто заполонены различными материалами, посвященными этой теме. Рушатся банки и страховые компании, автомобильные еще недавно гиганты становятся банкротами, закрываются магазины и рестораны, останавливаются стройки, миллионы людей остались без работы… Да и в обычных разговорах «кризис» — тема под номером «один»…

За те несколько месяцев, что кризис «шагает по планете», появилось множество аналитических статей, авторы которых, кажется, уже со всеми подробностями рассказали нам, почему и как он начался. Аналитики вычислили даже того самого несчастного человека, который первым не выплатил ипотечный кредит, после чего лавина невыплаченных кредитов обрушила сначала экономику США, а потом и всю «глобальную экономику».

Но удивительно одно — до сих пор темой для обсуждения не стали главные причины возникновения этого кризиса. Может быть потому, что эти самые главные причины нынешних глобальных кризисных явлений скрываются вовсе не в экономике и не политике, они — из области духовной и нравственной? Впрочем, в ответ на такой вопрос, могут сразу же сказать: причем здесь какая-то там нравственность и уж тем более некая таинственная духовность, если основные нынешние проблемы связаны с экономикой, с финансами, с производством, со снижением уровня жизни? Именно от этих факторов зависит «хорошая», «обеспеченная» жизнь, а вовсе не от рассуждений о нравственности…

Однако хотим мы того, или нет, но господствующее сегодня общество — «общество потребления» — является следствием торжества определенных духовных и нравственных принципов. Стоит напомнить, что основное условие успешного функционирования такого общества формулируется довольно просто — безудержное потребление. Механизм такого функционирования можно выразить одной фразой: всякий человек должен в постоянно возрастающей прогрессии потреблять продукцию и услуги, произведенные другими людьми. Только в этом случае и отдельный человек, и общество, в целом, обеспечивают собственное существование и открывают пути для дальнейшего развития. Если же сначала один человек, потом десять, затем десять, сто, пятьсот миллионов людей не захотят или не смогут потреблять, само «общество потребления» рухнет. Чему мы и стали свидетелями: один, два, сто, тысяча, сто тысяч американцев не смогли потреблять услуги ипотечного рынка и… Недаром, кстати говоря, нынешние экономисты одно из средств борьбы с кризисом видят в том, чтобы люди не отказывались от потребления, а, наоборот, продолжали приобретать новые товары. В свою очередь, снижение потребительской активности в какой-либо экономически значимой стране, например, в США или Великобритании, моментально обрушивает биржи во всем мире.

Для всё возрастающего потребления нужны средства, которых у обычного человека нет. И тут появляется «масло», смазывающее механизм функционирования «общества потребления» — его величество Кредит. Обычный человек начинает жить в кредит. А что такое «жизнь в кредит»? Это ведь жизнь в долг: человек занимает в долг некие средства, а затем на протяжение некоторого времени возвращает заёмные средства по частям, но с процентами.

В «обществе потребления» в долг (т.е. в кредит) начинают жить не десятки и сотни тысяч, а сотни миллионов обычных людей, в долг живут банки и компании, целые страны и регионы. Но это выгодно, ибо кредиты дают возможность еще более увеличить потребление. Отвечая на запросы постоянно возрастающего потребления, распухает рынок товаров и услуг, предлагающий огромное разнообразие продуктов потребления. Экономика растет, банки пухнут от денег, биржи — от количества сделок… Всё процветает.

Правда, нужно сказать, что в материальном плане более всего выигрывают те, кто первым вступил на путь потребления — у них буквально на глазах поднимается уровень жизни, они становятся примером для других стран и народов, их начинают называть «развитыми», «передовыми», «прогрессивными».

Здесь экономику, что вполне естественно, дополняет и подгоняет политика. «Развитые страны» приобретают не только экономическое, но и политическое влияние, начинают диктовать свои правила игры, навязывать собственный образ жизни, как лучший и единственно возможный. Со временем возникает «глобальная экономика» — то же «общество потребления», только уже во всемирном масштабе. И весь мир хочет потреблять. И весь мир хочет жить в долг (в кредит).

Но если внимательно приглядеться к этой схеме, то совершенно ясно видно: «глобальная экономика» — это традиционная «финансовая пирамида», успех которой определяется постоянным вовлечением в «пирамидальные» экономические отношения все новых и новых участников, за счет которых организаторы пирамиды имеют возможность увеличивать собственное благосостояние и политическое влияние. Недаром какой-то неимоверный экономический взлет США и Западной Европы произошел в последние годы — на фоне развала стран бывшей социалистической системы и, в первую очередь, стран бывшего СССР. Видимо, этот взлет и произошел за счет разграбления бывшей социалистической системы. Поэтому, кстати говоря, пресловутое «золото партии» и искать не надо. Это «золото», а точнее, богатства, принадлежавшие по праву всему советскому народу, и стали важнейшим «топливом» для взлета «пирамиды» «глобальной экономики». А лишним свидетельством того, что «глобальная экономика» является «пирамидой», стал пример США, где только за последний год рухнули несколько мощных финансовых корпораций, которые считались «китами» американской экономики. А оказались… «финансовыми пирамидами».

Однако всякая экономическая пирамида имеет свои естественные границы — нельзя все время и всем жить в долг (т.е. в кредит). И когда гигантская пирамида под названием «глобальная экономика» охватила практически весь мир, тут ей и пришел естественный конец. Весь мир не может жить в долг, кто-то должен этот долг обеспечивать. «Глобальную экономику» охватил столь же глобальный кризис.

***

Казалось бы, при чем здесь духовность? При чем здесь нравственность? Давайте разбираться.

Дело в том, что в первооснове рождения столь своеобразных экономических отношений лежит духовное и нравственное оскудение, а именно ущербная духовно-нравственная природа «общества потребления».

Для того чтобы механизм «общества потребления» действовал, всякий член этого общества (и «общество потребления в целом) должен придерживаться нескольких принципов. Назовем их принципы «общества потребления. Первый принцип: человек обязан приобретать все новые и новые товары, услуги и т. д. Второй принцип: человек хочет приобретать все новые и новые товары, услуги и т. д. Третий принцип: человек отказывается от каких бы то ни было ограничений в потреблении.

Но ведь эти принципы имеют вовсе не экономическую, а… духовно-нравственную природу! Ибо эти принципы формируют целевые и смысловые установки жизни человека, определяют его иерархию ценностей. Ведь человек, нацеленный на безудержное потребление, постепенно утрачивает свое духовное и нравственное существо, и становится «человеком потребляющим», когда даже разумные доводы в пользу ограничения собственных потребностей уже не играют никакой роли, отбрасываются без каких-либо сомнений. Следовательно, «человек потребляющий» по своей духовно-нравственной природе — ущербен.

И сразу возникают вопросы — а откуда взялась эта духовная и нравственная ущербность? Как она появилась? Почему? Отвечая на эти вопросы, стоит вспомнить историю, хоть немного.

«Общество потребления», как известно, выросло из классического капитализма. А каким способом этот самый «классический капитализм» стал господствующим укладом в странах Западной Европы? Как произошел столь гигантский по тем временам экономический рывок западноевропейских стран? Ответы, вроде бы известны: развитие науки и техники, промышленный переворот. Но снова вопрос — а откуда взялись средства? И тут мы должны вспомнить о предтече «классического капитализма» — об «эпохе первоначального накопления». Как известно, это самое «первоначальное накопление» экономических средств в Западной Европе, а потом и в США, осуществлялось за счет, во-первых, откровенного ограбления остального мира, прежде всего, колоний в Африке, Азии, Латинской Америке, и, во-вторых, за счет созданной «экономической пирамиды» под названием «колониальный мир». Иначе говоря, «пирамида» «глобальной экономики» — это вовсе не случайность, не ошибка, а принцип существования как самого «классического капитализма», так и его дитятки — «общества потребления».

***

Здесь будет уместно одно наблюдение. Как известно, основой и символом мировой финансовой системы является американский доллар. Доллар знаком каждому, наверное, только благодаря доллару весь мир знает в лицо американских президентов прошлых лет. Но президенты на долларовых купюрах меняются, в зависимости от номинала купюры. А вот одно изображение остается постоянным, оно есть на всех долларовых купюрах — изображение пирамиды… Случайно? Историки связывают это изображение, как и изображение над пирамидой «всевидящего ока», с масонскими корнями американского государства. Но, может быть, пирамида на американских долларах призвана вызывать и другие ассоциации, и является символическом изображении самой сути капитализма?..

***

Итак, изначально, уже во времена «эпохи первоначального накопления», когда еще не было «человека потребляющего», существовало что-то, что изменило духовную и нравственную природу человека, побудило его вступить на ту самую дорогу, которая вывела его к «обществу потребления» и «глобальной экономике». Что?

Ответ в данном случае очевиден и неоднократно озвучен в науке и публицистике. Религиозно-философской, а значит, духовно-нравственной, основой и «эпохи первоначального накопления», и «классического капитализма», и современного «общества потребления» являются два учения: гуманизм и протестантизм. Эти два учения во многом разные, хотя бы в том, что гуманизм всегда «скрывал» собственную религиозную природу, а протестантизм, наоборот, является одним из самых влиятельных религиозных направлений. Но их роднит главное: оба направления сместили ценностные акценты в сторону личности человека, его интересов, его потребностей, его грешной материальной природы. Духовно и нравственно ущербный «человек потребляющий» и вырос в лоне гуманистического и протестантского миропонимания. Духовно и нравственно ущербный «человек потребляющий» — это логическое следствие постепенного развития гуманистического и протестантского миропонимания и мироотношения.

Значит, и нынешний кризис «глобальной экономики» — это кризис, в первую очередь, гуманистического и протестантского миропонимания, господствующих в сегодня. Причем, это далеко не первый кризис гуманизма и протестантизма. Все экономические кризисы, сопровождавшие века развития капитализма, все они были следствием постоянно нарастающего духовно-нравственного кризиса, духовного и нравственного оскудения человечества. И глобальность сегодняшнего кризиса свидетельствует только о тех глобальных размерах, которые это оскудение уже приобрело…

***

Конечно, экономисты и политики найдут выход из сегодняшнего кризиса. Ну, а что дальше? Коренных путей дальнейшего развития может быть, минимум, два.

Первый путь (наиболее реальный) . Всё остается по-прежнему. После кризиса, наверное, в той или иной степени изменится политическое и экономическое лицо современной цивилизации. Кто-то уйдет, кто-то придет на место ушедших. Скорее всего, на первый план выдвинутся новые экономические и политические центры (тот же Китай, возможно и Россия). Но в целом, после этого кризиса вновь и вновь будет воспроизводиться все то же «общество потребления», даже в еще более глобальных масштабах. Видимо, с какими-то потерями, но и с некими приобретениями. Во всяком случае, именно этой задачей, достижением именно этой цели сейчас все озабочены больше всего — заново воспроизвести потерянное.

Следовательно, останется главная беда этого общества, да и всего пути развития человечества, на которое оно вступило пятьсот лет назад — все более нарастающее духовно-нравственное оскудение. А, значит, через какое-то время всех нас ждет еще один кризис, наверное, «поглобальнее» того, который мы переживаем сегодня. Потом еще один, потом следующий и т. д. Ведь до тех пор, пока человечество будет оставаться в тенетах гуманизма и протестантизма, экономических кризисов избежать невозможно. И чем «глобальней» будет становиться экономика общества потребления, тем страшнее будут кризисы, и не только экономические.

Второй путь . Этот путь очень труден, ибо он связан с осознанием «человеком потребляющим» собственной духовно-нравственной ущербности. В таком случае ему, «человеку потребляющему» необходимо вступить на дорогу собственного духовного преображения. Как это сделать? Ответ был дан еще две тысячи лет назад.

Но проблема в том, что «человеку потребляющему» этот ответ не нравится, очень не нравится, «человек потребляющий» не хочет с этим ответом соглашаться. Более того, именно в борьбе с этим ответом, в противодействие этому ответу и родился, собственно говоря, «человек потребляющий». И тем не менее, именно этот путь, путь духовного преображения, способен вывести наше общество из тупика, в котором мы все давно уже оказались — из тупика духовного оскудения. В этом смысле нынешний экономический и финансовый кризис — это для всех нас очень тревожный звонок, который предупреждает нас и который может и должен пробудить в нас… совесть.

Услышим ли мы этот звонок? Поймем ли его значение? Каким путем пойдем в будущее? Выбор за нами… Вечный выбор…

http://www.voskres.ru/articles/perevezentsev.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru