Русская линия
Столетие.Ru Юрий Болдырев14.05.2009 

Все флаги в гости к ним…

Не пугайтесь, это, разумеется, не про «Евровидение». Это — про их (в широком смысле понятия «их») и нашу экономику.

Начнем с заявления главы ФРС США Бена Бернанке о том, что американская валюта не потеряет свою покупательную способность и сохранит лидирующие позиции в мире. Это заявление вообще-то типично для руководителей финансовых систем различных стран в кризисные периоды. Есть в этих кругах даже некоторый давно установившийся принцип: чем хуже дела, тем больше необходимо демонстрировать оптимизма. И в нынешней ситуации руководители американской финансовой системы, надо понимать, видят свое предназначение, в том числе, в создании позитивных ожиданий и недопущении паники среди держателей долларов. Кстати, невредно в очередной раз это сравнить и с тем, что делал руководитель нашей финансовой системы Сергей Игнатьев всего полгода назад: вместо приложения всех усилий для поддержания рубля, напротив, и словами, и делами (раздачей приближенным банкам рублевых средств) — все для обвала нашей национальной валюты…

Но вряд ли в комментариях к заявлениям Бернанке достаточно ограничиться лишь фиксацией нашего понимания их напускного оптимизма. Это, конечно, еще не все. Дело в том, что в нынешней ситуации, когда, по свидетельству специалистов, количество долларов, вращающихся на мировом рынке, заведомо значительно превышает весь объем мирового ВВП, только лишь от ФРС США в вопросе поддержания или не поддержания доллара как мировой валюты уже не так-то и много зависит. А от кого зависит? Известно: от тех, кто в соответствии с классическими либеральными сказками, упорно насаждавшимися долгое время у нас, якобы, к американской финансовой системе никакого отношения не имеет. По большому счету, в нынешней ситуации положение доллара в большей мере определяется не стандартным набором рецептов макроэкономического регулирования, но совокупной целеустремленностью и мощью государства США, способного различными методами (включая открыто и скрыто дипломатические, а также военные) принудить руководителей других государств и государственных финансовых систем, то есть весь остальной мир делать вид, что американский доллар остается надежным средством сбережения накоплений…

Что ж, все логично: когда речь о прибылях и о выстраивании правил игры в целях максимизации этих прибылей, банки и банкиры абсолютно самостоятельны и независимы. Когда же речь о вероятности или даже зримой опасности крушения финансовой системы и разрушения так тщательно выстроенной пирамиды, тут за фигурой «мирного» ростовщика неизменно появляется что-то типа ударной авианосной группировки. Что ж, действительно, при таких финансово веских аргументах, конечно, оснований утверждать, что Америка никому не позволит бросать вызов ее «лидерству», более чем достаточно…

В этой связи нельзя не обратить внимание и на другое событие — в наших родных пенатах. Ключевые «либеральные» СМИ прямо-таки всполошились: мол «коммунизм» наступает на нас с Востока страны, да причем еще и санкционированный самим премьером правительства… О чем же речь?

А речь о возвращении государству контрольного пакета акций многострадального Амурского судостроительного завода, призванного, кстати, производить на самом деле не суда, а самые что ни есть военные корабли — подводные лодки.

И реакция на это весьма символическое событие (формально — продажа акционерами своего пакета акций Сбербанку за символическую сумму в сто долларов, а фактически — передача за долги, с последующей такой же «продажей» Сбербанком предприятия Объединенной судостроительной корпорации), и оценки самого предприятия, конечно, разнятся. Кто-то славит «партию и правительство» за решительные действия по возвращению народного народу; кто-то, напротив, обращает внимание на устарелость предприятия и его чуть ли не бесполезность теперь для государства, на то, что это не столько «деприватизация», сколько возложение на государство новой бессмысленной обузы… На что же стоит обратить внимание нам?

Только на два аспекта ситуации.

Первый. Предприятие ведь длительное время уничтожалось методично и целенаправленно. Оборонный заказ не осуществлялся — за счет чего жить, ради чего сохранять потенциал, оборудование, кадры? Но и перестроить подобные предприятия на мирные коммерческие рельсы тоже толком не давали. Вот, например, сейчас сетуют, что через тридцатиметровые ворота крупное рыбопромысловое судно, даже если оно и будет на заводе построено, протащить будет невозможно. Но что мешало все вовремя радикально перестроить и модернизировать? Известно: все девяностые годы деньги, выделявшиеся парламентом в бюджете на конверсию оборонных предприятий, правительством и минфином попросту не перечислялись по назначению. Исчерпывающие данные об этом прямом саботаже содержались практически в каждом заключении Счетной палаты на правительственный отчет об исполнении федерального бюджета…

Я хорошо помню и о том издевательстве, которое было учинено над заводом в период реализации соглашения «Сахалин-2». Вместо заказа заводу полного цикла изготовления дорогостоящей буровой платформы, прикрытые оффшорной юрисдикцией организаторы проекта, при потакании и нашего родного правительства, предпочли перетащить от берегов Канады старую, уже давно выработавшую свой ресурс платформу производства еще восьмидесятых годов. А Амурскому судостроительному заводу, способному производить современные атомные подводные лодки, как величайшее подаяние заказали… элементарную тумбу под платформу (у которой ножки оказались коротковаты). И ради этого разового беспрецедентного по примитивности для предприятия такого уровня «заказа», в условиях, когда никаких других заказов-то и нет и не предвидится, пришлось перекурочить стапеля и перестроить еще ползавода… И все ради того, чтобы в полунищенских условиях получить хоть какие-то крохи на сохранение оборудования и кадров — средства существенно меньшие, чем в это же время списывались в проекте на некие «консультации», в том числе, по вопросу об аренде на Сахалине квартир для иностранного персонала… Частично эти данные содержатся в соответствующем отчете Счетной палаты по проверке реализации соглашения Сахалин-2 (1999 год).

То есть, повторю: стратегически важное дальневосточное оборонное предприятие долго и целенаправленно душили и уничтожали всей совокупной волей своего родного правительства и зарубежных доброхотов. И как от него еще хоть что-то осталось — вообще большой вопрос.

Второй аспект. Вице-премьер Сергей Иванов выразил недоумение и даже возмущение тем фактом, что подобное предприятие, до 90-х годов прошлого века производившее атомные (!) подводные лодки, а также призванное осуществлять ремонт этих подводных лодок, вообще могло быть приватизировано. Что ж, это не я сказал — из своей политической и моральной оппозиции нынешней власти. Это — одно из высших должностных лиц нынешнего правительства. Недоумение и возмущение зампреда правительства нельзя не разделить. Но тогда, наверное, надо идти и дальше — выяснять, кто этим занимался, кто этому потворствовал и, соответственно, кто должен нести ответственность? Да, у нас законодательство невиданно в мире «гуманное», и даже за прямые хищения сотен миллионов долларов бюджетных средств, выделявшихся на военные заказы, от наказания освобождают в связи со всего лишь десятилетним по подобным преступлениям сроком давности — вследствие чего, например, бывший первый заместитель министра финансов Вавилов ныне отбывает срок не в колонии строгого режима, а в верхней палате Парламента страны. Но даже если прямое уголовное наказание (например, как минимум, за преступную халатность, если уж не за прямую измену Родине) организаторов приватизации десятков и сотен ключевых оборонных предприятий страны теперь невозможно (в силу, повторю, пресловутого «срока давности»), то «отделение мух от котлет» осуществить и сегодня не поздно? Разобраться во всех деталях предыстории и назвать поименно тех, кто довел дело до нынешней ситуации, кстати, абсолютно никак не связанной с глобальным экономическим кризисом, — это разве не жизненно необходимо для того, чтобы в будущем подобного не допускать?

Но у нас, как известно, «одно с другим не связано». Главный «либерал» и «приватизатор» — сидит на колоссальных государственных деньгах, якобы, ради развития «нанотехнологий». Один из его ключевых подручных — также большой «либерал» — как раз и осуществляет теперь в качестве посреднического звена (полугосударственный Сбербанк) операцию по передаче завода Объединенной судостроительной корпорации…

Может быть, я что-то неверно понимаю, неправильно воспитан? Но никак не укладывается у меня в голове, чтобы наш бывший министр экономики вдруг начал всерьез работать в интересах именно нашего российского общества и государства. Что-то тут не сходится.

Так все ли мы правильно понимаем, что делают и планируют далее делать с Амурским судостроительным? Или, если к делу вновь призваны такие незаменимые кадры, как небезызвестный Греф, следует ожидать какого-то заключительного маневра, после которого Амурский судостроительный, под прикрытием наступающего, наконец, спасения, окончательно перестанет существовать?

И последнее, на что в этой цепи событий нельзя не обратить внимание. Все газеты сообщают о разработке какой-то новой специальной системы проведения бюджетных средств, выделенных на финансирование госзаказа. Более подробной информации пока нет, но постановка вопроса в общем-то понятна. Действительно: когда нам говорят о спасении банковской системы, подразумевается, что спасали не ростовщика и его необоснованные сверхдоходы, а «кровеносную систему» экономики. Мол, это не ради них («жирных котов»), но ради всех нас. Кто-то поверил. Все, так или иначе, согласились. Но когда доходит до доведения госсредств до реальной экономики, выясняется, что довести-то ничего, во всяком случае, с какой-то гарантией, невозможно. Слишком уж рискованными стали для коммерческих организаций и государства финансовые операции в нашей так счастливо «спасенной» банковской системе. И потому там, где неформально никто не против того, чтобы средства в очередной раз украли, никаких особых дополнительных мер не требуется. Но там, где по каким-либо причинам решили, что вот это точно должно дойти, архитекторы нынешней нашей финансовой системы сами лучше всех знают, что никаких гарантий, что точно дойдет, нет. И потому необходимы некие новые специальные меры, которые, предположительно, отсекут деньги от сравнительно мелких банков, ныне в основном и обслуживающих реальный сектор на местах…

Если это будет именно так, что, с моей точки зрения, в нашей системе наиболее вероятно, то это будет, что называется, выстрел дуплетом. Где им действительно почему-то надо, может быть, обеспечат, наконец, хоть какие-то гарантии доведения средств, не без щедрого вознаграждения «частному» посреднику, разумеется. И плюс, а может быть и вовсе без первого эффекта, но, тем не менее, окончательно уничтожат эти десятки так путающихся под ногами мелких конкурентов.

Теперь все флаги будут в гости только к ним (в широком смысле понятия «они») — к главным и безальтернативным на нашей территории ростовщикам…

http://stoletie.ru/poziciya/vse_flagi_v_gosti_k_nim_2009−05−12.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru