Русская линия
Русская линия Виктор Дауров05.05.2009 

С телевидением надо кончать

Около 70% россиян больше всего доверяют центральному телевидению, из них 44% скорее доверяют, 26% вполне доверяют голубому экрану… Еще 2% не используют этот источник информации.

С телевидением надо кончать как с дурной, очень вредной привычкой. Спросите любого батюшку, и он вам перечислит самые распространенные грехи, которые чаще всего называют на исповеди: блуд, пьянство, сквернословие, табакокурение, несоблюдение постов… ну, и еще осуждение ближних. Но почему-то почти никто не считает грехом пристрастие к теле-смотрению (теле-видению, с ударением на «е»). Кстати, увы, и многие батюшки. А между тем постоянное и тем более многолетнее пользование (мы ведь теперь все пользователи, юзеры) телевидением может нанести душе вред во много крат больший, чем те же блуд или пьянство (хотя о них и сказано: ни блудники, ни пьяницы царства Божия не наследуют). Блуд с возрастом перестает быть такой уж насущной проблемой, с пьянством можно, при желании, «завязать», и, покаявшись, начать жизнь с «чистого листа». С телевидением все гораздо сложнее: телевидение разъедает душу медленно, исподволь, но верно, как ржа. И что самое опасное, не так очевидно…

«Ну, посмотрела я там какой-нибудь „Дом два“ на кухне, — скажет вам знакомая домохозяйка, — скоротала время, пока борщ варила, ну и что, где в том грех?.. Это ведь они там всякие непотребства вытворяют, а не я…». (Насчет «Дома два» сразу оговорюсь, так как телевизор сам не смотрю: много о нем слышал, но впервые увидел не так давно в автомастерской? в ожидании регулировки «развала схождений» на своей подержанной «Ниве». Действительно, мерзость, причем — среди бела дня, как раз когда по домам и квартирам сидят либо неработающие домохозяйки, либо детки, только что пришедшие из школы).

А виртуальное соучастие в этих непотребствах? — спросим мы домохозяйку. А «дурные впечатления, ложащихся на душу, подобно каким-то липким и гнусным отпечаткам» (свт. Тихон Задонский)? Ведь ни что не проходит даром — все это вот именно отПЕЧАТывается; «дурные вПЕЧАТления», репродуцируясь на душу, оставляет на ней следы, иногда неизгладимые, на уровне подсознания, очень надолго.

Как-то, перед Новым годом, желая посмотреть прогноз погоды в Интернете, я наткнулся на заголовок в правой, новостной, колонке и тут же «кликнул» его мышкой:

«ВЦИОМ: Больше всего россияне доверяют телевидению».

Я бы, скорее всего, не стал этого делать, будь там что-нибудь вроде: «Из всех средств массовой информации (СМИ) россияне предпочитают телевидение» - это и так понятно. Меня насторожило или, может, точнее сказать, зацепило это словцо - доверяют - оно ведь от слова «вера». Как без доверия нет веры, так и без веры нет доверия. И вот я открыл, и увидел:

«Около 70% россиян больше всего доверяют центральному телевидению, из них 44% скорее доверяют, 26% вполне доверяют голубому экрану… Еще 2% не используют этот источник информации» [1].

Два процента — это как раз те два статистических процента (называют чуть меньше, чуть больше) не просто крещеных, а воцерковленных верующих православных людей, регулярно посещающих церковные службы, исповедующихся и причащающихся, знакомых со Святым Писанием и Святым Преданием, имеющих в домах иконы, читающих перед ними молитвы… Может быть, не совсем в точности те же самые, потому что во ВЦИОМовские 2% могли попасть и бомжи и люди малоимущие, у которых старенький телевизор сгорел, а новый и купить уже не на что… Хотя я лично таких людей не знаю, потому что даже в деревнях, где народ брошен на произвол судьбы и от безнадеги и никомуненужности потихоньку спивается, телевизоры почти у всех есть. Вот холодильника иногда нет, ничего нет, три скамейки и стол… а телевизор все одно есть. Старый какой-нибудь, «Темп», черно-белый, но все-таки есть. И, как правило, в «красном», самом почетном (святом)" углу, - там, где раньше, обычно, висели иконы.

«В основном, — согласно опросу ВЦИОМ, — о своем доверии к этому источнику информации (телевизору), — сообщают жители средних, малых городов и сел (72−74%). Недоверие к центральному телевидению высказывают 25% россиян. Такая оценка наиболее характерна для москвичей и петербуржцев (35%)».

Только не для моей любимой московской тетушки, явно выпадающей из этих 25 (35) % россиян. Она на все сто (100%) доверяет телевизору: покупает только те моющие средства и лекарства, которые там рекламируют, цитирует только тех дядек и теток, которых там видит (Радзинского, Хакамаду и иже, как говорится, с ними). Между тем, считает себя православной, знает наизусть «Отче наш», «Символ Веры» и даже Псалом 90-ый. Однажды она говорит: «Православные… Что значит — православные? Это те, которые правильно славят?.. Хватит: мы всё то царя славили-славили, потом Ленина-Сталина, потом КПСС… А надо не славить, а правильно верить». - «Так вы теперь кто, - говорю, - правоверная мусульманка? Или уже иудейка?..» - «Правоверная христианка!» - ответила гордо она. Это вот кто ж ей такое внушить мог, если не «ящик»? — главный ныне для 75% россиян авторитет, властитель дум, учитель жизни, законодатель мод и пристрастий, миссионер, гуру, экстрасенс, гадалка, развлекатель, соблазнитель, растлитель, разоблачитель церковного «мракобесия"…

Только было начала приобщаться к Церкви одна наша знакомая по соседству семейка, на службы ходить, молебны заказывать, «Русский дом» и «Славянку» читать — посмотрели по телевизору фильм «Код да Винчи», всё - как подменили семейку. Глава ее как-то раз меня тут поймал и пытал: а вот знаю ли я, к примеру, что такое Чаша Грааля?.. А как насчет детей у Христа и Марии?.. Что, мол, а?.. А то мне тут, понимаешь! Дуру гонят. Пудрят людям мозги, капиталы себе наживают… «Так, - говорю, - может, это создатели фильма пудрят людям мозги?» - «Э, нет, - говорит, — и пальцем туда и сюда. - Знаем, кто пудрит. Цер-ков-ни-ки! Попы ваши, вот кто. Не надо ля-ля-тополя!"…

По данным того же опроса, россияне больше доверяют информации, полученной из СМИ (49%), а не тому, что говорят им близкие и знакомые (24%).

Сделал как-то замечание соседке по дому в деревне: «Маш, когда, — говорю, — материться-то перестанешь?..» — «А че, Вить? Да ладно, ты че? Че я такого сказала?.. Вон те и по телевизору матерятся…», — и прямо цветет вся, рот до ушей. «Уела», что называется.

Уже даже так?!! А я и не знал. Что, уже до такого дошло?.. Телевизор, стало быть, теперь не только главный аргумент — истина в последней инстанции — он еще и образец, эталон, пример для подражания. То, что раньше называлось «нецензурными», «непечатными» выражениями, по церковному — «словоблудием», «словом гнилым», «сквернословием» (за «нецензурщину» в пору моего детства могли посадить в КПЗ), теперь тиражируют СМИ. Приплыли! Приехали! Что ж удивляться — цензуру у нас отменили, как и, собственно, все остальное: понятия меры, вкуса, такта, приличия. Все теперь можно! Греши — не хочу.

Вообще, по моим наблюдениям, рядовой гражданин или гражданка в глубинке (да и в центре: пример с моей теткой) часто воспринимают телевизор как нечто выше его (ее) понимания, разума, умнее их самих, а значит и требующее некого уважения, почитания, не подлежащего обсуждению. Не зря мы то и дело слышим: «По телевизору показывали…» Спросишь: «Откуда ты это знаешь? Кто тебе сказал?» — «Так вон же — по телевизору говорят…». Всё! Финиш. Попробуй что возрази!

Если провести некое умозрительное, домашнее (неВЦИОМовское), социологическое исследование, - а я тут однажды провел, и вот мои заготовки: - то, с известной долей условности, всё массовое сознание или, как еще теперь говорят, масс-медийное сознание нашего населения можно разделить на две простых категории: стандартное (унифицированное), идущее от ТВ, компьютеров (в меньшей степени) и газет (в очень маленькой степени) и так называемое интеллигентское или по-западному, интеллектуальное.

Со всей очевидностью можно сказать, главенствующим является все же стандартное (унифицированное) медийно-телевизионное сознание, ориентированное на удовлетворение и потакание самых низменных, греховных человеческих потребностей, порой запретных и табуированных, формирующее чем далее, тем более одинаковый образ мышления и одинаково уводящее от Бога, ибо отражает оно не мир Божий, а мир страстей и пороков — мир, лежащий во зле и «в котором только и есть что похоть плоти, похоть очес и гордость житейская» (свт. Ф. Затворник). Оно захватывает и пронизывает собою гигантское количество индивидуальных, личных сознаний, прессуя их, обрабатывая, перемалывая и создавая из них единое однородное «коллективное» целое.

Поскольку масс-медиа заинтересованы в вербовке как можно большего числа потребителей и в силу этого ориентировано на самые невзыскательные вкусы, так называемая интеллигенция, мнящая себя высокообразованной и культурной, пытается из этой масс-медийной баланды выковырять для себя наиболее лакомые и съедобные, с ее точки зрения, кусочки и ломтики. Такая возможность ей предоставляется. Для особо брезгливых выделяются даже отдельные каналы и передачи, но в пределах все того же большого корыта. Что для простого люда («быдла», «пипла»), что для интеллектуалов пойло почти обязательно замешивается на скандальности, сенсационности, раскрытии неких нераскрытых доселе «тайн», приперченных безапелляционностью суждений, расхристанностью, попранием всех моральных и этических норм, не говоря уж о православных ценностях и представлениях о том, что такое хорошо, что такое плохо, что можно, а что категорически нельзя.

В целом, конечно, ТВ (а мы сейчас говорим о нем) рассчитано на среднего потребителя, причем обращается с ним не просто как с потребителем жизненно необходимых для нормального самочувствия элементов информации, а как с чревоугодником, не признающим никаких ограничений в еде, ни в качестве, ни в количестве, лишь бы пожирнее и поострее, или даже с наркоманом, которому по мере употребления наркотика требуется все большая и большая доза. Потребитель чем далее, тем более в процессе такой обработки становится неразборчивым. То, чему он возмутился бы еще десять-пятнадцать лет назад, ныне он воспринимает как норму - внутренний цензор в нем давно уже спит. Налицо все признаки зомби, слепого доверия, утраты собственной воли.

Вообще телевидение давно пора приравнять к самой массовой тоталитарной секте в России. Соответственно, по крайней мере, в церковной, православной среде к нему надо и относиться как к тоталитарному сектантскому образованию. Ведь ни один православный, нормальный воцерковленный, добавим, человек не совмещает участие в православных богослужениях и одновременно в сектантских радениях, будь то баптистские, адвентистские, свидетелей Иеговы или любые другие. По строгим церковным канонам, мы даже порога иных церковных конфессий не имеем право переступать. Мы часто и много говорим о чистоте веры, осуждаем (и поделом ему) экуменизм и даже малейшие отклонения от Правил святых отцев (кто-то с кем-то посидел за одним столом), но скоротать после Всенощной в храме вечерок у телевизора (провести вечерок в синагоге) не считаем даже за грех… Типа: «Да ладно, чего там!.. Не велика беда. Должен же я знать, что там в мире творится». А то так не видно, что в мире творится. Без-ОБРАЗия в мире творятся, на каждом шагу… Но мир бы давно рухнул, если бы люди, населяющие его, все как один совершенно потеряли ОБРАЗ и подобие Божие. К счастью, пока далеко не все (и за это Господь долготерпит нас). И сам Мир Божий, созданный Им, хотя и сильно испоганен человеком, но в нем все еще «хорошо весьма» (Быт. 1, 31). Да, много зла вокруг, много сбившихся с пути и заблудших, но не настолько, как это преподносится телевидением. Невозможно нормальному человеку встретить где-то в течение вечера — а это из вечера в вечер — такое количество неадекватных, беснующихся людей: кривляющихся, ломающихся, фиглярствующих, лгущих, самовозносящихся, скачущих, прыгающих, визжащих, кричащих, улюлюкающих, — разве только на отчитке в монастыре. Но и на отчитке, где вас оберегает молитва, ни один опытный батюшка не посоветует зря пребывать, ради праздного любопытства, тем более часто.

Телевидение — на сегодняшний день самое сильное оружие массового поражения. И это совершенно безо всякого преувеличения. Интернет во многом, конечно, тоже, но интернет по всеохватности пока еще уступает ТВ. Телевизоры смотрят все, начиная от домохозяек и оставленных без присмотра детей, вплоть до членов правительства и президента, исключая разве, те самые 2%. И если еще не до конца понимаем силу ТВ-оружия мы сами, то это хорошо понимают наши враги, и использует этот «ресурс» на все сто (с лишним!) процента. Еще В. Ленин придавал бегущим перед глазами картинкам огромное воспитательное или, лучше сказать, пере-воспитательное значение: «Кино является для нас важнейшим из искусств». Ныне кино стало одной из составных частей громадного пропагандистского холдинга под названием СМОН (средства массового одурманивания населения), и теперь уже телевидение, а не оно, стало важнейшим из инструментов по перековке этого самого населения (налогоплательщиков, потребителей, юзеров, в отдельные временные отрезки — электората), от мала до великого.

Душа — сейчас главный стратегический объект для наших противников, как и для противника Бога, врага рода человеческого. «Дьявол с Богом борется, — говорил Ф.М. Достоевский, — а поле битвы сердца людей». Вот на этом поле и разворачиваются основные события века. Испоганить, исказить, О-БЕЗ-ОБРАЗИТЬ ДУШУ ЧЕЛОВЕКА, созданную по ОБРАЗУ и ПОДОБИЮ БОЖИЮ, еще раз повторюсь, — вот извечная работа дьявола. Переделать, перекроить по своим лекалам менталитет русского народа — «одного из самых непокорных народов мира», — вот генеральная задача его нынешних пособников, идеологов и архитекторов глобализма. И во многом они преуспели. За двадцать последних лет ТВ, надо сказать, сумело здорово таки подпортить нравственную, так сказать, физиономию русского народа, а если угодно и всего российского, и продолжает успешно портить. Причем по нарастающей, степ бай степ, как говорят англичане (щаг за шагом).: приучили «пипл» толерантно «хавать» одну какую-нибудь гадость — вот вам, пожалте, еще и такая…

Приехал в октябре прошлого года с Афона, — первый день, как приехал, — захожу в один тут наш супермаркет, а там над проходом в торговый зал — огромный ЖК-монитор. И что же я вижу? На нем — какой-то полуголый педераст, в блестящей короткой да еще раскрытой нараспашку жакетке, вещает о какой-то школе мужского стриптиза, выпускником которой он является, и вступать в какую всех агитирует. Весь как на шарнирах, стоя во весь свой рост (камера — снизу вверх), он рассказывает телезрителям огромной православной страны, днем — среди бела дня! — какой это кайф, раздеваться при всех, когда в тебя впивается множество глаз! Тысячи женщин жаждут лицезрения красивых мужских тел… да и мужчин! Предоставим им такую возможность! Грех скрывать свою красоту! Красота спасет мир!.. И еще какой-то там бред. Я глазам и ушам своим не поверил (это после Афона, представьте, контраст!). При этом совершенно никакой реакции со стороны покупателей, спокойно они проходили туда-сюда под экраном, спокойно выбирали свои покупки, спокойно складывали их в корзины, подкатывали к кассовым аппаратам… хотя многие, стоя уже в очереди к кассам, поглядывали вверх на экран, но — опять же спокойно, без всяких эмоций. Привыкли. Покажи такое лет двадцать… ну, тридцать, скажем, назад — никто бы не понял, что происходит… Шок бы, ступор бы был, это как пить. А теперь — ничего, все нормально. Нормально, братва! Заголяйся! Дружным строем идем поступать в стрип-колледж… или что там у них… академия голых искусств?.. То есть женский стриптиз — это как бы уже позади. Теперь получите — мужской. А дальше какой — подростковый?.. А дальше?.. (Прости меня Господи, грешного!)…

Я не знаю, кто этот молодой человек: педераст, трансексуал, би-сексуал, я слабо разбираюсь в подобных определениях, да меня это меньше всего и волнует. Но как он туда попал, вот в чем вопрос… этот… как его там?.. эксгибиционист (пришлось таки заглянуть в медицинский словарь: «эксгибиционизм — страсть к прилюдному обнажению половых органов, — по сути дела болезнь, психическое отклонение, требующее лечения, но это — в старых словарях, в новейших же, интернетовских, чаще всего нейтральное, безоценочное и почти безобидное: «демонстрация гениталий лицам противоположного пола вне ситуации половой близости»? [2] Кто-то же сверстал под него передачу, кто-то ее подписал, поставил в программу, одобрил — конкретные люди. А над этими конкретными людьми есть другие конкретные люди — руководство, которое определяют политику каналов ТВ в целом и частном. Они-то чем лучше? У них со здоровьишком как? Ибо это ведь именно они, прежде всего, перешли все мыслимые и немыслимые границы, а не «отвязный» полуголый стриптизер (мало ли недужных, больных, одержимых людей по стране). Мы говорим не о границах толерантности или «прав человека», которые нынче, кажется, есть только у одних извращенцев, или «либеральных ценностях», которые все сводятся опять же и единственно к безбрежной свободе от Господа Бога. Мы говорим о границах элементарной морали, за пределы, за скобки которой давно себя вынесли наши каналы ТВ и те, кто их возглавляет.

Наивно, мне кажется, было бы поэтому думать, что все, что нам предлагают телевизионщики, это по какому-то их недогляду или недоразумению, или в силу их не совсем правильных представлений относительно того, что может нравиться народу, а что не может (все они прекрасно себе представляют!), и что поэтому достаточно назначить при них общественных наблюдателей: умных, грамотных, компетентных, а главное высоконравственных и авторитетных в народе, и дело поправится. Нет! Ничего не поправится. Не дадут. Во-первых, не дадут поставить при себе тех, кого бы хотели мы, а непременно подсунут своих, если до этого дело дойдет (правозащитников, толерастов, лауреатов нобелевских и прочих там всяких премий); а во-вторых, при любом раскладе сил, не дадут командовать собой, поскольку нельзя же сразу служить двум господам: ибо «или одного будут ненавидеть, а другого любить; или одному станут усердствовать, а о другом нерадеть"… А то, что у них уже есть господин — в этом можно не сомневаться. Наивно было бы думать, что нет.

Отдельные «выдающиеся» телепроекты, вроде «Имя России», где двенадцать деятелей нашей современности обсуждали пути и судьбы двенадцати гениев отечественной истории" и «появление на российских экранах православной телекомпании „Союз“» (Александр Казин. Что движет нашу историю. http://www.rusk.ru/st.php?idar=154 312) не меняют картину в целом, а только сбивают с толку, создают иллюзию некоторого отрезвления ТВ, поворота его в сторону традиционных российских ценностей, патриотизма, исторической правды-матки. А в это время на соседнем канале Швыдкой будет вдалбливать нам, как мне тут пересказывали наши возмущенные педагоги, — русской, преимущественно, аудитории, — какой же это русский народ тупой, ленивый и ни на что не способный, а Повзнер, через полчаса здесь же или где-нибудь рядом — восхвалять американскую демократию и «мочить» нашу Церковь, доказывая опять же нам, русским, что мы потому в таком дерьме сидим, что не ту, видите ли, себе религию выбрали (а вот он себе ту!), а товарищи Радзинский и Сванидзе с садистским сладострастием — перевирать на наших глазах нашу с вами историю… Ложкой меда двух-трех удачных телепроектов бочку дегтя не разбавить. Я уже не говорю об откровенной местечковой безвкусице, пошлости, базарности, да и бездарности, всех этих бесконечных развлекательно-отвлекательных (от Господа Бога) передач и смехо-панорам. С ними что делать? И, главное, кто будет делать?.. Легко выпустить джина из бутылки, но как засунуть его обратно?..

Пагубность теле-видения, теле-смотрения еще и в том, что нас ведут, а мы ведемся… Введемся-ведемся, не надо самообольщаться [3]. Я уже где-то приводил пример с одним тут нашим бывшим коммунальным начальником (ныне на пенсии), по фамилии Сидоров — абсолютно русский, с русской, извините, курносой «мордой лица», коренной, в трех поколениях суздальчанин, более русского трудно найти. Вот уж что называется чистый продукт зомбежки. Полное практически отсутствие своих собственных мнений и полный при этом набор готовых телевизионных клише и «фраз-кувалд», с помощью которых профессиональные масс-медийные вражины программируют наших людей. «Какой русский… Какой народ?! — кричал он, как-то, подвыпив, на городской автостоянке, входящей в его (тогда) подчинение. — Да это не народ! Это ж не нация — одни выродки. Да хуже нас на всей земле нет! Ты посмотри — немцы, ты посмотри — японцы, китайцы… А мы же… я не знаю, кто… Да нас расстрелять мало! Да по нам давно атомная бомба плачет!..». И т.д. и т. п. Сказать: ну, больной человек — ничего сказать. Сказать пьяный человек — подтвердить известное: что у трезвого на уме, то у пьяного на языке… Но откуда оно там, в его умишке взялось, если не из телевизора, которому он верит, как иные подвижники Веры — Господу Богу?.. Технология проста и стара, как мир: Скажи человеку сто раз, что он свинья, и он на сто первый захрюкает. Что мы на данном примере и видим.

Идет война. Война духовная. Война на поражение душ человеков. И мы должны это понимать, видеть. Убить, или повредить душу человека — значит, как минимум, нейтрализовать ее, а максимум, сделать своей пособницей. А потом все — приходи, бери ее голыми руками, «эту страну», — игра сделана. Многие ли бросятся защищать государственное образование под названием «Россия», жители которого если не все, то большинство, играют (или болеют, простите) в игру под названием «Поле чудес», у которого есть продолжение — «в стране дураков» (если кто еще не забыл «Буратино»). Но если это война духовная, то в ней действуют и духовные законы. Один из этих законов гласит: «Злоба или другая страсть какая, поселяясь в сердце, стремится — по непременному закону зла — излиться наружу… Как пары или газы, во множестве скопившись в запертом месте усиливаются извергнуться вон, так страсти, как дыхание духа злобы, наполнивши сердца человеческие, также стремятся из одного человека разлиться на других и заразить своим смрадом души других» (Иоанн Кронштадтский. Моя жизнь…" Стр. 59).

Честно говоря, я не верю, что на телевидение как-то может повлиять общественность. Что бы мы сейчас тут с вами не говорили, не предлагали — все это, как говорится, мертвому припарки. Это их работа, их кусок хлеба с большим куском маслом, их иудины сребреники. Есть только один способ общественного воздействия на ТВ — объявление ему всеобщего бойкота. Но это, конечно, малореально. Слаб человек и немощен, испокон века требовал себе хлеба и зрелищ… «Обыкновенное средство прогонять тоску у людей века сего, — пишет все тот же праведный Иоанн Кронштадтский — вечера, карты, танцы, театры…». Но это было в начале века XX-ого. Все это в наше время почти целиком поглотило ТВ (оставим пока интернет). Поглотило, синтезировало и наплодило, добавим, своих собственных клонов-уродцев: все эти ток-шоу, маски-шоу, реалити-шоу и т. д., по сравнению с которыми развлечения начала XX века «карты, танцы, театры» кажутся детскими забавами.

Исправить современное телевидение, тем паче кардинальным образом, настолько, чтобы оно нас удовлетворяло по основным параметрам, нам сейчас не под силу — это утопия4, — скорее, оно нас всех исправит… Телевидение — есть зеркало, продукт и олицетворение либерально-демократического режима, установившегося у нас со времен перестройки. Каков режим, таково и телевидение. Каково телевидение, таков и режим. В этом смысле они как близнецы-братья, причем сиамские близнецы, один без другого не могут. Мы говорим телевидение — подразумеваем режим. Мы говорим режим — подразумеваем телевидение. Неча, говорят, на зеркало пенять, коли рожа крива. Телевидение, можно сказать, есть не только лицо, но и душа самого режима. Если б между ними была какая-то разница, то возникла бы та самая «разность потенциалов», известная нам еще со школьной скамьи из физики, или иначе — «источник напряжения в сети». Но никакого напряжения в сети между режимом и ТВ, по крайней мере, сколь либо заметного мы не наблюдаем. Мало того, руководящие фигуры этого режима неоднократно брали ТВ под свое покровительство: хотите, говорят, смотрите, хотите, не смотрите. У вас есть право выбора — у нас демократия. Это все равно, как если бы вместо зрелища перед требующими хлеба людьми положили хлеб отравленный и сказали: хотите, ешьте, хотите нет, воля ваша…

Да, как говорил преп. Варсонофий Оптинский в начале XX века: «Трудно спастись среди развращенного общества. — В Святом Писании говорится: „С преподобным преподобен будеши, и с мужем неповинным неповинен будеши… и со строптивым развратишися“ (Пс. 17, 26)». Сложно следовать высоким образцам аскетической жизни в современном мире. Это знает всякий, кто хоть раз пробовал на несколько дней уйти в домашний затвор и посвятить их посту и молитве. Но от нас никто и не требует — непременно высоким: мы не монахи-пустынники. Мы не можем совершенно отключиться от внешнего мира, но мы можем, по крайней мере, отключиться от явных вражеских нападений и «демонских» в нас «стреляний». Ведь в отличие от обычного воинского оружия (артиллерии, гаубиц, минометов…) — телевизионное имеет два пульта управления и работает только при одновременном включении обоих. Один из этих двух пультов в наших руках. Включая его, каждый раз мы должны полностью отдавать отчет в том, что ввергаем себя в преднамеренный грех, как отдает себе отчет в этом любой человек, у которого не до конца выжжена совесть, переступающий, к примеру, порог игорного заведения, стриптиз-бара, гей-клуба, публичного дома (под видом массажного кабинета), воровской сходки, масонской ложи, сборища трепачей и корыстолюбцев (под видом партий и блоков), общества воинствующих безбожников и хулителей Церкви (под видом правозащитных и иных «неправительственных» организаций") и т. д. и. т.п.

Как невозможно выйти из воды сухим, так невозможно, пробыв более часа в агрессивном поле телевизионного облучении, оставаться «сердечно» чистым: «Сердце (душу) чисто созижди во мне Боже…» — просим мы в утренних и церковно-служебных молитвах (Пс. 50.). И: «очисти ны от всякия скверны плоти и духа» (Молитва Св. Василия Великого)… И: «Душетленных мя пакостей избави, Христе» (Молитва ко Пресвятой Богородице) — то есть просим избавить себя от душевной грязи. И в вечерней молитве: «Просвети ум мой светом разума Евангелия твоего… сердце чистотою словесе Твоего». Молимся так (сознательно или полубессознательно), потому что хорошо знаем, что только «чистые сердцем Бога узрят». А какова же еще и цель нашей жизни во Христе, если не Обожение — приближение к Богу, сретенья с Ним? (А мы отдаляем, причем добровольно, себя от Него.)

Так что как ни крути, ни верти — с телевидением надо завязывать. Напрочь. Резко и бесповоротно, как с табакокурением. Ваш покорный слуга сделал это лет десять назад, то есть почти в одно время: бросил курить и вскоре — выбросил в мусорный бак телевизор. И, должен сказать, ничуть не жалею — дышать стало легче, буквально и фигурально. И ну, совершенно не чувствую себя в чем-то ущемленным, обделенным или недополучившим какую-то важную информацию; как правило, по основным жизненным вопросам оказываюсь не менее информированным, чем многие мои знакомые, смотрящие телевизор, а часто даже и более, так как пользуюсь, как теперь говорят, альтернативными источниками информации, которым давно и вполне доверяю, той же Русской линией, например. Кроме нас, среди наших друзей и знакомых то же самое сделали еще три семьи; не знаю уж, мы ли в том виноваты или как-то так само получилось, но в любом случае не надо забывать, что не только дурные примеры бывают заразительны, но и добрые тоже. Все же я думаю, что нас, православных христиан гораздо больше этих пресловутых двух процентов, как уже воцерковленных, так и потихоньку воцерковляющихся, приближающихся к Православию и православному образу жизни. И я почти уверен, заяви сегодня о своем не-смотрении телевизоров еще два-три процента (или иными словами о том, что они «не используют ТВ, как источник информации»), завтра-послезавтра процент отказников возрастет до десяти-двенадцати, а это уже серьезная цифра, с которой, может быть, даже придется считаться. Ведь инициатором отказа обычно является кто-нибудь один из членов семьи — умножай сразу на три, на четыре. Кроме того: «Стяжи Дух мирен (то есть: спаси себя сам), - и тысячи спасутся вокруг тебя» (прп. С. Саровский)… То есть: покажи сам пример, и кто-нибудь обязательно последует ему. А если бы еще и наши приходские батюшки почаще возвышали свои голоса против лицезрения тэвэ-бесовщины, как возвышали свои голоса против театров, скоморошничества, карт и пр. праздного времяпрепровождения святые отцы прошлых времен — было бы просто чудесно. Отказ от теле-смотрения, от телевидения — это, конечно, еще не спасение — нам и без телевидения спасаться да спасаться, — но это все-таки шаг, первый и самый, может быть, необходимейший для начала спасения в наше смутное время. Не будем самообольщаться и обманывать себя: невозможно пить сразу из чаши бесовской и из чаши Господней. Одно исключает другое. Это же, кажется, ясно. Понятно.

И потом, я вовсе не призываю, как делал это раньше в своих «письмах к крестнику» (http://www.rusk.ru/st.php?idar=104 001, http://www.rusk.ru/st.php?idar=104 016) выбросить телевизор в контейнер для мусора — на это мало, кто сейчас способен, как мне пришлось убедиться — да и, пожалуй, не надо: телевизоры сейчас почти все цветные, с большими, широкоформатными экранами, денег все-таки стоят, да, и, в конце концов, ящик, напичканный электроникой, сам по себе, не причем. При наличии ДиВиДи-приставки (а они сейчас почти у всех есть), с выключенной, разумеется, антенной, телевизор превращается в неплохое проигрывающее устройство, с помощи которого можно иногда, по собственному желанию — что очень важно! — и в соответствии с собственным настроением просматривать фильмы, выбор которых будете осуществлять исключительно Вы сами (либо коллективный разум вашей семьи), а подсказчиком в выборе Вам будет Ваша христианская совесть. Фильмов — достаточно, если говорить о них (а есть ведь еще и хорошая музыка, есть православное радио — «Радонеж"…). Ну, вот, допустим, навскидку, чтоб долго не рыться, из моей фильмотеки, кстати, довольно уже обширной:

Ну, во-первых, конечно, все православные фильмы, такие как «Остров», «Псково-Печерский монастырь», «Гибель империи», серия фильмов про Афон, Валаам, Соловки, Почаев, Святую землю, остров Патмос и т. д.

Во-вторых, добротные, спокойные, с хорошей актерской игрой (но, правда, с известной поправкой на идеологические «вывихи»), художественные фильмы, преимущественно снятые в советские годы: «Тихий дон» (57 г., реж. Герасимова, но не поздний ремейк Бандарчука — явная неудача), «Даурия», «Война и мир» (именно Бандарчука, но ни в коем случае не голливудская подделка), экранизация нашей русской классики (правда, не всё, но с умом): Пушкина, Гоголя, Достоевского, Чехова…

Недавно, в который уже раз, не помню, пересмотрел «Войну и мир» С. Бандарчука — потрясающий все-таки фильм, сейчас уже так не снимают; какой размах, какие батальные сцены, картины охоты, какие актеры! Одна Л. Савельева чего стоит в роли Наташи Ростовой — ничего более женственного, более нежного, трепетного и одновременно целомудренного в мировом кинематографе я просто не знаю. Кстати, фильм предваряют такие замечательные слова Л.Н. Толстого (как бы мы к нему не относились, но художник он все же великий — тут не отнимешь). Как раз к нашей теме:

«Все мысли, которые имеют огромные последствия, всегда просты. Вся моя мысль в том, что ежели люди порочные связаны между собой, и составляют силу, то людям честным надо сделать только то же самое. Ведь как просто"4.

В-третьих, наши замечательные старые мультики, почти все — периода «борьбы с космополитизмом» и послабления всему традиционно-русскому, исконному и даже церковному в искусстве и культуре, с 1946 г. до, примерно, 56 г.: «Ночь перед рождеством», «Пропавшая грамота» (Гоголь), православная «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях» (не путать с плагиатом масона У. Диснея под названием «Белоснежка и семь гномов (то бишь бесов)», «Сказка о рыбаке и рыбке», «Конек-Горбунок», «Снегурочка», «Аленький цветочек» (Аксаков), «Волшебная птица», «Царевна-лягушка», «Сестрица Аленушка и братец Иванушка», «Чудесный колокольчик"… Вообще все фильмы, сделанные режиссерами И. Ивановым-Вано и А. Снежко-Блоцкой… Так уже тоже давно никто не рисует. А какие там голоса за кадром: Качалов, Яншин, Ливанов, Грибов, Марецкая… Есть неплохие мультики — выборочно — и последующих лет: «Двенадцать месяцев», «Маугли», «Щелкунчик"… «Князь Владимир"… Сюда же я причисляю и последние работы А. Петрова: «Первая любовь» и др… Мультики эти хороши еще тем, что их можно смотреть по множеству раз, даже без наличия рядом детей (или внуков); замечательное, кстати, успокаивающее средство и ничуть не мешают вечерним молитвам. Туда же я отношу и некоторые игровые сказки, хотя их значительно меньше, такие как, к примеру, «Руслан и Людмила» (А. Птушко) — просто отдушина русской душе…

В-четвертых, если хорошо покопаться в видеосалонах, можно найти и вполне сносные зарубежные — европейские — фильмы, тоже чаще старые, такие, как: «Ромео и Джульетта», «Укрощение строптивой» Ф. Дзефферелли, «Леопард» Л. Висконти, «Венецианский купец» (не помню, кто режиссер), «Двадцатый век» Б. Бертолуччи… Их, особенно ближе к нашему времени, надо смотреть с большим рассуждением и со многими поправками на время, вероисповедание, иную все же культуру… Американские (голливудские), в лучшем случае, на тысячу — один, и то не позднее шестидесятых годов.

В-пятых, если хотите, видовые фильмы и фильмы о природе (птицах, животных, растениях, географии планеты).

Если не «зависать» у ящика целыми вечерами и каждый день кряду, а перемежать такие видео-сеансы с чтением православной литературы, классики, садово-огородными (дачными) делами, столярными поделками по дому (вышиванием хоть бы и «крестиком», при одновременном произнесении Иисусовой молитвы — это все же лучше, чем все эти теле-ток-базары, вроде «Пусть говорят» и. т.д.), живым общением с детьми (внуками), иногда с друзьями, соседями, прогулками на свежем воздухе, чтением вечернего правила на сон грядущим, то уверяю вас, скучать не придется.

А с телевидением — теле-видением, теле-смотрением — надо все же кончать, как с дурной, очень вредной привычкой, как с пагубной страстью. Ибо, как говорил св. Варсонофий Оптинский: «Каждая страсть есть болезнь души… Лечат больное тело, тем более надо лечить больную душу».

И еще одна, последняя, цитата (из Первого послания апостола Иоанна):

«Мы знаем, что всякий, рожденный от Бога, не грешит; но рожденный от Бога хранит себя, и лукавый не прикасается к нему. (Рожденный от Бога, по слову ап. Иоанна, — всякий верующий, что Иисус есть Христос).

Мы знаем, что мы от Бога и что весь мир лежит во зле…

Дети! Храните себя от идолов. Аминь".

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 — Инициативный всероссийский опрос ВЦИОМ был проведен 22−23 ноября 2008 г. В нем приняли участие 1 тыс. 600 человек в 140 населенных пунктах в 42 областях, краях и республиках России.

2 — Вот вам, кстати, точка зрения интернетовских толерастов — выудил оттуда же: «У эксгибиционистов, у тех, кто себя так называет, есть клубы и показы мод, у них есть фотосайты и вечеринки, и крайне редко их можно встретить на улице. А жаль, что редко, ибо принятие их обществом помогло бы развитию терпимости в нём, воспитанию людей в уважении и любви к себе и друг к другу… Нашей замученной греховной религией и уродливой моралью-нравственностью стране это очень нужно». — http://www.computer.edu.ru/myke/nn/soc-ex.html)

3 — В Суздале, скажу вам по секрету, мы давно уже — между собой — отказались от публичного противостояния раскольнической секте, возглавляемой небезызвестным самозваным «митрополитом"-педофилом, гражданином РФ Русанцовым В.П. По простой причине — это-то его больше всего и возбуждает. Именно раскол — видимый и слышимый — далеко за пределами его карликовой епархии ему и нужен, дабы было чем отчитаться перед своими забугровыми покровителями. А нет раскола, нет шума-бума-тарарама, с него и спросить могут (вы что думаете, он все это задарма делает?). А вот когда все тихо спокойно, никто его в упор не видит, не слышит — нет никакого раскола, есть всего лишь дырка от бублика, болото, поросшее ряской — вот это его, как нам передавали люди из его ближайшего окружения — больше все и бесит.

Я не призываю к капитуляции, но как говорят в народе, на каждый чих не наздравствуешься и от каждого тяфка не отбрешешься. Надо все-таки различать иногда, чтобы не распылять силы попусту, с чем бороться и чему противостоять. Одно дело — с засильем порнографии на улицах наших городов, введением уроков полового воспитания в школах, толерантности, дебильной этой «ЯГИ» и этой пресловутой, если не сказать больше -провокационной «ювинальной системы», призванной разрушить последнее, что у нас осталось, святая святых — «малые церкви» — русские семьи. И другое дело — тратить попусту энергию на всяких там вредных теток. Да поменьше на них смотреть — скорее увянут. С ними, конечно, надо бороться, но с другого конца. Эмоции тут не помогут. На их стороне Основной Закон РФ — Конституция. Вот найти лазейку в законе или — один закон на другой, как в случае с Русанцовым, когда недавний областной суд все-таки вынес решение, спустя четыре года, — отобрать храмы у РПАЦ (российской православной автономной церкви), в связи с неправильной их эксплуатацией как памятников архитектуры — это дело другое. А так что ж бесов-то тешить, воду в ступе толочь…

4 — Кто-то скажет: слова, слова… Да нет, почему, не слова. На практике это делается так. Не буду далеко ходить за примером. Моя жена, бывая по работе в Москве, привозит каждый раз оттуда один, два, три православных фильма, либо соответствующего содержания — мультики (как, впрочем, и книжки наших современных православных авторов: Ю. Вознесенской, Н. Веселовской, Е. Чудиновой, В. Николаева, Н. Блохина, Я. Шипова, Н. Зерваса и др.) Лучшие из них она несет в училище и показывает студентам своего отделения. Ее православные подруги-преподавательницы с соседних отделений показывают эти фильмы студентам с других отделений. Я в свою очередь даю посмотреть фильмы своим знакомым и соседям. Почти у всех сейчас компьютеры; некоторые из тех, кого мы «окормляем», переписывают фильмы на компакт диски и передают их дальше. Кое-что, перезаписав, я передаю также в Ризоположенский монастырь; иродьякон о. Игнатий передает то, что считает нужным, своим знакомым… Наезжая время от времени в деревню, я оставляю фильмы или их копии начавшейся воцерковляться местной учительнице, у которой своих трое детей, треть деревни родственников, не считая тех детей из школы в центральном селе, которые находятся под ее непосредственной опекой. Что-то я читал в РЛ про сетевые структуры. Так, может быть, хватит возмущаться чужими «сетями», пора создавать свои? И не надо, в нашем случае, для этого никаких координирующих центров, не надо даже больших денег, было бы только желание — жить в родной, близкой тебе по духу среде. Вот «ведь как просто».

http://rusk.ru/st.php?idar=155283

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Леонид Болотин    03.07.2009 13:13
Ну с Огурцом-Памятником на Соборной Площади града Суждаля (http://www.rusk.ru/st.php?idar=114247) вроде бы покончили, теперь дело за жидовским телебачением. Виктор Григорьевич такой удачливый. И аэропорт не позволил у Нерли, и огурца «замочил»… Дело только за бесовскими телепрограммами… Неужели не одолеем? В одиночку не получится, но соборно – так и будет. Одолеем, Братцы! Вы только помолитесь! И я с Вами, Драгоценные!
  Одинoков    14.06.2009 07:37
"Если внедрить ОПК среди сотрудников телевидения, то все будет хорошо."

Дорогой товарищ, Вы, видимо, не очень хорошо представляете себе сотрудников нынешнего российского телевидения. В целом – это очень… гммм… специфическая среда. Внедрить им ОПК не проще, чем товарища Зюганова сделать черносотенцем… :-)
  тов.Сухов    13.06.2009 21:28
Замечательная статья!

Но почему же такой пессимизм: "Честно говоря, я не верю, что на телевидение как-то может повлиять общественность. Что бы мы сейчас тут с вами не говорили, не предлагали – все это, как говорится, мертвому припарки. Это их работа, их кусок хлеба с большим куском маслом, их иудины сребреники."?

Даже не удобно на православном сайте читать такие высказывания. К чему Вы призываете? Это же мысли тов.Зюганова, который спит и видит свою любимую революцию. Вот есть Основы православной культуры (ОПК). Если внедрить ОПК среди сотрудников телевидения, то все будет хорошо.
  Одинoков    13.06.2009 14:17
Я бы не сказал, что всякий русский поэт, писатель, журналист или художник прошли такую школу жизни и творческого роста. Судьбы у людей самые разные. Но ценю Ваш опыт. Правда, увы, теперь всё бОльшая часть дворников – в Москве, по крайней мере – это гости из Средней Азии. Может, они тоже поэты, но явно не русские… :-((
  Гревцев Игорь    13.06.2009 13:41
Как и всякий русский поэт (писатель, журналист, художник…), живший в советское «время», я бывал и дворником, и сторожем, и грузчиком. Готов поделиться своим производственным опытом со всеми желающими… Кстати, разбитый «телек» можно сдавать в «цветмет» и получить рублей сто, а то и двести…
  Одиноков    13.06.2009 13:17
Да, но прежде необходимо отладить работу дворников… :-))
  Гревцев Игорь    13.06.2009 11:56
Жаль, что русские люди до сих пор смотрятся в это «окошко»… Будь моя воля, я бы эту стеклянную железяку во всех домах повыбрасывал. Представляте картину: телевизоропад из наших многоэтажек
  Леонид Болотин    12.06.2009 17:17
Современное телевидение (не телевизор) надо мОчить в сортире! С помощью "крошек" Сорти… Но как идеологический, пропагандистский и агитационный инструмент возрождения Русского Православного Самодержавного Царства иное, иноческое телевидение обязательно понадобится. Преставляете: на Первом Канале постоянная заставка – в прямой трансляции Храм Пресвятой Троицы в Лавре, а из динамиков живой голос монаха в этот самый момент читающий Псалтирь или Канон Преподобного Сергию Радонежскому, или Акафист Преподобному… Вот это красота! И ни тебе рекламы, ни тебе новостей, одна Вечность Божия! Ну а по ГОСПОДСКИМ, БОГОРОДИЧНЫМ, Царским Празниками на том же канале для развлечений Русского Народа—казачий ансамбль песни и плясок с шашками наголо…
  Провинциал    09.06.2009 15:11
Если мы с Вами можем еще противостоять этим затягиваниям, то основная масса – нет. Не о нас разговор, и не столько о православных, которые еще могут иметь представление о духовной пагубности (из прочитанного, проповедей).
Существующее телевидение просто развращает и разрушает народ, особенно детей. А у нас осталось очень мало времени для положительного решения вопроса: быть или не быть. Телевидение может быть и союзником при определенных условиях, но этих условий нет.
  Одиноков    09.06.2009 10:37
Мне в принципе возражать Вам не приходится: я ведь не защитник ТВ как такового… В конце концов многие православные христиане точно так же рассуждают и о компьютере: долой, потому что затягивает и т.д. Если затягивает и нет сил сопротивляться – тогда, конечно, долой…

Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | Следующая >>

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru