Русская линия
Русский вестник Николай Селищев24.01.2006 

Какой монарх нерусскому сердцу мил?

Русскую монархию — монархию Рюриковичей и Романовых — либеральная печать ненавидит, чернит, называя и абсурдной, и деспотичной, и беспорядочной, хаотичной, и жалкой копией просвещенной Европы, и азиатским порождением, и воинственной, и бессильной. В этом бреду взаимоисключающих обвинений, сдобренном фрейдистской патологией и поиском русской «безнравственности», прослеживается ясная цель — истоптать Россию и русское прошлое, пользуясь полной «свободой», безнаказанностью и вседозволенностью. Нынешние клеветники России слетаются на дикий шабаш русофобии в отместку за своих дедов и прадедов, твёрдо знавших, что раньше подобные пляски были небезопасны.

Однако в этом антирусском антимонархическом хоре есть вполне узнаваемый припев: Ах, Англия, нет в мире лучше края! Как раз английскую монархию, обычаи и законы, честность и неизменность «новые россияне» нам постоянно ставят в пример (Журнал «Россия в глобальной политике», N 6, 2005), в попечительский совет которого входят известные олигархи, поместил обзор империй. Журнал встревожен созданием в бывшем СССР «благоприятной почвы для русского национализма», настаивая, что «военно-имперский путь — это тупиковый маршрут, чреватый угрозой ещё одного (третьего, после 1917 и 1991 годов) краха» (с. 85, 86). Англия, напротив, ставится в пример. «Британская империя представляла собой не что иное, как воплощение английского мессианизма и английского видения международного устройства» (с. 21−22). Английский мессианизм «новых русских» не пугает, в отличие от русского национализма. Журнал надеется, что Англия «не поддастся культурной автаркии и ксенофобии, не растеряет своё многообразие и не откажется от диалога культур и образов жизни. То есть останется такой, каковой в эпоху своего расцвета была Британская империя» (с. 23).

Иными словами, военная империя православных Романовых — это неприятное воспоминание, а военная империя «диалога культур» и борьбы с «ксенофобией» — это как раз то, что надо. В том же духе «политический аналитик» Е. Киселев, ранее редактор «Московских новостей», ещё ранее руководитель НТВ Гусинского, в газете «Ведомости» (03.11.2005) нервно брюзжал по поводу праздника 4 ноября. Кузьма Минин и князь Д. М. Пожарский вызывают у Киселева чрезмерное разлитие желчи. Главное, Киселеву не по нутру избрание в 1613 г. царя Михаила Фёдоровича Романова на русский престол. Киселев увещевает: «в результате всех событий, которые положили конец Смуте, был упущен исторический шанс прописать на бумаге юридические обязательства государя перед подданными, ограничить его власть согласием верховных сословных органов».

Т. е. «новым россиянам» мил только такой монарх, который опутан обязательствами (типа английской королевы Елизаветы 2) никак не меньше, чем светская дама корсетом. Чем же такой шутовской монарх милее президента? Тем, что президент всегда сомнителен. Вчера — никому не известный секретарь обкома, снёсший в Екатеринбурге Ипатьевский дом, затем — угрюмо молчавший «булыжник» на съездах времён перестройки, и вдруг — диктатор. Другое дело монарх, наследственный, законный, дарующий даже любому подлогу чуть ли ни «священную» санкцию. Монарх, древность династии которого заставит умолкнуть всех, кто недоволен продажей титулов и родословных, превращением страны в проходной двор. Вот почему Абрамовичи и прочие так рвутся в Англию. Купил замок какого-нибудь «лорда Пудинга» — и ты уже обладатель «фирменной улыбки» и интеллектуал высшей пробы. Со временем войдёшь в черту английской аристократии, оседло живущей в древней и славной монархии.

Но надо разочаровать Киселева. В 1613 г. ни в одной из стран Европы, в том числе и в Англии, власть монарха не была ограничена, и тем более обязанности его не были изложены в каком-нибудь одном письменном акте. Не знать этого — значит быть горе-аналитиком, анализирующим не исторические факты, а собственные фантазии. Да, в Англии был парламент. Но не он определял судьбу страны в 15 — начале 17 века.

Когда в 1603 г. умерла знаменитая английская королева Елизавета 1 Тюдор, кто решил вопрос о престолонаследии? Тайный совет, не спросив никого, отверг других кандидатов, даже английского лорда, и написал к королю Шотландии Якову 6 Стюарту, сыну Марии Стюарт, ранее казненной Елизаветой. Тайный совет в Лондоне предложил английскую корону королю Шотландии как дальнему родственнику английской династии Тюдоров. При этом Тайный совет презрел акт известного тирана короля Генриха 8 Тюдора, исключившего своих шотландских родственников — Стюартов — из английского престолонаследия. По сговору членов Тайного совета король Шотландии Яков 6 стал королем Англии, Шотландии и Ирландии под именем Якова 1. Об этом юридическом хаосе писал английский же историк и государственный деятель лорд Болингброк в цикле статей «Рассуждения о партиях» (напечатаны в 1733—1734 гг.): «То, что король Яков Первый наследовал законным образом вопреки закону, наш автор (противник Болингброка. — Н. С.) охотно допускает, и его доводы чем-то напоминают доводы папских казуистов, утверждающих, что его преосвященство „законно может решать вопреки закону“)». Болингброк, красноречивый оратор и страстный властолюбец, за свою долгую жизнь сменивший немало окрасок, как историк всё-таки оказался достаточно честным. Он писал, что в Англии «изменчивое и неопределенное наследственное право».

Да и что постоянно в Англии? Британию римских времён заполонили англы, саксы и юты в 6−8 веках. В 1066 г. Англию завоевали норманны, и герцог Нормандии Вильгельм Завоеватель провозгласил себя королем Англии. То, что норманнское завоевание вызвало реки крови — сейчас замалчивают.

Молчит об этом и велеречивый батюшка с радиостанции «Радонеж», любитель парижских кафе, милой Англии, прекрасной Италии, опытный духовник далеко не бедных гимназий, деятельный путешественник. Он в 2004 г. прямо заявил — у европейца уважение к закону, дескать, в крови, а у русского человека нет пиетета к закону. Т. е., говоря проще, «евро-батюшку» наша кровь не устраивает. Как, например, наша кровь и наше сознание не устраивают и Сороса. Фонд Сороса издал в русском переводе в 1998 г. огромную книгу известного на Западе историка Блока «Короли-чудотворцы» — своего рода гимн английской и французской монархиям. Мы не должны забывать, что издания фонда Сороса клеветали на Св. Царственных Мучеников. И книга Блока тоже бьёт по русскому монархическому сознанию. К числу королей-чудотворцев Блок относит и норманнского короля Англии Генриха 1 («Учёного, доброго писца»), правившего в 1100—1135 гг. Генрих — «первый из тех представителей его рода, о котором нам точно известно, что они лечили больных возложением рук». Итак, в России только «маргиналы» и неучи могут говорить о св. Царской Семье, а в «объединенной Европе», напротив, только неучи и «маргиналы» могут не знать об английских королях-чудотворцах!

Теперь откроем «Историю завоевания Англии норманнами» известного французского историка Огюстена Тьерри". В ч.2 (СПб., 1868) мы читаем о нравственности и законности в норманнской Англии, где завоеватели-норманны не считали завоеванных англосаксов за людей, только за разновидность зверя или врага в людском обличье. Само имя «англичанин» стало позорной бранью. Мир англо-саксонский и мир норманнский с трудом сосуществовали в одной стране, на дух не вынося друг друга (с. 115, 117). Вильгельм Завоеватель установил «…всеобщий закон, по которому никакое право собственности, предшествовавшее его вторжению, и никакая сделка по передаче имений людьми английского племени после завоевания не имели никакой силы и считались как бы несостоявшимися, кроме тех случаев, на которое было дано разрешение им самим» (с. 97). Вильгельм заменил и всех епископов и аббатов. Тьерри упоминает (с. 175), что последний крупный заговор англо-саксов, соединившихся с шотландцами, был раскрыт в 1137 г. из-за доверчивости англо-саксов, рассказавших правду на исповеди. Но их исповедовал епископ-норманн!

В папские епископы и аббаты (Вильгельма поддерживал Рим) попадали всяческие проходимцы. Например, епископом города Линкольна стал бывший лакей нормандских герцогов. Он совершал в своей епархии «такие разбои, что обитатели желали себе смерти, говорит старинный историк, чтобы хоть на тот свет выйти из-под его власти» (с.133). Норманнские епископы даже к алтарю проходили, окружённые двумя рядами своих воинов. В свободное от служб время они предавались пьянству, игре в кости, скачкам на лошадях. Один из них устроил загул в монастыре, где служанками были «женщины — полунагие, с распущенными волосами» (О.Тьери, с. 134).

Теперь вспомним наши летописи — разве наши епископы, православные, — из греков и русских, наши игумены совершали что-либо подобное? Упаси, Боже, конечно нет! Разве в Киевской Руси князья говорили на языке, непонятном для подданных? Такое нельзя себе представить! А в Англии несколько столетий короли говорили на диалекте северо-французского языка, непонятного завоёванным англам.

Если современник Генриха 1 — великий князь Киевский Владимир Мономах (1113−1125) — был призван народом на княжение после смерти своего двоюродного брата Святополка Изяславича, то в «законной» Англии судьба престола зависела от лесных загадок. Тьерри пишет, что в одном и том же лесу на разных охотах от случайно пущенных стрел погибли два норманнских принца, и сам норманнский король Вильгельм Рыжий, сын Вильгельма Завоевателя. Обстоятельства охоты, когда арбалетчик, ближайший приятель короля Вильгельма Рыжего, вместо того, чтобы пустить стрелу в оленя, пустил её как раз в короля Вильгельма, подробно описаны у Тьерри. «Благочестивый» Генрих, узнав о смерти своего брата короля Вильгельма, ускакал из леса к королевской сокровищнице в Винчестере, которую и захватил силой. Где здесь закон? — спросим мы. Если и есть, то его лучше назвать «законом пущенной стрелы».

Возьмём великий памятник нашей средневековой литературы и политической мысли — «Поучение» Владимира Мономаха. Сравним его с английскими хрониками, рисующими нам подлинный портрет «короля-чудотворца» Генриха 1, воспеваемого фондом Сороса. В «Поучении» великий князь Владимир Мономах наставляет: «Путешествуя в своих областях, не давайте жителей в обиду Княжеским Отрокам; а где остановитесь, напойте, накормите хозяина». Совсем иное читаем о короле Генрихе 1 у Тьерри. Он цитирует хронику монастыря в Петерборо. Под 1103 г. в хронике записано о делах короля Генриха: «Не легкое дело рассказать о всех бедствиях, отяготевших в этот год над страною, и о несправедливых и учащенных поборах. Повсюду, где ни проезжал король, люди его свиты грабили несчастный народ, а во многих местах, сверх того, совершали убийства и зажигательства». Тьерри пишет, что подобные жалобы идут одна за другой, из года в год, и «…эти мрачные и однообразные картины придают повествованию невыразимое уныние» (с.152).

Владимир Мономах наставлял: «Любите жен своих, но не давайте им власти над собою»; «Бойтесь всякой лжи, пьянства и любострастия, равно гибельного для тела и души». Иное дело — Генрих 1. Английский историк 19 века Дж. Р. Грин писал о «гареме» жестокого короля Генриха. Современные английские историки, вполне начитавшись извращённых сочинений Фрейда, откровенны. Вильгельм Рыжий незаконных детей не имел и, возможно, был гомосексуалист. А вот Генрих 1 был «ненасытный гетеросексуал», имел «стадо любовниц» и не менее 22 или 24 известных незаконнорожденных сыновей при изобилии незаконных дочерей. Кстати говоря, первой женой Владимира Мономаха и матерью Мстислава Великого была Гида, дочь убитого норманнами в битве при Гастингсе в 1066 г. последнего короля англо-саксов Гаральда 2. Прекрасно зная, что именно ждёт её на родине, она отправилась в изгнание и нашла мирный приют на Руси. Западникам не понравится мой вывод. Пусть тогда вспомнят нашего врага и их кумира — Дизраэли, цинично признавшего, что английская аристократия — это просто потомки «орды балтийских пиратов».

Обратим внимание на политические наставления Владимира Мономаха, звучащие спустя девять веков как обличение нуворишей, грабящих Россию, как предостережение от народной разобщенности и от фарисейского «благочестия». Мономах писал: «Страх Божий и любовь к человечеству есть основание добродетели… Не пост, не уединение, не монашество спасёт вас, но благодеяние. Не забывайте бедных, кормите их, и мыслите, что всякое достояние есть Божие и поручено вам только на время. Не скрывайте богатства в недрах земли: сие противно христианству». Вот — основание добродетельного и сильного государства. Здесь же ответ фарисейским батюшкам, дружащим с денежными мешками и недовольно спрашивающим православную паству: «С чего вы взяли, что государство обязано вам помогать? У какого Маркса вы это вычитали?». Как раз у Маркса об этом нет ничего. Перед Марксом стояли совсем другие цели.

Вчерашние марксисты («религиеведы», «культурологи») уже по-новому рассуждают о татаро-монгольском иге. Ордынское нашествие — то ли вина («обречённость» России), то ли благодеяние, которого мы, ксенофобы, не оценили до сих пор. От ордынского ига — и «русская азиатчина», деспотизм, жестокость и междоусобицы. Но вспомним, что даже во время русских междоусобиц никто не насаживал княжеских голов на крепостные стены и не измышлял изощрённых казней. Зато всё это видим в изобилии в истории «цивилизованной» Англии.

В 12 веке норманнскую династию после кровавых смут сменила Анжуйская династия Плантагенетов (из нынешней Франции). В 1399 г. последний английский король Плантагенет был свергнут и вскоре убит своим двоюродным братом, захватившим престол. Несогласные с этим были казнены без суда. Разве кровавый переворот, обрубивший 250-летнюю династию, — можно назвать «законным»?

Спустя полвека в Англии началась яростная война между близкими родственниками, ветвями угасших Плантагенетов, — известная как «война Роз» или «война Алой и Белой Розы». Война шла с перерывами 42 года (1455−1497). В это кровавое болото были затянуты и другие государства — Шотландия, Франция, Бургундия (владевшая и нынешней Голландией). Современник событий и тайный дипломат, сначала бургундский, затем французский, Ф. де Коммин в своих «Мемуарах» говорит о гибели от 60 до 80 английских принцев и лордов королевской крови в войне Роз.

Советские историки-марксисты пытались в лупу разглядеть, как «зарождающиеся буржуазные города» якобы поддерживали Белую Розу (Йорков), а силы «феодальной реакции» — Алую Розу (Ланкастеров). На самом деле всё определяла семейная ненависть. Например, лорды Перси владели частью севера Англии. Их соседями-соперниками были лорды Невилли. Когда Невилли воевали за Йорков, то Перси сражались за Ланкастеров. Когда один из Невиллей, прозванный «делателем королей», оставил Йорков и поддержал Ланкастеров, то Перси, наоборот, стали за Йорков, помогая им против Невиллей и Ланкастеров.

Лучше всех психологию этой кровавой английской войны отобразил знаменитый английский писатель Р.-Л. Стивенсон в романе «Чёрная стрела». Английская компания «Би-Би-си» недавно сняла биографический фильм о Стивенсоне. Но «Чёрная стрела» ни словом не упомянута. Тем более нам нужно открыть этот роман.

Там есть персонаж — коварный сэр Дэниэл. Как местный властитель, сэр Дэниэл посылает приказ своим людям — всем, кто может носить оружие, идти в Кеттли и присоединиться к его войску. Один из стрелков — Клинсби — спрашивает у главного героя Дика Шелтона (его земли «опекал» сэр Дэниэл), на чьей же стороне сэр Дэниэл. Слегка краснея, Дик отвечает, что не знает. «Ага! — продолжал Клинсби. — Этого не знаете ни вы, ни один человек на свете. Потому что он из тех, кто ложится спать приверженцем Ланкастерского дома, а встаёт защитником Йорка». Когда же честный молодой Шелтон приводит отряд к сэру Дэниэлу, горя желанием сразиться за короля, то сэр Дэниэл, окружённый своими воинами, преподаёт ему урок: «Я останусь в Кеттли, пока не получу верных сведений о ходе битвы, и тогда поеду, чтобы присоединиться к победителю. Пустомели и Ветрогоны сражаются за одну из сторон, а господин Здравый Смысл сидит, поджидая исхода битвы». Не тот ли это английский «здравый смысл», с которым затем столкнётся и Россия — в 18−20 веках?

В 2004 г. Англия была потрясена скандалом, быстро распространившимся по всему свету. Английский историк М. Джонс, вместе с 4-м каналом английского телевидения, раскопал в архивах французского города Руана документ, из которого видно, что английский король Эдуард 4 Йоркский, участник войны Роз, вовсе не был сыном своего официального отца — лорда Ричарда Йорка. Когда лорд Ричард воевал с французами под Парижем, его жена — Цецилия Невилль забеременела вдали от своего мужа, в Руане, от некоего лучника Блебурнэ. Законным же сыном Ричарда Йорка и Цецилии Невилль был герцог Кларенс. Его прямой потомок — небогатый фермер живёт ныне в Австралии. Из этого следует, что нынешняя королева Елизавета 2 прав на английский престол не имеет, утверждает Джонс и 4-й канал английского телевидения. Ведь Елизавета 2, опираясь на длинную цепь родственных связей (Ганноверы — Стюарты — Тюдоры), возводит свою родословную как раз к королю Эдуарду 4 Йорку (правил в 1461—1483 гг. с перерывами, когда его свергал «делатель королей»). Королева Елизавета 2 никак не ответила на разоблачения, а лорд-хлебопашец в Австралии сказал, что особенно не притязает на корону. Разумная осторожность явно продлит ему жизнь, сберегая от несчастного случая или ошибки врача.

Могу высказать твёрдое предположение, что Джонс прав. И королева Елизавета 2 действительно незаконна. Современный английский историк Дж. Фалкус в своей биографии короля Эдуарда 4 (Лондон, 1983) отмечает чрезвычайно высокий рост Эдуарда 4 — 192,5 см, или 6 футов и 33/4 дюйма. (Если вспомнить, что в лучники отбирали очень высоких и сильных мужчин, способных управиться с тяжёлым арбалетом, то вполне вероятно, что один из таких дюжих французских молодцов мог быть отцом Эдуарда 4, родившегося именно в Руане.) Уже при жизни Эдуарда его брат герцог Кларенс утверждал, что король Эдуард — незаконнорожденный. Эдуард велел утопить Кларенса в бочке с вином в зловещем замке Тауэр.

Английский историк 19 века Дж. Грин приводит, но никак не поясняет, странный факт. Во время войны Роз Эдуард 4 Йоркский, отличавшийся военными способностями и необычайной жестокостью, издал закон о государственной измене с огромным списком виновных лиц. Этот закон сделал «двенадцать крупных баронов и сто рыцарей нищими и изгнанниками». «При Тоутоне (в 1461 г. — Н. С.), как и при последующих битвах, которые ему приходилось давать, он приказывал своим войскам убивать баронов и рыцарей, но щадить рядовых солдат» (Дж.Грин. История английского народа. М., 1891. Т.2, с. 22−23.). Если Эдуард 4 был сыном лорда, то его приказ убивать именно лордов — необъясним. Но если он был сыном простого лучника, то приказ щадить рядовых солдат и убивать лордов становится совершенно понятен: король был мстительной натурой.

И Алая Роза (Ланкастеры) не отличалась ни милосердием, ни благородством. Празднуя Рождество 1460 г., Ричард Йорк с небольшим отрядом выехал из своего замка, попал в засаду и погиб. Головы четырех Йорков — самого Ричарда, его сына, его племянника и его шурина — были насажены на зубцы крепостной стены города Йорка. Голову самого Ричарда «увенчали» бумажной короной, издеваясь над его притязаниями. В 1461 г. войска Ланкастеров, возглавляемые тогдашней королевой Маргаритой Анжуйской, пошли на земли «делателя королей» Невилля, державшего сторону Йорков. Воины Ланкастеров разнесли вдребезги фермы, деревни, города, изнасиловали женщин. Всякого, только заподозренного в симпатиях к Йорку или в укрывательстве своего имущества, пытали. Хроникёр аббатства Фенланд, узнав, что королева и её войска прошли совсем недалеко от аббатства, написал: «Слава Богу, что Он не отдал нас как добычу в их зубы!».

Будем помнить эти примеры «уважения к правам личности», «к нормам закона» в Англии, когда от лже-пастырей будем слышать упреки, что мы, русские, законов-де не уважаем. Это надо помнить, когда тот же «политический аналитик» Киселев, осуждая воцарение Романовых и окончание Смуты, пишет в «Ведомостях»: «Ещё будет жестокая расправа в Москве над „ворёнком“, сыном Лжедмитрия 2 и Марины Мнишек, — повесят трёхлетнего мальчика (это к вопросу о том, что надо гордиться своей историей)». Да, Мнишек и её «ворёнок» понесли заслуженную кару. И нам надо гордиться нашей историей. Гордятся же англичане своей, и никакие «граждане мира» им этого не запрещают! 16 век с тиранией Генриха 8 Тюдора (внука Эдуарда 4), с хаосом престолонаследия (Генрих имел шесть жен, из них казнил двух), с королевой Марией Кровавой, его дочерью, — это самое светлое время в английском понимании. Век создания своей собственной, т. н. «англиканской церкви» (ныне уже узаконившей содомию и переписавшей текст Св. Евангелия), век утончённого Шекспира, отчаянного пирата Фрэнсиса Дрейка, мудрой строгой королевы Елизаветы 1, чью мать казнил её любвеобильный отец Генрих 8. Наш же 16 век — это чуть ли не вызов всей цивилизации и отрыв от милой Европы.

Но в «милой» Европе Эдуард 4 — отнюдь не единственный английский король, мечом обеспечивший своё насильственное право. Основатель другой династии — Тюдоров (1485−1603), Генрих 7, надевший на себя корону на ещё не остывшем поле битвы, по ясному выражению современника дипломата де Коммина, не имел «ни гроша за душой, и, как кажется, никаких прав на английский престол». Живший спустя век после Коммина властолюбивый английский циник и стряпчий короны по самым щекотливым делам Фрэнсис Бэкон в «Истории правления короля Генриха 7″ (написана в 1622 г.) выразился гораздо осторожнее. У первого Тюдора права на престол „сомнительны“, допускающие их „двоякое толкование“. Так постепенно смягчались оттенки, намеренно сглаживались исторические рубцы. И теперь нам предлагают лицезреть „незыблемое здание“ вековой английской монархии.

Недавно „Московские новости“ (N 47, 2005) восхитились избранием нового вождя партии тори в Англии. „Обаятельного“ 39-летнего говоруна избрали вождём „лояльной оппозиции“. „МН“ пишет о духе Англии, где слово „лояльная“ должно подчёркивать „её /оппозиции/ преданность правовым нормам и государственному устройству британской конституционной монархии, где смена власти может происходить только (?!) на законных основаниях“. Более того, по утверждению „МН“, „история демонстрирует жизненность и эффективность такого государственного устройства: за последние 350 лет в Британии не было ни революций, ни серьёзных политических потрясений“.

У „новых россиян“, у „граждан мира“ плохо с историей. 350 лет назад был 1655 год. В 1658 г. умер революционный тиран Кромвель, очень расположенный исключительно к Ветхому Завету, а в 1659 г. его сына-диктатора свергли военные. В 1660 г. произошла реставрация Стюартов в лице Карла 2 (1660−1685). Кромвеля и двух его главных подручных выкопали из могил и повесили (этот факт замолчен в новом фильме „Би-би-си“ — „Карл 2. Власть и страсть“ — так ретушируют историю). Карлу 2 наследовал в 1685 г. его брат Яков 2, ярый папист. Власть Якова немедленно оспорил герцог Монмут, вторгшийся из Голландии. Яков 2, не спрашивая парламент, казнил и продавал в рабство в колонии всех ему неугодных. Так что роман Р. Сабатини „Одиссея капитана Блада“, где главного героя — честного врача — сначала приговаривают к виселице решением королевского судьи Джеффрейса („больного маньяка в пурпурной мантии“), а потом, в виде особой милости короля Якова, продают в рабство в колонии, — совершенно историчен. Сабатини не описал в романе, но это видела „законная“ Англия, — публичные порки женщин и молодых девушек, „виновных“ лишь в том, что они приветствовали врага короля Якова — герцога Монмута. В итоге новой революции и чужеземного вторжения 1688 г. на английском престоле опять оказался иностранец — голландец-протестант Вильгельм Оранский. Его объявили в 1689 г. королем Вильямом 3. В том же 1689 г., когда в „тихом омуте“ Англии разноязыкие наёмники поставили королём иностранца, у нас в России без вмешательства иноплеменников власть перешла от царевны Софии к царю Петру.

В конце 17 — начале 18 века Англия участвовала в общеевропейских войнах, это нисколько не свидетельствует о миролюбии англичан. Но Петра Великого обвиняют в бесконечных войнах. Кинорежиссер А. Герман ничего не смысля в истории, рассуждает в „Аргументах и фактах“ (N 49, 2005) о свинье с человеческим глазом (корреспондент „АиФ“ тут же восклицает: „это символ русского фашизма“) и походя обвиняет Петра в гибели каждого третьего русского. Канал „Культура“ очерняет русскую историю. Например, психолог-фрейдист обвиняет Петра Великого в безнравственности, якобы превосходившей Калигулу и Нерона. Россия как дикая страна постоянно противопоставляется чистой и справедливой Европе. Двое „судей“ телеканала „Культура“ („историк“ и актёр) объявили: в 1825 г. вообще никто после смерти царя Александра 1, говоря юридическим (?!) языком, не был наследником русского престола. Декабристы же стремились к высокой цели (?!)».

Императорская Россия, в отличие от Англии, имела свою единственную династию. Англия весь 18 век разрывалась между двумя соперничающими домами — Ганновера и Стюартов. Переход власти именно к Георгу Ганноверскому, получившему в 1714 г. английскую корону, был плодом заговора. Стоявший у власти историк лорд Болингброк готовил возвращение в Англию Якова 3 Стюарта. К Болингброку благоволила и тогдашняя английская королева Анна. Вдруг у Анны случается инсульт, и в Тайный совет тотчас приходят незваные лорды. Болингборок бежит во Францию, а королем Англии становится немецкий протестантский князь Георг как правнук по матери короля Якова 1 Стюарта, жившего за сто лет до того. Английский граф Честерфильд, известный писатель и очевидец событий, назвал Георга 1 «добропорядочным тупым немцем», «ленивым и бездеятельным по натуре», любителем «самой грубой чувственности», прежде всего — необыкновенно полных женщин. Георг еле понимает по-английски, почти нигде не появляется, отдав всю власть своим министрам.

Стюарты, как шотландцы и паписты, ищут поддержки католической Франции. С помощью французского флота Стюарты дважды — в 1715 и 1745−1746 гг. — успешно вторгаются в Шотландию, но отражаются сторонниками Ганновера. В 1719 г. Стюартам помог испанский флот. Все эти десятилетия заполнены змеиными интригами. Короли Ганноверского дома казнят «якобитов» — сторонников Якова 3 Стюарта. Так что рисовать Англию «тихой гаванью» может либо полный невежда, либо хорошо оплаченный лжец (возможно сочетание того и другого).

Историк лорд Болингброк, умерший в 1751 г., писавший об «изменчивом и неопределенном наследственном праве» Англии, не увидел всех дальнейших его изгибов. Сначала Якова 3 Стюарта пригрел в Риме папа Климент 11, яростно навязывавший унию и в Сербии, и в западнорусских землях. В Риме Якова Стюарта быстро женили на польской принцессе Собесской, внучке короля Речи Посполитой Яна 3 Собесского. В 1747 г., после провала нового вторжения Стюартов в Англию, папа Бенедикт 14 назначил кардиналом Генриха Стюарта, сына Якова 3 Стюарта и Собесской. Генрих Стюарт, известный как кардинал Йорк, процветал в Риме более полувека — при четырех папах — и пытался в 1799 г. на конклаве даже провести своего кандидата в папы. Только в 1799—1800 гг. кардинал Йорк договорился с королем Георгом 3 Ганноверским, уже вполне «английским» королем Англии, об отказе от притязаний дома Стюартов на английскую корону. Брат кардинала Йорка — Карл Эдуард Стюарт (он же — Карл 3, «король» в изгнании), всю жизнь сговаривавшийся с кем угодно, шнырявший в одежде священника по Европе, прятавшийся в домах своих любовниц, умерший от пьянства в Риме в 1788 г., оставил незаконную дочь, за которой папа признал графский титул. Эта дочь сожительствовала с папским архиепископом города Камбрэ во Франции и родила ему трёх детей. Поскольку это потомки и Стюартов и Собесских, то поляки до сих бурно ищут уже их потомков.

Любители рассуждать о «неясности» русского престолонаследия в 1825 г. почему-то старательно обходят неясность английского престолонаследия в 1837 г. Тогда из всего многочисленного потомства короля Георга 3 (1760−1820) была выбрана почему-то 18-летняя принцесса Виктория. При королеве Виктории (1837−1901) возникает космополитическая Британская империя. Пальмерстон развязал против нас мировую войну — Крымскую. Дизраэли фанатично поддерживал магометан против православных и писал королеве Виктории о своей мечте — «очистить от московитов Центральную Азию и сбросить их в Каспийское море». Дизраэли происходил из испанских иудеев, бежавших в Венецию, затем переехавших в Англию. Для видимости он принял «англиканство» (разновидность протестантизма). Дважды занимал пост премьер-министра Англии и добился в 1876 г. провозглашения королевы Виктории «императрицей Индии». Виктория дала ему титул «графа Биконсфильда». Как граф Дизраэли тотчас перешел в палату лордов. Он разрабатывал расовую теорию, считая, что исторические знания нужны, чтобы управлять людьми и что расы различаются по своим качествам. Есть лучшие расы, а есть вырождающиеся, либо от смешения с другими народами, либо от роскоши. Особенно он ненавидел славян и Россию. Более всего превозносил две расы — еврейскую и английскую. По убеждению Дизраэли, англичане должны благоговеть перед евреями, и именно английская и еврейская расы поняли суть цивилизации.

Английская монархия в 19 веке пала в руки закулисы. Англия стала полным антиподом другой империи — Российской. Что мы видим ныне? Всех участников кощунства — захоронения лжеостанков в 1998 г. — и всех, принадлежащих к другим семьям (к Гогенцоллернам и т. д.), мы не можем считать Романовыми.

Английский королевский дом (с 1917 г. он называется Виндзорским) процветает и тайно правит. Старший сын королевы Елизаветы 2 принц Чарльз (Карл) состоит в масонском международном Бильдербергском клубе наравне с лондонским Ротшильдом. Цель Бильдерберга — построение «Соединённых Штатов Европы» (афонский журнал «Воанергес», 2005, N 21, с. 71).

Скорее всего, Чарльз лишь числится в Бильдербергском клубе, ничего там не решая. Если бы он в самом деле был закулисным дельцом, над ним и над его детьми не издевалась бы английская печать. Даже обсуждался вопрос — не отказаться ли Чарльзу от прав на престол. В конце декабря 2005 г. с подачи газеты «Таймс» завертелось веретено тайных слухов и предположений, что Чарльз, при будущей своей коронации, должен изменить своё имя на Георг, чтобы не напоминать короля Карла (Чарльза) 1, казнённого Кромвелем в 17 веке; короля Карла 2, ещё не превратившего монархию к пустой звук; чтобы не задеть шотландцев именем Карл 3, ведь таким они считают Карла Эдуарда Стюарта, умершего в изгнании. Зато имя Георг — вполне «конституционное». Среди шести королей Георгов не было ни одного сильного монарха, а короля Георга 5 масоны очень любят за то, что он отказал в убежище св. Николаю 2 и его Семье в 1917 г. Если Чарльз решит стать Георгом 7, как объявила «Таймс», возможно, его оставят в покое и дадут надеть корону.

Зато вне любых газетных пересудов двоюродный брат Елизаветы 2 принц Майкл Кентский — великий мастер Великой ложи Англии, объединяющей треть английских масонов. Он часто приезжает в «новую Россию» («Независимая газета», 18.03.2002). Майкл продолжает и сегодня, вопреки всем фактам, отстаивать «подлинность» лжеостанков. В 2004 г. он был на Украине по случаю 150-летия Крымской войны. Есть круги, называющие принца Майкла «Михаилом Георгиевичем» и признающие его права на русский престол при условии принятия им православия (кем же он тогда будет — «православным масоном» Михаилом 3?).

У нас не сообщают, что ещё отец Майкла Кентского — герцог Георг Кентский — был в 1939—1942 гг. главой «вольных каменщиков» и тоже служил в военной разведке. Может быть, вся газетная травля Чарльза, его прежней и новой жены, его взбалмошных сыновей, его родни — всех, кроме Майкла Кентского, — как раз и готовит «общественное мнение» к передаче короны после смерти Елизаветы 2 именно Майклу Кентскому? Однажды так в Англии уже поступили, когда дочь герцога Кентского, отнюдь не главного тогда соискателя, путём сложных интриг стала королевой Викторией в 1837 г. Наверное, причиной ярой ненависти английских масонов к св. Государыне Александре Феодоровне как раз и стала её нравственная чистота, её искренний переход в Православие при полном отвержении масонских «традиций» викторианской Англии.

Английское влияние давно стало синонимом масонства. Конференция «Ротари», проходившая в Москве («Коммерсант», 20.11.2002), призвала «взять под контроль» русские земли, везде продвинув своих людей, а Россию поделить на «дистрикты», внедрив один язык — английский.

Поэтому мы должны всячески сопротивляться употреблению английского языка, заимствований из английского, сохранять наш богатейший русский язык и наше Православие, помня, что затмение нашей исторической памяти — часть замысла тайных сил по уничтожению России и русского народа.

Н. СЕЛИЩЕВ, член Русского Исторического общества

http://www.rv.ru/content.php3?id=6097


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru