Русская линия
Седмицa.Ru17.04.2009 

Великая Пятница

Голгофа

Статья из т. XI «Православной Энциклопедии», Москва. 2006 г.

Голгофа [греч. Golgotha], место в Иерусалиме, где был распят Иисус Христос (Ин 19. 17−42). Греч. термин «Г.» передает арам. gulgolta, к-рый восходит к евр. gulgolet- череп, голова (4 Цар 9. 35; Суд 9. 53). В Евангелиях это название было истолковано как «место Лобное» (греч. topos kraniou; лат. Calvariae locum — место черепа (Мф 27. 33; Мк 15. 22; Лк 23. 33; Ин 19. 17)). Точное происхождение названия этого места не установлено; блж. Иероним считал, что оно происходит от наименования места, где обезглавливали преступников (Hieron. In Matth. 27 // PL. 26. Col. 209).

В НЗ говорится, что «место, где был распят Иисус, было недалеко от города» (Ин 19. 20; ср.: Евр 13. 12). Здесь «был сад, и в саду гроб новый, в котором еще никто не был положен» (Ин 19. 41). Эта гробница принадлежала прав. Иосифу Аримафейскому (Мф 27. 59−60). Возможно, Г. первоначально называли не только почитаемое место, где стоял Крест, на к-ром был распят Господь, но и весь скалистый участок за стеной Иерусалима. Совр. англ. исследовательница Дж. Тейлор, полагает, что в процессе создания храма Гроба Господня произошел топонимический сдвиг: название обширного района, служившего местом казней, получило более конкретный смысл, закрепившись за небольшим скальным выступом внутри храма Гроба Господня. Именно здесь начиная с эпохи св. равноапостольных Константина и Елены указывает место Г. церковная традиция.

Совр. местонахождение комплекса храма Гроба Господняи Г. в центре Ст. города является результатом перепланировки Иерусалима в рим. эпоху: вскоре после распятия Спасителя Г. оказалась внутри городской стены, построенной Иродом Агриппой I (40−44). После разрушения Иерусалима имп. Титом в 70 г., а затем Адрианом в 135 г. новый рим. г. Элия Капитолина (Colonia Aelia Capitolina) был построен далее к северу, т. о. место Г. оказалось не просто в городе, а в центре его новой планировки.

Археологические раскопки 2-й пол. ХХ в. и др. исследования в районе храма Гроба Господня и в прилегающих районах города (Муристан) позволили существенно прояснить топографию и морфологию района Г. (Kenyon. 1974; Lux. 1972; Corbo. 1981−1982). Раскопки 60−80-х гг. вблизи Г. установили, что до кон. I в. по Р. Х. никаких жилых построек в ее районе не было, с VII в. до Р. Х. склон холма Гарив, к к-рой принадлежит Г., служил огромной каменоломней. Карьеры этих разработок занимают весь участок храма Гроба Господня и Муристана. В I в. до Р. Х. добыча прекратилась, и ландшафт района выровняли, подсыпав грунта в т. ч. и в каверны каменоломен. Насыпную почву культивировали, разбив на ней сад (эти участки перемежались с голой скалой), уровень к-рого примерно совпадает с уровнем пола совр. базилики (ок. 10 м ниже первоначальной линии склона горы, ок. 760 м над уровнем моря). Сад ограничивали скалы, особенно высокие с запада и юга, причем в зап. скале были высечены по крайней мере 2 гробницы: одна с аркосолием (гробница Спасителя), другая с нишами типа «кокким» (известна как «гробница Иосифа Аримафейского»). Вост. и юж. стороны сохранили связь со склоном горы, причем скала на юге возвышалась над садом в виде пика — место, идентифицируемое ныне как Г.

При строительстве рим. города сад и прилегающие каменные гряды вновь засыпали большим слоем грунта, подняв уровень до первоначальной отметки склона и создав род искусственной платформы, на к-рой был возведен Капитолий. Согласно Евсевию Кесарийскому, находящаяся рядом с Г. гробница Спасителя была засыпана при строительстве языческого храма (Euseb. Vita Const. III 26). Блж. Иероним сообщает, что на месте распятия Спасителя при имп. Адриане была возведена статуя Венеры (Hieron. Ep. Paul. 58. 3 // PL. 22. Col. 581).

Раскопки фиксируют множество элементов, связанных с организацией теменоса Капитолия эпохи имп. Адриана, его сносом и возведением комплекса эпохи имп. Константина (Corbo. 1981−1982: Vol. 1. P. 33−37; Vol. 2. Table 28; Vol. 3. Photos). Находки предметов, относящихся к языческим культам, позволяют локализовать на Г. небольшое святилище при храме Венеры: восточнее скалы Г. в строительной подсыпке найдена монета имп. Гелиогабала, небольшой алтарь для возлияний, головка жен. статуэтки из глины, глиняная рыбка и др.- эта засыпка, видимо, датируется временем уничтожения языческого святилища.

Г. была вновь откопана и стала объектом почитания при имп. Константине I Великом. Под контролем свт. Макария, еп. Иерусалимского, в 325 г. Капитолийский храм и теменос (священный участок) были снесены, их остатки удалены, а садовая терраса с памятниками евангельских событий архитектурно оформлена. В скальном участке склона с запада открылись 2 древние гробницы, а на юж. стороне над общей поверхностью выступила скала Г. Для того чтобы изолировать гробницу Христа, ее отделили от массива скалы с запада и севера, окружили ротондой храма Воскресения и построили рядом здания епископии Иерусалима; сохранившиеся возвышенности с востока и юга подтесали, создав род 4-сторонних пилонов (Corbo. 1981−1982. Vol. 2. Fig. 41).

В результате общая топография этого участка при имп. Константине Великом существенно изменилась: Г. стала возвышаться одиноким утесом на фоне стен грандиозной базилики и была видна с юж. и вост. сторон трипортика (внутреннего двора базилики, с 3 сторон окруженного колоннадой). Базилика получила название Мартириум («место свидетельства»). Паломница Эгерия (кон. IV в.) пишет о «большой церкви, которая зовется Мартириум… потому что находится на Голгофе, то есть за Крестом, где пострадал Господь» (Eger. Itiner. 30, 1). Раскопки показали, что зап. стена юж. нефа Мартириума перекрывала прямой доступ к скале Г. Строители окружили свободно стоявшую Г. округлой или многоугольной в плане кладкой, по линии к-рой расположили ограду, покрытую золотом и серебром, упоминаемую паломниками (при этом использовали одну из стен эпохи имп. Адриана, к-рая обеспечивала устойчивость скалы). Согласно Иерусалимскому бревиарию (нач. VI в.), на вершине скалы был водружен золотой крест, украшенный драгоценными камнями (Brev. Hieros. 2), пожертвованный визант. имп. Феодосием II ок. 427 г. (Theoph. Chron. P. 86).

Изменение формы скалы Г. с IV по XX в. было связано с ее почитанием и символическим оформлением: от нее веками откалывали камни разного размера и забирали их в качестве реликвий (в ц. Богородицы на горе Гаризим, V—VI вв., найден кусок камня с надписью: «От Скалы Святого Кальвария»). Вершина скалы служила для укрепления на ней распятий — здесь имеется, напр., углубление, трактуемое как место, где стоял Животворящий Крест. Ранее XI в. паломники о нем не упоминают, указывая в то же время, как Паломник из Пьяченцы (ок. 570), на лунку у подножия (Anton. Placent. Itinerarium. 19). В лунке, видимо, крепился золотой крест, стоявший до разграбления города персами в 614 г., а затем замененный серебряным (пропал при разрушении храма Гроба Господня аль-Хакимом). Усилиями паломников лунка расширилась: приводимый рус. игум. Даниилом (нач. XII в.) ее размер ок. 38−46 на 19−27 см, в наст. время 50 см в диаметре и 40 см в глубину. Отверстий от крестов распятых вместе с Христом разбойников на скале не обнаружено, и в совр. состоянии вершины для них нет места (пилигримы искали их уже в ранневизант. эпоху, но ни одного упоминания об их существовании нет).

Подъем к вершине Г. осуществлялся по ступеням, возможно вытесанным в самой скале: Эгерия пишет о движении паломников «до Креста» и «после Креста»; ступени, ведущие наверх, упомянуты в VI в. Феодосием (ок. 530) (Theodos. De situ Terrae Sanctae. 7) и Паломником из Пьяченцы (Anton. Placent. Itinerarium. 19). В. К. Корбо пишет, что при раскопках, предпринятых Иерусалимским Патриархатом в кон. ХХ в., в сев. части скалы открыты остатки ступеней вверх по склону, но время их появления неизвестно. Игум. Даниил отметил, что при имп. Константине IX Мономахе пол в верхней церкви Г. был вымощен прекрасным цветным мрамором; это в целом подтверждает Теодорих (1172); скорее всего подготовка под мощение XI в. сохранилась на сев. и зап. сторонах скалы Г. в виде платформы (или верха ступеней), мощенной мелким камнем; в ее край вмонтирован остаток столбика алтарной преграды, плиты к-рой могли помещаться в зазор края скалы; в верхнем из 2 сохранившихся слоев обмазки (белом и коричневом) заметно углубление гнезда колонки или пилястры.

До персид. завоевания 614 г. скала Г. находилась вне церковных сооружений. Она вошла в объем храма Гроба Господня при перестройке, предпринятой свт. Модестом (местоблюститель 614−628, патриарх Иерусалимский в 630−634). Здесь была построена высокая и богато украшенная «церковь Голгофы», описанная Аркульфом (ок. 670) как 4-угольная, с вост. стороны она соединялась с Мартириумом (Adamn. De locis sanctis. V 1).
Археологические раскопки, проведенные с вост. стороны, показали, что при этом подлинная скала была накрыта архитектурным «футляром». Церковь эпохи свт. Модеста была круглой или многогранной; количество входов не установлено. Сохранились 4 пилястры (возможно, ранее VII в.), стоящие почти вплотную к скале, и помещение, возникшее к востоку от скалы. Над Г. был тогда же построен сводчатый 4-столпный киворий. Храм по площади был невелик (между пилястрами 3,5−4,5 м), но значителен по высоте (4 м над верхом скалы). Аркульф упоминает помещавшиеся здесь большой бронзовый хорос и огромный серебряный крест, к-рый стоял на 9−10 м выше мощения двора, и впечатление высоты усиливалось небольшим основанием (Ibidem).

После работ XI в. и перестройки эпохи крестоносцев Г. приобрела форму, к-рая существенно не изменилась до наст. времени: были значительно развиты ее вост. и зап. части. Вход в храм был через внешний лестничный марш и «капеллу франков» (совр. часовня Cовлечения одежд); позднее добавили 2 марша лестниц с запада, позволявшие легко организовать движение паломников. Для того чтобы соединить Г. с Гробом Господним в одну церковь и включить в общий ансамбль, построили 2-этажную капеллу в вост. половине юж. крыла трансепта с 4 травеями и крестовыми сводами. Это архитектурное оформление часовни Г. сохранилось, но от мозаик уцелел лишь один фрагмент на своде (композиция «Вознесение Господне») и посвятительная надпись 1149 г. на фасаде. Теперь паломник, попав в храм Гроба Господня, мог, двигаясь от капеллы к капелле, достичь Г. и оставить здесь как свидетельство завершения паломничества тот крест, к-рый нес с собой во время путешествия. Теодорих (1172) утверждает, что видел на Г. множество крестов, принесенных паломниками, стражи Г. сжигали их в пасхальный вечер.

Совр. вид Г. приобрела в результате общего ремонта храма Гроба Господня после пожара 1808 г. Помимо наружной лестницы с улицы, к-рой практически не пользуются, ведущей в католич. часовню Совлечения одежд (10-я остановка католич. Крестного пути), наверх поднимаются 2 лестницы — правая, сразу от дверей храма, и левая — со стороны кафоликона (сооружена в 1810). Храм Г. разделен массивными колоннами на 2 придела: правосл. (левый) и католич. (правый). В главном правосл. приделе над местом, где был водружен Честной Крест, сооружен беломраморный престол с пилястрами из розового мрамора. Отверстие, где был установлен Крест, обрамлено серебряным кругом. Справа и слева от престола в застекленных проемах видны серая каменная поверхность Г. и трещина, прошедшая через всю скалу в результате землетрясения в момент смерти Спасителя (Мф 27. 51). За престолом — высокое Распятие с предстоящими Пресв. Богородицей и ап. Иоанном Богословом.

Исследования 1988 г., когда с вершины скалы была снята мраморная облицовка 1810 г., показали, что Г.- узкий выступ скалы, поднятый в высоту над окружающей поверхностью на неск. метров (12,75 м с востока, 8,97 м с севера, 5 м с запада), причем его верхушка заостренная. Скала состоит из известняка светлых оттенков с красными прожилками (с прослойками «царского камня»), средневек. паломники описывают их как следы крови Христовой, стекавшей со скалы на череп Адама. Значительная часть Г. стоит над выработанным карьером и почти пуста изнутри.

Правый францисканский придел, 11-я остановка католич. Крестного пути, был отреставрирован в 1937 г. по проекту итал. архит. А. Барлуцци. На стенах придела выполнены мозаики «Пригвождение ко Кресту» и «Жертвоприношение Авраама». Серебряный алтарь с композицией «Пригвождения ко Кресту» (мастер Д. Портиджани) был подарен в 1588 г. тосканским герц. Фердинандо Медичи. Слева от него, под аркой, отделяющей католич. часть Г. от православной, находится небольшой францисканский престол Богородицы Скорбящей (Stabat Mater). За престолом помещено скульптурное изображение Богородицы, пронзенной мечом (согласно предсказанию прав. Симеона Богоприимца, «и Тебе Самой оружие пройдет душу» (Лк 2. 35)). Скульптура является пожертвованием португ. кор. Марии I Браганцы (1778).

Часовня Главы Адамовой. Находится на нижнем уровне храма, под правосл. престолом Г. Согласно древней христ. традиции, распятие Спасителя совершилось на месте погребения Адама. Это предание, к-рое прослеживается с кон. IV в., было известно уже Оригену (ок. 185−254) (Orig. Comm. In Matth. 27. 3 // GCS. Bd. 38. Tl. 2. S. 265. 3) и встречается у др. отцов Церкви. Так, Епифаний Кипрский (ок. 315−403) писал о том, что Христос омыл и очистил Своей кровью кости нашего праотца (Epiph. Adv. haer. 26. 5), об этом же упоминал блж. Иероним (Hieron. Ep. 46 (44) // PL. 22. Col. 484 sq.). Тогда же в иконографии появился сюжет «Воскрешение Адама» (Bagatti. 1977). Через стеклянное окно в глубине часовни видно расселину, по к-рой струя крови Христа достигла черепа Адама.

Археологически установлено, что небольшое углубление в скале Г., почитаемое как «могила Адама», в эпоху имп. Адриана было закрыто опорной стеной и не могло служить объектом поклонения во II — нач. IV в. Строители эпохи имп. Константина Великого разобрали стену на 70 см ниже совр. пола пещеры, но архитектурно ее не оформляли (закладка пещеры выходила в нее необработанной стороной). В письменных источниках «часовня Адама» у подножия скалы упоминается с VII в. Пещера была вырублена искусственно; мнение Корбо о том, что она являлась частью храма Венеры, археологически не подтвердилось: вход в пещеру прорублен через опорную кладку эпохи имп. Константина, внутри она не оштукатурена и не имеет граффити раннехрист. эпохи.

Оформление пещеры как св. места усилиями свт. Модеста, патриарха Иерусалимского, возможно, происходило после 614 г.; ранневизант. серебряный экран был похищен в 614 г., что позволило патриарху Модесту разобрать обводную кладку имп. Константина при строительстве «храма Голгофы» и расширить «пещеру Адама». Она приобрела размеры 2 м (высота)? 1,5 м (ширина) — минимум, достаточный для отправления церковной службы, поэтому даже тела усопших при отпевании оставляли снаружи, не внося в пещеру. При крестоносцах часовню Адама расширили с востока и устроили здесь усыпальницу лат. королей Иерусалимских. Этот некрополь был разобран при реставрации Н. Комненоса после пожара 1808 г. (гробница кор. Балдуина V хранится в Музее Греческой Православной Патриархии в Иерусалиме). В 2004 г. в часовне устроен престол во имя св. Иоанна Предтечи.
В ранневизант. период постепенно дополнялись и разрабатывались элементы «сакральной топографии» участка Г. Идея о погребении Адама на Г. имела для христиан глубокий смысл: благодаря ей с комплексом Гроба Господня ассоциировались мн. мотивы ВЗ, в т. ч. жертвоприношение прав. Авраама. В VI в. сбоку, у подножия Г., был сложен из камней «алтарь Авраама», к-рый описывают Феодосий (Theodos. De situ Terrae Sanctae. 7), Паломник из Пьяченцы (Anton. Placent. Itinerarium. 19) и Аркульф (Adamn. De locis sanctis. V 1).

Иконография Г. обширна, т. к. неразрывна с иконографией Животворящего Креста Господня. Древнейшие изображения и символы Г. восходят к IV—V вв. Мозаика V в. в ц. Санта-Пуденциана показывает Г. как округлую каменистую вершину, увенчанную золотым крестом. Более традиционно изображение Г. в виде площадки, на к-рую с 2 сторон ведут ступени: на визант. монетах (напр., имп. Феодосия II и Евдокии, 420 г.) — от 1-й до 4 ступеней (DACL. Сol. 3096), на паломнических ампулах и флягах — обычно 2−3 ступени (напр., на флягах из Монцы и Боббио, V в., музей Studium Biblicum Franciscanum — см.: Barag. 1970). Вероятно, это является отражением реального оформления Г., к вершине к-рой шли ступени, ставшие известными благодаря иконографии и описаниям паломников. В др. случаях Г. представлена условно, в виде точки или треугольника под крестом (напр., ампула из Музея земли Вюртемберг, Штутгарт; крышка реликвария, Музеи Ватикана).

В иконописи и книжной миниатюре Г. изображается в соответствии с Евангелиями как небольшая гора с округлой или острой вершиной, венчаемая крестом (напр., Хлудовская Псалтирь, IX в.- ГИМ. Греч. 129 д. Л. 4, 19, 67, 86, 98 об.; Киевская Псалтирь, 1397 г.- РНБ. ОЛДП. F. 6. Л. 47 об.). Обычно форма горы близка к треугольной, иногда с выраженными ступенями на склонах или с лежащей под ней головой Адама (Хлудовская Псалтирь. Л. 72 об.), к-рая может изображаться в пещере-разломе (Киевская Псалтирь. Л. 36, 92 об., 101, 185). В случаях, когда необходимо было изобразить 3 креста, Г. могла также иметь 3 вершины (Хлудовская Псалтирь. Л. 45 об.). В поздней иконографии Г. с Адамовой головой часто служила символом смерти (напр., на надгробиях XVIII—XX вв.).

В соответствии с апокрифическими сказаниями об Адамовой голове (кровь из ран Христа коснулась головы и омыла грех Адама) изображаются потоки крови, льющиеся на череп Адама (мозаика собора мон-ря Неа-Мони на о-ве Хиос, 1042−1056). Изображения Г. в визант. и древнерус. памятниках часто сопровождаются буквами, число к-рых может быть более 100. На рус. изображениях чаще др. встречаются М. Л. Р. Б., означающие «Место лобное рай бысть».

В европ. живописи начиная с позднего средневековья распространяется изображение Г. как обширного скалистого пейзажа, позволяющего разместить многочисленных персонажей из композиции на сюжет о Страстях Господних.

Ист.: Itineraria et alia Geographica. Turnhout, 1965. (CCSL; T. 175).
Лит.: [Шик К.] Мнение Шика о Голгофе // СИППО. 1893. [Т. 4.] Авг. С. 392−401; Айналов Д. В. Голгофа и Крест на мозаике IV в. // Там же. 1894. [Т. 5.] Февр. С. 80−104; он же. Детали палестинской архитектуры и топографии на памятниках христ. искусства: Голгофская лестница и алтарь Авраама; Гроб Господень и Гефсиманский сад; Иерусалимский храм в мозаике S. Maria Maggiore в Риме // Там же. 1895. [Т. 6.] Июнь. С. 335−361; он же. Расположение главных зданий Константиновых построек по данным письменных источников // Там же. 1903. Т. 14. Ч. 2.? 2. С. 53−115; Jeremias J. Golgotha. Lpz., 1926; Lux V. Vorlaufiger Bericht uber die Ausgrabung unter der Erlaserkirche im Muristan in der Altstadt von Jerusalem in den Jahren 1970 and 1971 // ZDPV. 1972. Bd. 88. S. 185−201; Couasnon Ch. The Church of the Holy Sepulchre. L., 1974; Kenyon K. Digging up Jerusalem. L., 1974; Hamrick E. W. The 3d Wall of Agrippa I // BiblArch. 1977. Vol. 40. P. 18−23; Corbo V. C. Il Santo Sepolcro di Gerusalemme. Jerusalem, 1981−1982. 3 vol. (SBF; 29); Gibson S., Taylor J. E. Beneath the Church of the Holy Sepulchre, Jerusalem: The Archaeology and Early History of Traditional Golgotha. L., 1994; Taylor J. E. Golgotha: A Reconsideration of the Evidence for the Sites of Jesus' Crusification and Burial // NTS. 1998. Vol. 44. P. 180−203; Лисовой Н. Н. Приди и виждь: Свидетельства Бога на земле. М., 2000. С. 162−170; Rossbach H. Golgotha: Das vergessene christl. Hauptheiligtum. Oldenburg, 2002.

Л. А. Беляев

http://www.sedmitza.ru/text/667 969.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru