Русская линия
Правая.Ru Дмитрий Соин24.01.2006 

Приднестровье как законодатель политической моды

О результатах выборов в Верховный Совет ПМР, новых технологиях политической активизации молодёжи и стратегических перспективах на 2006 год рассказывает директор Приднестровского филиала Совета по национальной стратегии России, заведующий кафедрой социологии ПГУ, кандидат социологических наук Дмитрий СОИН

О результатах выборов в Верховный Совет ПМР, новых технологиях политической активизации молодёжи и стратегических перспективах на 2006 год мы беседуем с директором Приднестровского филиала Совета по национальной стратегии России, заведующим кафедрой социологии Приднестровского государственного университета, кандидатом социологических наук Дмитрием СОИНЫМ

— Главным феноменом прошедшей в Приднестровье избирательной кампании стала деятельность созданной Вами Международной молодёжной корпорации «Прорыв!». Как Вы оцениваете итоги выборов для «Прорыва!»?

— Это очень большая удача «Прорыва!», который фактически стал законодателем политических мод для молодёжи. Дело в том, что главной проблемой прошедших выборов была перспектива крайне низкой явки молодых граждан на избирательные участки. Кафедра социологии ПГУ провела за три месяца до выборов базисный опрос среди репрезентативной группы молодых людей в возрасте от 18 до 25 лет. Опрос дал удручающие результаты: из этой группы только 4 — 7% были готовы идти голосовать. К сожалению, эта негативная тенденция касается молодежи большинства стран мира. Молодое поколение разочаровывается в политике и прекращает участвовать в политических мероприятиях. Целью «Прорыва!» было расшевелить молодёжь, пробудить её к политической активности, используя при этом авангардный стиль «голосование через акции». Организованные нами автопробеги, марши, дискотеки, круглые столы, акции прямого действия (такие, как срыв флага ОБСЕ со здания офиса этой организации в Тирасполе) значительно повлияли на молодёжь, заставили её задуматься о проблемах Приднестровья, и в конце концов побудили молодых приднестровцев идти на избирательные участки.

Итог известен всем — на выборах, которые ещё накануне в кишинёвской и западной прессе называли «фарсом», при необходимой явке в 25% на избирательные участки пришло в два раза больше людей. За неделю до дня голосования мы провели повторный опрос среди представителей той же группы молодёжи. Исследование показало, что число молодых людей, собиравшихся принять участие в выборах, составило 18 — 22%. Думаю, цифры говорят сами за себя — активность молодежи выросла в три раза. В результате явка на избирательные участки на 20% превысила явку на выборах в местные органы власти, которые в предыдущие годы пользовались даже большей популярностью, чем выборы в Верховный Совет ПМР. Этот дополнительный 20-ти процентный пакет голосов я бы назвал «молодежным».

— Как Вы в целом оцениваете результаты выборов?

— Эти выборы показали, что Республика жива, что у нас строится полноценное государство с активным, динамично развивающимся гражданским обществом. Эти выборы — очень важный шаг на пути к международному признанию ПМР. Но самое главное — это еще одно признание ПМР со стороны самого общества, сказавшего веское «да» приднестровской государственности. И результат этих выборов не сможет игнорировать никто — ни наши друзья, ни враги.

— Чем объяснить сдержанную реакцию главного союзника Приднестровья — России, которая на официальном уровне отказалась даже прислать наблюдателей на приднестровские выборы?

— В политике России по отношению к нам мы наблюдаем значительный прогресс: стоит напомнить заявление российского МИД о том, что выборы в ПМР прошли демократично и транспарентно. В прежние годы высшее дипломатическое ведомство России не отваживалось на подобные смелые шаги. Кроме того, нельзя забывать, что Россия — член международного клуба, и вынуждена, в отличие от США, играть по правилам. Шаги Москвы в направлении признания ПМР будут означать, что Россия заявляет о себе как о сверхдержаве. Сегодня США игнорируют международные правовые нормы, когда эти нормы вступают в противоречие с «национальными интересами» Вашингтона. У американцев нет необходимости следовать международному праву — они могут себе позволить вести себя так, как они хотят. Сегодня ослабленная в 80 — 90-е годы прошлого столетия Россия, ещё не чувствует в себе силу бросить вызов США в борьбе за мировое лидерство. Когда у России такие силы появятся — Приднестровье обретёт признание.

— Чувствуете ли Вы, что положение России за последние 5 лет президентства Владимира Путина значительно меняется в лучшую сторону?

— Впечатления у меня двойственные. С одной стороны — авторитет России на международной арене значительно усилился. Укрепилось её международное положение, всё более очевидны признаки самостоятельности. Во многих вопросах Москва вступает в открытые столкновения с Вашингтоном, Брюсселем и Страсбургом, в частности по проблемам Белоруссии, Ирака, Северной Кореи, Ирана и т. д. Но с другой стороны, говорить о том, что Россия — самостоятельный геополитический игрок — пока рано. Да, чувствуется стремление России к роли ведущей мировой державы, но одновременно ощущается острый дефицит, во-первых — идеологии, во-вторых — четко определённых геополитических приоритетов. Для того, чтобы Россия переросла из обычной региональной державы в сверхдержаву — требуется политическая воля её лидеров, и она у Владимира Путина есть. Но одновременно с этим необходим уход старой — ельцинской политической элиты 90-х годов. Нужны новые люди, которые не видели унижений России начала и середины 90-х, не знали «египетского рабства».

— Как Вам кажется, стремление нынешней российской власти создавать молодёжные организации («Идущие вместе», «Наши», «Молодая гвардия» и т. д.) — это стремление вырастить такую новую элиту, или в большей степени пиар?

— Мне представляется, что речь идет о классическом «маркетинговом миксе»: это в равной степени и пиар, и стремление вырастить новую элиту. Современные технологии политстроительства во многом основываются на пиаре — поэтому без него не обойтись. Я думаю, что у политического класса России хватит мужества и готовности вырастить новую смену политических лидеров. Современный политический класс нуждается в поддержке молодежи, ведь именно эта среда является «ударным механизмом» для так называемых «цветных революций». Не секрет, что сегодня «цветные технологии» начинают активно проникать в Россию. На это только из официальных источников на 2006 г. одни американцы выделили около 80 миллионов долларов и еще миллиарды из различных неправительственных фондов. Я не говорю уже о разрушительных программах Сороса и прочих антироссийских меценатов. Исход борьбы за Россию решит молодежь. С кем она будет, тот и победит. Поэтому действия команды В. Путина вполне логичны — она подтягивает молодежь под себя. Остается один вопрос — эффективность применяемых технологий. Но думаю, что и тут в итоге все наладится.

— Молодёжные организации с теми же названиями, которые ныне существуют в России и на Украине («Молодая гвардия», «Прорыв» и т. д.), прежде возникали в Приднестровье. Прокомментируйте это.

— Действительно, несмотря на то, что территория и население Приднестровья ничтожно малы по сравнению с размерами бывшего СССР, именно этот регион становится пионером очень многих процессов на постсоветском пространстве.

Например, здесь летом 1989 года возникло одно из первых забастовочных рабочих движений. Здесь же впервые на территории бывшего СССР пришла к власти патриотическая элита, выступившая против расчленения единого государства и сумевшая опираясь на массовую поддержку населения создать собственную республику. Именно здесь западные спецслужбы и международные центры власти впервые запустили такую феноменальную политтехнологическую торпеду, как генерал Александр Лебедь (предательство в Хасавьюрте было повторением аналогичного предательства пророссийского режима в Тирасполе в 1993 году) и потерпели поражение. И, конечно, здесь впервые на постсоветском пространстве появились созданные на новом технологическом уровне молодёжные патриотические организации. В 1999 году шесть молодежных организаций объединились в блок «Молодая гвардия». Тогда западные посольства, фонды и спецслужбы Молдовы испытали первый шок от самой мысли, что приднестровская молодежь может самоорганизоваться вокруг государственности ПМР.

Спустя шесть лет «Молодая гвардия» появилась в России. Мы не претендуем на первенство, но все равно приятно. Теперь уже в этом 2005 году родился «Прорыв!». Это был самый настоящий информационно-политический взрыв. Официальная Молдова, те же иностранные миссии и фонды просто зашлись в истерике. И это понятно, ведь корпорация «Прорыв!» сорвала планы по втягиванию приднестровской молодежи в «цветные» схемы. С момента образования 1 июня 2005 года нашего «Прорыва!» десятки молодёжных организаций с таким названием появились в разных странах СНГ — и это тоже показатель. Это говорит о том, что в технологическом отношении мы не только не отстаем, но и являемся лидерами.

— В новый состав Верховного Совета ПМР избрано немало крупных бизнесменов, которым уже обещаны льготы в Молдове в случае предательства Приднестровья, и отдельные радикально-оппозиционные депутаты. Не станут ли они фактором внутренней дестабилизации обстановки?

— Нет. Наши бизнесмены — не дураки, они прекрасно понимают, чего стоят кишиневские «обещания». Защитить их бизнес от конфискаций и уголовных дел может только сильное приднестровское государство. Что касается радикально оппозиционных депутатов — то наши «непримиримые» с треском проиграли выборы. И, в первую очередь, потому что их практически открыто поддерживала Молдова, а это крайне непопулярно в ПМР.

— После совместного заявления президентов Путина и Ющенко многие стали обвинять Кремль чуть ли не в «предательстве», в «сдаче» Приднестровья. Насколько верны такие оценки?

— Думаю, что здесь явный перебор, хоть я и понимаю озабоченность наших сторонников. Россия вынуждена маневрировать — без этого переговоры были бы сорваны, и стороны выясняли бы отношения через автоматный прицел (чего и добивается Молдова, стремящаяся доказать неэффективность русских в качестве миротворцев). С дипломатической точки зрения, это значительный успех для Приднестровья. Да, там речь идёт о изменении формата миротворческой операции на мирогарантийную под эгидой ОБСЕ… Но только ПОСЛЕ окончательного урегулирования конфликта, а не ДО этого, как добивался Кишинёв. А урегулировать конфликт можно только на основе признания независимости ПМР.

— Каков Ваш стратегический прогноз на 2006 год применительно к региону?

— Думаю, как и прежде, большую роль здесь будет играть Россия. Именно от Москвы будет зависеть мир и стабильность в Приднестровье. Поэтому и Молдова, и ее западные покровители лезут из кожи вон, чтобы вытеснить отсюда Россию. Если им это удастся — здесь вспыхнет кровопролитная война, которая перекинется на сопредельные территории и приведет к крупнейшей в современной Европе гуманитарной катастрофе. Единственный фактор, который сдерживает молдавских ястребов, любящих взрывать петарды вблизи порохового погреба — это Россия.

Беседовал Владимир Букарский

http://www.pravaya.ru/inview/6315


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru