Русская линия
Столетие.Ru Юрий Болдырев31.03.2009 

Что саммит грядущий нам готовит?

Cтатью я хотел назвать более длинно и подробно: «Чего нам ждать от саммита „двадцатки“, мировой и собственной финансовой системы и, наконец, от самих себя?». Но как в кратком названии объять необъятное? Ладно, будем считать мой исходный вариант подзаголовком.

Итак, лидеры «двадцатки» опять соберутся, на сей раз в Лондоне. Что они должны обсуждать? Меры по выходу из глобального экономического кризиса. Но есть ли в этой части какой-либо хотя бы намек на единое понимание сути проблем? Как ни странно, есть. Разумеется, не в том смысле, что это единое понимание демонстрируется в предлагаемых рецептах, но в том смысле, что когда, например, Китай или Россия (ставлю Китай на первое место не из антипатриотических соображений, но исходя из реального веса государства при обсуждении на мировых площадках глобальных финансово-экономических вопросов) предлагают ввести новую синтетическую (не имеющую привязанности лишь к одному государству) мировую резервную валюту, со стороны президента США Обамы следует недвусмысленная негативная реакция и отрицательный ответ. Что ж, знает кошка, чье мясо ест.

Практически аналогична, хотя и менее демонстративна, реакция США и на предложения канцлера ФРГ Ангелы Меркель по созданию эффективных инструментов ограничения финансовых и фондовых спекуляций и пузырей на их основе. И здесь, понятно, кошка также знает, кого и какого мяса намереваются лишить. А от своего, выгодного себе, кто и когда добровольно отказывался?

С учетом сказанного понятно, что ожидать от нынешнего саммита «двадцатки» каких-либо радикальных решений, способных быстро и всерьез переломить ситуацию в мировой экономике, вряд ли стоит. В том числе, и потому, что, несмотря на критику со стороны Европы безответственной (с точки зрения интересов Европы) финансово-экономической политики США, тем не менее, конечная позиция Европы, скорее всего, не окажется альтернативной позиции США. И причины тому просты: лишившись своей доли в финансовой монополии (совместной монополии США и ЕС) на мировую резервную валюту (если таковой всерьез станет нечто новое синтетическое), Европа решительно потеряет источник финансирования и своего выживания в кризис, и, тем более, будущего экономического развития, а значит и источник поддержания радикально более высокого уровня жизни, чем в окружающем мире, и источник социально-политической стабильности. Добровольно такое «харакири» Европа себе не сделает.

Здесь особенно следует подчеркнуть, что Германия без Европы (почему Ангела Меркель и выступает за финансовые ограничения более решительно), а, может быть, и Франция, а также скандинавские страны вполне способны были бы выжить и развиваться далее и без подпитки за счет эмитирования резервной валюты. Но вытянуть на себе всю Европу, включая «новую» — вряд ли. Что ж, за все приходится платить.

Более того, понимание неподъемности для интенсивного созидательного неспекулятивного развития за счет собственных ресурсов даже и нынешней Европы никак не ведет ее лидеров к ограничению дальнейших аппетитов. Ярким примером чему явилась свежая история с решениями и планами по модернизации украинской газотранспортной системы силами ЕС без российского участия. Вся эта история — ярко выраженная ловушка для нас, направленная, в том числе, на разворот общественного мнения Украины в пользу скорейшего вступления в НАТО.

Действительно, что может происходить дальше?

ЕС поможет Украине в модернизации газотранспортной системы и увеличении ее пропускной способности, обеспечит высокую степень ее надежности и эффективности. Россия же, не желающая зависеть только от одного транзитера, будет искусственно ограничивать поставки газа через Украину, продолжая настаивать на строительстве обходных путей. На что ей будут говорить, причем весьма громко — так, чтобы вся Украина слышала: «Почему вы так упорно дискриминируете братский украинский народ? Почему вы настойчиво хотите поставлять в Европу газ в обход Украины, при том, что мы (ЕС) готовы покупать у вас газ уже на вашей с Украиной границе и, соответственно, брать все прочие риски на себя?». И что на это сможет ответить Россия такое, чтобы убедить народ Украины, что мы действуем не только в своих интересах и против него, но и в его интересах?

Ловушка захлопывается. Просчитывал ли кто-то эти ходы? На той стороне — безусловно. А на нашей? Да и способен ли на нашей кто-то подобное считать?

В свое время мне как-то пришлось писать о системе отрицательного отбора, сформировавшейся в нашей властной системе, примерно так: даже если бы у нас во власть отбирали по принципу случайному, как, например, в присяжные, результат вряд ли был бы хуже. А если бы отбирали хотя бы по принципу победы в школьных или вузовских олимпиадах (правда, можно представить, какая коррупция возникла бы тут же при подведении их итогов!), а также по результатам чемпионатов по шахматам (где масштабную коррупцию все-таки исключить легче)…

Кстати, кроме принципиально оппозиционного чемпиона мира по шахматам Каспарова, есть ведь еще и, например, чемпионы мира по тем же шахматам Карпов и Крамник или недавно вновь подтвердившая свое высокое звание Александра Костенюк — почему же они не являются сверхвысокооплачиваемыми советниками Президента, премьера или хотя бы МИДа (может быть, при таком предложении, и Крамник готов был бы вернуться в Россию из своего Парижа…)? Или хотя бы «Газпрома»? Или на Миллеров, Грефов и Задорновых, даже и в условиях кризиса и масштабной госпомощи ими управляемым организациям, бонусов за наш с вами счет от полумиллиона до полутора миллионов долларов не жалко, а на действительно общепризнанно мощные аналитические умы — жалко? Или опасно, что при приближении к власти (в том числе, экономической и финансовой) на столь близкое расстояние действительно крупных фигур, ничтожество ныне получающих супербонусы (вытащенных наверх, по моей оценке, исключительно из способности к политическому лизоблюдству и корпоративному лоббированию) станет слишком очевидным?

Возвращаясь же к истории с модернизацией украинской газотранспортной системы, стоит заметить еще и следующее: понятно, что это не новая игра, а продолжение прежней — зимней «газовой войны». Чем закончилась та война или тот ее раунд? Как известно, каждая стороны в своих политических интересах либо приписала победу себе (российская власть и украинское правительство), либо, как это сделал президент Украины Ющенко, определило результат как предательство национальных интересов. Но была и еще одна точка зрения, публично сформулированная тогда, в частности, автором этих строк в прямом эфире «Народного радио»: победила «коммерческая тайна». Никто так и не узнал толком ничего ни о прежних реальных условиях соглашений, ни о всех деталях соглашений новых. Но за все, как известно, приходится платить. И если мы тогда согласились с наличием в подобных делах такого (совершенно неуместного с точки зрения стратегических интересов страны) героя, игрока и победителя, как «коммерческая тайна» (помните, как неожиданно «благородно» Россия не стала требовать с Украины компенсаций за период недопоставок Европе газа?), то что же теперь удивляться тому, что победа наших публично признанных «победителей» оказалась пирровой…

И другой очень важный пример того, как Европа играет в глобальной игре отнюдь не в качестве нашего не то чтобы союзника, но даже и честного партнера. Сколько было требований к нам, чтобы мы отказались от сотрудничества со своим объективно экономическим союзником Ираном? И мы, к сожалению, не проявляли достаточной твердости в понимании и проведении своих объективных интересов, не связали себя и Иран тесными союзническими отношениями, которые не позволяли бы нас разделять и над нами властвовать. Что же теперь? Теперь Европа вместе с США приступает к интенсивным консультациям с Ираном о поэтапном улучшении взаимоотношений. Результат вполне можно предвидеть (и можно было предвидеть и заранее — см. мою статью в «Столетии» «Расплачиваемся за внешнюю политику»): ту пятую-шестую часть потребляемого Европой газа, которую сейчас поставляем ей мы, в будущем Европа вполне может начать получать и из Ирана. На простом и ясном языке, частично перекочевавшем к нам из полубандитско-предпринимательского, это называется «разводкой». Четко и ясно. Нас в очередной раз «развели». Какие претензии к Европе? Она действует в своих интересах: стремится не допустить зависимости даже от частичного монополиста и диверсифицировать источники получения энергоресурсов. А мы? Мы, вместо того, чтобы самим интенсивно развиваться, все мечтаем «дружить» с самыми симпатичными и страшно обижаемся тому, что им с нами… просто неинтересно.

Но вернемся к предстоящему саммиту «двадцатки». Очевидно, что при нынешней расстановке сил в мире никакие наши предварительные консультации с европейскими и американскими коллегами абсолютно ни на что повлиять не могут. Игру продолжают вести США. Европу они держат в качестве пристяжного, и тот, несмотря на пагубность для него американской игры, пока вырваться не решается — все прочие варианты, ограничивающие валютно-финансовое доминирование США и Запада, для Европы еще хуже.

Реальным самостоятельным игроком для США является Китай, но его мировые правила пока не сильно беспокоят: он на подъеме, у него все впереди, а пока он еще не чувствует себя достаточно сильным, чтобы начать что-либо жестко диктовать. Он лишь периодически предупреждает американскую администрацию. Китаю достаточно того, что и по нынешним правилам он нашел свой способ и возможность интенсивно развиваться, и его будут интересовать лишь двухсторонние с США, надо полагать, скрытые от посторонних глаз, договоренности, которые не позволят США безнаказанно и без каких-либо компенсаций в иной форме «кинуть» Китай путем радикального обесценения своих долговых обязательств. Что «кинут» всех остальных, Китай, пока еще не являющийся властелином мира и потому за него не отвечающий, особенно интересовать не будет. А значит, нет ни малейших оснований ожидать от нынешнего саммита «двадцатки» решений о каких-либо радикальных изменениях в мировой финансовой системе. Максимум, чего можно ожидать — это дальнейшей проработки вопроса об «усилении МВФ» вплоть до легализации его нынешней псевдовалюты до уровня еще одной резервной… когда-нибудь, да еще и при условии сохранения безусловного контроля над МВФ со стороны Запада…

А что же предстоящая встреча президентов США и России? Вряд ли к этому событию уместно всерьез относиться как к сколько-нибудь судьбоносному. Глобальные вопросы финансово-экономического регулирования Обама с нами вряд ли станет обсуждать всерьез — наши Минфин и Центробанк его, наверняка, вполне устраивают. Вопрос о вхождении или невхождении Украины в НАТО, после той ловушки с украинской газотранспортной системой (разработанной, надо полагать, не без участия американских специалистов), в которую мы так победно сами же поспешили запрыгнуть, для США остро не стоит — они подождут, когда украинский народ сам единодушно попросится и даже сам на референдуме за НАТО проголосует. Максимум, о чем в этой связи Обама может нашего Президента попросить (если случится такое чудо, что его советники эту статью прочитают), так это о том, чтобы на Дворковича и ему подобных всячески опирались и дальше, а Карпова и Костенюк так и продолжали держать подальше от наших центров принятия решений… И, конечно, мелкие одолжения: транспортировка натовских грузов в Афганистан — так, судя по развороту всей нашей прессы, мы и сами только об этом всегда и мечтали; а также дальнейшее разоружение… В общем, поводов для особых конфликтов не предвидится, а если будем настаивать на «реформировании мировой финансовой системы», то, посмотрев и изучив, что у нас самих с ней происходит, с удовольствием согласятся, что предложения интересные, заслуживающие внимания, может быть, даже и попросят продолжать работать над ними дальше…

Таким образом, «никто не даст нам избавления», и совершенно точно бесполезно ожидать чуда, что коллективная «заграница» именно к нам сейчас прислушается, и тем более, что «заграница нам поможет». Только сами, и все внимание — только на себя.

…А про себя у нас пока — см. мою предыдущую статью о правительственной антикризисной программе, в которой (в дополнение к тому, о чем я в этой статье писал) даже из тех денег, что проходят в таблицах как помощь реальному сектору экономики, примерно половина — либо на компенсацию процентных ставок банкам, либо на прямое вливание средств в «отраслевые» банки. Плюс полный мрак коммерческой тайны во всем, что на самом деле самым непосредственным образом затрагивает наши национальные интересы…

Что же в этих условиях действительно конструктивного мы можем предложить миру? Только попросить богатых и сильных делиться с нами по существу нетрудовыми спекулятивными доходами, но такое предложение — отнюдь не является не только справедливым, но даже и сколько-нибудь уместным. Эти доходы в мире достаются лишь самым сильным, каковыми мы уже давно не являемся…

И последнее. Не хочется оставлять читателя в ощущении полной безнадежности и чуть ли не бессмысленности любых усилий и действий. Мир — не есть нечто застывшее, он меняется. Есть и иные действующие лица, пусть пока еще недостаточно сильные, но стремительно развивающиеся и, что очень важно, со своей последовательной идеологией. И мы можем стать также реальным действующим лицом, элементом мощной силы только в одном случае — если найдем способ с этими силами объединиться и действовать согласованно. Что это за силы и какую общую идеологию мы вместе могли бы предложить миру — об этом в следующей статье.

http://stoletie.ru/poziciya/chto_sammit_gryaduschiy_nam_gotovit_2009−03−30.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru