Русская линия
Завтра Владимир Юрьев25.04.2009 

Охота на лохов
Как Минобороны «разводит» офицеров

Совсем недавно Президент России назвал одним из главных приоритетов своей внутренней политики повышение роли права в обществе, а также борьбу с правовым нигилизмом. Но, похоже, следовать этому курсу в нашей стране собираются далеко не все. Нагляднейший пример — ситуация, созданная министром обороны в отношении офицеров и прапорщиков, увольняемых в ходе армейской реформы.

Одна из её задач — «оптимизация структуры Вооружённых Сил» (так теперь называют сокращение). «Лишними» оказались 310 тысяч офицеров и прапорщиков.

Под ликвидацию попали как отдельные воинские должности, так и целые воинские части и органы военного управления.

В соответствии с решениями министра обороны с 1 февраля и с 1 марта с.г. прекратили своё существование десятки таковых структур.

Ну что же, реформа есть реформа. Офицеров, которых накрыло первой волной «сердюковских» сокращений, в срочном порядке аттестовали на предмет дальнейшего прохождения военной службы, по результатам чего отобрали счастливчиков, вписывающихся в «новый облик» армии. Те же, кто в этот облик не вписался, на основании Положения о порядке прохождения военной службы написали рапорта об увольнении из рядов Вооружённых Сил «в связи с проведением организационно-штатных мероприятий».

Некоторые огорчились, конечно, но, в конце концов, это льготное основание увольнения. Оно обязывает государство выплатить сокращённым военнослужащим солидное (по армейским меркам) выходное пособие, обеспечить жильём, предоставить другие льготы, в т. ч. по медицинскому обеспечению.

Все необходимые документы на «невписавшихся в новый облик» были оформлены и «представлены по команде» соответствующим должностным лицам для принятия решения об их увольнении. Здесь необходимо небольшое пояснение для читателя.

В Вооружённых Силах полномочия должностных лиц по увольнению военнослужащих детально регламентированы внутриведомственными правовыми актами.

Так, например, офицеров, занимающих воинские должности со штатно-должностной категорией «полковник», увольняет министр обороны, тех, кто служит на «подполковничьих» должностях, вправе увольнять командующие войсками военных округов и т. д. Поэтому подготовленные документы были представлены тем должностным лицам, которые вправе принимать решения об увольнении сокращённых военнослужащих.

Проекты приказов об увольнении военнослужащих в Министерстве обороны разрабатывают кадровые органы. Следовательно, для министра обороны их готовит Главное управление кадров Министерства обороны.

Такие проекты приказов были подготовлены и представлены для подписания соответствующим должностным лицам, имеющим право их подписывать. Все должностные лица, кроме министра обороны, эти приказы подписали, и людей уволили.

А вот господин Сердюков эти документы подписывать не стал и возвратил их с комментарием: «по организационно-штатным мероприятиям увольнять не буду. Измените основание увольнения». В ГУКе стали думать, как выполнить «волю» министра. Задачка не из лёгких: чтобы «изменить основание увольнения» надо заставить офицера переписать рапорт об увольнении. Т. е. чтобы всё выглядело так, как будто офицер отказался, чтобы его уволили по ОШМ (т.е. со всеми льготами), а неожиданно «захотел», чтобы его уволили, например, по «собственному желанию" — то есть без квартиры, без пособия, без других льгот. В ГУКе служат такие же офицеры и понимают, что это сделать, мягко говоря, тяжело. Министру обороны ещё несколько раз попытались представить для подписания эти проекты приказов, думали: ну, может, не знает чего наш министр — он же гражданский человек, и понятие ОШМ ему сложно усвоить, это же не «дсп». А может, встал не с той ноги. Но Сердюков был твёрд как скала: я сказал, по этому основанию увольнять не буду!

А время шло — в следующий месяц после сокращения размер денежного довольствия «попавших под нож «офицеров снизился вдвое (нет должности — нет и соответствующих надбавок к должностному окладу). И так будет либо до их назначения на новые должности, либо до их увольнения.

В ГУКе долго не оставляли попыток удержать господина Сердюкова, от, мягко говоря, сомнительного, с точки зрения права, решения, однако недавно господин Сердюков жёстко дал понять, что он не при каких обстоятельствах увольнять сокращённых офицеров по ОШМ не будет, и дал команду представления об увольнении офицеров вернуть и искать для них другие основания увольнения.

В ряде органов военного управления команду Сердюкова приняли под козырёк, и сокращённых офицеров уже вовсю «уламывают» переписать рапорта на увольнение по собственному желанию. Пока военнослужащие сопротивляются, однако уже дана команда увольнять офицеров-«отказников» по несоблюдению условий контракта (с их стороны), «внезапно» найдя какие-либо нарушения.

Наверное, никого не удивишь подобными фокусами «на гражданке» — такие вещи уже давно стали обыденностью в коммерческих организациях, руководство которых стремится сэкономить на увольняемых в связи с кризисом сотрудниках. Но понять истинные причины поведения господина Сердюкова очень тяжело, тем более, когда они не вписываются в логику законодательства. Может быть, понять эти причины нам помогут Президент или Премьер, тем более, что они его часто цитируют (или он их)?

В январе месяце министр обороны встречался с Президентом, где докладывал ему о ходе армейской реформы. И на этой встрече оба заявили: «армию резать по живому не будем, в 2009 год будут сокращаться только вакантные должности».

6 апреля в Госдуме отчитывался премьер-министр Путин, и он также заявил, что в ходе реформы увольняются только военнослужащие, которые выслужили срок службы или те, кто увольняется по состоянию здоровья.

Вот и получается — воинские части (следовательно должности в них) Сердюков сократил. По закону сокращённые офицеры могут быть назначены на другие воинские должности, если же таких должностей нет, закон даёт им право на увольнение в связи с ОШМ. Но это — по закону. Однако у Сердюкова к правам «зелёных человечков» отношение особое. О каких правах, о каких законах может идти речь, когда дано обещание Президенту?! И потом, он же «эффективный менеджер», «специалист по денежным потокам», а тут такие расходы! Шутка ли, ТРИСТА ТЫСЯЧ !!! за три года надо уволить. В одной Москве, Подмосковье и Питере почти восемьдесят тысяч. Это ж какие деньжищи надо на них ухнуть на квартиры и выходные пособия — десятки миллиардов!

Вот, похоже, наш министр и решил вспомнить «практику» «правильных пацанов» середины 90-х, для которых «кинуть лоха» — это милое и правильное дело. Так почему не опробовать её на увольняемых офицерах? Чем они от обычных гражданских лохов отличаются? Только погонами. Так их и снимают! Не беда, что в результате толпа «зелёных человечков» лишится права на жильё и выходное пособие, зато какая экономия для бюджета!

В настоящее время офицеры, которые не вписались в «новый облик», по вине господина Сердюкова оказались в критическом положении. И без вмешательства общественности самим офицерам бороться с министром, которому законы безразличны, практически невозможно. Вариантов их поведения немного. Рассмотрим их.

Первый. Обращаться в суд бесполезно. Обжаловать можно только действие или бездействие министра обороны. Однако его решения об отказе в увольнении офицеров никак не оформляются. Всё на словах. А то, что проекты приказов не подписываются, — так всю ответственность за это можно спокойно переложить на «зелёных человечков» из кадровых органов. А обжаловать бездействие практически невозможно, т.к. срок, в течение которого надо увольнять офицера по ОШМ, нигде не установлен, поэтому бездействовать можно долго.

Второй. Сделать всё в соответствии с решением министра обороны, т. е. переписать рапорта и уволиться по собственному желанию. Однако, здесь возникают два вопроса. С одной стороны жить на что-то надо. На 10−15 тысяч рублей и одному-то тяжело, а с семьёй — невозможно. Многие офицеры, зная о грядущих сокращениях в январе-феврале, уже договорились о возможных местах работы. Естественно, они исходили из того, что их в марте-апреле уволят, как это должно быть по закону. Но прошёл месяц, за ним другой, третий, а приказа всё нет. Сколько потенциальный работодатель будет ждать? И когда министр обороны соизволит выполнять закон? Никто не знает. И рабочие места занимают другие!

С другой стороны, если офицер увольняется по собственному желанию, он значительно теряет в материальном плане, лишается компенсации при увольнении, а многие теряют право получить жильё.

Третий. Ничего не предпринимать и ждать пока министр сменит гнев на милость. При этом, однако, неизвестно, сколько придётся ждать и всё это время находиться на службе, получая урезанное в два раза денежное довольствие. И если бы быть уверенным в том, что через какое-то время уволят по ОШМ, со всеми льготами, то хотя бы было ради чего. Однако в последнее время в воинских коллективах активно распространяется слух, что тех, кто не захочет увольняться по собственному желанию, будут «делать плохими» путем назначения военнослужащего без его согласия на равные должности в отдаленные регионы, а при отказе увольнять по несоблюдению условий контракта с его стороны.

В штабах даже поговаривают, что «арктические войска», которые собирается создавать наше МО, собственно, и являются этой самой «обманкой». Те, кто откажутся ехать служить в Тикси или на север Забайкалья, будут уволены по несоблюдению контракта без всяких льгот. А те, кто, скрипя зубами, согласится, автоматически потеряет право на квартиру в московском регионе т.к. по закону должен обеспечиваться квартирой в том регионе, где служил перед увольнением или откуда призывался. Тоже выгода!

Президент у нас — юрист, Премьер — юрист, министр обороны — юрист. И закончили они один ВУЗ — Ленинградский (Санкт-Петербургский) государственный университет. В этой связи возникают вопросы:

Президент и Премьер делают свои заявления на основании докладов министра обороны или министр обороны действует в соответствии с их заявлениями?

Президент и Премьер знают о действиях Сердюкова в отношении не увольнения офицеров по ОШМ или они тоже в девяностые были «правильными пацанами» и искусство «кидалова» освоили в совершенстве?

А знают ли об этих действиях в Госдуме, Общественной палате, Уполномоченный по правам человека, Прокуратура РФ? И какова их реакция на подобные проявления «эффективного менеджмента» министра обороны?

ДЛЯ СПРАВКИ:

При увольнении по ОШМ офицеру в соответствии с законом необходимо предоставить жильё и выплатить единовременное денежное поощрение. Кроме того, при наличии 20 лет выслуги за ним сохранится ряд существенных льгот, в том числе право на медицинское обеспечение, проезд к месту проведения санаторно-курортного лечения и обратно. Если выслуга офицера составляет 15 лет, офицеру в течение пяти лет выплачивается ежемесячное социальное пособие в размере 40% суммы оклада денежного содержания; если менее 15 лет, то в течение одного года после увольнения за офицером сохраняется выплата оклада по воинскому званию.

Естественно, наиболее существенной льготой и главным стимулом военной службы для военнослужащего является право на получение жилья в собственность. Нетрудно подсчитать, сколько стоит для Минобороны одна квартира в Москве. Так, приказом Минрегионразвития России N 79 от 25 марта 2009 года утверждена среднерыночная стоимость 1 кв. метра общей площади жилья по субъектам Российской Федерации на 2 квартал 2009 года. В Москве эта сумма составляет 83,75 тыс. рублей, в Московской области — 48,15 тыс. рублей. В то же время, стоимость квадратного метра в отдаленных регионах Сибири и Дальнего Востока колеблется в пределах 20−30 тыс. рублей.

Следовательно, для военнослужащего с женой и ребенком, который имеет право на получение квартиры общей площадью 54 кв. метра, стоимость квартиры в Москве составит примерно 4,5 млн. рублей, в Московской области — 2,6 млн. рублей, а в отдаленном регионе — 1,35 млн. рублей.

Полковник (а равно преподаватель военного ВУЗа, командир части, военнослужащий, имеющий ученую степень и/или ученое звание) с женой и двумя детьми по закону имеет право на дополнительную жилплощадь в размере от 15 до 25 кв. метров, и может рассчитывать на квартиру общей площадью 87 — 97 кв. метров. Стоимость квартиры площадью 90 кв. метров в Москве для него — приблизительно 7,5 млн. рублей, в Московской области — 4,3 млн. рублей, а в отдаленном регионе — 2,25 млн. рублей.

Сразу становится понятным стремление министра не увольнять военнослужащих в Москве, а разными путями заставить продолжить службу где-нибудь подальше от столицы.

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/09/805/31.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru