Русская линия
Православие.RuИеромонах Иов (Гумеров)17.04.2009 

На Святой Земле
Часть 2

Часть 1

Перед Пасхой страданий

Исполнились сроки. Иисус готовился к Своим вольным страданиям и искупительному подвигу. «Вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам и осудят Его на смерть, и предадут Его язычникам» (Мк. 10: 33). Прежде чем совершить Свое последнее путешествие, Иисус с тремя апостолами (Петром, Иоанном и Иаковом) поднялся на гору и преобразился пред ними (см.: Мф. 17: 1−2; Мк. 9: 2; Лк. 9: 28−29; 2 Пет. 1: 17−18). Согласно древнему преданию, это был Фавор — гора с крутыми обрывистыми склонами. Высота ее почти 600 м. Арабское название горы — Джебель-эт-Тор, еврейское — Хар-Тавор. Находится она примерно в 8 км на восток от Назарета. В этот город, где Святое семейство проживало почти 30 лет, мы прибыли в последний день нашего путешествия. Подъехали к подножью прославленной горы. На ее вершину поднялись пешком ночью.

В Священном Писании она впервые упоминается в книге Судей. С горы Фавор сошел Варак и одержал победу над ассирийским полководцем Сисарой (см.: Суд. 4: 14−15). О ней говорится в трех синоптических Евангелиях и в соборном послании апостола Петра (см.: 2 Пет. 1: 18), хотя название и не указано. На этом святом месте равноапостольная Елена построила трехпрестольный храм. Сейчас на Фаворе находится небольшой греческий женский монастырь. Устроителем обители был подвижник благочестия архимандрит Иринарх. Его стараниями в 1862 году был построен Спасо-Преображенский храм на месте древнего. В приделе святых пророков Моисея и Илии видны камни древней базилики, сооруженной святой Еленой. Здесь находится чудотворная икона Божией Матери «Неувядаемый Цвет». Чтимым образом является также икона, на которой изображены патриарх Авраам и Мелхиседек. Встреча их описана в книге Бытия.

Рядом с православным монастырем находится францисканская базилика Преображения, построенная в 1924 году по проекту итальянского архитектора Антонио Барлуцци. Рядом с собором — остатки храмовых строений византийского периода и церкви, построенной крестоносцами в XII веке. Базилика разделена на три нефа. В апсиде центрального нефа — мозаика, посвященная Преображению Господню.

Мы осматриваем гору. Поют птицы. В ярком свете южного солнца хорошо видна плодородная Изреельская долина. Греки называли ее «большим полем Ездрелона». Для римлян она Campus Legiones (лагерь легионеров). Во время Иудейской войны 66−70 годов здесь проходили сражения с римлянами. Оборону в Галилее возглавлял Иосиф бен Маттафия, будущий известный историк Иосиф Флавий. Разгромленные легионерами повстанцы отступили к горе Фавор и укрылись в крепости, но когда кончилась вода, они вынуждены были покинуть ее. Они были казнены, хотя римляне обещали пощадить их. После поражения, понесенного евреями в Галилее, командующий войсками сопротивления Иосиф бен Маттафия сдался и перешел на сторону римлян. Позже Тит Веспасиан дал ему свое родовое имя — Флавий.

У этой равнины есть еще одно наименование — долина Мегиддо. Одноименный город находится в юго-западной части Изреельской долины. По Откровению святого Иоанна Богослова здесь, в Армагеддоне, произойдет последняя битва сил добра и зла: «И видел я [выходящих] из уст дракона и из уст зверя и из уст лжепророка трех духов нечистых, подобных жабам: это — бесовские духи, творящие знамения; они выходят к царям земли всей вселенной, чтобы собрать их на брань в оный великий день Бога Вседержителя. Се, иду как тать: блажен бодрствующий и хранящий одежду свою, чтобы не ходить ему нагим и чтобы не увидели срамоты его. И он собрал их на место, называемое по-еврейски Армагеддон. Седьмой Ангел вылил чашу свою на воздух: и из храма небесного от престола раздался громкий голос, говорящий: совершилось!» (Откр. 16: 13−17).

Через несколько дней после сошествия с горы Фавор Спаситель с учениками окончательно покинул Галилею, чтобы отправиться в Иерусалим на Свою последнюю Пасху — Пасху страданий. О Иерусалиме говорили и пророки Моисей и Илия, беседовавшие с Иисусом на Фаворе (см.: Лк. 9: 31).

Сначала Господь хотел пройти в Иерусалим северным путем через Самарию. Эта была самая прямая и короткая дорога, занимавшая примерно три дня пути. Но не общавшиеся с иудеями самаряне не приняли Его в том селе, куда Господь послал пред Собою вестников. Видимо, это произошло по причине общего враждебного отношения ко всем, кто в это время совершал паломничество в святой град, ибо приближалась еврейская Пасха, и многие из северных уделов шли через Самарию на праздник. Дополняя этот рассказ апостола Луки повествованием других евангелистов, можем сделать предположение, что Спаситель избрал другой путь — на северо-восток. Он был значительно протяженнее. Иисус, окруженный учениками, переправившись через Иордан, вошел в Перею — обширную заиорданскую область, простиравшуюся от Пеллы на севере до крепости Махерон, в которой томился величайший пророк — Иоанн Креститель.

После торжественного входа в Иерусалим Иисус Христос некоторое время провел в городе, а некоторое — в окрестных селениях, среди которых в первую очередь надо назвать Вифанию. Деревня эта находится на восточном склоне горы Елеон. Здесь сохранилась гробница праведного Лазаря — пещера в скале, где в нише было положено тело усопшего. Уже в IV веке над гробницей была воздвигнута часовня, а позже рядом с ней базилика византийских времен. Особой святыней является камень, на котором сидел Иисус Христос. Здесь Его встретила Марфа.

Наше посещение святынь Иерусалима началось с тех мест, которые впрямую связаны крестными страданиями и воскресением Спасителя.

Тайная вечеря

Утром 14 нисана ученики спросили Учителя, где им приготовить для Него пасхального агнца. На Пасху в те времена приезжали все евреи, достигшие 12 лет, не только из всех городов и селений Палестины, но из самых далеких мест рассеяния. Население города увеличивалось в несколько раз. Было в обычае, что жители Иерусалима охотно предоставляли помещение желавшим вкушать пасхального агнца. Из рассказа, который приводит евангелист Матфей, становится ясно, что Иисус хотел совершить Пасху в доме одного из Своих последователей. На вопрос учеников: «Где велишь нам приготовить Тебе пасху?» — Господь ответил: «Пойдите в город к такому-то и скажите ему: Учитель говорит: время Мое близко; у тебя совершу пасху с учениками Моими» (Мф. 26: 18). Слова «время Мое близко» указывали на крестную смерть. Смысл приведенных слов мог быть доступен лишь человеку, который был близок к Спасителю. Традиция указывает место, где стоял дом, в котором Спаситель совершил Тайную вечерю на Сионе. Тогда этот квартал располагался в пределах, обнесенных городской стеной. Поскольку место это возвышенное, то туда можно было подняться по высокой лестнице через Ворота источника. Название происходит от находившейся за городскими стенами купальни Силоам, которая неоднократно упоминается в Библии.

Вечеря Господня была в просторной горнице на втором этаже. Хозяин, имя которого осталось нам неизвестным, был, несомненно, богат. На это указывает не только то, что дом был двухэтажным, но и то, что располагался он на Сионе. Здесь Господь дал ученикам великий урок смирения, умыв им ноги. Здесь же была совершена первая в мире Евхаристия. Сюда к собравшимся в печали апостолам затворенными дверями вошел воскресший Спаситель мира. В этой комнате, хранившей память об Учителе, одиннадцать апостолов по жребию избрали двенадцатым апостолом Матфия. Евангелист Лука в Деяниях святых апостолов описывает еще одно великое событие, которое произошло в Сионской горнице: «При наступлении дня Пятидесятницы все они были единодушно вместе. И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святаго, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать» (Деян. 2: 1−4). Это место у христиан всегда вызывало особое благоговение и почитание. Церковь здесь была устроена уже первыми христианами в апостольский век. Святилище это сохранилось даже во время страшных гонений императора Адриана. На месте дома Тайной вечери святая царица Елена построила величественную базилику с 80 колоннами. Нынешнее здание было возведено крестоносцами. Сейчас здесь находится мечеть. В нескольких местах на стенах арабские надписи. Получив разрешение, мы пропели тропарь Святому Духу, «Вечере Твоея тайныя днесь, Сыне Божий…», «Егда славнии ученицы…».

Гефсиманская ночь

Не дожидаясь конца вечери, Иуда Искариот вышел, чтобы ночными улицами пройти туда, где, по-видимому, первосвященник и фарисеи уже сделали все приготовления, чтобы взять в узы ненавистного им Проповедника. Иисус же с учениками ушел «за поток Кедрон, где был сад, в который вошел Сам и ученики Его» (Ин. 18: 1). Место, куда Господь привел учеников, называется Гефсимания (в евр. произношении — Гат-Шманим). Этимология не вызывает затруднений: название происходит от гет шемет — «масличное точило, пресс». Расположена Гефсимания на западном склоне горы Елеон. Оставив учеников на расстоянии вержения камня, Иисус молился Отцу Своему. «И, находясь в борении, прилежнее молился, и был пот Его, как капли крови, падающие на землю» (Лк. 22: 44). Камень, припав к которому Иисус совершал моление о чаше, сохранился. Он находится сегодня на территории францисканского монастыря. Особой оградой обнесены старые масличные деревья. Их огромные, разрушенные временем стволы внушают мысль, что они, возможно, были свидетелями того великого моления, о котором рассказывает нам Евангелие. Недалеко от камня моления о чаше итальянским архитектором Антонио Барлуцци в 1924 году была построена католическая базилика Мук Христовых на средства, поступившие из двенадцати католических стран. По преданию, на месте этого храма Иуда лобзанием предал Сына Человеческого.

За францисканским монастырем, через дорогу, на склоне Елеонской горы, расположен женский монастырь равноапостольной Марии Магдалины, находящийся в ведении Русской Православной Зарубежной Церкви. В ограде обители находится грот. Предание утверждает, что в нем пребывали боримые сном апостолы Петр, Иаков и Иоанн.

В храме святой Марии Магдалины душу православного паломника охватывает волнение. Здесь упокоились телом святые мученицы Елисавета Феодоровна и инокиня Варвара. Раки с их мощами находятся по правую и левую сторону от царских врат. У раки святой Елисаветы можно увидеть ее параманный (монашеский) и нательный кресты, четки. За 2,5 года до присоединения к Православию и за 30 лет до мученической смерти она в октябре 1888 года впервые увидела церковь, где теперь покоится. Изумленная красотой златоглавого храма, стоящего на склоне горы среди кипарисов и оливковых деревьев, она воскликнула: «Я хотела бы быть похороненной здесь!». Господь исполнил желание, которое по человеческим представлениям казалось неисполнимым.

Храм святой Марии Магдалины был построен царем-миротворцем Александром III в память о своей матери Марии Александровне. Чтимым образом является чудотворная икона Божией Матери Одигитрия (XVI в.). Обитель создали в 30-е годы прошлого столетия две сестры — шотландки, принявшие православие. Они же основали Вифанскую школу для православных арабских девочек. Школа общеобразовательная, но с православным воспитанием.

Via captivitatis

Спустившись с горы, мы вновь оказались в Гефсиманском саду и помолись в том месте, где начались страстные дни Господа нашего Иисуса Христа. Современный город, даже в старой его части, сильно изменился за более чем 19 веков. Ослабла с веками и память предания. Нам теперь не легко определить путь, которым вели Спасителя на суд люди, взявшие его под стражу. Евангелист Иоанн пишет, что Иисуса сначала привели в дом бывшего первосвященника Анны. Где стоял дом этого влиятельного саддукея? С давних пор христиане хотели определить via captivitatis (путь пленения). По преданию, дом Анны находился на Сионе на территории нынешнего Армянского женского монастыря близ храма Масличного дерева. Место это благоговейно почитается. Здесь росла маслина, к которой привязали Спасителя. К дому Анны воины повели Иисуса Христа вдоль потока Кедрон (евр. мутный ручей), который берет начало на северо-западе от Иерусалима, огибает город с востока, спускается к югу и впадает в Мертвое море. Образуется он только в период дождей и течет по направлению к памятнику Авессалому, против которого был мост через поток. Здесь злобная толпа столкнула Спасителя с моста, и на камне, как на воске, отпечатались части Его тела. Позднее паломники откалывали кусочки от этого камня, чтобы увести с собой святыню. От моста через Кедрон в город можно пройти двумя путями. Одни предполагают, что Христос был веден для поругания Его славы через Золотые ворота, которыми Он торжественно вступил в Иерусалим из Вифании, встреченный возгласами: «Осанна!». Другие утверждают, что, перейдя мост, воины и иудеи с Узником обогнули выступ Иерусалимской стены в юго-западном направлении, прошли через врата, называемые Навозными (для поругания славы Христа) и вышли в предместье Офел.

Отставной первосвященник Анна, как глава большого и влиятельного семейства, пользовался авторитетом в синедрионе. В его доме был учинен первый допрос Божественному Узнику. «Суд» Анны законной силы не имел, потому что тесть Каиафы в это время был в отставке. Анна спросил Иисуса об учениках Его и об учении Его (см.: Ин. 18: 19). В этих вопросах Анна сразу же обнаружил себя хитрым и опытным политиком. Бывший первосвященник хотел, по-видимому, привести дело к тому, чтобы обвинить Иисуса Христа в руководстве тайной общиной. В этом был коварный умысел. Первосвященники и старейшины хотели смерти Спасителя. Осуждение на казнь, вынесенное синедрионом, подлежало утверждению прокуратора Иудеи. Самый короткий путь к этому вожди иудейские видели в тех обвинениях, которые возбудили бы политические опасения полномочного представителя римского императора в неспокойной Иудее. Анна был одним из вождей дружески настроенной к Риму саддукейской партии. Спокойным, кратким и точным ответом Христос разрушил план отставного первосвященника: «Я говорил явно миру. Я всегда учил в синагоге и в храме, где всегда иудеи сходятся, и тайно не говорил ничего» (Ин. 18: 20). К этому Узник прибавил слова, в которых видно желание перевести допрос в юридическую плоскость, ибо для суда объективно значимо не столько мнение подсудимого, сколько показания свидетелей: «Что спрашиваешь Меня? спроси слышавших, что Я говорил им; вот, они знают, что Я говорил» (Ин. 18: 21). Один из слуг совершил гнусный поступок. Он ударил Спасителя по лицу. Иисус сказал ему: «Если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, что ты бьешь Меня?» (Ин. 18: 23).

Анна отправил связанного Иисуса к своему зятю, первосвященнику Каиафе, дворец которого находился в 200−230 шагах от его дома. Сейчас неподалеку стоит католический храм San-Pietro in Gallicantu (ин Галиканту, то есть «где пел петух»). В доме Каиафы страдания Иисуса Христа продолжились. Он провел несколько изнурительных часов перед судилищем синедриона. Незаконным оно было уже потому, что древнееврейское право запрещало ночные судебные разбирательства.

«Царя ли вашего распну?»

После вынесения смертного приговора для его утверждения Иисус в узах был доставлен в преторию (лат. претор — наместник, главный судья) к прокуратору Понтию Пилату. Она находилась севернее Соломонова храма. Осудившие Мессию должны были пройти большую часть города и обойти Храм. Здесь мы можем прикоснуться к вещественным свидетельствам страданий и искупительного подвига Спасителя.

Разрушение Иерусалима в 70 году было тотальным. Об этом пишет Иосиф Флавий: «Войско не имело уже кого убивать и что грабить. Ожесточение не находило уже предмета мести, так как все было истреблено беспощадно. Тогда Тит приказал весь город и храм сравнять с землей; только башни, возвышавшиеся над всеми другими: Фазаель, Гиппик, Мариамма — и западная часть обводной стены должны были остаться: последняя — для образования лагеря оставленному гарнизону, а первые три — чтобы служить свидетельством для потомства, как величествен и сильно укреплен был город, который пал перед мужеством римлян. Остальные стены города разрушители так сравняли с поверхностью земли, что посетитель едва ли мог признать, что эти места некогда были обитаемы. Таков был конец этого великолепного, всемирно известного города, постигший его вследствие безумия мятежников» (Иосиф Флавий. Иудейская война. 7. 1. 1).

Большинство исследователей считает, что здание претории находилось в крепости Антония, построенной Иродом. Она носила имя полководца Марка Антония — друга Ирода. Стояла башня в северо-западном углу храмовой горы. В ней же располагались казарма и темница. Это было самое надежное и защищенное место для игемона, который приезжал из Кесарии Маритимы (лат. приморская) в крайне неспокойный город во время больших праздников. Перед преторией находилась также площадь, где прокуратор совершал суд, сидя на каменном помосте, который назывался лифостратон (греч.lithos — камень, stronnynai — расстилать). Название Гаввафа (см.: Ин. 19: 13), по-видимому, происходит от арамейского габбета — возвышение. Башня Антония не сохранилась. Именно в районе этой цитадели Тит решил начать штурм города. «Тит отдал приказ солдатам разрушить фундамент Антонии для того, чтобы открыть всему войску удобную дорогу» (Иудейская война. 6. 2. 1). В западной части крепости сохранился фундамент. Крестоносцы построили на нем церковь, но она была разрушена в 1927 году землетрясением.

Лифостратон — место осуждения Спасителя. Тот каменный помост, на котором сидел Понтий Пилат, совершая суд над Узником, не уцелел. Современный паломник может видеть сооружение, сложенное из камней разрушенной Антониевой башни. Здесь был двор, куда, по-видимому, возбужденная толпа привела Узника. Сюда же вышел Пилат и спросил: «В чем вы обвиняете Человека Сего» (Ин. 18: 29). Согласно римскому судопроизводству, «невинный, если не будет обвинен, не может быть осужден» (nocens nisi accusatus fuerit, condemnari non potest). Приведшие Узника ответили высокомерно: «Если бы Он не был злодей, мы не предали бы Его тебе» (Ин. 18: 30). Искушенный и опытный прокуратор не мог не понять, что вожди народа хотят не суда, а только утверждения приговора синедриона. Римский судья отказался выполнить их требования и осудить Иисуса на основе голословных обвинений: «Возьмите Его вы, и по закону вашему судите Его» (Ин. 18: 31). Эти слова до известной степени умерили напор иудеев: «Нам не позволено предавать смерти никого» (Ин. 18: 31). Здесь же, в этом дворе, игемон, желая унять страсти иудеев и угодить им, приказал подвергнуть Узника бичеванию. Биение осужденного совершалось обычно перед самой казнью. Но прокуратор, как свидетельствует апостол Иоанн Богослов, повелел это сделать воинам еще до приговора. Удары наносились тройными бичами, на концах которых были свинцовые шипы или кости. Спаситель мира во дворе претории подвергся изощренному мучительству. На главу Иисуса надели сплетенный из терна венец. Шипы изъязвляли голову Узнику. Особенно болезненно впивались иглы, когда воины били тростью по голове. Плащаница сохранила вещественные свидетельства этих истязаний.

Сохранилась темница, в которой в течение нескольких часов содержали под стражей Иисуса Христа. Спустившись по каменным ступеням, входишь в мрачную пещеру, выдолбленную в скале. Там же каменная скамья с двумя отверстиями для ног. Снизу ноги сковывались цепью. Здесь Господь наш готовился через несколько часов претерпеть еще большие страдания — мучительнейшую смерть на Кресте. Осознали ли мы почти за 20 веков, какой ценой мы искуплены от вечной смерти?! Небольшое пространство отделяет эту темницу от тюрьмы, в которой содержались Варавва и другие разбойники. У стен — каменные скамьи и кольца для цепей.

Здание, в нижней части которого находится место заточения Спасителя, принадлежит греческому монастырю. В нем устроена церковь в память уз Христовых. Каждый год в Великую пятницу от темницы Спасителя начинается крестный ход с участием Иерусалимского патриарха.

Крестный путь

Путь страданий Спасителя начался от претории. Измученного и окровавленного Христа свели по лестнице дворца. Часть этой лестницы (28 ступеней) (La santa Scala) была позднее перенесена в Рим и помещена в церкви мученика архидиакона Лаврентия. Ступени эти, которых касались ноги Божественного Страдальца, стали благоговейно почитаемой христиана­ми святыней. На них капала кровь Спасителя. Лестница сверху покрыта деревянными панелями, но в тех местах, где сохранилась кровь Иисуса Христа, устроены застекленные круглые окошки.

«И когда насмеялись над Ним, сняли с Него багряницу, и одели Его в одежды Его, и повели Его на распятие (Мф. 27: 31). У иудеев казнь совершалась вне города. Первомученика Стефана побили камнями, «выведя за город"(Деян.7: 58). Тесные улицы Иерусалима не позволяли множеству народа сопровождать осужденного на казнь. Впереди обычно шло лицо, которое публично от лица власти объявляло приговор. В центре шел, неся Крест, Спаситель. Рядом находились еще двое осужденных. Остальное пространство, видимо, заполнила когорта. Множество народа шло, по-видимому, сзади. Процессия направлялась к Судным вратам. Измученный ночным судом, заточением и бичеванием Иисус упал под тяжестью Креста. Это место отмечено польской католической часовней, стоящей на пересечении Крестного пути и улицы Аль-Вад, недалеко от Армянского патриархата Иерусалима. Предание гласит, что Матерь Божия, когда процессия направилась к Голгофе, обратилась к Пилату с молением о пощаде Сына, но получив отказ, поспешила догнать печальное шествие ближайшею дорогою. Можно предположить, что встреча эта произошла на месте, где сейчас стоит армянская часовня Мучений Богородицы. Здесь стоял когда-то византийский храм V—VI вв.еков. За пересечением Крестного пути с улицей Ал-Байрам стоит храм святой Вероники. По преданию, на этом месте она с состраданием подала Иисусу плат, чтобы Он отер кровь и пот со Своего лица. Божественный лик запечатлелся на плате, который хранится в соборе святого Петра в Риме. На улице Via Dolorosa близ греческого монастыря святого Харлампия указано место, где Иисус Христос обратился к иерусалимским женщинам, которые плакали и рыдали о Нем: «Дщери Иерусалимские! не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших» (Лк. 23: 28).

В 70-и шагах от храма Гроба Господня находятся Судные врата. Это — черта города в дни земной жизни Иисуса Христа. Здесь последний раз объявлялся приговор осужденному. С этого момента приговор становился окончательным. В 1859 году этот участок земли (пустырь с развалинами) был приобретен русскими для постройки здания консульства. При подготовке фундамента была расчищена трехметровая стена и древняя мостовая. В 1883 году под руководством архимандрита Антонина (Капустина) здесь были проведены археологические раскопки, в результате которых были обнаружены плиты Судных врат. Стопы Божественного Подвигоположника касались их. Над ними в 1896 году воздвигли храм благоверного князя Александра Невского. Сейчас эта святыня находится под стеклом. Над ней возвышается Распятие. Мы посетили церковь святого Александра Невского, молитвенно переживая великие евангельские события, свидетелями которых были эти камни.

Давно замечено: чем святей место, тем обнаженней наша человеческая немощь. Вдоль Крестного пути современный паломник проходит под непрестанные зазывные крики торговцев. Нигде не видишь столько лавок и магазинчиков, как на этом великом пути, которым Спаситель шел, чтобы искупить нас от греха. Не должно никого осуждать. Полезней вздохнуть и о своей греховности.

Голгофа

Место казни находилось недалеко от города (см.: Ин. 19: 20), вне врат (см.: Евр. 13: 12), у северо-западной стены Иерусалима. Узнику предстояло взойти на невысокий холм, ставший самой известной горой из всех великих и малых возвышенностей мира. Ее греческое название Голгофа происходит от еврейского Гулголет, то есть «череп», поскольку ее круглая форма придавала ей сходство с верхней частью человеческой головы. Иисуса ожидали самые мучительные часы. Умерщвление человека на кресте было одним из самых жестоких изобретений языческого мира. Римляне, воспринявшие эту изощренную казнь у карфагенян, не применяли ее к своим гражданам, а только к рабам и инородцам. Пригвожденный к кресту в течение многих часов, а иногда и нескольких дней испытывал нарастающую острую боль в запястьях и ступнях, пронзенных гвоздями, на которых висело тело. Напряженное состояние тела усиливали мучения, причиняемые многочисленными кровоточащими язвами, покрывавшими спину и грудь после бичевания. Неестественное положение грудной клетки вызывало удушье. Казнимого мучила жажда. В соответствии с существовавшим обычаем ему давали смесь вина со смирной. Она одурманивала и притупляла сознание. Спаситель, желая в полном сознании совершить Свой крестный подвиг и испить чашу страданий до конца, от напитка отказался (см.: Мк. 15: 23).

Гору Голгофу современный паломник увидеть не может: она давно находится в пределах храма. Начало строительства первой церкви на этом святейшем месте церковная летопись относит к 326 году, когда в Святой Град прибыла равноапостольная Елена. Закончен он был через восемь лет после ее кончины — в 335 году. Освящение храма Воскресения Христова дало начало православному празднику — Воскресение Словущего (13/26 сентября). Во время массового разрушения христианских святынь Палестины в 614 году персидским царем Хосровом II была уничтожена и церковь Гроба Господня. Крест жестокий гонитель христианства увез в Ктесифон. Византийский император Ираклий в результате успешных походов вернул Крест и отвоевал Иерусалим в 628 году. Император сам решил водрузить Крест на Голгофе. Незримая сила препятствовала ему торжественно въехать в Святой Град. Тогда он снял царское облачение, надел простые одежды и смог пешком войти в Иерусалим. В 636 году храм Воскресения Христова был вновь построен. В 1010 году храм сильно пострадал от губительного пожара. Нынешний храм был построен в XII веке крестоносцами. Внутри он в течение последующих веков неоднократно перестраивался.

Много дорог ведет путника в Святой Город, несколькими тесными улицами можно подойти к главному храму всего христианского мира, но вход в него один. Паломник попадает в atrium — замкнутый с трех сторон каменный двор, расположенный перед южной стеной. Здесь местами сохранились остатки колоннады, с трех сторон некогда окружавшей площадку. Над широким входом находится декоративная арка. По обе стороны дверей расположены колонны — по три с каждой стороны. Средняя колонна слева имеет глубокую опаленную по краям трещину. Она напоминает о чуде, которое было в правление турецкого султана Мурата Правдивого в 1579 году. Тогда армянам удалось через Иерусалимского пашу добиться разрешения их патриарху принять Благодатный огонь. Православный Иерусалимский патриарх Софроний IV вместе с другими православными не был допущен в храм. Он молился у входа при запертых дверях. Но тщетно армянский патриарх молился в кувуклии: огонь так и не сошел. Вдруг одна из колонн расселась, и из трещины в мраморном столбе вышел святой огонь. Иерусалимский патриарх зажег от него свечи и передал другим. Приведу более подробный, изобилующий живописными деталями рассказ инока Парфения (Агеева), автора известной книги «Сказание о странствии и путешествии по России, Молдавии, Турции и Святой Земле постриженика Святой Горы Афонския»: «Во едино время, когда греки были до конца отягчены турецким игом, богатые армяне вздумали вытеснить греков от Гроба Божия и из Воскресенского храма: собрали великую сумму денег и подкупили иерусалимское начальство, уверяя неверных, что святый свет сходит не ради греков, но ради всех христиан, и ежели мы, армяне, будем там, тоже получим. Турки сделали по армянской воле и утвердили, чтобы армянам одним получать святой свет. Армяне весьма возрадовались и писали по всем землям к своим единоверцам, чтобы шли больше на поклонение, что их воля, и сошлось их многое множество. Наступила Великая суббота; армяне все взобрались в храм, а греков бедных турецкое воинство выгнало вон. О, какой неизреченной горести и скорби исполнились греки! Едино было им утешение — Гроб Спасителя, и от того их отлучили и святые врата для них затворили! Армяне — внутри церкви, а православные на улице; армяне веселятся, а греки плачут; армяне торжествуют, а греки горько рыдают! Православные стояли против святых врат на площади, а кругом стояло турецкое воинство: караулили, чтобы не было бунта. Как сам патриарх, так и все стояли со свещами, имея надежду хоть от армян в окно получит благодать. Но Господь восхотел другое устроить: показать истинную веру Своим огненным перстом и утешить Своих истинных рабов — смиренных греков. Уже пришло время, в которое сходит благодать, но ее нет; армяне испугались, начали плакать и просить Бога, чтобы послал им благодать; но Господь не услышал их. Уже полчаса прошло и более, а святого света нет. День был чистый и красный. Патриарх сидел на правой стороне. Вдруг ударил гром, и на левой стороне средняя колонна мраморная треснула, и из трещины вышел огонь пламенем. Патриарх встал и зажег свои свещи, и от него зажгли все православные христиане. Тогда все возрадовались и возвеселились; а православные арабы от радости начали прыгать и скакать и кричать: „Ты еси един Бог наш Иисус Христос; едина наша истинная вера — православных христиан“! И начали бегать по всему Иерусалиму и подняли по всему граду шум и крик. Они и до днесь творят сему память, прыгают и кричат кругом Божия Гроба, хвалят единого истинного Бога, Иисуса Христа, и ублажают православную веру. Воины же — турки, кругом стоявшие на страже, видевшие сие чудо, — весьма удивились и ужаснулись. Из числа их один, именем Омир, стоявший у Авраамиева монастыря на страже, тотчас уверовал во Христа и закричал: „Един истинный Бог — Иисус Христос; едина истинная вера — православных христиан!“ — а сам прыгнул вниз к христианам с вышины более 15 аршин, и ноги его ступили на твердый мрамор, как на мягкий воск; и до днесь видны два следа его, изображенные, как на воску; хотя неправославные и стараются их загладить, но я еще своими очами видел и своими руками осязал их. И колонна с трещиною опаленная стоит. Воин же Омир, спрыгнув, взял свое оружие, железом воткнул в камень, как в мягкий воск, а сам беспрестанно прославлял Христа. За сие турки отсекли ему голову, а тело его сожгли; кости же его греки собрали, положили в раку и поставили в женском монастыре великой Панагии, где они до днесь источают благоухание. Армяне внутри у Гроба Божия ничего не получили, остались с одним стыдом. Паша Иерусалимский и прочие турецкие начальники весьма вознегодовали на них, хотели их всех изрубить, но убоялись султана, только наказали их тяжко».

В рассказах об этом чуде в литературе имеются расхождения о времени события и способе появления огня. Это неизбежно, потому что паломники, писавшие об этом немало времени спустя, пользовались устными рассказами. Основные факты в этих повествованиях все же полностью совпадают: огонь вышел из колонны, православный патриарх не был допущен турецкой охраной в храм и т. д. Опаленная Благодатным огнем расселина в колонне — первая святыня, которую благоговейно целует приехавший к иерусалимским святыням путешественник.

Храм Гроба Господня открывается в 4 часа утра. Это делает ежедневно привратник и хранитель ключей храма Гроба Господня Ваджих Нусейбе. Должность эта родовая. В 638 году халиф Омар ибн аль-Хаттаб овладел Иерусалимом. Вскоре прибыла знатная арабская семья Нусейбе. Ей халиф Омар вручил ключ от главной христианской святыни. Вот уже 1370 лет этот мусульманский род хранит и передает его из поколения в поколение (от отца к старшему сыну). В 7 часов вечера привратник закрывает двери главной святыни и идет домой. Живет Ваджих Нусейбе на улице Ирода близ Яффских ворот. В его обязанность также входит запечатывать кувуклию до того, как в нее войдет Иерусалимский патриарх в Великую субботу.

Крестный путь Спасителя закончился на Голгофе. Это высший пункт дороги скорби. Здесь Господь вошел на Крест. Сейчас туда внутри храма, направо от входа, ведут две лестницы в 18 ступеней. Место в скале, где был установлен Крест Спасителя, покрыто мрамором. Над углублением, в которое был водружен Крест, находится греческий православный престол, не отделенный от остального храмового пространства иконостасом. За престолом установлено Распятие. У Креста — Пресвятая Богородица и любимый ученик Иоанн. На полу можно увидеть два черных круга. Здесь стояли кресты двух разбойников. Три углубления в скале, в которых стояли кресты, составляют треугольник. Крест Божественного Страдальца был в его западном угле. В северном углу был крест покаявшегося разбойника, а хулившего — в южном. Иконографическая традиция точно изображает Крест Иисуса Христа в центре.

Паломник может увидеть часть скалы Голгофы: справа и слева от престола. Видна расселина в скале: «И земля потряслась; и камни расселись» (Мф. 27: 51).

По обычаю, казнимого обнажали перед тем, как пригвоздить к древу. Одежды доставались палачам как трофей — spolium (добыча). Так как Иисуса на распятие вели четыре воина, они и разделили одежды Его на четыре части. Хитон же, сотканный, по преданию, Его Матерью, был не сшитый, а весь тканый (см.: Ин. 19: 23). Чтобы не раздирать его, воины бросили жребий, и он целиком достался одному из них. Исполнилось еще одно ветхозаветное пророчество: «Яко обыдоша мя пси мнози, сонм лукавых одержаша мя, ископаша руце мои и нозе мои. Исчетоша вся кости моя, тии же смотриша и презреша мя. Разделиша ризы моя себе, и о одежди моей меташа жребий» (Пс. 21: 17−19).

Тут же, на Голгофе, у южной стены храма Воскресения — католический алтарь Пригвождения к Кресту. Название свидетельствует, что на этом месте претерпел в очередной раз Спаситель муки. Воины вбили длинные гвозди в руки и ноги Его, чтобы прикрепить тело к древу Креста. Точность евангельского повествования подтвердило археологическое открытие, сделанное близ Иерусалима (в Гив’ат ха-Мивтар) в 1968 году. Было открыто несколько погребальных пещер, относящиеся к первому веку по Р.Х. В одной из пещер был обнаружен каменный погребальный сосуд. В нем были кости двух погребенных. Среди них — страшное свидетельство: правая и левая пяточные кости были соединены вместе 14-миллиметровым железным гвоздем. Под шляпкой гвоздя были обнаружены кусочки древесины акации, а сам гвоздь изогнулся на сучке оливкового дерева. Изогнувшийся гвоздь при погребении вынуть из кости не удалось.

Мучение на Кресте продолжалось около шести часов. Когда наступила смерть, Иосиф из Аримафеи, ученик Иисуса, просил Пилата о том, чтобы снять тело Иисуса. Снятое с Креста тело Господа было приготовлено по тогдашним иудейским обычаям к погребению. Умершему закрывали глаза. Затем тело обмывали и натирали благовониями. «Пришел также и Никодим, приходивший прежде к Иисусу ночью, и принес состав из смирны и алоя, литр около ста» (Ин. 19: 39). Смирна — сильно благоухающая смола миррового дерева. Из алоэ вырабатывалась ароматическая мазь. В приведенном евангельском тексте речь идет о римской литре — единице веса, в которой 327,45 грамма. Следовательно, святой Никодим принес почти 33 кг. Видимо, не все принесенное благовоние пошло на помазание тела, часть его была положена в гроб, чтобы источался аромат.

Снятое с Креста тело Иисуса было положено на то место, где сейчас находится камень Помазания. Ровная поверхность камня и правильная прямоугольная форма говорит о том, что он подвергся обработке. Плита эта имеет мраморное окаймление по всему периметру. Камень сильно благоухает. Греческие паломники привозят с собой жидкое благовоние и возливают на него. В этом благочестивом обычае проявляется любовь к Умершему за нас Спасителю, Чье пречистое тело было помазано на этом камне. В Великую пятницу здесь совершается православный чин Погребения Плащаницы. Камень Помазания — первая святыня, к которой прикладывается паломник, войдя в полутемный притвор храма Воскресения.

Когда совершилось миропомазание, обвитое льняной плащаницей тело было отнесено к выдолбленной в скале пещере, находившейся примерно в 40 метрах от Распятия. «На том месте, где Он распят, был сад, и в саду гроб новый, в котором еще никто не был положен» (Ин. 19: 41). Обычно тела умерших такой позорной казнью, какой было распятие, воины снимали с крестов, относили в ближайшую пещеру и оставляли там. Положенные без каких-либо погребальных обрядов трупы вскоре поедали шакалы или другие дикие животные. Но по отношению к Иисусу исполнилось пророчество святого Исаии: «Ему назначали гроб со злодеями, но Он погребен у богатого, потому что не сделал греха, и не было лжи в устах Его» (Ис. 53: 9). Праведный Иосиф из Аримафеи был богат. Знатность этого ученика Спасителя дала ему возможность войти к римскому прокуратору и получить разрешение снять с Креста тело своего Учителя. Времени оставалось мало. Иисус умер в девятый час (около 3 часов дня по-нашему). С появлением на небе звезды начиналась суббота. Совершать погребение в день покоя закон запрещал. Омыв тело и помазав его благовониями, Иосиф с Никодимом внесли в гробницу и положили на высеченную в стене скамью. Отдав последнее целование, они вышли и закрыли вход большим камнем. Здесь, в этой пещере, Спаситель воскрес.

http://www.pravoslavie.ru/put/30 087.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru