Русская линия
Храм Рождества Иоанна Предтечи на Пресне08.05.2009 

«Трое с площади Карронад»

Мы с сыном недавно посмотрели четырехсерийный фильм по книге Владислава Крапивина — «Трое с площади Карронад». Когда писалась повесть, я был ровесником ее героев, сегодня мой сын — ровесник героев фильма. И нам обоим понравилось это кино.

К писателю Крапивину я не был равнодушен никогда. В глухую позднебрежневскую пору его повести (я читал их в журнале «Пионер») буквально открывали иной мир, где жили смелые мальчишки и благородные девчонки (но мальчишек все-таки было гораздо больше), где были верные друзья, непонятливые докучные взрослые и настоящие приключения. И обязательно — паруса или шпаги, а еще лучше и шпаги, и паруса. Я помню, что даже ревел в подушку от того, насколько этот мир был так не похож на тот, в котором живу я сам… Ведь, наверное, где-то есть все эти прекрасные ребята, и как бы я хотел с ними встретиться! Может быть, в его собственном парусном клубе? Но он слишком далеко…

Так и осталось это двойственное ощущение: Крапивин говорит как будто бы о нашем мире, где всё, буквально всё такое, каким мы его знаем, но вместе с тем это все-таки сказка об Идеальных Ребятах. Кто-то обижается на Крапивина за эту сказочность, а кто-то спорит с ним — так, самая лучшая, на мой вкус, книга С. Лукьяненко «Рыцари сорока островов» есть не что иное, как возражение Мастеру: на самом деле дети не такие. Мальчики со шпагами могут быть жестокими, трусливыми или глупыми. Человек — падшее существо, и ребенок, даже еще не имеющий серьезного опыта зла, уже имеет склонность к нему.

Вот, пожалуй, чего на самом деле не хватало мне у Крапивина: его положительные герои были слишком положительными. Они могли быть слабыми, неумелыми, неловкими, но они никогда, ни за что не могли быть злыми. Зло всегда было внешним: хулиганы во дворе, пьяница-отчим, занудная и властная училка, может быть, даже слишком занятая устройством своей личной жизни мама, которая никак не хочет понять подрастающего сына… Наконец, идущие на город приступом враги или неразорвавшийся снаряд, лежащий в земле и готовый спустя полвека унести человеческие жизни. Это зло — простое и понятное, и настоящие мальчишки встречают его открытой грудью, под парусом, со шпагой, преодолевая липкий страх. И в конечном счете они победят, пусть даже кто-то из них и погибнет, но все увидят и признают эту победу.

Как созвучно это подростковому сознанию! Но сейчас, оглядываясь на затрепанные номера журнала «Пионер» из своего взрослого настоящего, хочу сказать этим мальчишкам, да и себе самому, тогдашнему: «Подождите, ребята, вы не знаете еще, что такое настоящее зло. Оно сидит внутри каждого из нас, и мы порой так легко сдаемся ему, а наши редкие победы бывают никому не известны. Вот с этим-то злом что делать, давайте подумаем — я ведь и сам еще толком не понял…»

Но будет ли справедливо упрекать Крапивина в том, что он нам об этом не сказал? Не думаю. Подростки вообще не склонны слушать такие вещи, им нужна ослепительно-яркая картина добра и зла, и чтобы на сторону добра можно было немедленно встать, и чтобы можно было победить. Если мы со временем не поняли, что в жизни всё не совсем так, то это скорее наша проблема: так и не сумели повзрослеть. Впрочем, гораздо хуже, когда дети взрослеют слишком рано, так и не приучившись на рефлекторном уровне отвергать явное зло… Став взрослыми, они придумают ему много оправданий, и если не поднимется в душе в переломный момент такой мальчишка со шпагой, не выкрикнет свое яростное «нет» — то грош цена такой взрослости.

Но вернемся к фильму. Во-первых, у нас, оказывается, еще умеют снимать актуальное детское кино! Конечно, спецэффекты совсем слабенькие, да и дети играют не всегда так естественно и прекрасно, как в фильмах, к примеру, Л. Нечаева, ну так ведь и масштаб, и бюджет теперь совсем не тот, что у «Приключений Буратино», или у голливудских блокбастеров. Но верность книге фильм хранит, насколько это возможно.

А насколько, в самом деле? Книга была написана 30 лет назад, в совершенно другом обществе. Создатели фильма не стали делать его историческим, и это правильно: иначе бы все это смотрелось как ностальгия по тем самым унылым советским временам, из которых крапивинские герои бежали под всеми парусами. Его мальчишки — вечно современные, поэтому теперь они разговаривают по мобильникам, а вместо совета пионерской дружины у них ученический совет с неясными функциями (кстати, неубедительная замена). Самая несовременная черта, пожалуй — отсутствие в фильме компьютерных игр и телевизора, непременных спутников современных мальчишек, но… может быть, в сказке так и надо?

А это ведь действительно сказка про нашу повседневность. Действие разворачивается в Севастополе, оно неотделимо от этого города русской истории, русской культуры, российского флота… города, принадлежащего сегодня Украине. Этой принадлежности фильм просто не замечает: флот и моряки там только российские, говорят все по-русски (как и в настоящем Севастополе, впрочем). Но я не заметил в этом никакого политического противостояния: просто фильм рассказывает о том, о чем и книга, и если тогда «нашей страной» был СССР, то теперь это Россия. Ничего «против Украины» в фильме нет, ни малейшего намека, хотя это, наверное, и есть самое неприятное для некоторых украинцев.

Вообще, единственное серьезное отличие фильма от книги — градус патриотизма. Да, и в книге есть любовь к своей стране и гордость за свою историю, но скорее как некий само собой подразумеваемый фон. В те времена патриотическое воспитание проходило по комсомольско-молодежной линии, и меня совершенно не удивляет, что Крапивин не счел нужным в этом активно участвовать. Но сегодня то, что было почти неприличным, оказалось вполне востребованным и уместным. Патриотизм — такая штука, где очень легко можно свалиться в пошлость, если не хуже, но мне кажется, что фильм удержался от этого. Главное, что нет никакого негатива: погибшего Славкиного отца, который в книге вообще упоминался мельком, здесь сделали одним из главных героев, и стал он российским десантником. Но погиб не на одной из недавних локальных войн, а в составе миротворческих сил, спасая мирных беженцев (без упоминания национальности, разве что по надписям на бронетехнике видно — это Косово). И воображаемые диалоги отца и сына, которых не было в книге, очень украсили фильм.

Но самое гениальное и в книге, и в фильме — история игрушечного зайца. Она настолько хороша, что я даже не буду ее пересказывать, это надо читать и смотреть. Или смотреть и читать (в моем случае, признаюсь, порядок был именно таким — я прежде не читал этой вещи Крапивина). Лучше всего вместе со своими детьми.

Да, а почему я пишу обо всем этом на православном сайте, спросит недоуменный читатель? Ни в книге, ни в фильме никто не ходит в церковь и ничего не говорит о Боге. Да и слава Богу, хочется сказать, что там нет этих «православных маркеров». Она о людях: о верности, чести, дружбе, смелости и о множестве других очень важных и общих для всех нас вещей. Так, кстати, писал свои книги и христианин Дж. Толкин… И сдается мне, что прежде, чем пытаться говорить о Боге, нам надо крепко-накрепко вытвердить эти понятия, причем не только на уровне слов.

Кстати, на городском форуме Севастополя всерьез обсуждается проект создания того самого памятника Смелым Мальчишкам на той самой площади Карронад. Я бы хотел однажды придти к нему вместе с сыном.

http://www.ioannp.ru/publications/304 518


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru