Русская линия
Православие и современность Марина Бирюкова05.05.2009 

Полисы и бесы

Не так давно у нас в редакции завелись два DVD-диска. Два так скажем, неигровых фильма, намеренно распространяемых кем-то в Саратове. Первый фильм называется «Отец Василий изгоняет бесов». Диск с этим фильмом дала мне моя знакомая, имеющая непосредственное отношение к медстраху и к выдаче полисов обязательного медицинского страхования. К ней, по ее словам, зачастили граждане с заявлениями, явно вышедшими из одного компьютера: «Я, такой-то, как православный христианин, считаю для себя неприемлемым использование страхового свидетельства и медицинского полиса обязательного страхования ввиду того, что в этих документах применяется идентификация человека по персональным кодам. Я не могу пользоваться этими документами, потому что они противоречат моим религиозным убеждениям…». Одна из таких отказниц и предложила моей знакомой посмотреть кино про бесов и отца Василия.

Диск со вторым фильмом принес в редакцию священник; а ему этот диск дала, по его словам, одна недоумевающая прихожанка, пояснившая, что диск ей «сунул кто-то в храме».

Главный герой обоих фильмов — некий отец Василий. Причем никаких сведений об этом странноватом батюшке на дисках нет. Ни фамилии, ни места служения. Фильмы, записанные на дисках, вообще не содержат никаких выходных данных. Очевидно, однако, что действует отец Василий — при большом стечении народа, и именно в православном храме. Действия же его состоят, во-первых, в изгнании бесов, а во-вторых — в проповеди взглядов, которые отец Василий и иже с ним считают единственно православными.

Изгнание бесов — зрелище дикое. Пожилая женщина, одетая подчеркнуто прилично, страшно вопит, бегает по кругу на четвереньках, растягивается на полу, вскакивает… Батюшка грозно командует: «Иди сюда!». Прихожанка, ненатурально взмахивая руками, отвечает: «Я иду!». Отец Василий кропит «бесноватую» святой водой, она визжит: «Ты меня жжешь!». Массовка подвывает и рычит. Отец Василий комментирует: вот, дескать, что делают с человеком бесы, а в чем причина? — В тех самых медицинских полисах, в новых российских паспортах, в «инэнэнах», в сотовых телефонах, в том, что женщины носят брюки, ну, а еще — в «ереси ересей», экуменизме. Все священноначалие Русской Православной Церкви — это экуменисты, предатели Православия, слуги антихриста.

Эта тема усиливается во втором фильме — «Православие или смерть». Он идет более трех часов и давит на незащищенную психику со страшной силой. Отец Василий продолжает свое камлание с прежней энергией, но на экране появляются также и другие персонажи.

Первый объект внимания авторов этого «ужастика» — Патриарх, на момент монтажа — Митрополит Кирилл, руководитель отдела внешних церковных связей Московского Патриархата. Ни к чему цитировать здесь дикую брань, извергаемую «единственно православными» авторами по его адресу. Отразим суть претензий. Вот — Высокопреосвященнейший Кирилл на похоронах Папы Римского Иоанна Павла Второго. Вот — он же протягивает руку мусульманину. Встречается с буддистами в Калмыкии. Беседует с раввином. И все это, по утверждениям авторов, говорит о его предательстве. Апостольские правила, дескать, запрещают молиться с еретиками и тем более — с иудеями. Затем авторы переходят на Патриарха Алексия, суть та же: «спокойно и открыто предает Христа», вот смотрите — окружен еретиками (представителями различных конфессий), и очень дружелюбно со всеми общается…

Показывают православный молебен в соборе Парижской Богоматери, у хранящейся в этом соборе священной реликвии — тернового венца Спасителя. Вот, дескать, до чего они докатились — с католиками братаются…

Далее в дело вступают «истинные ревнители» православного благочестия, то есть те, кого, по мнению авторов, только и надлежит слушать жаждущим спасения. И первый, конечно — на тот момент епископ Диомид, бессребреник и воплощение кротости. За ним — пожилой монах Симеон, уверенный, что «с принятием номерка благодать Крещения отнимается» (то есть мы с вами все некрещеные, по его мнению!). Дальше — немощный игумен Рафаил (Берестов), 95-летняя монахиня, которой было видение ада. Ну и еще несколько человек в рясах, облеченных саном. Не знаешь, что и думать…

Впрочем, необходимость думать отпадает сама собой. С темы компьютеризации и глобализации действие сворачивает на накатанную колею: Россию губят евреи… Накал страстей и методы убеждения достойны доктора Геббельса.

И ведь далеко не все способны воспринимать это критически…

* * *

Недостаточно, однако, просто определить содержание самодеятельных дисков словом «бред». Лично у меня после просмотра возникли вопросы — достаточно серьезные, чтоб обратить их не к рядовому священнику, а к Правящему Архиерею, Епископу Саратовскому и Вольскому Лонгину.

— В дни Поместного Собора либеральная пресса писала о «кризисе доверия» в Русской Православной Церкви, и в связи с этим кризисом — о «диомидовском расколе», получившем, с точки зрения авторов, совершенно неожиданный размах. Мне приходилось встречать утверждения о том, что бывшего епископа Диомида поддерживают «практически все монастыри» и т. д. С Вашей точки зрения, можно ли говорить о «диомидовщине» как о масштабном серьезном и опасном явлении?

— Все разговоры о том, что диомидовщина — это масштабное и опасное явление, очень сильно преувеличены. Не может быть и речи о том, чтобы монаха Диомида — бывшего епископа Чукотского — поддерживали «все монастыри», хотя люди, которые склоняются к его поддержке, среди монашествующих действительно есть. Группа диомидовцев невелика, но активна, действует жестко, даже жестоко. Однако все то, что говорил и делал монах Диомид, включая личную «хиротонию» его собственного брата «во епископа», совершенную им уже после извержения из сана — настолько несообразно, что выводит его личность и его деятельность за рамки сколько-нибудь серьезных богословских обсуждений. Скорее, это просто личностный феномен или феномен общественного сознания.

Однако это явление находит свою почву. Слишком много людей живет в постоянном страхе — страхе перед жизнью, перед миром, перед будущим. Кроме того, это еще и проблема просвещения. Даже и среди тех, кто регулярно бывает в храме, есть люди, не знакомые по-настоящему с Православием: они исповедуют какую-то свою выдуманную религию и легко могут поверить новоявленным проповедникам, особенно тем из них, которые умеют производить впечатление. Когда мы читаем листовки «ревнителей истинного Православия» — это не богословие, это ниже всякой критики, это просто поток сознания. Но люди, которые этому поверят, найдутся. Конечно, среди них будут и люди с поврежденным сознанием, с поврежденной психикой, таких сегодня в Церковь приходит немало.

Что же касается стремления провозглашать истинно православными только самих себя и осуждать других… Фарисейство — это своего рода тень, постоянно сопутствующая вере. Всегда найдутся люди, которые, придя в Церковь, присваивают себе право судить и осуждать других. Определенную роль здесь играет и такая чисто русская особенность — недоверие к любому начальству, к любой власти, в том числе и церковной. Так что это явление — вполне предсказуемое.

— Фильм «Православие или смерть» может произвести очень сильное впечатление и сильное смущение — по крайней мере, тою своею частью, где авторы обвиняют Православную Церковь в забвении Апостольских правил, запрещающих совместные молитвы с еретиками. Вопросы в связи с этим: считает ли Русская Православная Церковь возможным литургическое общение с инославными? Допустимы ли, с ее точки зрения, частные совместные молитвы? Молитвы в неправославных храмах?.. Почему православные молебны сегодня служатся не только в Нотр-Дам-де Пари, но и в других неправославных храмах, где хранятся общехристианские святыни?

— Авторы фильма либо сознательно лукавят, либо путают молитву с протокольным мероприятием. Православный Архиерей посещает буддистский храм? Святитель Николай Японский тоже посещал буддистский храм и разувался на пороге, как у буддистов положено. А апостол Павел, сказавший афинянам, что они как-то по-особому благочестивы — исходя из количества жертвенников языческим богам?..

Нельзя видеть измену Православию в элементарных проявлениях уважения к представителям других религий. На похоронах Святейшего Патриарха Алексия также присутствовали представители всех традиционных конфессий, а если мы обратимся к дореволюционному опыту Церкви — венчание православного царя на царство предполагало присутствие в храме представителей всех российских народов, и всех вероисповеданий, соответственно.

Русская Православная Церковь не считает возможным литургическое общение с инославными. Такового общения нет и не будет. Что же касается молитв в неправославных храмах — в частной жизни их лучше не допускать. В этом ведь нет необходимости. Если вы оказались где-то, где нет православного храма — вы можете молиться где угодно, зачем для этого заходить в инославный храм?

Бывают, однако, ситуации, когда православное богослужение в католическом или протестантском храме вполне оправданно. Мы служим в Бари, у мощей святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, Чудотворца — там тоже католический храм, но мы разворачиваем православный антиминс и служим свою литургию — не совместную с католиками, подчеркиваю, а свою, православную. То же происходит в храме Гроба Господня в Иерусалиме. В храме Гроба Господня служат все — и копты, и монофизиты-армяне, и протестанты, и католики. Так что же нам теперь — не служить на Святой Земле?

Что касается экуменизма — движения за объединение всех христианских конфессий — этот вопрос сегодня совершенно не актуален. Протестовать против экуменизма нужно было где-то годах в семидесятых, когда он переживал бурное развитие. Но где были тогда теперешние ревнители? Их не было. А на сегодняшний день экуменизм — это маргинальное течение.

* * *

Задавать владыке вопросы про ИНН, паспорта, пенсионные свидетельства, сотовые телефоны и страховые полисы я не стала: стыдно время отнимать такими вопросами.

Сколько можно объяснять, что «принятие или непринятие индивидуальных номеров ни в коей мере не является вопросом исповедания веры или греховным деянием. Это дело личного выбора, оно не имеет религиозного значения» (из заключения Синодальной Богословской комиссии, февраль 2001 года).

Можно привести еще много цитат — из святителя Иоанна Златоуста, в частности: «Не бойся, возлюбленный… антихрист возобладает только над погибающими, которые, хотя бы он и не пришел, не уверовали бы».

Не бойся — это замечательно сказано. Великий страх стоит в глазах женщин, слушающих отца Василия. Он и ему подобные строят свою проповедь на интенсивном запугивании. Их семена падают на почву, взрыхленную и удобренную мирскими страхами и обидами — на эпоху, на власть, на жизнь.

Не боится тот, кто знает и чувствует: Господь призвал нас к свободе (см.: Гал. 5, 13). Спасение или гибель — это свободный выбор личности. Он не может зависеть от каких-то цифр в компьютере. Христианство — это не религия страха. Это религия любви.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=6522&Itemid=4


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru