Русская линия
Русский вестник В. Миронов07.04.2009 

Кто же мы?

Возможно ли русскому человеку спокойно смотреть на то, что творится в России последние 20 лет?! Всему положены определенные пределы…
На протяжении своей тысячелетней истории не единожды Русь-Россия останавливалась у этой роковой черты, и находились вожди, поднимавшие ее из пепла и увлекавшие ее к новой славе и процветанию.
Что же сейчас происходит с нами?
Под впечатлением недавно перечитанной книги Александра Валентиновича Амфитеатрова «Стена Плача и Стена Нерушимая», вторым изданием вышедшей в Брюсселе в 1931 году, невозможно было не выплеснуть на бумагу всего того, что так мучит душу и тревожит разум любого думающего человека.
Книга была написана автором, до глубины души возмущенным варварским разрушением большевиками летом 1929 года Иверской часовни в Москве.
(Сегодня эта часовня восстановлена!.. Нужно себе представить главную площадь Москвы, названной Красной, перед парадным въездом в Кремль у Спасской башни — с одной стороны, перед спуском к Москва-реке, ограниченной храмом Василия Блаженного, а с другой стороны, — Иверской часовней, и в центре — памятник Минину и Пожарскому.)
Вдуматься только, Казанский храм, воздвигнутый Иваном Грозным в честь славной Победы над последним татарским Казанским царством, дьявольские силы, усердно очищая национальную память, закрепили в нас под названием Василия Блаженного.
Кремлевским сатанистам и памятник Минину и Пожарскому, зовущим к свержению их ига, как и храм, и часовня, как бельмо в глазу, как кость в горле не давали покоя. Они все время своего господства планировали все это стереть с лица земли, как стерли храм Христа Спасителя, но побаивались. Памятник для начала переместили, а часовню все-таки снесли под предлогом, что она мешает, перекрывая начало широкому торжественному шествию праздничных колон перед их капищем (мавзолеем).
Часовня с иконой Божией Матери — покровительницы нашей — так тревожила богоборцев, что «зеркало русской революции» (по определению Ленина) — граф Л. Н. Толстой еще в свое время негодовал. Об этом читаем у А. Амфитеатрова:
«…я часто думал о Льве Толстом… …Он ненавидел Иверскую икону, как живое существо, с яростью не Льва Толстого, но Льва Исаврянина, говорил о ней невозможные вещи невозможным языком…» (стр. 121).
О своем возмущении этим кощунством А. Амфитеатров писал так: «…разрушения большевиками летом 1929 года Иверской часовни в Москве. Оно сильно потрясло мою душу, как, полагаю, и всякую, не позабывшую, что она Русская. Казалось мне, что все пределы неистовства перейдены, и некуда больше идти: дошли до точки. …Большевики, по-прежнему, зверствуют, похабничают, кощунствуют, пустошат и растлевают безсильно обомлевшую Россию. Мы ни на пядь не сдвинулись с позиции болотного застоя…
- Почему мы такая дрянь?» (стр. 3−4).
Но ведь мы-то, проживающие здесь, под сатанинским игом, и вовсе молчали, а некоторые, если не большинство, вообще приветствовали «подвиги» эти. Уж если в то время свою трусость и подлость мы сегодня пытаемся оправдать страхом перед террором ЧК (НКВД), то о нас, сегодняшних, после нашего молчания и пассивности при созерцании еще большего кощунства, когда антихристы, оскверняя Кремлевские храмы, там справляют свой шабаш-пурим, что можно сказать? Здесь уместен все тот же вопрос:
- Почему же мы такая дрянь?
А. Амфитеатров, вспоминая из истории России интересный к данной ситуации эпизод, когда прославленный русский генерал Ермолов, возмущаясь засилием у нас и пронырливостью немцев, готов был обратиться к Государю с просьбой произвести его в немцы; и пишет, что им, эмигрантам, впору просить о подобном. И объясняет такую необходимость следующим образом:
«…Не знаю, к какому величеству должны обратиться мы, нынешние русские вообще, эмигранты, в особенности, но нам время, — серьезно говорю, — ох, время искать „производства в жиды“!
Я человек не завистливый, но вот уже с месяц живу в угнетении весьма острою завистью. Не личною, а национальною. Два месяца мучило меня очередное на-циональное горе, а месяц тому назад обострилось оно национальной завистью. К евреям — по сравнению их из-за „Стены Плача“ с нашею… уж, право, и не знаю, как определить: драмою? да где же она? какая была драма? — неприятностью, что ли, через выселение „Стены Нерушимой“ из Её Иверского дома и разрушение сего последнего.
Еврейское несчастье нашло громкий отклик деятельного негодования во всем культурном мире. Наше — можно по пальцам пересчитать всех, кто обратил на него внимание. Оно прошло по миру невидимкою или, в редком лучшем случае, несколькими строками мелкой печати в отделе „разных известий"… (стр. 37−38).
„…Нет, в драме „Стены Плача“ завидны мне евреи, как таковые, сами по себе. Не в том, что им сочувствуют, а в том, как они заставляют себе сочувствовать.
Экие же молодцы! Едва пролетела первая радиотелеграмма: „Наших обижают!“ — весь еврейский парод насторожился и пришел в смятение. Пролетела радиотелеграмма: „Наших бьют!“ — и вся еврейская диаспора ощетинилась, как миллион рассерженных дикобразов, и потребовала от Европы удовлетворения. Не просила, а именно требовала, — и Европа, оробев, извинительно шаркнула ножкой…“ (стр. 38).
…"Стена Плача“, при всей её ценности для еврейства, не более, как его историческое воспоминание, да и то условное: давно уже подвергнута сомнению её принадлежность храму Соломона. Но достаточно было святотатственной руке иноверца коснуться её, и потрясся мир. Все евреи, от самых старозаветных правоверных до самых, что ни есть Уриэлей Акост „модерн“, „либрпансеров“, „индиффирентов“ и атеистов, встали на защиту своего на-ционального символа дружным строем и атаковали штурмом, обложили осадами дипломатические учреждения Европы и полу-Европы:
- Не угодно ли вам действовать в нашу пользу и самым спешным порядком? А не то…» (стр. 37−38).
А сегодня, когда мы уже и не Россия, а РФ-ия, когда мы лишены элементарного права именоваться русскими, но прозываемся россиянами, когда нашего министра печати (Бориса Сергеевича Миронова) вначале кагалом шельмуют, а затем с клеймом «русского фашиста» изгоняют только за то, что он говорит о русском и издаёт русскую классику… А министры культуры, которые швыдко и нагло расправляются с нашей культурой, измываются и уродуют наш язык, бесконечно с экрана ТВ нагло клеймят наш народ фашистами, утверждают, что наш, русский, фашизм пострашнее немецкого, нагло плюнув на наши многомиллионные жертвы в борьбе с фашизмом в войне 1941−45 гг…
И мы молча сносим все это.
Почему же мы такая дрянь?
Чубайсы и Абрамовичи — весь этот ненасытный и безжалостный кагал бесцеремонно ограбивший наш народ, лишивший нас права на Родину (теперь уже почти все наши недра, леса и поля, фабрики и заводы принадлежат только им!).
Они лишили нас возможности защищаться от какого бы то ни было внешнего врага… У нас нет армии, только внешний камуфляж её. Остатки нашей армии зачищает министр так называемой обороны из директоров мебельного магазина. Сегодня наша военная авиация — посмешище и только. В полку, прикрывающем РФ с Востока, — три самолета, которые просто страшно поднимать в небо, с их 30-летним налётом они должны развалиться ещё на земле. Тут на машине с таким стажем за околицу выезжать опасно! Новыми самолётами, какие мы ещё способны выпускать (военная промышленность уже давно в руках ненасытных Абрамовичей и их зарубежных соплеменников), снабжаются довольно успешно Китай, Индия и арабские страны… Нашим же лётчикам-камикадзе первый новый самолёт обещают к 2011 году…
А мы об этом лишний раз и слышать-то не хотим.
Почему же мы такая дрянь?
Наших лучших людей, последнюю нашу национальную гордость, таких, как Борис Миронов, Владимир Квачков, Роберт Яшин, Александр Найденов, Иван Миронов и другие месяцами и годами держат в самых суровых тюрьмах, суды присяжных, признающих невиновными наших героев, просто разгоняют… Тогда собирают новых присяжных, которые снова признают их невиновными, и их так же разгоняют…
А мы спокойно наблюдаем, как безсудно издеваются над героями, вставшими на защиту нас, трусов, утрачивающих право даже называться народом.
Какая же все-таки мы дрянь!
В нашей многострадальной стране нет предела чиновничьему беспределу!.. Куда ни кинь — всюду их ненасытность: всему в нашей РФ-ии установлены их негласные, но всем известные ставки поборов (взяток). И если они «положили свой ненасытный глаз» на вашу либо народную собственность, нет преград для них — ни пресса, ни телевидение, ни народные митинги и пикеты (ненависть и презрение народа!) — для них ничто. Яркий пример этому — судьба светилы с мировым именем, хирургом, Богом нам данным, Владимиром Ивановичем Оноприевым. Отняли у него и федеральный Центр хирургии, и разогнали его школу неповторимых виртуозов-хирургов, способных спасать жизнь даже тогда, когда хирурги всего мира капитулируют… Вот когда становится понятным весь ужас положения нашего народа! Становится понятным заявление бывшего премьер-министра РФ-ии, выпрашивающего очередной транш, клятвенно заверявшего, что четко будет соблюдаться программа сокращения населения в нашей стране!.. — Вот он, последовательный геноцид нашего народа! Разве это не так?! А мы, повозмущавшись на митингах, смолкаем…
С нами и поступают как с дрянью, не заслуживающей право на жизнь. А помнится, и князь Багратион писал, что в русской армии выветривают русский дух… А ведь здесь всё же Русь! Здесь когда-то был русский дух (Багратион тоже был пропитан этим духом!). Русский дух, видно, ужасно страшит кремлевских нерусей, то-то они готовы зачистить полностью наш словарь от страшного для них слова «русский».
Впору запеть: Вставай, проклятьем заклейменный, наш мир голодных и рабов!
На нас действительно печать предателей: отступились от веры и царя и отдали Отечество в руки антихриста… Нам сейчас не только отмаливать грехи отцов и дедов покаянием, но и встряхнуться ото сна убийственного, летаргического. Наших детей лишили будущего, а наши родители обречены на нищету. У нас всё отобрали, теперь методично готовятся отнять последнее — жизнь. Они внаглую похваляются своей сатанинской победой, призывают друг друга к большей наглости. Чубайсы нас обваучерили (ограбили), измордовали и оплевали. Осталось для полной зачистки русского духа посадить во главе нашего правительства всему народу ненавистного Чубайса.
Мы по своему состоянию той «дряни», о которой писал еще в 1931 году Александр Амфитеатров, прячемся за мысль, что пока нет среди нас Минина и Пожарского… Нет, нам нужно изжить, выдавить из себя ту дрянь, которую нам так усердно прививают!
Неужели Великие наши предки, вопиющие к нам, не пробудят нас, не заставят нас вспомнить, что мы — Великий Русский Народ!

http://www.rv.ru/content.php3?id=7895


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru