Русская линия
Православие и современность Анна Захарченко23.04.2009 

Молодость с верой

В Церкви одни «бабушки» или это безосновательный стереотип?

«Нынешняя молодежь привыкла к роскоши. Она отличается дурными манерами, презирает авторитеты, не уважает старших. Дети спорят с родителями, жадно глотают еду и изводят учителей…». Наверное, найдется немало согласных с этими словами, мол, действительно, наше новое поколение ни на что не годится, раньше и воспитание, и нравственные ориентиры были совсем другими. Вот только приведенное выше изречение принадлежит Сократу. Насколько же бездуховна молодежь третьего тысячелетия? Действительно ли нынешние пятнадцати-, двадцати, — тридцатилетние посвятили свою жизнь заботам лишь о материальном благополучии, и это в лучшем случае, а в худшем просто напиваются, смотря свои бессмысленные фильмы и слушая такую же бессмысленную музыку? Однако молодые, пришедшие в храм, также столкнулись с непониманием окружающих. Парадокс, но с одной стороны, мы полагаем, что сейчас ничтожно мало православных молодых, и это беда, с другой — недоумеваем, с чего бы вдруг полному сил юноше тратить свои лучшие годы на пост и молитву?

Когда Бог рядом

Так уж получается, что на протяжении тысячелетий молодые подвергались критике, обвинялись в бездуховности и развращенности. Но если следовать этой логике, то получится, что все люди, ставшие для нас в итоге ориентирами, также принадлежали к тем самым «потерянным» поколениям.

Молодость всегда была временем поиска и максимализма в суждениях. Искать можно в разных направлениях, и путь этот может растянуться на всю жизнь, но есть и сейчас юные совсем люди, которые нашли себя в Церкви. Пользуясь дарованной каждому человеку свободой выбора, имея перед собой массу альтернатив, эти юноши и девушки пришли к вере. Понять, кто же они, юные прихожане храмов, можно лишь при личной встрече. В Саратове существует Общество православной молодежи. Общество, в которое никто не заставляет вступать, членство в котором не сулит карьерных перспектив, в которое просто приходят молодые люди, ведомые лишь велением собственной души.

— Я окончил медицинский университет, потом работал врачом, — рассказывает член Общества Алексей Сергеев, 29 лет. — После этого я решил поступить в семинарию. Нельзя сказать, чтобы я совсем бросил профессию: существует Общество православных врачей, в котором несколько десятков человек, и мы регулярно выезжаем в область, чтобы проводить там прием населения.

Семья Алексея не была религиозна, в Церковь он пришел сам. Кстати, среди членов Общества довольно много ребят, не воспитывавшихся в христианской традиции, а обратившихся к вере самостоятельно, несмотря на юный возраст, самым младшим в Обществе всего по 14 лет.

— В Церковь я пришел лет в 20, наверное, от пустоты какой-то душевной, — продолжает Алексей. — Были поиски смысла жизни, тяжелые обстоятельства. Вообще, в основном сейчас люди приходят к вере через скорби. Тогда я учился на 4 курсе, и мы с однокурсниками пошли в храм на исповедь. Если честно, я представлял себе это Таинство только по фильмам: священник в кабинке за железной решеткой. Я шел, думая, что, когда я исповедуюсь в грехе, у меня, с одной стороны, что-то в жизни изменится, но в то же время принципиальных перемен не будет, и всё пойдет по-старому. Конечно же, Господь «забирает» грехи человека, появляется ощущение, будто с твоих плеч сняли тяжелые мешки. Но в то же время еще что-то изменилось: появилось реальное богообщение — я почувствовал Христа. Когда вышел с исповеди, я знал, что Он рядом. Если эта встреча произошла, человеку уже невозможно отойти от Бога. Так я первый раз пришел в церковь, а через год уже стал петь на клиросе в церковном хоре. Ощущение того, что Господь призывает к служению, всегда было, но твердо приходишь к этому решению постепенно.

Какая она, духовная радость?

Так чем же всё-таки отличается православная молодежь от обычной, живущей своими мирскими заботами и радостями? Действительно ли молодые прихожане лишены того веселья и огня, что присущи этому возрасту?

- Есть плотская радость, основанная на страстях, — отвечает Алексей. — А любую страсть невозможно удовлетворить, она требует еще и еще. Появляется навык, и уже не остановишься. То, что казалось радостью, приедается, и человек не может удовлетвориться. У верующих же радость духовная: ты знаешь, что смерть больше не властна над тобой, что будет твое воскресение. Господь дает эту отраду, и если привести пример, то в миру человек как будто бы пьет какой-то уксус, а придя к вере — хорошее вино. И вернуться обратно уже невозможно.

Тем не менее, от мирской жизни никуда не деться: православная молодежь так же ходит в школы, институты, на работу, общается со своими сверстниками и находится в курсе того, что происходит вокруг. Нельзя обойти вниманием и современное искусство, только оценивается оно уже с христианской точки зрения.

На очередной встрече членов Общества, проходившей в помещении педагогического института, ребята смотрели документальный фильм о Туринской Плащанице, перемежавшийся кадрами из нашумевшего фильма Мэла Гибсона «Страсти Христовы». Скандальная лента не оставила пришедших равнодушными, начинается спор, нужно ли так натуралистично и подробно показывать страдания Господа перед распятием.

— Какие же все мы жестокие! — сокрушенно восклицает один из пришедших, Василий. — Я смотрю и не понимаю, как же люди могут забивать ни в чем не повинного человека?! И так происходит всегда: как только нам попадается более возвышенный человек, мы стараемся его затоптать. Я считаю, что нужно снимать такие фильмы: когда моя мама посмотрела это кино, она сказала, что будто бы на собственной коже ощутила каждый удар. Сейчас мы все поверхностны, и для того чтобы люди смогли осознать и прочувствовать, что им показывают, такая натуралистичность необходима.

Кто-то не согласен с Василием, разгорается дискуссия, потом разговор вновь возвращается к загадке Туринской Плащаницы и постепенно перетекает в научную плоскость — обсуждение точности радиоуглеродного метода определения возраста исторических ценностей. Собравшиеся оживлены, глаза горят, ребята подшучивают друг над другом, и с первого взгляда их невозможно отличить от обычной студенческой компании, болтающей о том о сем. Но отличие всё же есть — во взаимоуважении и готовности выслушать друг друга, которых нам так не хватает в мирской жизни. Встреча длится до вечера, и поднимается множество тем, в том числе и отличие религиозного пути человека от нерелигиозного.

— Я рад, что мы, православные, считаем, что религиозный путь легче и радостней, и желаю нам всем помнить притчу о добром самаритянине. А теперь давайте помолимся, — завершает вечер отец Георгий Иваньков, настоятель храма во имя святых Царственных Страстотерпцев в п. Дубки.

Наша свобода безгранична, и нельзя заставить молодого человека прийти в Церковь, да и не стоит этого делать. Но можно быть уверенным в том, что если ты выберешь путь веры, тебе не придется идти по этой светлой дороге в одиночку. А это очень важно.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=6463&Itemid=5


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru