Русская линия
Российская газета Алексей Морозов,
Алексей Чичкин
27.04.2009 

В отставку — не единожды
40 лет назад де Голль ушел из власти. Почему его так не любили в США и на излете СССР?

40 лет тому назад, 28 апреля 1969 года, лидер Франции генерал Шарль Де Голль, основатель францзуского движения сопротивления фашизму, окончательно ушел в отставку. Большинство граждан Франции не поддержало его новаторских проектов, что проявилось и в ходе уличных боев в Париже весной 1968-го.

Он никогда не цеплялся за власть и, например, в певый раз ушел в отставку в зените своей славы — в конце 1946-го, отказавшись от звания маршала Франции, всего через год после триумфального вступления Де Голля и войск деголлевской «Сражающейся Франции» в Париж. Он вновь возглавил Францию в 1958 году, когда системный кризис в стране угрожал ее распаду. В 1970 году де Голль умер, а памятник ему в Париже поставили только через 30 лет после кончины.

Как свидетельствуют архивные документы, к борьбе против Де Голля приложили руку спецслужбы США и их союзников. Ведь именно при Де Голле Франция и ее протектораты отказались от привязки франка к доллару, привязав свою валюту к золоту (начало 1960-х). При Де Голле Франция вышла из НАТО (1966 г.) и активно выступала против агрессии США в Индокитае в 1960-х гг., оказывала военно-техническую помощь Вьетнаму, Камбодже и Лаосу. Более того: деголлевская Франция и СССР вели переговоры о военно-политическом союзе, начатые с визита Де Голля в СССР в 1966 году, а в более широком контексте — о долгосрочном взаимодействии СЭВ с Французским сообществом. В отличие от СЭВ, Сообщество существует и сейчас, объединяя около 20 стран — Францию и большинство бывших французских колоний и протекторатов.

Кроме того, Франция при Де Голле выступала за создание широкой антиамериканской коалиции, включающей СССР и его союзников, Китай, Индокитай, Французское сообщество, Швецию, Испанию и Португалию (вместе с их колониями). Ведь непроста Испания при Франко не входила ни в Евросоюз, ни в НАТО, а Португалия при Оливейра Салазаре не участвовала в Евросоюзе. А Швеция и сегодня ни в НАТО, ни в евровалютной зоне…

Деголлевская Франция противодействовала США и НАТО вообще по всем азимутам. Например, Де Голль, как и Франко с О. Салазаром, поддерживали кастровскую Кубу. Генерал Де Голль намеренно посещал Индокитай в периоды наиболее варварских его бомбёжек американской авиацией, причем вместе с А.Н.Косыгиным, советским премьер-министром в 1964—1979 годах, и с Чжоу Эньлаем, китайским премьером в 1949—1975 годах. В Индокитае тоже велись переговоры об упомянутом союзе.

Франция при Де Голле и он лично предлагали свое посредничество в урегулировании советско-китайских отношений, и были реализованы советско-китайско-французские мероприятия, военно-политические и экономические, по противодействию агрессии США в Индокитае. И менно в деголлевской Франции были начататы переговоры, затем подписаны соглашения по диалогу и прекращению военных действий в Индокитае. А совместные действия Л.И.Брежнева, А.Н.Косыгина, Ш. Де Голля и Чжоу Эньлая вынудили США прекратить бомбардировки и обстрелы Демократической республики Вьетнам, Камбоджи и Лаоса, а также вывести американские войска из Камбоджи, Лаоса и Южного Вьетнама (1972−1974 гг.). Похоже, Саркози, приложивший руку к разрешению осетинского конфликта, просто пытается подражать Де Голлю.

А вот малоизвестные факты: оказывается, французские грузы во Вьетнам, Лаос и Камбоджу в период американской агрессии направлялись и через СССР, Монголию, Китай, причем Франция была неофициальным гарантом сохранности советских аналогичных поставок туда же через Китай. И не без содействия со стороны Де Голля КНР с 1969 года возобновила транзит советских грузов в упомянутые индокитайские страны, прерванный с 1967 года.

Очевидно, что ТАКОЙ характер французской политики не мог не способствовать разным вариантам устранения де Голля с политической сцены. Достаточно сказать, что во второй половине 1960-х на него было совершено 5 покушений.

…Еще осенью 1944 года СССР и деголлевская «Сражающаяся Франция» официально провозгласили взаимную помощь и дружбу на 20 лет: в ходе тогдашнего визита в Москву и Сталинград де Голля был подписан соответствующий договор. Генерал утверждал, что «новая Франция и новая Россия восстанавливают подлинное величие французской и русской нации, возвращая им достойные позиции в собственных странах и в мировой политике». Увы, договор этот фактически денонсировали в 1956-м, да и современные российско-французские взаимоотношения отнюдь не «союзнические».

Да, десятки французских добровольцев воевали и погибали в знаменитой эскадрилье «Нормандия-Неман», а попали они в СССР через Швецию, Канаду, Иран, Афганистан после бегства из германского, итальянского, японского плена. Да, фрукты и овощи из французских колоний получали блокированные Ленинград и Севастополь. Да, французскими семьями были спасены сотни советских военнопленных, сбежавших из гитлеровского плена. Многие из них впоследствии погибли за освобождение Франции, где воздают им должное по сей день. Шарль де Голль заявлял, что «война СССР с Германией — это война и за свободу Франции. Сталинград и Курск предвещают скорое освобождение Франции. Борьба французов с оккупантами — это одновременно помощь Красной Армии и народам СССР. Партизанам Франции есть чему поучиться у партизан Белоруссии и Украины».

…Когда Черчилль с Рузвельтом в 1942 году — буквально за неделю до захвата гитлеровцами Эльбруса и их прорыва к Сталинграду — отказались не только открыть Второй фронт в Европе, но и поставлять военно-промышленную продукцию, медикаменты и продовольствие в арктические порты СССР, - де Голль сообщил Сталину и Молотову, что «ресурсы и транспортные возможности Сражающейся Франции и её Империи — в распоряжении всех союзников, включая СССР. Полагаю, мы сможем частично компенсировать странное решение Черчилля и Рузвельта приостановить северные конвои…». Это при том, что, во-первых, в ноябре 1942-го Германия оккупировала так называемую «нейтральную зону Франции» (со «столицей» в курортном городке Виши) — 35% французской территории. А во-вторых, — тогда же 70% французского военно-морского и почти 60% - торгового флота, во избежание захвата гитлеровцами, было затоплено в порту Тулона (юг упомянутой «зоны»).

В 1942−43 годах экспедиционный корпус Сражающейся Франции из французской Экваториальной Африки, преодолев 2 тысячи километров по Сахаре, ударил в тыл германо-итальянским войскам вблизи Бир-Хашейма в Ливии, что обеспечило англо-американским войскам окончательную победу в Северной Африке. Де Голль небезосновательно называл Тулон французским Севастополем, а Бир-Хашейм — французским Сталинградом.

Иными словами, хотя и оккупированная, но борющаяся Франция шла на колоссальные жертвы, чтобы помогать СССР. Но и наша страна в долгу не оставалась: например, весной 1944 года Госкомитет обороны и НКИД СССР заявили, что, если гитлеровцы решатся уничтожать города, памятники истории и культуры во Франции, советская авиация осуществит решительный удар возмездия по аналогичным объектам в Германии и Австрии. Берлин внял советскому предупреждению.

Если в СССР была Хатынь, то свидетельством патологической жестокости фашизма во Франции стал маленький городок Орадур, полностью уничтоженный со всеми тамошними жителями в 1943 году. А в 1946—1948 годах именно советское зерно спасало Францию от массового голода: в телеграмме Сталину (1946 г.) де Голль отметил: «Нас соединяют не только договор о дружбе и взаимной помощи. И не только трагедии Орадура и Хатыни. Но и подлинно союзническое бескорыстие СССР, направившего пшеницу во Франция, хотя я знаю, что Ваша страна тоже нуждается в хлебе…»

Увы, последующие колониальные войны Франции и её участие в британо-израильской агрессии против Египта в 1956 году, прекращенной благодаря вмешательству со стороны СССР, фактически денонсировали истинно союзническую базу советско-французских отношений. Поэтому высшие руководители Франции и СССР в середине 1950-х гг. заявляли, что этот документ де-факто прекратил своё действие.

По мнению де Голля (1967 г.), есть две главных опасности для национально-государственной политики, которые неизбежно скажутся на позициях правящей партии и титульной нации: искусственный культ «административных вождей» и отказ от обновления государственного устройства, как и партийно-политической системы. Эти два фактора, как считал Де Голль, превратят государственное устройство в некий атавизм, в архаику. По его словам, «увы, вожди смертны, но государство, вся государственная система обязаны жить и развиваться. Жизнеспособность любого государства не может измеряться продолжительностью жизни высших руководящих деятелей». Но такую концецию в Кремле отвергали и потому замалчивали.

Между тем, последняя отставка и последовавшая кончина Шарля де Голля вовсе не разрушили деголлевскую партию «Объединение в защиту Республики»: она и сегодня (в отличие от КПСС) остаётся одной из наиболее влиятельных политико-идеологических структур Франции. Потому что идеология и политика Шарля де Голля, да и вся его жизнь, символизируют французскую государственность и её независимость.

Характерно в этой связи высказывание Шарля де Голля в связи с кончиной И.В. Сталина: «По-моему, Сталин постепенно восстанавливал, хотя и в новой форме, русскую государственность, расширял её географическое и экономическое пространство, возвращал русской нации её внутренние и внешние позиции, сильно подорванные большевиками. Такая политика Сталина стала более последовательной с 1941 года, но она именно после войны получила официальный статус. Однако комплексное обеспечение такой политики существенно отставало от её темпов. Поэтому, на мой взгляд, сталинский антибольшевистский проект, то есть сталинский вариант русского великодержавного государства после Сталина, в отсутствие достойных его продолжателей, недолговечен».

Так и получилось.

http://www.rg.ru/2009/04/24/degoll.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru