Русская линия
Екатеринбургская инициативаЕпископ Буэнос-Айресский и Южно-Американский Александр (Милеант)21.04.2009 

Воскресение Христово
Победа над смертью

Воскресение Христово — основа нашей веры. Оно есть та первая, важнейшая, великая истина, возвещением которой апостолы начинали свою проповедь. Как крестной Христовой смертью совершено очищение наших грехов, так Его воскресением дарована нам вечная жизнь. Поэтому для верующих людей воскресение Христово есть источник постоянной радости, несмолкающего ликования, достигающего своей вершины в праздник святой христианской Пасхи.

В этой брошюре мы расскажем, как произошло воскресение Иисуса Христа, покажем внутреннюю связь между ветхозаветной и новозаветной Пасхой, приведем ветхозаветные пророчества о воскресении Спасителя, расскажем о значении воскресения Христова для нашей жизни и жизни всего человечества, в конце приведем главные моменты Пасхального богослужения и пасхальный канон в русском переводе.

Событие воскресения Христова

Вероятно, нет человека на земле, который бы не слышал о смерти и воскресении Господа нашего Иисуса Христа. Но, в то время, когда сами факты Его смерти и воскресения так широко известны, их духовная суть, их внутренний смысл являются тайной Божией мудрости, правосудия и Его бесконечной любви. Лучшие человеческие умы бессильно склонялись перед этой непостижимой тайной спасения. Тем не менее, духовные плоды смерти и воскресения Спасителя доступны нашей вере и ощутимы для сердца. И благодаря данной нам способности воспринимать духовный свет Божественной истины, мы убеждены, что воплотившийся Сын Божий действительно добровольно умер на кресте для очищения наших грехов и воскрес, чтобы дать нам вечную жизнь. На этом убеждении зиждится все наше религиозное мировоззрение.

Теперь вкратце вспомним главные события, связанные с воскресением Спасителя. Как повествуют евангелисты, Господь Иисус Христос умер на кресте в пятницу, около трех часов после обеда, накануне еврейской Пасхи. В тот же день вечером Иосиф Аримафейский, человек богатый и благочестивый, вместе с Никодимом сняли с креста тело Иисуса, помазали его благовонными веществами, обвили полотном («плащаницей»), как полагалось по еврейским традициям, и похоронили в каменной пещере. Эту пещеру Иосиф высек в скале для собственного погребения, но из любви к Иисусу уступил ее Ему. Эта пещера находилась в саду Иосифа, рядом с Голгофой, где распяли Христа. Иосиф и Никодим были членами Синедриона (верховного иудейского суда) и одновременно тайными учениками Христа. Вход в пещеру, где они погребли тело Иисуса, они заложили большим камнем. Погребение совершалось поспешно и не по всем правилам, так как в этот вечер начинался праздник иудейской Пасхи.

Несмотря на праздник, в субботу утром, первосвященники и книжники пошли к Пилату и просили у него разрешения приставить ко гробу римских воинов, чтобы охранять гроб. К камню, закрывавшему вход в гробницу, приложили печать. Все это было сделано из предосторожности, так как они вспомнили предсказание Иисуса Христа, что Он воскреснет на третий день после Своей смерти. Так иудейские начальники, сами того не подозревая, подготовили неопровержимые доказательства последовавшего на следующий день воскресения Христа.

Где пребывал Господь Своей душою после того, как Он умер? По верованию Церкви, Он сошел в ад со Своей спасительной проповедью и вывел оттуда души уверовавших в Него (1 Пет. 3:19).

На третий день после Своей смерти, в воскресенье, рано утром, когда еще было темно и воины находились на своем посту у запечатанного гроба, Господь Иисус Христос воскрес из мертвых. Тайна воскресения, как и тайна воплощения, — непостижимы. Своим слабым человеческим умом мы понимаем это событие так, что в момент воскресения душа Богочеловека вернулась в Его тело, отчего тело ожило и преобразилось, став нетленным и одухотворенным. После этого воскресший Христос покинул пещеру, не отваливая камня и не нарушив первосвященнической печати. Воины не видели, что произошло в пещере, и после воскресения Христа продолжали сторожить опустевший гроб. Вскоре произошло землетрясение, когда Ангел Господень, сошедший с неба, отвалил камень от двери гроба и сел на нем. Вид его был, как молния, и одежда его была бела, как снег. Воины, испугавшись Ангела, разбежались.

Ни жены мироносицы, ни ученики Христа ничего не знали о случившемся. Так как погребение Христа было совершено поспешно, то жены мироносицы условились на следующий день после праздника Пасхи, то есть по-нашему в воскресенье, пойти ко гробу и закончить помазание тела Спасителя благовонными мазями. О приставленной к гробу римской страже и о приложенной печати они и не знали. Когда стала появляться заря, Мария Магдалина, Мария Иаковлева, Саломия и некоторые другие благочестивые женщины пошли ко гробу с благоуханным миром. Направляясь к месту погребения, они недоумевали: «Кто отвалит нам камень от гроба?» — потому что, как объясняет Евангелист, камень был велик. Первая пришла ко гробу Мария Магдалина. Видя гроб пустым, она побежала назад к ученикам Петру и Иоанну и сообщила им о пропаже тела Учителя. Немного спустя пришли ко гробу и прочие мироносицы. Они увидели во гробе юношу, сидящего на правой стороне, одетого в белую одежду. Таинственный юноша сказал им: «Не бойтесь, ибо знаю, что вы ищете Иисуса распятого. Он воскрес. Идите и скажите ученикам Его, что они увидят Его в Галилее.» Взволнованные неожиданной вестью, они поспешили к ученикам.

Между тем апостолы Петр и Иоанн, услышав от Марии о случившемся, прибежали к пещере: но, найдя в ней лишь пелены и плат, который был на голове Иисуса, возвратились домой в недоумении. После них Мария Магдалина вернулась на место погребения Христа и стала плакать. В это время она увидела во гробе двух ангелов в белых одеждах, которые сидели — один у главы, другой у ног, где лежало тело Иисуса. Ангелы спросили у нее: «Что ты плачешь?» Ответив им, Мария повернулась назад и увидела Иисуса Христа, но не узнала Его. Думая, что это садовник, она спросила: «Господин, если ты вынес Его (Иисуса Христа), то скажи, куда положил Его, и я возьму Его.» Тогда Господь сказал ей: «Мария!» Услышав знакомый голос и обернувшись к Нему, она узнала Христа и, воскликнув: «Учитель!» бросилась к Его ногам. Но Господь не позволил ей прикасаться к Себе, а велел идти к ученикам и рассказать о чуде воскресения.

Этим же утром воины пришли к первосвященникам и сообщили им о явлении Ангела и об опустевшем гробе. Эта весть очень взволновала иудейских начальников: исполнились их тревожные предчувствия. Теперь им прежде всего предстояло позаботиться о том, чтобы народ не поверил в воскресение Христа. Собрав совет, они дали воинам много денег, приказав распространять слух, будто ученики Иисуса ночью, в то время когда воины спали, украли Его тело. Воины все так и сделали, и так слух о краже тела Спасителя потом долго держался в народе.

В первый день Своего воскресения Господь несколько раз являлся Своим ученикам, которые прятались от преследований поодиночке и группами в разных частях Иерусалима. По церковному преданию, Христос сначала явился Своей Матери, чем утешил Ее материнскую скорбь. Потом Господь явился и прочим женам-мироносицам, сказав им: «Радуйтесь!» Жены мироносицы поспешили поделиться этой радостной вестью с прочими апостолами. В тот же день Господь явился еще ап. Петру и двум ученикам — Луке и Клеопе, шедшим в Еммаус. Вечером же Он явился всем апостолам, которые собрались, чтобы обсудить слухи о Его воскресении. Боясь иудеев, апостолы заперлись в одном из домов Иерусалима (По преданию, — в «Сионской горнице,» где была совершена Тайная вечеря и где через семь недель после Пасхи Дух Святой сошел на апостолов).

Через неделю после этого Господь снова явился апостолам и в том числе ап. Фоме, который отсутствовал при первом явлении Спасителя. Чтобы рассеять сомнения Фомы относительно Своего воскресения, Господь позволил ему прикоснуться к Своим ранам, и уверовавший Фома припал к Его ногам, воскликнув: «Господь мой и Бог мой!» Как повествуют далее евангелисты, в течение сорокадневного периода после Своего воскресения Господь еще несколько раз являлся апостолам, беседовал с ними и давал им последние наставления. Незадолго до Своего вознесения Господь явился более чем пятистам верующим.

На сороковой день после Своего воскресения Господь Иисус Христос в присутствии апостолов вознесся на небо и с тех пор Он пребывает «одесную» Своего Отца. Апостолы же, ободренные воскресением Спасителя и Его славным вознесением, вернулись в Иерусалим, ожидая сошествия на них Духа Святого, как обещал им Господь.

Взаимосвязь между ветхозаветной и новозаветной Пасхой

Как мы знаем, ветхозаветное время было периодом приготовления еврейского народа к пришествию Мессии. По этой причине некоторые события в жизни еврейского народа, а в особенности предсказания пророков, относились к пришествию Иисуса Христа и наступлению новозаветных времен. Ветхозаветный закон, по словам св. ап. Павла, был «детоводителем ко Христу» и «тенью будущих благ» (Гал. 3:24; Евр. 10:1).

Самым знаменательным событием в истории еврейского народа было его освобождение от египетского рабства при пророке Моисее, за полторы тысячи лет до Р. Хр. Запечатлелось оно в национальном еврейском празднике Пасхи, в котором отмечались и другие события, связанные с освобождением из Египта: поражение Ангелом египетских первенцев и помилование еврейских, на домах которых были сделаны знаки кровью пасхального агнца (Отсюда слово «Пасха» — «проходить мимо»); чудо перехода через Красное море и гибель гнавшегося за евреями египетского войска; затем — получение еврейским народом Закона на горе Синай и установление завета с Богом, после чего еврейский народ стал считаться народом Божиим. С тех пор, евреи, празднуя Пасху и следуя обычаям своих предков, с молитвой и символическими обрядами вкушают пасхального агнца.

В знаменательном совпадении смерти и воскресения Господа Иисуса Христа с праздником ветхозаветной Пасхи следует видеть Божие указание на глубокую внутреннюю связь между этими двумя событиями, о чем обстоятельно пишет св. ап. Павел в своем послании к Евреям. Сопоставим здесь параллельно события обеих Пасх.

Ветхозаветная Пасха

Новозаветная Пасха

Заклание непорочного пасхального агнца и спасение еврейских первенцев его кровью (Исх. 12).

Распятие на кресте Агнца Божия, кровью Которого спасаются новозаветные первенцы — христиане (1 Петр. 1:19).

Чудесный переход евреев через Красное море и избавление от египетского рабства (Исх. 14:22).

Крещение в воде и избавление от власти дьявола (1 Кор. 10:1−2, смотри также в послании к Римлянам 6-ю и 7-ю главы).

Синайское законодательство на 50-й день по исходе из Египта и заключение союза (завета) с Богом (Исх. 19).

Сошествие Св. Духа на апостолов в 50-й день после Пасхи и установление Нового Завета (Деян. Апост. 2).

Вкушение чудесно посылаемой Богом манны (Исх. 16:14).

Вкушение Небесного Хлеба — Тела и Крови Христовой на Литургии (Ин. 6 гл.).

40-летнее странствование по пустыне и различные испытания, которые укрепили еврейский народ в вере в Бога.

Жизненные испытания, которые должен каждый христианин перенести.

Водружение медного змия, глядя на которого евреи спасались от укусов ядовитых змей (Чис 21:9).

Избавление от угрызений духовного змия — дьявола силою Креста (Ин. 3:14).

Вступление евреев в обещанную их отцам землю (Ис Нав 4).

Обещание нового неба и новой земли, на которых будет обитать правда (2 Птр. 3:13).

Из этого сопоставления пасхальных событий мы видим, как события ветхозаветной Пасхи служили прообразом новозаветной и возвещали о больших духовных переменах, которые должны произойти в жизни человечества после воскресения Мессии. Вот почему апостолы, празднуя новозаветную Пасху, утверждали: «Пасха наша — Христос, закланный за нас!» (1 Кор 5:7).

Пророчества о воскресении Мессии

О воскресении Мессии свидетельствуют многие ветхозаветные пророчества. Среди них надо упомянуть те, которые предсказывали, что Мессия будет не только человек, но и Бог, и следовательно, будет бессмертным по Своему божескому естеству. Смотри, например: Псалмы 2-й, 44-й и 109-й, Ис. 9:6, Иер. 23:5, Мих. 5:2, Мал. 3:1. О воскресении Мессии также косвенно свидетельствуют пророчества, говорящие о Его вечном Царстве, например: Быт 49:10, 2 Цар. 7:13, Пс. 2, Пс. 131:11, Иез., Дан. 7:13. — потому что, вечное духовное Царство предполагает бессмертного Царя.

Среди прямых предсказаний о воскресении Христа самым ясным является пророчество Исаии, занимающее всю 53-ю главу его книги. Пророк Исаия, который жил более 700 лет до Р. Хр., описав страдания Христа с такими подробностями, будто он стоял у самого подножия креста, заканчивает свое повествование следующими словами:

«Ему назначили гроб с злодеями, но Он погребен у богатого, потому что не сделал греха, и не было лжи в устах Его. Но Господу было угодно поразить Его, и Он предал Его мучению. Когда же душа Его принесет жертву умилостивления, Он увидит потомство долговечное. И воля Господня успешно будет исполняться рукою Его. На подвиг души Своей Он будет смотреть с довольством. Через познание Его, Он, Праведник, Раб Мой, оправдает многих и грехи их на Себе понесет. Поэтому Я дам Ему часть между великими, и с сильными будет делить добычу.»

Заключительные слова этого пророчества прямо говорят о том, что Мессия после Своих спасительных страданий и смерти оживет и будет прославлен Богом Отцом. О воскресении Христа предсказал также царь Давид в 15-м псалме, в котором от лица Христа Давид говорит: «Всегда Я видел пред Собою Господа, ибо Он одесную (по правую руку) Меня, не поколеблюсь. Оттого возрадовалось сердце Мое и возвеселился язык Мой. Даже и плоть Моя упокоится в уповании (надежде). Ибо Ты не оставишь души Моей в аду и не дашь Святому Твоему видеть тление. Ты укажешь Мне путь жизни; полнота радостей пред лицом Твоим, блаженство в деснице Твоей вовек» (Пс. 15:9−11, см. также Деян. 2:25 и 13:35).

Таким образом, пророки заложили в своем народе основу веры в пришествие и воскресение Мессии. Вот почему апостолы с таким успехом распространяли среди еврейского народа веру в воскресшего Христа, несмотря на препятствия, со стороны религиозных вождей еврейского народа.

Плоды Воскресения Христова

Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут" (1 Кор 15:22). Эти апостольские слова говорят не только о физическом воскресении людей, но, первую очередь, о духовном возрождении. Как смерть бывает двоякая — духовная и физическая, так и воскресение бывает двоякое — духовное и физическое. Духовная смерть Адама, состоявшая в утрате общения с Богом, предшествовала его физической смерти. От Адама смерть, как результат нравственного повреждения, перешла на всех людей. Воскресение Христово является началом нашего духовного воскресения, пробуждения в нас духовных стремлений, а также нравственного возрождения. Об этом духовном воскресении верующих Господь говорил: «Наступает время, и настало уже, когда мертвые услышат глас Сына Божия и услышав — оживут» (Ин. 5:25). Это есть то «первое» воскресение, о котором говорится в книге Апокалипсис (Откр. 20:5). Заключается оно в том, что люди, уверовав в Сына Божия, в таинстве крещения рождаются для духовной жизни, становятся способными жить высшими интересами и воспринимать высшие ощущения. Благодать Божия помогает христианам совершенствоваться в добродетелях, духовно расти. Поэтому апостолы утешали христиан напоминанием о том, что они, в противоположность неверующим язычникам, уже «воскресли с Христом» (Кол. 3:1).

Духовное воскресение в этой жизни послужит фундаментом для физического воскресения, которое силой всемогущего Бога произойдет в последний день существования этого мира. Тогда души всех умерших вернутся в их тела, и все люди оживут, независимо от того, где и как они умерли. Но вид воскресших будет отображать их внутреннее состояние: одни будут выглядеть светлыми и радостными, другие — страшными, как ходячие мертвецы. О всеобщем воскресении Господь предсказал в таких словах: «Наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас (голос) Сына Божия; и пойдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло — в воскресение осуждения» (Ин. 5:28−29).

При этом, предстоящее всеобщее воскресение мертвых надо отличать от временных воскрешений умерших, которые Господь Иисус Христос и его ученики совершали, согласно Евангелию и книге Деяний Апостолов. Например: воскрешение дочери Иаира, сына Наинской вдовы и Лазаря, лежавшего в гробу четыре дня, и другие. То было временным пробуждением от смерти, так что после определенного времени воскрешенные снова умерли, как и все люди. Но всеобщее воскресение из мертвых будет вечным воскресением, в котором души людей навсегда соединятся с их нетленными телами. При всеобщем воскресении праведные люди восстанут преображенными, одухотворенными и бессмертными. Первым воскресшим с таким обновленным и одухотворенным телом был Господь Иисус Христос, Которого Апостол называет «Первенцем умерших» (1 Кор. 15:20). «Тогда (при всеобщем воскресении) праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их» (Мт. 13:43) .

Праздник христианской Пасхи встречается православными христианами так радостно потому, что они в пасхальные дни более, чем в другое время года, ощущают возрождающую силу воскресения Христова, — ту силу, которая низложила власть тьмы, освободила души из ада, открыла двери в рай, победила узы смерти, влила жизнь и свет в души верующих. Замечательно еще, что пасхальная радость распространяется на такое большое количество людей, — не только на глубоко-верующих, но и на теплохладных и далеких от Бога. На Пасху весь мир и даже, кажется, бездушная природа радуются победе жизни над смертью.

Пасхальное Богослужение

Нет богослужения более светлого и радостного, чем православная Пасха. Служба на Пасху начинается крестным ходом вокруг храма, с зажженными свечами в руках всех собравшихся и с пением: «Воскресение Твое, Христе Спасе, Ангелы поют на небесех: и нас на земли сподоби (удостой) чистым сердцем Тебе славити.» Этот крестный ход напоминает шествие мироносиц ранним утром ко гробу Спасителя для помазания Его пречистого Тела. Обойдя храм, крестный ход останавливается перед затворенными главными дверями, и священник начинает утреню возгласом: «Слава Святей, единосущней, животворящей и нераздельней Троице.» Затем, подобно ангелу, возвестившему мироносицам о воскресении Христа, трижды поет, вместе с другими священнослужителями, тропарь Пасхи: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав.» Пение священников подхватывает хор. Затем старший священник возглашает пророческие стихи псалма: «Да воскреснет Бог и расточатся врази Его.» Конечные слова каждого стиха певчие подхватывают радостным: «Христос воскресе.» Затем священнослужители повторяют начало тропаря: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ,» а певчие оканчивают его: «И сущим во гробех живот даровав.» Двери храма в это время открываются, все входят в храм, и начинается великая ектенья, (короткие прошения с пением «Господи, помилуй,» за которой следует торжественное пение Пасхального канона: «Воскресения день,» составленного преподобным Иоанном Дамаскиным. Во время пения канона священнослужители повторно совершают полное каждение храма и приветствуют богомольцев словами: «Христос воскресе!» На что те громко отвечают: «Воистину воскресе!» В конце утрени читается вдохновенная проповедь св. Иоанна Златоустого, которая начинается словами: «Если (аще) кто благочестив.»

Обычные Часы не читаются, их заменяют пением пасхальных гимнов. Литургия совершается сразу после заутрени. Вместо обычных псалмов, поются особые антифоны: короткие молитвы со стихами; вместо «Святый Боже,» поется «Елицы во Христа крестистеся.» Евангелие читается о предвечном рождении Сына Божия от Бога Отца и о Божестве Иисуса Христа, Бога Слова (Иоан. 1:1−17), которое Он доказал Своим славным воскресением. Когда служат несколько священников, то Евангелие читается на разных языках в знак того, что о воскресении Христа апостолы проповедовали разным народам на их родных языках. Вместо «Достойно есть,» поется следующий задостойник (в русском переводе):

«Ангел восклицал благодатной: чистая Дева, радуйся! и опять говорю: радуйся! Твой Сын восстал из гроба на третий день после смерти и воскресил мертвых: люди веселитесь!»

«Прославляйся, прославляйся, Новый Иерусалим (Церковь), потому что над тобою воссияла слава Господня: торжествуй ныне и веселись Сион! Ты же, Чистая, радуйся о воскресении Рожденного Тобою.»

По заамвонной молитве совершается освящение артоса — особого хлеба с изображением на нем Воскресения Христова. На одном из последующих богослужений артос раздробляется и раздается верующим в память явления воскресшего Христа апостолам Луке и Клеопе (которые Его узнали после преломления Им хлеба). В первый же день св. Пасхи освящаются яйца, сыр и масло, а также куличи, которыми разговляются верующие. В день св. Пасхи верующие приветствуют друг друга братским лобзанием со словами: «Христос воскресе» (христосуются) и обмениваются крашеными яйцами, которые служат символом воскресения. Во все дни пасхальной недели царские врата остаются открытыми в знак того, что воскресением Христовым всем людям открыт доступ на Небо. Начиная с первого дня св. Пасхи до вечерни праздника Св. Троицы (в течение 50-ти дней) делать земные поклоны не следует.

Примечания

1. О чуде воскресения Христа из мертвых свидетельствует благодатный огонь, который ежегодно в Пасхальную ночь сходит (загорается) в иерусалимском храме Воскресения Христова, построенном на месте погребения и воскресения Спасителя. Возникновение этого огня — необъяснимо. При своем появлении благодатный огонь не обжигает и его пламенем можно водить по лицу. Только через некоторое время огонь приобретает свою нормальную температуру. Православный иерусалимский патриарх (или его заместитель), получив благодатный огонь, зажигает им свечи, которые тут же раздает многочисленным богомольцам, собравшимся в храме. Чудесный огонь производит на всех присутствующих в храме огромное впечатление и вызывает радость. Замечательно еще то, что благодатный огонь сходит только для православных и всегда на православную Пасху. Представители других вероисповедований, которые тоже служат в этом храме, благодатного огня не получают. Смотри подробнее об этом в особой статье в конце этой работы.

2. Еврейская Пасха празднуется в 14-й день лунного месяца Нисана. Этот день всегда приходится весной, на полнолунье. С еврейской Пасхой тесно связана христианская Пасха. Первый Вселенский Собор, собравшийся в Никее в 325-ом году, постановил праздновать христианскую Пасху в воскресный день в период весеннего равноденствия, и обязательно после еврейской Пасхи. Руководствуясь этим постановлением Собора и астрономическими вычислениями, александрийские ученые выработали систему исчисления дня православной Пасхи на каждый год. Так возникла «Пасхалия» — таблица дней Пасхи на многие годы вперед. Чередование пасхальных дней повторяется каждые 532 года (индиктион). Согласно пасхалии, самая ранняя православная Пасха приходится 22 марта по старому стилю (4-го апреля по новому стилю), а самая поздняя — 25-го апреля по стар. стилю (8-го мая по нов. стилю). С передвижением Пасхи передвигаются и зависящий от нее Великий пост и праздники Входа Господня в Иерусалим (за неделю до Пасхи), Вознесения Господня (на 40-й день после Пасхи) и Троицы (на 50-й день после Пасхи).

3. Воскресение Иисуса Христа было засвидетельствовано Ангелами: Мт. 28:5−7, Мр. 16:5−7, Лк. 24:4−7,23; Апостолами: Деян. 1:22, 2:32, 3:15, 4:10 и 33, 5:30−32, 10:29−41, 13:31, 1 Кор. 15:15; Его врагами: Мт. 28:11−15; и, больше всего, — тем морем чудес, которые совершались и продолжают совершаться именем Господа нашего Иисуса Христа.

Одним из самых замечательных Божиих чудес всех времен является сошествие благодатного Огня на Святой Гроб Господень под Светлое Христово Воскресение в Иерусалиме. Это чудо ежегодно повторяется с незапамятных времен.

Одно из самых древних упоминаний о новозаветном празднике огня содержится в трудах церковного историка Евсевия (IV век). Он описывает такой случай. При Патриархе Нарциссе (конец II века) не хватало масла в лампаде на Пасху. В лампаду налили воды из Силоамского источника. Лампада была зажжена небесным огнем и горела в течение всей пасхальной службы (2, с. 5). Читая записи наших паломников, мы постепенно приобретаем довольно полную картину событий, связанных с появлением благодатного Огня.

Как же происходит самое явление Огня, об этом разные путешественники пишут несколько различно. Одни описывают, что перед этим выходит облако, другие же, не упоминая этого, приписывают происхождение святого Огня прямо от Гроба Господня, иные паломники называют цвет Огня синим, который делается потом блестяще-светлым, а некоторые изображали его красным. Из последних паломников блаженной памяти Андрей Николаевич Муравьев писал, что «на Гроб Господень предварительно кладется хлопчатая бумага (вата), дабы собирать ею святой Огонь, появляющийся, как говорят, малыми искрами на мраморной плите Гроба Господня.»

А. С. Норов описывает: «Я видел, как престарелый митрополит, склоняясь над низким входом, вошел в вертеп и повергся на колена перед Святым Гробом, на котором ничего не стояло и который был совершенно обнажен. Не прошло минуты, как мрак озарился светом и митрополит «вышел к нам с пылающим пуком свечей.» Иеромонах Мелетий, благочестивейший саровский старец, утверждает, что «явление святого Огня не от иначе, кажется, происходит, как только от самого Гроба, освященного Плотию Христовою, который ежегодно источает оный в знамение сия истины и правоверия.» Не будучи сам лично свидетелем схождения святого Огня, иеромонах Мелетий приводит слова архиепископа Мисаила, совершавшего тогда служение: «Вшедшу мне, — говорил ему архиепископ Мисаил, — внутрь Святого Гроба, видим на всей крышке гробной блистающий свет, подобно рассыпанному мелкому бисеру, в виде белого, голубого, алого и других цветов, который потом, соединяясь, краснел и претворялся в вещество огня; но Огонь сей в течение времени, как только можно прочесть не спеша четыредесят крат «Господи, помилуй» не жжет и не опаляет, и от сего-то Огня уготованные кадила и свечи возжигаются; но впрочем, — присовокупил архиепископ, — как, откуда явление сие бывает, сказать не могу.»

Такое разнообразие сказаний о цвете святого Огня и о способе его явления доказывает неподдельность и искренность писателей. Все же сказания очевидцев сводятся к одному итогу, что он невеществен и является ежегодно в Великую Субботу.

Представляет интерес одно из ранних сообщений: паломника Трифона Коробейникова (XVI век, см. З): «Патриарх Иерусалимский Софроний вошел в придел Гроба Господня, имея в обеих руках своих свечи без огня… И нас сподобил Бог видеть. Тут ж на Гробе христианские кадила (лампады) загорелись, а латинцы, и все еретики, и игумены, и попы взимают огнь на Гробе Господне от христианских (т. е. православных) кадил и свои кадила зажигают, а Патриарх им своими руками не дает, и от них удаляется и совета с ними не творит… И несут люди тот Огнь по домам для благословения и держат тот Огнь весь год» (3, с. 20−21).

Сходное описание того же явления имеем в труде иеромонаха Ипполита (XVIII век, см. 4). Он подчеркивает, что благодатный Огонь нисходит на лампады Православной Церкви даже тогда, когда ближе ко Святому Гробу висят иностранные лампады: армянские, французские, коптские… Всеобщее ликование, по словам отца Ипполита, захватывает и турецких администраторов. Однако они скрывают слезы умиления, чтобы сохранить жизнь.

Сам отец Ипполит оказался у Святого Гроба вскоре после появления Огня. Он пишет на родном ему украинском языке, что плита Гроба была покрыта «кропельками, як живое сребро…» Благодатный Огонь обладает дивными свойствами. Первое время после появления Огонь этот не жжет ни кожи, ни волос, хотя свеча от свечи быстро загорается. Один из паломников пишет: «Я всеми горящими свечами себе бороду жег и ни единого волоса не подпалило и не скорчило» (5). Заметим, что минут через 10−15 после возникновения благодатный Огонь начинает жечь, как обычное пламя свечи.

Значительно позже своих предшественников пришел на Святую Землю афонский инок Парфений. Его путешествие было предпринято около середины XIX столетия. Конечно, благочестивый инок уделил много внимания описанию благодатного Огня. Приведем краткие выдержки из его яркого и правдивого описания. «Пришел Патриарх, и была ему великолепная встреча. Вечерня была торжественная. После вечерни арабы стали кричать и бегать по храму. Я спрашиваю, что они говорят. Мне сказали, что они хвалят веру Православную; франков (католиков) укоряют, что те не верят благодати, а армян укоряют, что они хотели сами получить благодать, но вместо этого посрамились» (6, с. 113).

Известен рассказ о событиях, которые легли в основу последней реплики (I, с. VIII и IX). Это произошло в Иерусалиме, вскоре после водворения там турецкой администрации. Руководители Армянской Церкви сумели убедить турок передать право получения и распределения благодатного Огня армянской общине. Православная община во главе с Патриархом была удалена не только из кувуклии (содержащей Святой Гроб), но и из храма. Ей было указано место на улице близ колонн, знаменующих вход в храм. В храме заняли место богато облаченные армянские духовные лица во главе с Патриархом-Католикосом всех армян.

То, что произошло вслед за этим, нельзя не рассматривать как явное Божие указание на истинную веру. Цитируем о далее происходившем событии из статьи православного араба Хури Фози (7). «Армяне долго ожидали чуда, тщетно их духовный глава усердно молился перед Гробом- Божественный Свет не сходил. Вдруг раздался громовой удар. Мраморная колонна треснула, и из этой трещины показался Огонь. Православный Патриарх, молившийся перед храмом, встал и зажег свои свечи, а от него получили благодатный Огонь все православные и все пришедшие в храм.» Этому событию сопутствовало другое трогательное явление. Рядом с храмом Гроба Господня стоит здание примерно той же высоты. На веранде верхнего этажа этого здания нес сторожевую службу турецкий офицер Анвар со своими солдатами. Когда он увидел сошествие благодатного Огня на колонну, то прыгнул на мраморные плиты, устилавшие землю около входа в храм, и возгласил: «Едина есть истинная вера Православная христианская! Я — христианин!» При падении на каменный пол Анвар не разбился. Мраморные плиты, как восковые, подались под ногами Анвара. След его ног сохранили каменные плиты, хотя турки потом пытались их скоблить…

Турки обезглавили Анвара и сожгли его тело. Пепел мученика, крестившегося в своей крови, хранится в одном из христианских монастырей. Обгоревшая трещина в каменной колонне, откуда вышел благодатный огонь видна и теперь у входа в храм воскресения Христова, напоминая всем об этом чуде.

Наконец, приведем в наиболее подробном виде рассказ паломника, совершившего путешествие в Иерусалим в конце XIX века.

«Святой Свет — у греков Священный Огнь (или благодать Господня) — у русских паломников, искони являемый в храме Воскресения Господня в Иерусалиме, в последний день Страстной седмицы, в два часа пополудни, — торжество, коему подобного нет во всем христианском мире.

Мне довелось быть очевидцем происходящего в это время в храме Воскресения два раза. Испытываемое внешними чувствами при этом своеобразном зрелище передать с надлежащей точностью нелегко. Ссылаюсь на очевидцев: пусть скажут, какова задача…

Обыкновенно в Великую Субботу, в половине второго часа, раздается колокол в патриархии. Начинается оттуда шествие. Длинной черной лентой входит греческое духовенство в храм, предшествуя его Блаженству, Патриарху. Он — в полном облачении, сияющей митре и панагиях. Духовенство медленной поступью минует «камень миропомазания,» идет к помосту, соединяющему кувуклию с собором, и затем между двух рядов вооруженной турецкой рати, едва сдерживающей натиск толпы, исчезает в большом алтаре собора. Патриарх останавливается перед царскими вратами. Два архимандрита с иеродиаконами его разоблачают. Без митры и всех архипастырских отличий, в белой полотняной хламиде, подпоясанный кожаным ремнем, он возвращается, в сопровождении митрополитов и архиереев, ко входу в часовню. Вход запечатан турецкой печатью, охраняемой турецким караулом.

Накануне в храме уже все свечи, лампады, паникадила были потушены. Еще в неотдаленном прошлом тщательно наблюдалось за сим: турецкими властями производился строжайший обыск внутри часовни; по наветам католиков доходили даже до ревизии карманов священнодействовавшего митрополита, наместника Патриарха, когда резиденция последнего находилась еще в Константинополе.

После троекратного обхода духовенством, предшествуемым хоругвеносцами, часовни Святого Гроба, с пением стихиры 5-го гласа. «Воскресение Твое, Христе Спасе, Ангелы поют на небесех…» — Патриарх останавливается на помосте перед наружным входом в часовню. Здесь его ожидает армянский епископ в облачении. Турецкий офицер снимает печать. По входе Патриарха, а за ним и армянского епископа, дверь снова запирается. Оба раза я епископа не замечал; но если он, по уверению некоторых и знаменитого паломника нашего Андрея Н. Муравьева, и входит за Патриархом, то остается в приделе Ангела бездействующим свидетелем. Греческий же иерарх проникает через низкое отверстие поперечной стены ко Святому Гробу. Там царит безусловный мрак ночи.

Следуют страшные… страстные минуты… иногда четверть часа, иногда двадцать минут… Это — целый век трепетного ожидания… Гробовое молчание… Представьте себе мертвую тишину многотысячной … толпы, такую, что, пролети птица, слышен был бы шум крыльев, и поймете тогда степень напряженного ожидания этого людей. Только имевшие случай пережить эти минуты в состоянии понять, как бьются сердца.

В кувуклии, в приделе Ангела, в северной и южной стенах — два отверстия, овальные, величиной с большое столовое блюдо… В северном вдруг показывается длинная свеча… пылающая!

Благодать!.. Господи, помилуй! Кирие, элейсон!.. Воля-дин, иля-дин, эль-Мессия! (арабское: нет веры иной, как Православная!).

…Крики, вопли, неистовые, неумолкающие, несутся снизу, сверху, с балконов, галерей, лож, карнизов; отовсюду оглушительные возгласы, звон колоколов, торжественные звуки деревянных бил, треск барабанов, резкие трели металлических молотков; все скачет, кричит, все лезет на плечи друг к другу… Мне сдается, что я в громадном здании, охваченном пожаром. Огонь моментально сообщается всюду: у всех горят пучки свеч; их спускают на веревках с галерей; зажженные летят вверх. Весь храм объят пламенем. Температура во мгновение доходит до 45°…

С неимоверными усилиями, ружейными прикладами и тесаками, солдаты едва успевают очистить путь вышедшему из кувуклии Патриарху. Бледный, со страдальческими чертами лица от глубокого душевного потрясения, Патриарх медленно приближается к соборному алтарю. Так, во время оно, Моисей оставлял выси Синайские… Патриарх простирает в обе стороны зажженные свечи. Кто успевает, тушит свой пук и ловит пламя патриаршей свечи…

Никак не мог себе объяснить я, как огонь, едва замеченный в северном отверстии кувуклии, почти во мгновение ока появляется почти в алтаре собора. Там все свечи уже пылают в то время, когда огонь едва стал перехватываться и передаваться близ стоящим у самой часовни. У сказанного отверстия обыкновенно ожидают двое нарочных с фонарями; один из них немедленно скачет верхом в Вифлеем… Но как может другой в единый миг пронизать сплоченную массу народа и проникнуть в алтарь, остается, решительно, непонятным…

В алтаре Патриарх отдыхает не более пяти минут и затем удаляется; мало-помалу и все духовенство исчезает из храма.

Что же произошло? Откуда же взялся Огонь у Патриарха? — Таковы вопросы, которые у скептика, разумеется, так сказать, на языке.

Как-то вскоре после пасхальных дней я, в числе нескольких вновь прибывших паломников, сопровождал Патриарха на пути в Иерихон и к Иордану. На половине пути мы были приглашены в его палатку к обеду. Один из таких скептиков, выбрав удобную минуту, вдруг поставил так вопрос:

— Откуда, ваше Блаженство, изволите получать Огонь в кувуклии?

Престарелый Архипастырь, не обращая внимание на то, что слышалось в тоне вопроса, невозмутимо отвечал так (мною почти слово в слово записано было слышанное):

— Я, милостивый государь, извольте знать, без очков уже не чтец. Когда впервые вошел я в придел Ангела и за мною закрылись двери, там царил полумрак. Свет едва проникал через два отверстия из ротонды Святого Гроба, тоже слабо освещенной сверху. В приделе же Святого Гроба я не мог различить, молитвенник ли у меня в руках или что другое. Едва-едва замечалось как бы белесоватое пятно на черном фоне ночи: то, очевидно, белела мраморная доска на Святом Гробе. Когда же я открыл молитвенник, к удивлению моему, печать стала вполне доступна моему зрению без помощи очков. Не успел я прочесть с глубоким душевным волнением строки три-четыре, как, взглянув на доску, белевшую все более и более и так, что мне явственно представились уже все четыре ее края, заметил я на доске оной как бы мелкий рассыпанный бисер разных цветов, вернее сказать, как бы жемчуг с булавочную головку и того меньше, а доска начала положительно издавать яко бы свет. Бессознательно сметая изрядным куском ваты этот жемчуг, который начал сливаться подобно каплям масла, я почувствовал в вате некую теплоту и столь же бессознательно коснулся ее фитилем свечи. Он вспыхнул подобно пороху, и — свеча горела и три образа Воскресения озаряла, как озаряла и лик Богоматери и все металлические над Святым Гробом лампады. Предоставляю за сим вам, милостивый государь, судить о моем в ту минуту душевном волнении и вывести ответ на сделанный вопрос" (8, с. 183−187).

…Не излишне прибавить, что между католическими писателями немало таких, которые свидетельствовали, что видели чудо, как в Великую Субботу у Гроба Господня свечи сами зажигались (Бароний, летописец Римской Церкви, прибавляет: «Чудо сие там бывает нередко»).

Следует еще остановиться на неверии скептиков относительно невещественного появления Огня, именуемого поэтому святым, и представить им следующие доказательства: упомянутая речь иерарха, по существу, есть свод всего того, что в течение многих веков свидетельствовалось и заявлялось знаменитыми паломниками, коим, подобно мне, доводилось лично присутствовать в храме в Великую Субботу. Подтверждение тому ниже спрашивается: можно ли допустить, чтобы кто-либо из этих паломников, отмечая в своих записках виденное и прочувствованное, не довольствовался собственными впечатлениями, а искал соображаться еще и со свидетельствами предшественников? Более чем вероятно: то удобство компилировать свидетельства по этому предмету, которые у меня под рукой, едва ли кто имел, да и не мог ощущать в том надобности. А если так: чем же объяснить поразительное тожество, в главных чертах, из показаний, если не несомненностью периодического явления и правдивостью их сообщений?

На страже Святого Гроба уже несколько веков стоят православные иерархи. Теперь, если допустить даже некоторую основательность в сомнениях неверующих, возможно ли подумать, что в длинном ряде наследников престола св. Иакова, брата Господня, не оказалось бы ни единого ставленника во главе Иерусалимской Церкви, который бы, впервые приступая к священнодействию у Святого Гроба в Великую Субботу и познав святотатственное, диаволу угодное, дело на Гробе Господнем, не возмутился бы душой и не явил, во имя придержимой их хоругви Православия, всю ложь деяния и обман, подозреваемый неверующими?

Напротив, из описаний наших паломников мы узнаем, что православные иерархи-греки, получавшие благодатный Огонь — люди высокодуховные, являющие собой образцы благочестивой жизни. Приведем по этому поводу отрывки из воспоминаний одной нашей паломницы XIX века — Варвары Брюн де-Сент Ипполит. Она описывает, в частности, как уже после явления этого дивного чуда в Великую Субботу 1859 года она навестила митрополита Петрского Мелетия, который в тот год получал благодатный Огонь.

«После нескольких часов отдыха мне нужно было поздравить его высокопреосвященство Наместника Петры Мелетия. Хотя во время десятимесячного моего пребывания в Иерусалиме я привыкла с ним общаться, как с добрым отцом, но тут, представляя в нем орудие небесной благодати, преподанной нам свыше чрез его святые руки, не смела приблизиться к нему и со страхом стояла у порога скромной его келии. Владыка сидел на барсовой коже на полу, где обыкновенно сиживал. Заметив мою робость, он улыбнулся и сказал: „И чего ты боишься? Вот уже тридцать лет, как Бог сподобляет меня принимать благодатный Огнь. Прежде ты не боялась меня, не бойся и теперь — подойди, я тоже грешник. Христос воскресе!“ Я ободрилась и подошла, встала на колена и приняла его благословение. Он очень похудел и побледнел, но выражение его лица было тем приятнее и характеризовалось необыкновенным спокойствием. Он смотрел на меня внимательно и прозорливо, угадывая совершенное мое убеждение в знамении Божией благодати, сказал: „Ныне благодать уже сошла на Гроб Спасителя, когда я вошел в кувуклию: видно вы все усердно молились, и Бог услышал ваши молитвы. Бывало долго молюсь со слезами, и Огнь Божий не сходит с небес до двух часов, а на этот раз я уже увидел его лишь только заперли за мною дверь.“ Я откровенно призналась ему в колебавшем меня сомнении и в испуге от набежавшего облака. Потом он спросил: „Не правда ли, что половина церкви была в тени?“ Помню, что не принимая еще благодати, я заметила это. „А на тебя пала ли роса благодатная?“ Я отвечала, что и теперь еще видны следы на моем платье будто восковые пятна. „Они навсегда останутся,“ — сказал Владыка. Так это и вышло: 12 раз отдавала я мыть платье, но пятна все те же. После того я спросила, что Преосвященнейший чувствовал, когда выходил из кувуклии, и отчего так скоро шел? „Я был, как слепой, и ничего не видел, — отвечал он, — и, если бы не поддержали меня, упал бы.“ Это и приметно было: глаза у него будто не глядели, хотя я открыты были» (I, с. 85−87).

Не лишне заметить, что в этом свидетельстве упоминается и о «вещественном доказательстве» — несмываемых следах благодатной росы на платье. Интересно, что сказали бы специалисты-химики о столь странном факте?

Подводя итоги, приведем еще несколько слов из статьи Хури Фози. Он рассматривает появление благодатного Огня, как символ таинственного общения неба с землей и Бога с человеком. Появление благодатного Огня повергает в благоговейный трепет сердца и создает для верующих радость ощущения близости Божества. Право совершения этого обряда с давних пор принадлежало православным. Только по молитвам их первоиерархов возжигается и поныне чудесный Огонь у Гроба Господня.

О неудачной попытке армян в XVII веке получить Огонь мы уже упоминали. Современные католики никогда не дерзают восхитить право на получение этой святыни. Они стараются лишь умалчивать об этом факте и делают вид, что никакого чуда не происходит. Иначе, как упорством, их позицию не назовешь. Приведем отрывок из записок известного путешественника по святым местам, министра народного просвещения А. С. Норова. Он так описывает свою беседу с католиками в Иерусалиме.

«Я очень желал сойтись с латинскими монахами дружественно. Беседуя однажды с ними в душевном прискорбии о распрях, разделяющих христианские Церкви в Иерусалиме, я слышал жалобы от их настоятеля на греков; он упрекал их, между прочим, за святой Огнь; он прибавил, что говорит мне о том как европейцу. Я отвечал, что если он принимает это за обряд, то и в таком случае обряд этот освящен столетиями, и что Римская Церковь не имеет права на такой упрек, что мне Италия коротко знакома, что и я также отнесусь к нему как европейцу, о совершаемом обряде в Неаполе, в церкви св. Яннуария, когда хранимая в склянке кровь мученика, будучи вынесена перед народом, начинает кипеть. Тут настоятель воскликнул: mа queste e in vero miracolo! (это настоящее чудо!) — и не внимал никаким возражениям. «Если это так, — сказал я ему, — то позвольте мне более верить чуду, совершающемуся на Гробе Самого Спасителя, чем чуду святого Яннуария» (I, с. 66−67).

Однако древние католики не отрицали чуда схождения благодатного Огня. Сохранились, например, свидетельства латинского монаха Бернарда (IX века) и папы Урбана II (XI век). Вот что они сообщают.

«В Великую Субботу,-пишет Бернард,-накануне Пасхи, на утреннем церковном служении во храме Гроба Господня, по пропении: „Кирие, элейсон“ (Господи, помилуй!) — Ангел нисходит и возжигает лампады, висящие над Гробом Господним. Патриарх передает этот Огонь епископу и наконец всему народу, дабы всякий мог засветить этот Огонь в своем доме. Нынешнего Патриарха зовут Феодосием (863−879); он призван на это место за свое благочестие.» Папа Урбан II на крестовом соборе в Клермонте, в своей речи к собранному перед ним бесчисленному множеству народа, провозгласил, между прочим, следующее: «Поистине в этом храме (Гроба Господня) опочивает Бог: в этом храме Он за нас умер и был погребен. Доселе не престает Он там являть Свои чудеса, ибо во дни Святых Страстей Своих, когда все огни погашены над гробом Его и во храме, внезапно погашенные лампады возгораются. Чье сердце, сколько бы оно ни было окаменелым, не смягчится таким явлением.»

Из свидетельств благочестивых православных паломников следует упомянуть свидетельство игумена Даниила, посетившего Иерусалим в 1093—1112 годах, при великом князе Киевском Святополке Изяславовиче. В то время, вскоре после крестовых походов, в Иерусалиме царствовал король Болдуин I, католик. Из описания Даниила мы видим, что Болдуин I присутствовал при явлении благодатного Огня и принимал от епископа свечу, но епископ был православный, а не католик несмотря на то, что сам Болдуин был католик и Иерусалим был завоеван крестоносцами-католиками и принадлежал папскому престолу. Вероятно, были опыты, но католическим епископам не сходил святой Огонь, поэтому и было предоставлено это право православным (I, с. VIII).

Необходимо сделать еще одно существенное замечание. Как известно, православные и католики празднуют Пасху по разному календарю (так называемый старый и новый стиль). Так вот, благодатный Огонь появляется только под Светлое Христово Воскресение, определяемое по старому стилю, и никогда не сходил под Пасху, празднуемую по новому стилю. Не является ли это убедительным аргументом против тех, кто ратует за ненужную и ничем не оправданную реформу церковного календаря?

И, наконец, в заключение отметим еще одно обстоятельство. Получение благодатного Огня происходит каждый год при таких условиях, когда всякая подделка исключена. Десятки тысяч людей, в том числе и иноверные — раньше турецкая, а теперь израильская полиция — наблюдают это явление. И тем не менее это явное чудо далеко не всех убеждает. Напрашивается страшный вопрос: какая же сила держит людей в столь крепких узах духовного мрака неверия?

Сноски в статье о Благодатном огне

1. Святой Огонь, исходящий от Гроба Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа в день Великой Субботы в Иерусалиме, по сказаниям древних и новых путешественников. М., 1887.

2. Дмитриевский А. А., профессор. Благодать святого Огня на Живоносном Гробе Господнем в Великую Субботу. СПб., 1908.

3. Хождение Трифона Коробейникова (1593−1594 гг.).- Православный Палестинский сборник, вып. 27, СПб., 1888.

4. Путешествие иеромонаха Ипполита Вишенского в Иерусалим, на Синай и Афон (1707−1709 гг.). — Православный Палестинский сборник, вып. 61. СПб., 1914.

5. Житие и хождение в Иерусалим и Египет казанца Василия Яковлевича Гагары (1634−1637 гг.). — Православный Палестинский сборник, вып. 33. СПб., 1891.

6. Сказание о странствии и путешествии по России, Молдавии, Турции и Святой Земле постриженника Святыя горы Афонския инока Парфения. М., 1855

7. Хури Фози. Встреча Воскресения Христова на Востоке (Из личных впечатлений). — Московские Ведомости, N 89, 1910.

8. Нилус С. Святыня под спудом: Сергиев Посад, 1911.

http://www.ei1918.ru/russian_orthodox/voskresenie_hristovo.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru