Русская линия
Православие.Ru Сергей Мазаев14.04.2009 

Кодекс чести

«Уровень преступности в стране определяется не количеством воров, а способностью правоохранительных органов их обезвреживать», — утверждал Глеб Жеглов с характерной для него категоричностью. Между тем, даже беглое знакомство с документами, определяющими задачи органов внутренних дел, дает основание не согласиться в данном случае с популярным киногероем. Правоохранительная деятельность ориентирована не только на раскрытие уже совершенных преступлений, в число задач МВД входит также их профилактика и предупреждение. И это вполне логично. Так, например, медицина не ограничивается мерами оперативного вмешательства в развитие болезни: осуществляется постоянный мониторинг эпидемиологической ситуации в стране, производится профилактика опасных заболеваний, ведется пропаганда здорового образа жизни. Правоохранительная деятельность, понимаемая как осуществление социальной медицины, очевидно, тоже должна производить санацию общества во всей полноте.

В последние десятилетия этой работе уделялось явно недостаточное внимание, но некоторые инициативы высшего руководства министерства дают основания надеяться на улучшение ситуации. Так, приказом МВД России N 1138 от 24 декабря 2008 года был утвержден Кодекс профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации. В продолжение темы нравственности уже в апреле текущего года министр внутренних дел России генерал армии Р.Г. Нургалиев выступил с критикой деятельности СМИ, обвинив их в социальной безответственности.

По словам министра, если СМИ сформируют у молодежи «ложные идеалы и ценности», это будет способствовать глубокой криминализации общества, а также поставит под вопрос «технологическое, экономическое, культурное и духовно-нравственное развитие страны». «В декабре 2008 года в редакции газеты „Комсомольская правда“ прошло экспериментальное заседание Общественного совета по телевидению, — напомнил министр. — На нем собрались авторитетные эксперты, психологи. Обсуждался телепроект „Дом-2“. Было высказано несколько мнений. Первое: то, что показывается в программе „Дом-2“, — это уголовщина, и передачу нужно закрыть. Второе: поскольку в проекте показываются недопустимые вещи, необходимо ввести существенные штрафы — настолько существенные, чтобы, заплатив их несколько раз, компания оказалась на грани разорения. Третье мнение: говорить надо не столько о нравственности, сколько о психиатрии… потому что „разрушение интимного стыда есть разрушение психики, свойство шизофрении в стадии дефекта“».

Передавая жизненный и профессиональный опыт курсантам академии, ветераны МВД отмечают, что хороший оперативник должен иметь профессиональное чутье на всякое проявление криминала. Подобно хорошему врачу, распознающему первые симптомы болезни по незначительным и незаметным даже для самого больного признакам, он должен уметь анализировать складывающуюся обстановку с тем, чтобы увидеть преступление в перспективе. Если продолжить аналогию правоохранительной деятельности и медицины, то было бы разумным прислушаться к совету «главврача» Р.Г. Нургалиева и оказать посильное общественное влияние на СМИ, с тем чтобы не упрекать потом МВД в неспособности справиться с разгулом преступности. Ведь практика показывает, что без содействия граждан усилия тех, чья «служба и опасна, и трудна», оказываются малоэффективными.

В ответ на вопрос о том, как развивается вышеупомянутое оперативное чутье, ветераны говорят, что оно, по сути, представляет собой не что иное, как хорошее знание закона — знание, превратившееся в рефлекс, действующий помимо человеческого рассуждения и воли. Иными словами, добро должно войти в плоть и кровь человека, сделаться его натурой.

Вот почему так важна проблема морального здоровья самого сотрудника милиции. Нужно сказать, что общественное мнение по этому вопросу не вполне объективно. Как правило, оно основывается исключительно на опыте личных контактов с сотрудниками патрульно-постовой службы и «гаишниками». Ситуация с коррупцией, грубостью или безразличием здесь, действительно тяжелая. Но вполне понятное негодование было бы несправедливо обращать против всего офицерского корпуса МВД, упуская из виду огромную работу по обезвреживанию и изолированию преступников, проводимую оперативниками, дознавателями, бойцами внутренних войск и Федеральной миграционной службы. С ними же человек сталкивается крайне редко, по случаю. Общество, подобно царевичу Гаутаме, пребывает в наивной уверенности, что его относительно безопасное существование — это естественное состояние. На самом же деле это «естественное состояние» обеспечивается непрерывными усилиями офицеров милиции.

Однако нельзя совсем отрицать тот факт, что моральный уровень тех, кто призван истребить зло изнутри народа, следует сделать предметом особой заботы. Эту цель преследует уже упомянутый приказ N 1138, который в милицейской среде уже прозвали Кодексом чести.

Он состоит из семи глав. Первые две определяют сферу действия Кодекса и ответственность за нарушение его норм и принципов. Третья глава посвящена разъяснению основных этических понятий (долг, честь, достоинство). С профессиональной философской позиции, эти фундаментальные понятия верно увязаны друг с другом синтаксически, хотя их семантика (содержание) выявлена недостаточно глубоко. Наиболее примечательной является 7-я статья этой главы, где упоминается «золотое правило» нравственности (следует «относиться к людям, своим товарищам, сослуживцам так, как хотел бы, чтобы они относились к тебе». — Ср. Мф. 7: 12.- С.М), встречается частная формулировка кантовского категорического императива («человек всегда является нравственной целью, но никогда — средством») и утверждается приоритет государственных и служебных интересов над личными.

Третья глава излагает правила поведения при выполнении задач оперативно-служебной деятельности, а также содержит рекомендации по профилактике такого явления как профессиональная нравственная деформация сотрудника милиции. Церковь учит, что способность увидеть свой грех — наполовину исцелиться от него. Вот почему нельзя не порадоваться за нашу милицию, читая исповедальные 8-ю и 9-ю статьи:

«Нормы и правила служебного этикета предписывают сотруднику воздерживаться от:

— употребления напитков, содержащих алкоголь, накануне и во время исполнения служебных обязанностей;

— организации в служебных помещениях застолий, посвященных праздникам, памятным датам, и участия в них;

— участия в азартных играх, посещения казино и других игорных заведений;

— беспорядочных половых связей;

— отношений и сомнительных связей с людьми, имеющими отрицательную общественную репутацию, криминальное прошлое и настоящее".

Правила, изложенные в следующей, 9-й статье, требуют от сотрудника:

— стремиться не допускать излишней жестокости, глумления и издевательств по отношению к правонарушителям (подозреваемым);

— при проведении в жилом помещении обыска, выемки не допускать небрежного отношения к предметам и личным вещам, имеющим значимость и ценность для граждан;

— при проведении инспекции или проверки воздерживаться от застолий, недопустимых знаков внимания, излишеств в быту, завуалированных взяток в форме подарков или подношений, предлагаемых в ходе проверки.

Здесь же указывается на недопустимость:

— провокаций и подстрекательств в прямой или косвенной форме к совершению правонарушений;

— избирательного подхода в принятии мер к нарушителям закона;

— равнодушия, бездеятельности и пассивности в предупреждении и пресечении правонарушений.

Столь же самокритично описывается имеющая место профессиональная деформация сотрудника милиции, заклейменная в народе презрительным именованием «мент». Предлагаются методы самопрофилактики.

Четвертая глава кодекса посвящена культуре речи. Здесь, в частности, указывается на недопустимость использования в речи грубых шуток и злой иронии; неуместных слов и речевых оборотов, в том числе иностранного происхождения; вульгаризмов, примитивизмов, слов-«паразитов»; нецензурной брани и оскорбительных выражений, связанных с физическими недостатками человека. В пункте 5 11-й статьи встречается и такая формулировка: «Сотрудник, изучивший в оперативных целях уголовную лексику, не должен использовать жаргонизмы и другие элементы криминальной субкультуры в общении с коллегами и гражданами».

Пятая глава носит название «Руководитель и служебный коллектив». Здесь тоже нетрудно увидеть, какие у нас распространены болезни, читая законы, запрещающие распространение слухов и сплетен, предвзятое и необъективное отношение к коллегам, заискивание перед начальниками, претензии на особое отношение к себе и незаслуженные привилегии, раздачу обещаний, выполнение которых находится под сомнением, а также лесть, лицемерие, назойливость, ложь, лукавство и преувеличение своей значимости и профессиональных возможностей.

В шестой главе разбираются отдельные проблемы профессиональной этики, такие как внешний вид (сказано даже про сутулость), отношение к форме и служебному удостоверению, правила обращения со служебной информацией (несекретной). Отдельная статья (21-я) посвящена оформлению и содержанию служебных помещений. В этой главе предписано «относиться с пониманием к работе представителей средств массовой информации» (вместо «А ну, выключи камеру, кому сказал!». — С.М.), «воздерживаться от публичных высказываний, суждений и оценок в отношении деятельности государственных органов, их руководителей» (ср. с ветхозаветным: «Начальника в народе твоем не злословь» (Исх. 22: 28). — С.М.), «использовать в личных целях информационные ресурсы, находящиеся в распоряжении органов внутренних дел» (не секрет, что сегодня в интернете есть сайты, на которых можно за деньги получить паспортные данные практически любого гражданина РФ, а также полную информацию о его судимости. — С.М.). В соответствии со здоровым духом силовых структур, сотруднику не рекомендуется «интересоваться содержанием служебной информации о работе коллег, если это не входит в круг его должностных обязанностей».

Заключительная, седьмая, глава целиком посвящена главной проблеме — коррупции. Здесь вводится новое понятие, не подхваченное еще журналистами и не вошедшее в повседневный общественный обиход — «коррупционно-опасное поведение». Выделяются виды КОП — протекционизм, фаворитизм, непотизм (кумовство). В дополнение к видам КОП понимание основного термина развивается через введение понятий «ненадлежащая выгода» и «ситуация этической неопределенности». Подробно прописываются и методы профилактики каждого из искушений.

В заключение хотелось бы отметить, что появление Кодекса чести было с энтузиазмом встречено относительно здоровой частью сотрудников. Иначе и быть не могло. Не любит света, как известно, только тот, чьи дела злы. Эта инициатива, пришедшая изнутри МВД, безусловно, полезна не только в духовном отношении — как чистосердечное признание в собственных злоупотреблениях. Дело в том, что традиционные институты внутренней санации силовых структур — суды чести — ранее не имели столь качественной нормативной базы для своей работы. Будем надеяться, что теперь они ее получили.

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/30 042.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru