Русская линия
Фонд стратегической культуры Юрий Баранчик03.04.2009 

К вопросу о признании Абхазии и Южной Осетии Беларусью

Несмотря на состоявшуюся 23 марта в Сочи встречу президента Беларуси А. Лукашенко и главы Абхазии С. Багапша и на прозвучавшее из уст белорусского президента признание независимого статуса Абхазии, говорить о том, что парламент Беларуси на открывающейся 2 апреля сессии признает независимость двух новых кавказских государств, пока рано.

Хотя сам факт проведения встречи Лукашенко — Багапш говорит о многом, главная задача белорусского руководства заключается в том, чтобы грамотно вписать признание новых кавказских государств в тот диалог с Соединёнными Штатами и Евросоюзом, который Минск ведёт в связи с принятием программы «Восточного партнёрства» и включением в неё Беларуси.

Несмотря на некоторое противоречие (нельзя, с одной стороны, участвовать в одной программе с Грузией, а с другой — признать независимость отколовшихся от неё новых государств), современная мировая политика полна подобных противоречий.

***

22 января в Москве на пресс-конференции по итогам встречи руководителей делегаций парламентов государств — членов ОДКБ в Парламентской ассамблее ОБСЕ заместитель председателя нижней палаты белорусского парламента Валерий Иванов заявил, что Палата представителей рассмотрит вопрос о признании независимости Южной Осетии и Абхазии 2 апреля.

Во второй половине февраля по данному поводу высказались сразу три министра иностранных дел стран Евросоюза — Чехии, Германии и Швеции, а также комиссар по внешним связям и политике добрососедства ЕС Бенита Ферреро-Вальднер. Все они жёстко увязали вопрос признания Абхазии и Южной Осетии Беларусью с возможностью её вступления в программу «Восточного партнёрства». В конце февраля данную позицию подтвердил глава комитета Европарламента по международным делам Яцек Сариуш-Вольский: «Это (признание независимости Абхазии и Южной Осетии) станет серьёзной преградой для участия Беларуси в «Восточном партнёрстве». 3 марта Бенита Ферреро-Вальднер повторила ещё раз: «Наша позиция в отношении Южной Осетии и Абхазии известна и неизменна — мы не признаём независимости этих стран. Если же Беларусь признает их независимость, это сильно испортит наши взаимоотношения, затормозит все наши инициативы по сближению».

Некоторый сбой в программе дрейфа Беларуси в сторону «Восточного партнёрства» произошел 12−13 марта, когда визит в Минск Бениты Ферреро-Вальднер был отменён без объяснения причин, а белорусский президент вместо встречи с ней нанес оперативный визит своему армянском коллеге в Ереван.

Тем не менее 16 марта министры иностранных дел ЕС продлили отмену санкций против белорусского руководства еще на девять месяцев и подтвердили право президента Беларуси А. Лукашенко на въезд в Европу. А состоявшийся 19−20 марта саммит ЕС принял решение о начале программы «Восточного партнёрства» с включением в неё Беларуси (правда, условия её членства в этой программе, по словам представителей ЕС, ещё предстоит отработать).

***

Почему Беларусь до сих пор не признала Абхазию и Южную Осетию? Ответ прост: официальный Минск и белорусский политический класс в целом считают (или считали до недавнего времени), что Москва, в отличие от Вашингтона и Брюсселя, не в силах создать Минску никаких серьёзных внешнеполитических, тем более экономических затруднений и будет продолжать финансировать Беларусь на протяжении всего её пути на Запад. Отсюда понятно, с кем надо считаться в первую очередь, а с кем можно и не особенно считаться.

Логика странная. Вместо выстраивания равноправных и доверительных отношений с руководством братской страны, отношения с ней опускаются до уровня торга. И на этом фоне выстраиваются отношения подчинения с теми, кто на дух не переносят белорусскую государственность.

Вместе с тем некоторые итоги последней встречи лидеров Беларуси и России сначала в Москве, а затем в Сочи позволяют надеяться, что российские руководители смогли привести достаточно веские аргументы, убедившие официальный Минск в том, что Москву рано списывать со счетов.

Если в отношении «странной логики» мы не ошибаемся, Минск будет признавать или не признавать Абхазию и Южную Осетию, исходя из одного-единственного критерия — «выгодно/невыгодно». Выгодно будет войти в «Восточное партнёрство» и продемонстрировать Москве свою самостоятельность — эти государства не будут признаны. Выгодно будет поднять белорусские ставки в торге с ЕС и США с ними — Абхазия и Южная Осетия будут признаны.

Формально Беларусь в программу «Восточного партнёрства» включена. Однако длительное отсутствие всяких комментариев Минска по этому поводу показало, что белорусское руководство продолжает размышлять, как найти такое решение проблемы «выгодно/невыгодно», чтобы сохранить равновесие сил и не испортить окончательно отношения ни с Западом, ни с Востоком.

Можно предположить, что рассмотрение вопроса о признании Абхазии и Южной Осетии в парламенте Беларуси будет поставлено в зависимость приглашения лидера Беларуси на саммит ЕС 7 мая в Прагу.

И здесь надо отметить следующее. Включив Беларусь в программу «Восточного партнёрства» досрочно, европейские структуры вынесли вопрос об их реакции на возможное признание Абхазии и Южной Осетии Минском за скобки, то есть если в срок до 7 мая Брюссель не выставит никаких дополнительных условий относительно членства Беларуси в программе, Минск может считать себя свободным в принятии решения по новым кавказским государствам.

Сценарий изменится лишь в том случае, если появится какой-то новый существенный фактор. Например, проблемы с «демократизацией» Беларуси в результате каких-то событий достигнут такого масштаба, что США и ЕС не смогут переступить через свой «болевой порог» и вынуждены будут вычеркнуть Минск из программы «Восточного партнёрства».

Свои «пять копеек» всегда будет готова доложить к этому и Польша. Напомним, что 9 марта Варшава выставила ультиматум официальному Минску в связи с преследованиями Союза поляков Беларуси: «Александр Лукашенко не может быть приглашён на саммит ЕС в Прагу, если не будут соблюдаться права польского меньшинства в этой стране».

***

Стратегическая задача белорусского руководства — удержать отношения Беларуси с Западом и Востоком на противоположных весах. Сделать это в условиях членства Беларуси в «Восточном партнёрстве», как это ни парадоксально, можно было бы через признание белорусским парламентом республики независимости новых кавказских государств «вопреки» воле главы государства, что подтвердит независимое, так сказать, положение парламента в системе разделения ветвей власти в РБ.

Естественно, это вызовет бурю публичного негодования в Вашингтоне и Брюсселе, но практических последствий иметь не будет. Стратегический вектор уже определён — втягивание Беларуси (вслед за Украиной) в орбиту влияния Запада. Соответственно, после признания парламентом двух кавказских республик Минску потребуется предложить Западу нечто такое, что удержит Беларусь на противоположном от России конце весов.

Для этого надо будет разогнать слишком «самостоятельный» парламент и выйти на новый виток выстраивания взаимоотношений с «новыми стратегическими партнёрами»: под любым благовидным предлогом (например, внесения изменений в действующее белорусское избирательное законодательство) назначить перевыборы Национального собрания Республики Беларусь с учётом требований Запада к новому составу белорусского парламента.

Иными словами, при определённых условиях признание Абхазии и Южной Осетии белорусским парламентом позволит официальному Минску не только решить непростую внешнеполитическую дилемму балансирования между Востоком и Западом и сохранить хорошие отношения с Россией, но и существенно поднять свои ставки в диалоге с Соединёнными Штатами и Евросоюзом.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=2033


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru